Каталог статей.


Эрман Банюльс. 6

И месяца не пройдет, как ты подашь на развод, — пред­рек Жан-Клод.          

Нет. Если уж я беру на себя обязательство, то это навсегда. И кому, как не вам, это знать.

Я никогда не чувствовал в Марке такой решимости. Этот легкомысленный прожигатель жизни сосредотачивался, только когда смотрел в объектив, а теперь вдруг решил стать серьезным. Остановиться, подвести черту. И это решение он принял без нас.

 рекомендуем техцентр

Было слегка неприятно оттого, что он поставил нас перед фактом. К тому же мы прекрасно понимали, чтб еще нас так тревожило в предстоящей женитьбе Марка. Наша дружба с оттенком прихлебательства питалась его щедрым эгоизмом и неспособностью организовать свой быт. У нас были ключи ко всей его жизни: к вилле его матери, к его домам и маши­нам. Четыре дубликата ключей. И делить нашего друга с за­конной женой, с благоверной, имеющей на него права, опре­деленно означало его потерять! Более двадцати лет мы берегли его таким, какой он есть, — капризным и неидеаль­ным, а супружеская страсть усмирит его в два счета, сделав примерным мужем. Он займется вложением капитала, своим здоровьем, будущей пенсией и будущим потомством. Про­щайте старые двухместные кабриолеты, за которыми я так любовно ухаживал; вместо них появятся новые универсалы и минивэны. Они придутся ему по вкусу. Он бросит путешест­вовать, предпочтет плесневеть в семейном коконе. Будет жить на ренту, фотографировать подрастающих отпрысков и прелести только собственной жены. Нашему королю фото­репортажей еще и полтинника не стукнет, как он перейдет в разряд “бывших знаменитостей”, и тогда нас с ним ничто не будет связывать.

И уж, конечно, любая супруга, мало-мальски достойная этого имени, поставит своей целью разлучить нас, чтобы сохранить контроль над мужем. Предоставленные самим се­бе, мы окажемся лицом к лицу с нашими неудачами, пробле­мами и провалами. Цез Марка мы, возможно, вообще пере­станем видеться. Сможем ли мы по-прежнему быть вместе, если наша дружба лишится своего магнита, своего силового поля?

Голосуем, — вздохнула Марлен, снова усаживаясь. — Кто за то, чтобы кинуть жребий?

Марк посмотрел на наши четыре поднятые руки и побла­годарил от всего сердца. Сказал, этого он от нас и ждал.