Каталог статей.


Эрман Банюльс. 5

Закуривая сигарету, Марк не спешил с ответом. Вздохнув, он наконец сказал с каким-то садистским высокомерием, ко­торое нас всегда здорово раздражало:

 

—  В любом случае, после того что она узнала благодаря мне, ей нельзя оставаться в Китае. Она больше не вернется к прошлой жизни.

Он смерил нас своим надменным взглядом, который все­гда вызывал желание дать ему пощечину, но тут лицо его смягчилось, и он улыбнулся кротко и понимающе. Каждый раз когда он брал власть над женщиной — сначала глядя в объектив, а затем в постели, его взгляд преображал ее полно­стью, изнутри: он действовал будто по наитию — как ловец душ, как проявитель, как фиксатор. Идеал фотографа — в луч­шем и худшем вариантах. Могучий викинг, в неизменном прикиде военного корреспондента в стиле сахарской Бана­новой республики, с рулонами пленки в фотосумке, он мог бы выглядеть смешным. Эдакая карикатура на “винтажного” репортера. Очаровательное ископаемое, не расстающееся со своим допотопным аппаратом. Но смешные черты делали его в высшей степени живым. Нужным. Его способность за­полнять жизненное пространство, не оглядываясь на реаль­ность, по разным причинам действовала на нас четверых как наркотик. Много раз мы пытались покончить с нашей зави­симостью от него. И каждый раз терпели фиаско. Можно лишь сказать, что в его присутствии время останавливалось. Казалось, рядом с ним никогда не состаришься.

Полив свой остывший кускус горячим соусом, Марк при­бавил:

—  Я не стану давать объявление о свадьбе, чтобы не набе­жали папарацци. Она прилетает послезавтра в восемь утра, а двадцать шестого мы женимся в Вильфранше. Вопросы есть?

От растерянности мы онемели. Само собой, он просил нас не об одолжении, он оказывал нам дружеское доверие. И на него надо было отвечать сразу, не раздумывая и не сверя­ясь со своим расписанием.

Теперь его рождественские подношения выглядели со­всем в ином свете. Каждый получил конверт с сертифика­том на три тысячи евро в магазины “Франческо Смальто”. По-видимому, так Марк заранее определил выбор наших костюмов, чтобы мы красиво смотрелись на общей фотогра­фии — тот же фокус он проделал два года назад, когда полу­чал орден Почетного легиона. Материальная сторона дела была на нем в тех случаях, когда нас надо было “выпустить на сцену” — как некогда в лицейском театре, где мы с ним и познакомились.