Каталог статей.


Эрман Банюльс. 3

В ответ Марк только блаженно вздохнул, взмахнув рукой, будто хотел этим показать, что подобное очарование невоз­можно выразить словами.

 

Я наблюдал за лицом нашей лучшей подруги. Владелица га­лереи, обладающая острым профессиональным чутьем, всегда на шаг впереди моды, опытная бисексуалка, она никогда не разделяла наших опасных иллюзий. Ясность ума и искрен­ность сохраняли ее красоту лучше всякой косметики. В три­дцать девять с половиной лет эта высокая сероглазая блондин­ка, с которой в лицейские времена каждый из нас по очереди и с равным удовольствием побывал в постели, всегда была для нас абсолютным авторитетом во всем, что касалось женщин. Марк называл ее нашим эталоном любовницы. И то, что он не почувствовал ее настороженности — хуже того, отказался ее понять, — было просто невероятно.

—     Я встретил ее в Шанхае, — сказал он таким тоном, слов­но решил дополнить список ее достоинств.

—     Хочешь сказать, что она китаянка из Китая? — произнес Люка, отчетливо выговаривая каждый слог.

Известный репортер, уволившийся по статье “о свободе совести”[1], он вот уже двадцать лет выступал за независи­мость Тибета.

—     Я же не нарочно в нее влюбился, чтобы тебя позлить, -  ответил Марк, опустив глаза.

И тут же, увидев следы грязи на персидском ковре, упрек­нул Люка, что тот мог бы как следует вытереть колеса своего инвалидного кресла.

—     Твой коврик в передней куда грязней, чем твой газон, — возразил Люка. — Ты еще расскажи, что она не виновата в ки­тайской оккупации! И даже не подозревает о существовании Тибета!

—    Вот ты ей и объяснишь. Ей всего девятнадцать лет, и она почти не выходит из своей мастерской.

—    Из своей мастерской? — встрепенулась Марлен.

—    Она — художница.

В наступившем молчании стало слышно, как потрескива­ют дрова в камине.

Добавь он к этому, что она обожает старые английские ав­томобили, круг бы замкнулся. Можно подумать, он выбирал ее с оглядкой на нас.



[1] Норма закона во Франции, дающая право на возмещение.