Каталог статей.


Неразлучные.

Доктор Ватсон не записывает истории, он с нами разговари­вает. С эдвардианской учтиво­стью, у тлеющего камелька. Го­лос у него ровный — без взле­тов и падений. Ясный, энер­гичный, как и подобает слу­чаю. Голос далеко не глупого колониального британца — в твидовом костюме, пребываю­щего в мире с собственной осо­бой. Обладатель костюма вво­лю попутешествовал. Поколе­сил по свету, что называется, понюхал пороху. Но за грани­цей так и не прижился. Он от­личный малый, верный до само­забвения, храбрый, как лев, на та­ких, как он, земля держится... Подходят все трюизмы, но сам он вовсе не банален.

Подробнее: Неразлучные.

Вся семья.

Вся семья Файфилдов уселась ждать Мирабель. Они соби­рались сидеть до победного конца — даже если она появится в два часа ночи. В записке, опущенной в почтовый ящик в Синдон-Лодж, излагалось происшедшее и предлагалось по­звонить в больницу.

Подробнее: Вся семья.

Эрман Банюльс. 5

Закуривая сигарету, Марк не спешил с ответом. Вздохнув, он наконец сказал с каким-то садистским высокомерием, ко­торое нас всегда здорово раздражало:

Подробнее: Эрман Банюльс. 5

Эрман Банюльс. 6

И месяца не пройдет, как ты подашь на развод, — пред­рек Жан-Клод.          

Нет. Если уж я беру на себя обязательство, то это навсегда. И кому, как не вам, это знать.

Я никогда не чувствовал в Марке такой решимости. Этот легкомысленный прожигатель жизни сосредотачивался, только когда смотрел в объектив, а теперь вдруг решил стать серьезным. Остановиться, подвести черту. И это решение он принял без нас.

Подробнее: Эрман Банюльс. 6

Эрман Банюльс. 4

—  Художница, — произнесла Марлен своим низким голо­сом с многозначительными модуляциями, секретом которых владела она одна. — И что же... известная?

Подробнее: Эрман Банюльс. 4