Каталог статей.


ЭЛЕГИЯ НОМЕР 0.

Она темна, глухонемая пустыня поздних дней, когда

ты выжил мимо и наоборот в заоблачной мансарде,

следя отлив морей небесных глазами мудреца,

который ничего не понимает, и родина

 

не хватится тебя, и втихаря свернёт свои ковры чужбина; ещё в карманах мамины платки, и в ризах снов путеводительных ты входишь нелюдимо в города обугленных закатов, твердя лазурные слова, и руку млечную повинно выпускаешь из неповерившей руки, как междометие желаний на лиссабонском кладбище Празереш, то бишь Удовольствий, где на виду, за ряской пепельного тюля, нарядные гробы. Вестимо, всяк сюда входящий отсюда не уходит никуда.

Она светла и своевольна, тропа заблудших бедуинов в песках судьбы, и, обрастая крыльями видений, сдувая пыль с залапанных цветов, ты ловишь зов в недальнем отдаленье и отпускаешь последние вещи, ты продираешься теснинами пустот в края безудержного неба, готовя грудь к оставшимся ударам, взывая слабо de profundis к рассеянным богам, сникая нощно, денно уповая сквозь неразмененные слёзы, как сквозь живые витражи, и счастлив разжевать свой бутерброд с янтарным сыром и всяким утром триумфальным в юннатских шортах возлетать над искорёженной листвой отчалившего лета, провидя петербургский Ленинград за праной несусветного Парижа.