Каталог статей.


Старинным улочкам Парижа.

 

Из тупика воскресных Пожеланий, где обитатели незнаемого века блюдут седую тишину, проулками Весны и Капли Золотой, минуя круглый переулок Вздохов, впадём, как все до нас, из ночи чужеродной в пустопорожний день,

в его февральскую лакуну, в сады Эола улицей Невы, Зелёною дорогой — в обшарпанный пассаж Воспоминаний, на Лошадиный луг — бульваром Дев Голгофы, бульваром Итальянцев — в аллею Лебедей, по улице Святых Отцов — в нагой тупик Святого Себастьяна, по Белой улице иль Голубой свернём на улочку Кота, Который Ловит Рыбу, у Нотр-Дам, невзрачным переулком Бога — в тупик соседний Сатаны, присядем мирно во дворике забвенных Медведей или безвинно Сгоревшего дома, с улицы Взгляда узрим, как переулочком Желанья, из улиц Одиноких и Невинных, бредут повинно парижане пепельной улицей Жажды и сокрытой Мальчиков Плохих прямо к тупику Большой Бутылки, что, в общем, рядом с улочкой Покоя, подпёршей стены Пер-Лашез, где каждому в конце концов, из Двух Дверей иль Четырёх Ветров, Трёх Лиц иль Верного Спасенья, раскроются они, те Елисейские Поля, что начинаются от площади Согласья, где отделяют тело от души, нагулявшейся или заблудшей даже из улиц Белой Лошади, Весны, Надежды и Отъезда, а в тупике Младенчика Христа уж не саднит, как встарь, чужбина, и по набережной Небожителей, над матовой рекою снов, я проношу воскресный вздох старинным улочкам Парижа.