Каталог статей.


ЗЛАЯ ЛЮБОВЬ. 4

А потом... Ну, что потом... Три недели непре­рывного счастья. Первый серьезный опыт физи­ческой близости с женщиной, в которую, как ему кажется, он без памяти влюблен, — это для моло­дого мужчины, как правило, учеба. Такой первый опыт случается часто с женщиной несколько стар­ше. Она мягко подсказывает ему — даже не сло­вами, а позами, жестами и ласками, — как с нею надо обращаться, чтобы и она получала эротиче­скую радость от их альковных взаимоотношений.

Случайные, кратковременные связи с девушками, нацеленные на быстрое самоудовлетворение, не оказывали никакого серьезного влияния на жизнь такого серьезного и порядочного мужчины, как наш герой. он всегда чувствовал, что чего-то глав­ного не хватает. А не хватало ему вот такой силь­ной, глубокой страсти, когда всем сердцем, а не чем-то другим, более низменным, желаешь, что­бы женщине рядом было с тобой хорошо. Теперь он, на свою беду, эту страсть обрел и ежеднев­но получал необходимую ему дозу сексуального наркотика, попав тем самым в тяжелую физиоло­гическую зависимость от партнерши по любовным играм. Ничто предыдущее и будущее (он был в этом уверен) не может и не сможет сравниться с таким экстазом адской силы с Джульеттой, когда так хорошо, что даже больно. И поэтому такая за­висимость принесла Максиму тяжелейшую трав­му, от которой он очень долго не мог оправиться. Именно эта почти рабская зависимость, а не сама Джульетта, любившая сырое мясо убитых живот­ных, привела его к такой ломке, таким мукам, ко­торые последовали за их разрывом.

Пока Максим наслаждался дурманом ее изо­бретательных ласк, она готовила эффектный фи­нал. Но перед тем, как его исполнить, надо было кое-что решить. И, значит, происходило сле­дующее.

глава 4. певица

На неоднократные в те безумные недели пред­ложения Максима выйти за него замуж Юля неиз­менно и довольно загадочно отвечала:

— Подожди, милый, еще не время. Для меня в жизни может наступить перелом, и тогда я тебе отвечу.

А это «кое-что» было совсем другое, никак не связанное с матримониальными притязаниями ар­тиста. У Юли были насчет своего будущего совер­шенно противоположные планы.

Мы ведь о ней, как и Максим, абсолютно ни­чего не знаем: кто она, откуда, чем занимается? Ровным счетом ничего, кроме того, что она фе­номенальная любовница и безжалостная охотница на мужчин.

Джульетта с давних пор мечтала стать певицей и в конечном итоге стала. Не очень известной, не шибко популярной и даже не слишком-то певицей. Но мало ли у нас на эстраде певцов и певиц, ко­торые вообще не поют? При наличии определен­ных инвестиций любую пустышку можно сделать звездой, это всем известно. А уж спонсора или инвестора Джульетта нашла бы без труда, с ее- то умением привлекать мужчин. Вначале она была бэк-вокалисткой (то есть на подпевках) у знамени­той еще в Советском Союзе певицы, которой уда­лось выжить и уцелеть в тяжелых, ураганных ус­ловиях перестройки. Она продолжала выступать и гастролировать со своей группой, и Юля вместе с ней. Но потом, как это нередко бывает с бэк-вока- листками, Юля решила заняться сольной карьерой и прежде всего стала думать о своем эстрадном образе. В то время, как и теперь, на сцене высту­пали певицы с диковинными именами, представ­ляющими собой некую эстрадную кличку — Глю­коза, Акула, Анестезия и т. д. Джульетта, будучи девушкой, обладавшей и цинизмом, и юмором, подумывала о том, чтобы взять себе сценическое имя Вагина, но при дальнейшем размышлении решила, что это все-таки слишком дерзко, хотя ворваться в наш шоу-бизнес с таким именем — элементарно. Попытка модифицировать непро­стое имя Джульетта — не получилась. «Джуля», например, вообще звучало как-то по-собачьи. «Джулия» — тоже недалеко, да и Джулия робертс уже есть. Надо непременно, чтобы звучало эпа­тажно. Если «вагина» — слишком, то, допустим, «ангина» — вполне умеренно, но вместе с тем и пугающе. Решено было стать певицей Ангиной. Тем не менее карьере имя не способствовало, как Юля ни старалась и с премьерным хитом, и с ротацией на радио, и с клипом для ТВ. Ну, как-то не пошло... И все же — все же шанс подвернулся. Фестиваль «Сан-Ремо» в Москве. Выступали все наиболее известные итальянские певцы, кроме Челентано, который, как известно, избегает авиа­перелетов. Итальянские песни были переведены на русский язык, и главная изюминка концерта со­стояла в том, что итальянский солист пел вместе с русским. На двух языках, по очереди. Дуэты ча­сто были неожиданны и обаятельны. Юле удалось пробиться в этот концерт и спеть песню Джузеппе Романо вместе с автором. Пришлось все же усту­пить требованию продюсеров изменить имя для представления номера.