Каталог статей.


Волки из снега. 8.2

Весь остаток дня и большую часть ночи Орден Орла, от мала до велика, не сомкнул глаз. Была объявлена общая тревога.

Случилось два невероятных события - в Гнездо проникла нежить, и сбежал, оказавшись живым и здоровым, ложный оборотень Гаст. И если нежить исчезла, не оставив следов и искать ее особо не собирались - рано или поздно, а тварь попадется, - то спускать оборотню побег никто не хотел.

Хорив принимал участие в поисках вместе со всеми. Молодого волхва отправили в дозор и как одного из лучших ведунов и как человека, который лично знал беглого оборотня ещё в бытность того рыцарем Ордена Орла, и кто лучше многих знал его привычки. Вместе со всеми Хор сперва прочесывал Гнездо, начинал плести магическую «сеть», а потом, когда беглец на глазах всей охоты сиганул со стены и благополучно умчался, даже не хромая, отправили ловить его по городу.

Нет, конечно, ворваться в столицу на полном скаку, топча прохожих и пугая зевак, «орлам» не разрешили. Оборотень оборотнем, а если подобное самоуправство дойдет до короля, он точно не помилует зачинщиков уличных беспорядков. Для подобной «зачистки» следовало сначала получить разрешение короля, но никому не хотелось терять два-три даже не часа, а дня. Поэтому рыцари чинно выехали из ворот Гнезда несколькими небольшими группами, и каждая рысью отправилась прочесывать свой район города. Кроме опытных бойцов, в каждой группе был волхв, который должен был отыскивать следы нежити.

Хорив оказался в одной из таких групп. Ему достался участок недалеко от рыночной площади - сама площадь, а также прилегающие к ней улицы, где в основном жил ремесленный люд. Дома здесь были небольшие, в два этажа - на первом мастерская, а заодно и лавка, на втором жил мастер с семьей и иногда подмастерьями. Каждый дом имел крошечный, затертый соседними домами дворик, где чего только не было. Хозяева весьма неохотно пускали рыцарей осматривать свои владения - даже то, что перед ними рыцари Ордена Орла, находящиеся при исполнении, не делало их более любезными. Нет, если сказать, что они ловят беглого оборотня, сразу найдутся желающие показать и рассказать в лицах, что видели, знают, слышали от соседа и только что сочинили, но Совет Орланов строго-настрого приказал не сеять в городе панику. Слух о бродящем на свободе оборотне наверняка просочится в народ и будет гулять по столице еще долго после того, как беглеца выловят.

В одном из дворов, где обитало семейство плотника, рыцарям вроде бы как повезло - плотников сынишка, за что-то наказанный матерью и не отпущенный со двора гулять, а запертый дома, в окошко подсмотрел, как какой-то голый дядька, заросший до глаз грязной светлой бородой, перелез через забор и стянул с веревки сушившиеся тятькины порты, башмаки и рубаху, а заодно умыкнул и топор. Конечно, плотник, ушедший по делам, больше убивался именно по топору, чем по каким-то портам и от полноты чувств так надавал сыну по шее, что Хориву пришлось потратить несколько минут, успокаивая ревущего мальчишку. После чего он вместе с очевидцем прошел на двор и несколько минут постоял на том самом месте, где, по словам ребенка, топтался тот самый дядька...

Да, ему повезло - на дворе ясно ощущалось присутствие чужого человека, от которого так резко пахло псиной, что Хорив не выдержал и в один прекрасный момент расчихался, как простой смертный. Прочихавшись, он крепко зажмурился, силясь представить себе этого человека, и в самом деле увидел его мысленным взором.

Это был Гаст. Гаст, раздобывший себе одежду и даже оружие и ставший от этого ещё более опасным. Хорив осуждающе

покачал головой - он до последнего надеялся, что его друга каким-то образом еще можно спасти. Но раз он вооружился, значит, он готов сражаться и в случае ареста окажет сопротивление. А это означает несомненную смертную казнь для отступника. И наплевать на то, что он - уникальный ложный оборотень! Безопасность людей важнее жизни редкого животного.

Обойдя двор и по следам выяснив, что беглец покинул его тем же путем, что и проник, Хорив дал знак сопровождавшим его рыцарям трогаться в путь. Следы ложный оборотня затерялись в узком простенке между домами, где, кроме псины, так воняло помоями, вперемешку кошачьей и человеческой мочой и гнильем, что напрочь отбивало любой нюх. Простенок выходил на соседнюю улицу, и надо было сделать крюк, чтобы добраться до его противоположного конца.

Там поисковый отряд ждала неудача - люди, лошади, колеса подвод и бродячие собаки так тщательно затоптали следы, что Хорив напрасно битый час простоял у простенка, сложив руки на груди и шепча заклинания для лучшей концентрации. Большой город - прекрасное место для того, чтобы спрятаться, и аура Гаста безнадежно растворилась среди сотен и тысяч аур почтенных горожан и приехавших на заработки селян.

Не теряя, однако, надежды, молодой волхв все-таки дал сигнал рыцарям следовать за собой и добросовестно исследовал оба конца улицы, а также два выходящих на нее переулка и четыре ещё таких же простенка. Поиски заняли больше двух часов и завершились столкновением с ещё одной поисковой группой, поскольку в азарте Хорив забрел на чужой участок. Последовало объяснение, после чего объединившиеся группы продолжили поиски сообща.

И сообща же вернулись в Гнездо с пустыми руками ещё три часа спустя, как раз перед самым закрытием ворот на ночь.

Поиски - поисками, но традицию ради какого-то одного оборотня забывать нельзя. Традиция предписывала всем «орлам» ночевать только в Гнезде - не у друга или родственника, не на постоялом дворе или в объятиях случайной любовницы, а именно в Гнезде. Исключение делалось только для тех «орлов», которые сейчас находились слишком далеко от ближайшего замка Ордена Орла.

Мрачный Хорив вернулся в свою келью и, только сев на узкую койку, почувствовал, как устал и проголодался. Нет, утром он позавтракал, как и все братья, но волшебный поиск отнимает много сил, и молодой волхв с тоской прислушивался к урчанию своего живота. Терпеть ему предстояло еще часов пять или шесть - раньше трапезная не откроется. Да и там придется помаяться под дверями, пока брат-повар с подручными не приготовит раннюю трапезу.

Забытая книга о неведомых тварях так и лежала на столе у окна. В темноте на раскрытой странице смутно темнел рисунок какого-то монстра.

«Гаст, Гаст! Г де же ты?»

Задумавшись, Хорив пропустил пение священных кочетов в Г ромовой хоромине и опомнился, когда в дверь кто-то постучал.

-            Брат Хорив? - послышался голос. - Вы спите?

-            Нет! - молодой волхв быстро выпрямился. - А что случилось?

На пороге возник; молодой рыцарь с факелом в руке.

-            Вас срочно просят подняться на Скалу, - сказал он. - Следуйте за мной!

Вот это новости! Еще сутки назад Хорив не мог и мечтать о том, что открыто поднимется в святая святых ордена, а теперь Великий Орлан сам прислал за ним гонца. С другой стороны, за последние двое суток и так многое изменилось. Как бы то ни было, Хорив быстро сменил мантию на парадную рясу волхва, нацепил поверх нее меч - как-никак, он был посвящен

в рыцари, - и, пригладив волосы, шагнул за порог.

Скала не спала - в окошках верхних этажей горели огоньки.

Гадая, почему его вызвали - не объявился же Гаст в сам ом-то деле! - Хорив последовал за проводником.

Тот привел его в небольшой круглый зал без окон, освещавшийся несколькими факелами, торчащими на стенах. В центре плиткой был выложен небольшой бассейн с фонтанчиком, сейчас спящий. По кругу возле него стояло несколько простых кресел с высокими спинками. Кресла были неудобными даже на вид - слишком узкое сидение, да еще и без подлокотников. Кто-то когда-то поименовал их стойлами, и это название неожиданно прижилось. Почти все они были заняты - свободными оставались только два, расположенные друг напротив друга. Возле одного из них и поставили Хорива.

Молодой волхв огляделся и слегка оторопел. Всех присутствующих он знал в лицо - это были «белые орланы», высшие чины ордена, одиннадцать мужчин и пожилая женщина, которую титуловали «орлицей», как и всех женщин-воительниц. Свободными оставались только кресло Великого Орлана и старшего брата-целителя.

С другой стороны, из тени у стены выступил отец Ставр, наставник Хорива, встал так, чтобы между ними оказалось пустое кресло.

- Братья и сестры, - один из «орланов», тот самый, за кем молодой волхв подсматривал ещё недавно в покоях Великого Орлана, поднялся с места и оглядел присутствующих, - мы собрались здесь в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Мне нет нужды упоминать вам, какие события произошли в ордене за последние двое суток. Подобного еще не было, и эти дни навсегда войдут в анналы. Нас покинул Великий Орлан, тот, кто правил нами на протяжении двадцати лет.

При этих словах все встали, склонив головы на грудь. На несколько секунд повисла тишина, нарушаемая лишь отголоском чьего-то молитвенного шепота.

-            Прошу садиться, - говоривший взмахнул рукой. - И спешу сообщить братьям и сестрам, что Великий Орлан успел передать именно мне бразды правления... Конечно, - он вскинул голову, - я не достоин такой чести. И среди вас есть тот, перед кем я первым бы склонил голову и признал его власть. Но так уж получилось, что в тот миг именно мне выпал случай стоять у изголовья Великого Орлана, и именно на меня пал его взор и выбор. И, пока тем, о ком я говорю, - он окинул взором собрание, - не будет оспорено мое право, именно я возлагаю на себя правление орденом.

Ответом была тишина. Собравшиеся переглядывались, словно спрашивали друг у друга: «Ты достойный? Или, может быть, не ты?» Время шло, пауза затягивалась, и никто не решался первым встать и сказать: «Да, я могу быть лучшим Великим Орланом, чем мой собрат, вызвавшийся сам!»