Каталог статей.


Учитель. 15.5

-           Слушай меня! Внимай мне. Повинуйся мне.

Да, гипноз. В Колледже это почти не преподавали - если вы не целитель или ветеринар.

Даже ведунам он как бы без надобности. Мне сию науку преподнес пра Михарь, который как раз целителем в прошлой жизни и был. Инквизиторы часто им пользуются - когда надо сломить волю арестованной ведьмы или подозрительного колдуна.

Или капитана городской стражи.

Поддался он легко, что удивительно - начальник априори должен обладать сильной волей, чтобы увлекать за собой подчиненных. А тут... мягкая глина, да и только. Внушай, что хочешь! Но мы не будем увлекаться.

-            Слушаю.

-            Запоминай. За телом девушки пришли родственники...

-... за телом девушки пришли, - повторил он ровным

голосом.

-            Пришли и забрали домой...

-... забрали домой.

-            Но у тебя много работы, и ты не успел это сообщить, кому следует...

-... не успел сообщить...

-            Ты был занят - выполнял срочное поручение...

-... поручение...

-            Тебя просили срочно передать депешу в Орден Инквизиции пра Михарю в собственные руки и дожидаться ответа...

-... передать и дождаться...

-            Ответ отнести Згашу Груви в Колледж Некромагии.

-... Колледж...

-            Но Згаша Груви на месте не оказалось, и ты пошел его искать. Дошел до старого кладбища, там его и нашел...

-... дошел и нашел...

-            Поиски затянулись, ты заглянул в трактирчик «Петух и скрипка», чтобы промочить горло...

-... промочить горло...

-            Поэтому задержался и не успел вовремя рассказать о том, что тело Дануси Будрысайте забрали домой.

-... домой.

-            А на самом деле, - я выпрямился, отнимая руки от висков капитана, - сейчас ты возьмешь это тело и понесешь за мной.

-... понесешь за мной.

-            Вставай!

Вот так мы и покинули казарму ночной стражи. Обошлось даже без лишних вопросов - пока я копался внизу, ночная смена, сдав дела, отправилась на законный отдых, а дневная, эти же дела приняв, отправилась в патрулирование по близлежащим улицам. На месте оставалась только вторая смена, и то не в полном составе, поскольку, как я понимал, некоторые стражники опаздывали, да ещё дежурные. Но их от расспросов удержала моя ряса инквизитора - как говорится, держись подальше от в бордовых рясах, целее будешь. Не зря же ходит слух, что наши рясы такого цвета именно потому, что на них не заметна засохшая кровь!

Вышагивая впереди капитана, я раздумывал, куда спрятать труп. Для того, чтобы вызрел упырь, нужно время. Этот процесс можно немного ускорить, но все равно должно пройти минимум сорок часов от момента смерти до начала личиночной стадии и еще примерно столько же до того, как из личинки вылупится упырь. То есть, мне надо прятать тело трое суток без малого. Сейчас уже утро шестого дня седмицы. Следовательно, упырь вылупится на рассвете вторника. И до сумерек будет оставаться вялым, дозревая.

Три дня! А события могут развиваться намного стремительнее!

Доказательство тому я получил буквально через полчаса, едва подошел к воротам Колледжа. Навстречу мне кинулся один из привратников - в выходные дни студенты не дежурили у входа, Колледж нанимал сторожей со стороны. Чаще всего, соседей.

-            Это вы, ваша свя... кхм... мастер Г руви? - еле сводящий концы с концами сапожник, для которого эта работа была существенным прибавком, пытливо заглянул мне в лицо. - Или... кхм...

-            Да, это я. Что случилось?

-            Вас спрашивали, - сапожник опасливо оглянулся по сторонам. - Оттуда!

-            Откуда?

-            Ну... оттуда, - он выразительно указал на подол моей рясы,

- из тех самых мест.

Простой народ боялся инквизиторов также сильно, как и некромантов. Только деньги и безвыходное положение заставляли мириться с существованием тех и других.

Например, купеческие лавки на нашей улочке не стояли - считалось, что это отпугивает покупателей. А зря. Покупателями могли бы стать студенты, аспиранты, профессора и родственники, приходящие навещать учеников. Но это так, к слову.

-            Понятно, - кивнул я. - Что-нибудь велели передать?

-            А как же. Вас зовут... на исповедь!

Бес. Динка.

Я совсем забыл о девушке. Пока я допрашивал тело Дануси, а потом прятал труп, в тюрьме Инквизиции начался новый день. Пра Томеш начал второй допрос, несмотря на физическое состояние девушки. По обычаю, в первый день пытки к подследственной тоже не применяются - по крайней мере, серьезные. Их могут вообще не применять, если обвиняемая сразу начнет каяться и чистосердечно признает свою вину. Но такие попадаются редко - если ты действительно виновна, признание означает мгновенное вынесение приговора. А если нет... кому охота на себя наговаривать? Есть много менее болезненных способов свести счеты с жизнью. По опыту знаю, что с порога во всем признаются либо сумасшедшие - и их тоже пытают, чтобы проверить, не притворяются ли они - либо те, кому обещали хорошо заплатить, чтобы они взяли на себя чужую вину. Мол, ты признаешься, что была ведьмой, а мы за это обеспечиваем твоим детям кусок хлеба и крышу над головой. Перед тем, как попасть в Колледж, я как раз работал помощником следователя по такому делу. Наговаривая на себя, неграмотная селянка так запуталась в показаниях, что проболталась о своих истинных целяхщ это помогло вычислить настоящую ведьму.

Но это, как говорится, совсем другая история и дело прошлое. А вот сейчас...

Сейчас надо было спешить к девушке, ибо посланный из тюрьмы послушник прибегал больше часа назад. А у меня каждая минута на счету. Эх, если бы не задержался с упырем...

Труп, кстати, мы спрятали надежно. Я только что упоминал, что наше соседство терпели по необходимости? Так вот, чуть дальше по улице, там, где она заворачивала за угол и шла немного под уклон, на склоне оврага стоял раньше купеческий дом. Дом там стоял и теперь, но вот примыкавшая к нему лавка пустовала - купец перенес торговлю подальше. Съезжать же из дома не хотел по каким-то своим соображениям, и ежедневно отправлялся на соседнюю улицу торговать. В лавке ему помогали жена и старшая дочь, в то время как сын мотался за товарами в другие города. Дома почти никого не оставалось, так что лишних глаз можно было избежать.

К опустевшей лавке, крыльцо которой понемногу зарастало лопухами и крапивой, примыкал сарай, где прежде хранилась всякая всячина. Теперь сарай полностью пришел в негодность. С одного бока у него даже просела крыша, когда некоторое время назад на него рухнул сук старого тополя. Крохотный клочок земли, отделявший ограду Колледжа от строений, и

вовсе издавна был пустым, так что сарай был идеальным местом для того, чтобы спрятать личинку.

Внутри еще сохранилась какая-никакая рухлядь - пара мешков, содержимое которых пришло в полную негодность, развалившаяся повозка, какие-то обломки то ли мебели, то ли инструментов. Ну и, конечно, нанесенный ветром и непогодой мусор. Под эти мешки я тело Дануси и положил, дав себе зарок, что, когда все закончился, нейтрализую упыря и похороню девушку по-человечески. В конце концов, она не виновата в том, что с нею случилось. И я собирался ее использовать... как некромант прошлых эпох. Узнает кто-нибудь - и...

Нет, не будем пока о плохом. У меня ещё дел невпроворот.

В общем, спрятав тело и на всякий случай обвесив его отводящими глаза чарами - вдруг кто-то из семьи купца захочет заглянуть-таки в сарай? - я отпустил капитана, который, все еще пребывая под гипнозом, даже не попрощался, отправившись восвояси. Сам же я вернулся в Колледж, памятуя о том, что у меня ещё одно дополнительное занятие с отстающими студентами...

И был остановлен у ворот известием о том, что меня, оказывается, ждут в тюрьме Инквизиции.