Каталог статей.


Учитель. 8.4

Но борьба не закончена, если вы об этом. Хрупкое равновесие оказалось нарушено три года назад, когда на свет появился мой сын. Сын простого смертного и богини.

Мы с моей супругой нарушили баланс сил. Первые признаки уже налицо, а это значит, что Темные Века могут вернуться. Да почему обязательно «могут»? Они непременно вернутся, ведь мальчик растет. Пока он только ребенок, обычный на первый взгляд трехлетний малыш, растущий в глуши восточных лесов и болот. Но настанет день, когда в нем пробудятся силы, и тогда...

Тогда нам всем надо быть готовыми к отпору. А пока... Пока борьба уже началась. И ваш покорный слуга волей судьбы оказался в нее вовлечен. Что-то происходило в стенах моего родного Колледжа. Что-то подозрительное. Увы, отцы- инквизиторы не имели права просто прикрыть его - это вызвало бы не просто недовольство, это спровоцировало бы войну Гильдий, ведь уцелевшие ведьмаки и некроманты пошли на сделку с инквизиторами просто потому, что те пообещали открытым текстом: «Вы помогаете нам, переходите на нашу сторону и становитесь слугами народа, а мы разрешаем вам учить детей».

Дети. Наше будущее. Ради них человек пойдет на все.

А у меня были дети. Трое детей от трех разных женщин. А также Динка, моя воспитанница. И все остальные дети, которыми так легко манипулировать. И я не мог оставаться в стороне. Я должен был узнать, кто и что готовит из студентов Колледжа. Пока мне надлежало лишь наблюдать и делать выводы, регулярно отправляя отчеты своему начальству. Но последние события - странный труп на «чистом» месте, предназначенном для кладбища, исчезцовение пророчицы, а также гибель княжича Измора Претич-Дунайского все изменили.

Ну, или почти все. Жизнь в Колледже продолжалась, несмотря ни на что.

Стук в дверь.

-            Извините, но я должен поговорить с моей воспитанницей, Динкой Куббиковой.

Дюжина пар глаз уставилась на замершего в дверях меня.

-            Вам нужна студентка Куббикова? - болезненного вида профессор-травник нахмурился и перевел взгляд на студентов, щуря глаза. — Но ее здесь нет.

-            А где она? - последний раз, насколько помню, девушку я видел в подвале, возле тела убитого княжича. Потом в суматохе потерял ее из вида - надо было успокаивать студентов, выставлять вокруг тела оцепление, решать кучу других вопросов. Потом пришлось возобновлять занятия, спешно составлять докладную записку в монастырь Инквизиции и ещё одну, лично для пра Михаря, который, хоть и перестал быть моим личным наставником, но все-таки оставался близким человеком.

-            Лично мне это не известно, - проскрипел травник. - И я буду весьма вам благодарен, если вы закроете дверь с той стороны! Вы нам мешаете. У нас важная тема.

Как помнил по своим студенческим годам, каждый преподаватель считает свой предмет самым важным и готов отстаивать его необходимость с пеной у рта. Поэтому я не стал спорить, извинился и отступил, потянув на себя створку.

-            Ее арестовали.

Я замер.

-Что?

-            Динку, - одна из девушек покраснела, потом побледнела и потупилась. - Ее арестовали... почти сразу. Посадили в подвал.

-            Студентка Бржищева! - воскликнул травник. - Вам кто разрешал?..

-            Спасибо, - я кивнул девушке.

Еще недавно Колледж Некромагии был оборудован собственной тюрьмой. Студенты - народ беспокойный,

шумный. Бывает, что они буянят, нарушают законы и просто устраивают драки. Быть студентом и ни разу не принимать участия ни в дуэлях, ни в уличных потасовках - значит, не учиться. Я лично дважды задерживался городским патрулем за драки вместе со своими однокурсниками и три раза присутствовал на дуэлях - один раз в качестве секунданта и два раза - в толпе, ибо дуэль была общая, наши против учеников школы фехтования. Ну и наваляли мы этим фехтовальщикам, если честно! Но это к делу не относится. Относится к делу то, что в Колледже была собственная темница. Ваш покорный слуга и сам в ней сидел, и навещал сидевших там. Последним, ради кого я спускался в подземелья, был некий Брашко Любечанин. Парень, кстати, сейчас пристроен, все у него хорошо*.

(*См. «Мемуары рядового инквизитора»)

Для визита в темницу Колледжа пришлось переодеться - достать из вещмешка аккуратно сложенную рясу инквизитора. Эх, надеждам, что я не скоро облачусь в темно-бордовые одежды с алой каймой, не было суждено сбыться. Зато дежуривший у порога Рой Бойко вытаращил глаза:

-            Ну и ну! Откуда это у тебя? Я прямо обалдел. Думал, настоящий инквизитор пожаловал...

-            Ты даже не представляешь, насколько прав, - пробормотал себе под нос и поинтересовался: - Я могу переговорить с заключенной?

-            С кем?

-            Динка Куббикова. Она...

-            А, эта... Нет ее тут. Увезли.

-            Кто? Как? По какому праву?

-            Так это... бессменный ректор приказал. Сразу почти. Я на пост заступить не успел.

-            Куда ее увезли?

-            А я почем знаю. В городскую тюрьму, наверное. Или к этим, настоящим инквизиторам, - аспирант явно думал, что

моя бордовая ряса - просто маскарад.

М-да, все складывалось довольно скверно. Если бы девушка оставалась тут, на территории Колледжа, это значило, что начальство намерено разобраться самостоятельно и не выносить сор из избы в надежде, что все утрясется. Мол, своих не выдаем. Но коль скоро Динку отправили в город, значит, ее признали виновной. И признал это сам бессменный ректор, практически выдав студентку на суд и расправу. Следовательно, в ее виновности никто не сомневается. Значит, они нашли записку и решили, что девушка сознательно заманила Измора в ловушку и там прикончила, одна или с сообщником.

Сообщник...

-            А больше никого не арестовали?

-            Насколько знаю, нет.

-            Тогда что ты тут делаешь? Охраняешь пустую тюрьму?

-            Не совсем. Там это... ну... тело.

-            Ясно. Что ж, Рой, продолжай... выполнять свой долг. А я попробую исполнить свой.

Тот попытался меня окликнуть, но я только отмахнулся.

Он стоял и смотрел на тех двоих. Издалека. Подобраться ближе было никак нельзя. Во-первых, сейчас идут занятия, и большинство студентов и профессоров ограничены в своих перемещениях. Если он вот прямо сейчас покинет аудиторию или хотя бы попытается открыть окно, это будет замечено. Возникнут вопросы, появятся свидетели. И это сейчас! Но все- таки, о чем беседует Рой Бойко и этот инквизитор? Откуда, кстати, он взялся? Был разговор о том, что стоит уведомить Инквизицию, и даже отправлен запрос, но неужели бордоворясые отреагировали так быстро? Это может означать,что они напали-таки на след.

Значит, надо поторопиться. Эх, жаль. Придется на ходу менять планы. Но что поделаешь - на кону стоит слишком многое.

-            Кхм...

Он оглянулся. Бес! Совсем забыл! Студенты! Сейчас идет занятие. И он...

-            Прошу прощения. Задумался. Давайте продолжим. Возвращаясь к кафедре, не удержался, снова посмотрел в

окно. Инквизитор исчез.