Каталог статей.


Летное училище. 17.6

Она принесла запотевший стакан, в мгновение ока запрыгнула рядом со мной на кровать. Я прекрасно видела кружева на ее белых трусиках.

 

-            Какой ты хорошенький! На девочку похож! Сколько тебе? Четырнадцать? Что у тебя в штанишках? Давай, я посмотрю.

Вертлявая горничная атаковала меня, напористо смеясь. Особый подарок для друзей? Что ж, вполне доступно. Очень надеюсь, что Правый на своем месте не растерялся. Неназываемый! Я еле успевала перехватывать ее руки на своем бедном теле твердыми пальцами. Ваня! Ты лучший тренер по физподготовке всех времен и народов! Спасибо!

С великим трудом отбившись от всех возможных перспектив, я выбралась из постели.

Костюм оказался в пору. Видать, глаз-алмаз у тетки с ключами. Строгая полоска по мышино-серой дорогой шерсти. Два ряда пуговиц, лацканы и стрелки на широких брюках. Мне откровенно не хватало шляпы и пистолета-пулемета под мышкой. Я распустила узел галстука до второй пуговицы тонкой сорочки. На золотой булавке кроваво-красно отсвечивал настоящий рубин. Неплохо.

-            Следуйте за мной, - велела седая ключница.

Возникла словно ниоткуда. Вид имела сердито-недовольный, словно это я у нее в услужении и мешкаю. Открыла в стеновых панелях новую дверь. Неприметно-неожиданную.

Я последовала. Шагала бесшумно по толстым коврам за прямой, как бамбуковая палка, теткой и подглядывала собственное отражение в нередких зеркалах. Губы красные. Глаза блестят. В животе пусто и холодно. Дурочка горничная достала-таки меня за живое. Во рту скопилась слюна. Это от похоти или от голода? Или я мечтаю обо всем сразу? Столик, заваленный едой в полумраке библиотеки. Макс сидит в ушастом кресле, широко расставив ноги. Можно босиком.

Даже лучше, если босиком. Рубашка, белый вышитый батист, расстегнута на груди. Так! Я ничего не говорю и не слушаю. Прямо с порога, молча скидываю пиджак и брюки. Залезаю на

барона. Все. Потом пусть кричит и спрашивает все, что захочет. Хоть дерется снова. Сначала дело, все остальное потом. Я хочу свой оргазм. Я его, в конце концов, заслужила.

-            Прошу, - взрослая женщина распахнула непредсказуемую дверь перед моим носом.

Я сделала шаг. Створка захлопнулась, наподдав мне по заду для скорости.

Свет в библиотеке горел полный. Огромный портрет, отлично знакомый по репродукциям энциклопедий. Плотный, гренадерского роста бородатый блондин с тяжеленной баронской цепью на шее. Сердитый предок Кей-Мерера сверлил меня голубенькими глазками. Где сам?

-            Интересуешься живописью? - незнакомый мужской голос.

-            Не особенно, - ответила я.

-            Подойди.

Возле массивного, как полагается в таких местах, письменного стола стоял мужчина. Высокий рост. Жилистый. Седой. Недельная щетина и стрижка. За пятьдесят неслабо. Он присел на угол стола и скрестил руки на груди. Бицепсы откровенно натянули ткань костюма. Я сделала два шага.

-            Ближе, - приказал он. Легко, как жил.

Я осталась на месте. Замерла.

От чужака ко мне шла плотная волна брезгливой ненависти. Имела запах оружейной смазки и чего-то такого, что я не могла распознать. Что за ком с горы? Револьвер у него в правом кармане или за пазухой?

-            Ты оглох, что ли? Подойди к столу, - тренированный дядя со значением приложился тяжелой дланью к малахитовой столешнице.

-            Спасибо, мне и тут нормально слышно, - я засунула руки в карманы, - мне сказали, что барон меня ждет.