Каталог статей.


Летное училище. 17.5

-           Позвольте представить вам, мама, этого нахала, - хозяин местных красот наградил меня крепким толчком между лопатками, - курсант первого года Лётной Школы Лео Петров.

Я обязан ему жизнью. Трижды.

Немая пауза. Все стоявшие на широком крыльце посмотрели в нашу сторону. Вдруг ставшая в момент серьезной мать своего сына, его прелестницы-сестры, их кавалеры, многочисленная челядь и даже мои друзья.

-            Он шутит, мадам, - я грубовато рассмеялась, - ваш сын и барон любит приколоться над безоружным мной. Могу ли я рассчитывать на вашу защиту от его произвола хотя бы в этих гостеприимных стенах?

Я согнула руку в локте и предложила вельможной даме. Она охотно приняла и повела меня в дом, бросив негромко сыну через плечо:

-            Он милый и забавный,твой приятель, Кей.

-            Вы даже не представляете себе насколько, мама, - донесся до меня ответ.

Замок, как замок. Огромный и с башнями. Внутри царит откровенное барокко музейной ценности и сохранности,изящно присыпанное благами современной цивилизации. За золочеными рамами портретов и средневековой гастрономии прячутся ванны с гидромассажем, и нитки Всемирной сети распугивают вековые привидения. На кровати под балдахином я могла бы улечься, не выходя из своего раптора.

Без всякого стука в комнату просочилась долговязая дама. Очень прямая спина, тонкие губы, седина благородного голубоватого оттенка. На поясе ее коричневого платья красовалась изрядная связка ключей. Не надо пылиться четыре года в Лучшей школе для девиц, чтобы понять: это не горничная. Где же обещанная мне доступная девица? Следом за коричневым платьем из щели в гобеленах вышел седой дед. Лет семьдесят, не меньше. Оказывается, он станет помогать мне принимать ванну, бриться и облачит в подходящий костюм для вечеринки. Я оценила чувство юмора владельца замка.

Дед оказался бесценным. Для него не имело значения, парень я или девица. Он делал свою работу. В полном молчации, под щебет птиц в цветущих яблоневых деревьях за открытым окном, старик снял с меня одежду. Я пыталась возражать. Ноль. Наверное, он глухой и немой. Корыто ванны всклянь пузырилось пахучей пеной. Я пожалела, что барона здесь нет. Славно было бы поплавать вместе! Чудо-дед размял мои плечи и ступни, как-то так ненапряжно-деликатно прошелся мягкой губкой по всему уставшему телу. Прав оказался Эспо: день выдался бесконечным. И ещё не закончился. Я нахлебалась мыльной воды, запоздало осознав, что засыпаю. Заботливо обернутая в халат и поддерживаемая за талию, я доковыляла до кровати. Снова пожалела о душке Кей- Мерере. Почему я не воспользовалась момёнтом? Его пара поцелуев, а лучше все сто, мне совсем бы не помешали. Чихала я на все секреты!

-            Господин, просыпайтесь! Господи-и-ин, - женский веселый голосок.

Я открыла глаза. Закатное солнце покрасило крыши башен замка в красное. Черные кудри, атласная лента. Смеющиеся черные глазки, острые и быстрые. После такого взгляда поневоле хочется проверить карманы. Круглые, как мячики, грудки выпрыгивают, буквально навстречу, из низкого корсажа. Я отчетливо видела темную ареолу правого соска. Особый подарок барона? Мне?

-            Ваш костюм, господин.

Широкая юбка с белой кружевной отделкой взлетала то и дело, открывая взору розовые коленочки в ямочках и даже пару раз край белого чулочка. Горничная кружила по комнате, что- то переставляя и поправляя. Стреляла глазками с игривым любопытством. Я натянула покрывало до самого подбородка.

-            Велено вам вставать немедленно, господин. Наряжаться и спускаться в сад. Там уже гости собрались. Все ваши товарищи давно там...

Пришли на ум рыжие братья. Не знаю, как Левый, с тем все моящт быть, но Правый наверняка еще девственник. Управился бы он с этой веселой егозой? Все горничные в этом доме такие? Доступные, как сказал здешний хозяин. Если да,то как барон умудрился соблюсти целибат до почтенного совершеннолетия? И оставить его на мне, с гниловатым привкусом смерти в клетке для диких. Да он затейник ещё тот, мой владетельный парень.

-            Господин барон велел зайти сначала к цему в библиотеку. Он хочет сказать вам, господин, что-то важное, - трещала красотка без умолку.

-            П,ыц, - оборвала я ее без затей, решила быть суровым сердитым парнем, в смысле, тыкать прислуге и хамить, - дай мне воды.