Каталог статей.


Летное училище. 5.1

Старик кланялся, прижимая к белой сорочке на груди коричневую руку. Черная шапочка на его макушке держалась чудом, как приклеенная.

К нему присоединился молодой. Тоже кучерявый, но пока ещё брюнет. Этот не дергался в подобострастии, просто согнулся буквой зю и ждал, протянув вперед руки с объемистым свертком.

-            Герр Шен-зон, - мужчина, блондин, комэск и барон - все разом, сделал попытку высвободиться из плена шикарной дамы. Увы. Подергался, потом похлопал легонько пальчики на руке. Заговорил. - Этот человек - мой курсант. Сегодня торжественное посвящение в Имперские соколы. Надо бы ему хоть как-то помочь с одеждой, герр Шен-зон. Пожалуйста. сделайте.

-            Всенепременно, господин барон! Такая честь! Такая честь.

Ухватив меня за локоть и не забывая кланяться в сторону Кей-Мерера, седобородый перетек в соседнюю комнату.

От неожиданности, после сумрака красноватых ламп ателье, я зажмурилась на миг. Окна от потолка до пола в две стены. Здесь светил нормальный, ясный мартовский полдень. За высокими столами работали люди. Ходила мягким звуком электрическая раскройная каретка. Звенели стальными щелчками ножницы. Томным запахом горячего шелка пыхтели утюги. Никто из работников не повернул к нам головы.

-            Вот, господин, прошу вас, - спокойнее гораздо проговорил герр Шен-зон.

Старик выпрямился, сделал жест с несуетным достоинством внуку. Тот кивнул и через пару минут положил аккуратно на стол красивый френч, брюки и рубашку. Все нежного бежевого цвета, не хуже с виду, чем у Кей-Мерера.

-            Это отказная вещь. Подгонка, я думаю, времени много не займет: час, от силы, час двадцать, - говорил негромко ательер, обходя меня по кругу, - поднимите правую руку, мсье?

Он уставился на меня выцветшими, желтоватыми глазами.

-            Петров, - я улыбалась. Не ожидала такого везеция от слова совсем. - Кто же отказался от этого замечательного костюма?

-            О! это бедняжка madam Фишер,идемте, мсье Петров, - герр Шен-зон указал на парчовые занавески примерочной, - у мадам Фишер большое горе, доложу я вам. Ее любимый сыночек, ее свет в окошке, поехал поступать в Столичный Университет! Философский факультет! И поступил-таки, представьте себе! Кому это цадо? Что с этим образованием делать? Революцию? Розочка Фишер так надеялась, что ее мальчик станет имперским соколом, метеорологом, настоящим мужчиной, заказала для него полную офицерскую экипировку. Дава! Останься в дверях, не подходи. Я сам принесу мсье остальные вещи несчастной женщины.

Окончание размеренной речи портного слегка удивило. Я оглянулась на присутствующих. Ничего странного. Люди, как шили-пороли-гладили, так и продолжали, голов не подняли. Внук застрял в темно-красных портьерах, не высовывался. Дед повесил распялку с одеждой на крюк и скрылся. Что?

От герра Шен-зона на мгновение дотянулось. Запах обеспеченной, обстоятельной старости шел от него надежно и за версту. Другое я почуяла. Короткий проблеск азарта. Яркий и душный, как кровь. С какого перепуга? Продажи его так заводят?

-            Это все, разумеется стоит денег, не таких, как следовало бы, но все же я должен компенсировать потраченные материалы и усилия, зарплата швейникам, фурнитура, - гундел глуховатым басом портной. Принес солидную стопку одежды в примерочную. Раскладывал по бархатной оттоманке.

Блин! Я забыла про все. Белые и голубые полотняные рубахи с большими карманами на груди и погончиками. Тонкого батиста сорочки для торжественных случаев. Жилеты, брюки, подтяжки. И! Пан-та-ло-ны! Не знаю, как называются еще эти прекрасные трусы до колен. Плевать, что со смешной прорезью в интересном месте. Их тонкий, чуткий, шелковистый трикотаж натуральным жемчужным блеском скользил сквозь пальцы, лаская. Я прижала белый ворох к груди и поняла. Не отдам. Тут же имелись майки различных длин и фасонов. Мадам Фишер! Святая женщина!

-            Вы принимаете экю? - я счастливо повернулась к хозяину заведения.

Он как-то близковато придвинулся, разглядывая меня со спины. Быстро поднял глаза и смутился.

-            Экю? -, повторил герр Шен-зон автоматически и тут же оживился. - Золотые? Старые? Полновесные?

-            Да! Самые настоящие! У меня есть, я все беру, я хочу., - я стрекотала , как сорока, забыв следить за тембром голоса, хорошо, что в мужской род попадала.

Г ардероб - это невыносимо важно! Не зря красавица Китти поставила его на третье место после денег и документов.

Душка Кей-Мерер определенно заслуживал сегодня благодарности. Куплю ему эскимо на палочке при случае.

Старый мастер слушал, кивал солидно и все обещал. Накалывал булавками боковые швы френча. Мне, оказывается, здорово повезло, что в плечах подошло, ушивать в плечах такая морока.

Серая жестянка, похожая на старинный спичечный коробок.

Я увидела ее под рассыпавшейся белой кипой белья. Г лазок индикатора выдавал синий сигнал сквозь тонкое трикотажное полотно. Сердце спрыгнуло в пятки.

Синий. Значит, индикатор меня не распознал. Мой код старший. Оранжевый. Я быстро глянула в зеркало на швейного деда. Он ожидаемо пялился на определитель.

Я растерялась. Я забыла, что такое возможно со мной. Проверки. Кордоны. Патрули. Индикаторы, датчики подданных Империи. Идентификационные коды граждан Союза. Где старый хрен откопал этот додревний аппарат? И, главное! Почему он решил проверить именно мою тощую задницу? Почуял? Не может быть! Меня способен унюхать только такой же зверь, как я. Ното verus. Ничем родственным от герра Шен- зона не разило. Да и зачем бы ему тогда подсовывать машинку? Бред! Последний раз меня серьезно обнюхивали в Святой Каталине. Десять лет прошло. Или двенадцать? не помню. Ладони вспотели и стали ледяными. Веки спрятали глаза. Я воткнула ногти в кожу и пошла ва-банк.

-            Ой, гляньте, герр Шен-зон! Это ваше? - я зажала чертову коробочку в кулак.

Две секунды, пан или пропал. Мягкое покалывание вошло в шкуру указательного пальца. Я убила аккумулятор прибора, пока он не успел заложить меня. Протянула старику на раскрытой ладони мертвый аппарат.

-            Я знаю, что это! - гордо сообщила я растерянному повелителю мод и подтяжек. - Это зажигалка для костра! Да?

-            Ну, что-то в этом роде, - пробормотал герр Шен-зон, потеряв интерес к моей персоне. Вяло забрал индикатор и спрятал в жилетный карман.