Каталог статей.


Дети призрака. 2.3

-            Но за что? - растерялся тот.

-            Сам придумай! - каркнула вдова. - Например, обвини меня в чернокнижии.

Мне все равно, какое обвинение ты придумаешь - я подпишу любое признание, поскольку, раз мой родной сын готов уничтожить своего единокровного и единоутробного брата, то мне незачем жить!

Выпалив эти слова, фрау Хильтруд откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза, мгновенно успокоившись. Но, пораженные вспышкой ее гнева, братья только переглядывались.

-            Ну, я попытаюсь что-нибудь разузнать, - неуверенно промолвил Карл. - Все-таки я заседаю в городском совете, и со мной там кое-кто считается. Наверное, удастся уговорить остальных провести расследование. Может быть, всплывут кое- какие факты, которые могли бы.

-            Слышите? - его жена уже минуту пыталась привлечь внимание, и, не выдержав, дотронулась кончиками пальцев до запястья мужа. - Стучат.

Братья замерли. В дверь действительно постукивали. Так стучит потерявшая терпение прислуга, стесняясь уже того, что приходится тревожить господ в неурочное время, и мучительно переживая от того, что довелось подслушать.

-            Кто там? - крикнул Карл, выпрямляясь.

-            Герр Карл, - послышался голос служанки, - там гонец.

В это самое время на другом конце города тоже совещались. Четыре человека сидели за столом в темной комнате, озаренной светом единственной свечи. Еще четверо стояли позади, по углам комнаты, за пределами освещенного круга и казались тенями, сгустками мрака в темных плащах и надвинутых на лица капюшонах. Впрочем, под плащами виднелось оружие и сапоги, выдававшие их род занятий.

Единственная свеча давала мало света. Она, по сути, освещала только стол, покрытый черной скатертью, на которой белой и золотой нитью были вышиты каббалистические знаки. Пламя ее слегка колебалось, то вытягиваясь в нить, то снова припадая к фитилю, и тогда казалось, что тени сидящих за столом людей шевелятся и даже начинают самостоятельно двигаться.

Четверо сидевших не прятали лиц. Капюшоны их плащей были откинуты на плечи. Четверо мужчин разного возраста и женщина лет тридцати, с усталым, рано состарившимся лицом. Такие лица бывают у женщин, которые с ранних лет начинают покрывать их слоем белил и румян, дабы скрыть подлинные или мнимые изъяны кожи. Но не было человека, который смог

бы упрекнуть графиню Шарлотту фон Зверин в том, что она не следит за собой.

-            Ну, что? - нарушила она молчание.

-            Все, как обычно, как мы и планировали, - подал голос сидевший напротив нее мужчина средних лет.

-            Планировали? Как бы не так! Вы же знаете - нужно принести шесть раз по шесть жертв. Трижды нам удавалось найти шестерых, а на этот раз.

-            Что на этот раз?

-            Их пятеро! Будто вы не знаете! Пятеро! А надо шесть! Где взять шестого, причем как можно скорее?

Что-то в звуках ее голоса заставило мужчин переглянуться.

-            Шестого? Почему именно шестого? - спросил самый молодой из них. На щеках и висках его ещё оставались следы белил, а на лбу над левой бровью красовалась забытая мушка в форме звездочки.

-            Потому, что из пятерых избранных четверо - женщины и только один мужчина! - графиня ткнула пальцем в некоторых знаки, соединив их воображаемыми линиями. - Причем мужчина не первой молодости и. свежести. Чтобы уравновесить края рисунка, - она второй раз провела те же линии, - нужен молодой мужчина. Сильный, Горячий. Крепкий!

Она посмотрела на собеседника, и тот заметно занервничал:

-            Но. но ведь избранные ещё могут заговорить.

-            И ты уверен, брат, что кто-то из них назовет нужное нам имя? Ты уверен, что первое же названное имя будет принадлежать подходящему мужчине, достойному войти в когорту избранных? Ты уверен, что это вообще будет мужчина? Учтите, мы не можем себе позволить перебирать именами, как кухарка перебирает овощи на рынке! Мы должны взять первого, кого назовут!

-            Что же делать? - сидевший рядом с нею мужчина лет пятидесяти, рано облысевший и рано располневший, потянул

за ворот балахона, словно ему внезапно стало не хватать воздуха.

- Все просто, - Шарлотта фон Зверин кивнула собеседнику. - Ваша обязанность - присутствовать на допросах. Вы должны вынудить одного из подозреваемых назвать имя подходящего человека. Идеально, если оно прозвучит на самом первом допросе первого из подозреваемых. Тогда у нас не останется сомнений, что мы знаем имя избранного. И останется только завершить звезду, - она в третий раз провела пальцами по контуру символа, в центре которого горела свеча, и подняла глаза на одного из собеседников. Тот все понял и поспешил склонить голову в знак согласия.