Каталог статей.


Шестая печать. 8

Анна кивнула, осторожно скосила глаза вправо, потом влево. Огонек свечи бросал по сторонам два ее силуэта.

И один из них был темнее и плотнее, с более четкими краями, словно нарочно нарисованный на стене черной тушью.

-            Ты - мое отражение?

Тень. Пошли, что ли? Я могу двигаться только вместе с тобой. Почти...

Анну очень заинтересовало это уточнение, но она решила оставить выяснение сего странного замечания на потом. Она выпрямилась и зашагала вниз по ступенькам. Все равно идти было больше некуда.

Тень скользила рядом, и девочка, присматриваясь, заметила, что она двигается немного не в такт - если Анна резко поднимала руку со свечой, тень почти всегда запаздывала с этим жестом. А когда она повернула голову и взглянула в упор, тень неожиданно отвернулась в другую сторону, не «затылком», а именно «лицом».

Убедилась?

-            А откуда ты взялась?

Не знаю. Я была всегда, - темный силуэт на стене неожиданно пожал плечами.

-            Тогда почему я тебя раньше не замечала? Мне уже тринадцать лет и почти три месяца, а ты...

Если ты не могла меня видеть, это не мои проблемы!

Анна замолчала , обдумывая сказанное. А что, если это как- то связано с тем, что до недавнего времени ее колдовские способности практически не давали о себе знать? До двенадцати лет девочка вообще даже не подозревала, что она - будущая ведьма. И сестры тети Маргариты часто говорили, что ее силы пока спят. И на шабаш ее приглашали за год лишь однажды именно потому, что там нечего делать девочкам без магических способностей. Они стали просыпаться недавно - точнее, за несколько недель до того, как Анне исполнилось тринадцать лет. Ничего удивительного, значит, в том, что она долгое время не подозревала о существовании тени. Или...

-            А как тебя зовут?

Тень остановилась. Просто застыла.

Сначала Анна ничего не поняла. Она нарочно подвигала руками, покачала головой - но тень замерла, словно была не

тенью, а просто нарисованной на стене фигурой. Вторая тень, между прочим, исправно повторяла движения девочки, а вот эта... Обиделась? Или этот вопрос нельзя задавать?

- Ну, - подумав, прошептала девочка, - если у тебя нет имени... нет своего «я», тогда как насчет того, чтобы имя тебе...

И тут до нее внезапно дошло, почему тень оцепенела.

Они были не одни.

Белесые тени одца за другой выступали из мрака, сначала как легкая дымка, но постепенно они становились все гуще и светлее, оформляясь в человеческие... женские силуэты. Одна, две, три... восемь... Восемь молодых женщин, прозрачных, но настолько четких, что можно было рассмотреть каждую горькую складочку у плотно сжатых губ, каждую прядь волос, каждый шов на их длинных белых одеждах... Внешне они все были разными, но сейчас казались одинаково измученными, похудевшими и больными. И совершенно одинаковое выражение ненависти и алчности уродовало их когда-то миловидные лица. Эта ненависть была обращена против вторгшейся на их территорию живой девочки. Из темных глазниц на Анну глядела сама смерть. Они медленно окружали девочку, протягивая руки. Одно прикосновение - и конец. И одним призраком станет больше.

Надо было что-то делать - ну, хотя бы очертить защитный круг, что бы потусторонние сущности до нее не добрались! - но Анна оцепенела, прижавшись к стене и почти перестав дышать. Да и не было у нее ни мелка, ни уголька - вообще ничего, кроме свечки в дрожащей руке.

Она медленно попятилась, вжимаясь лопатками в стену и боясь отвести зачарованных глаз от надвигающихся призраков. Стало так страшно, что вспотели ладони, а голова закружилась и перед глазами замелькали черные точки. «Я ведьма, ведьма, - скользнула в сознании мысль. - Со мной ничего не случится... Ничего?»

Призраки почувствовали ее страх, придвинулись ближе. От них исходил холод, который заставлял сердце биться медленнее, а тело цепенеть. Да ничего не будет , если она на минуточку закроет глаза...

Но прежде, чем произошло необратимое, словно порыв ветра пронесся между живой девочкой и мертвыми душами. Девичий силуэт промчался мимо, врезаясь в призраков и внезапно обретая такую же призрачную «плоть». Мертвящие чары спали, Анна уставилась на свою точную копию - вплоть до свечки в руке.

Призраков разметало в стороны, когда тень - вторая Анна - взмахнула кулаком с зажатой в нем прозрачной свечой и сделала непонятный жест.

За мной! Пока они не опомнились!

Анна сорвалась с места, кинувшись по уходящему во тьму коридору. Тень бежала - летела - впереди, перебирая ногами, как обычная девочка, но не касаясь ими пола.

Тут есть второй выход! - прокричала она на бегу.

-Где?

Понятия не имею. Погоди, я сейчас... - тень рванулась вперед.

- Стой, куда? - успела крикнуть Анна, но той и след простыл.

И вот теперь девочке стало по-настоящему страшно.

Прикрыв рукой огонек свечи - хотя и магический, он трепетал и грозился совсем погаснуть - она прижалась к стене, прислушиваясь к малейшим шорохам. Длинный узкий проход тянулся в обе стороны. Там, откуда она прибежала, за нею по пятам двигались призраки. Их присутствие ощущалось, как порывы ледяного ветра. И откуда-то беглянка знала, что их прикосновение скует ее тело смертным холодом, от которого нет спасения. Ведь она не знает ни одного подходящего заклинания!

Белый полупрозрачный силуэт заставил ее взвизгнуть и подавиться собственным криком.

Не бойся. За мной!

Рядом возникла знакомая тень, заскользила впереди белым полупрозрачным облачком. Анна поспешила по пятам.

-            Куда ты меня ведешь?

Доверься мне!

Проход стал уже, потом повел наверх. Появились ступеньки. Короткая, всего в девять крутых ступеней, лестница вывела белянку к еще одной двери.

Открывай сама! - тень возникла рядом. - Я не могу к ней прикоснуться!

Анна навалилась на дверь всем телом. Потом дернула на себя. Несколько раз рванула, пытаясь расшатать . Тень маячила рядом, не торопя, но молча так красноречиво, что девочка в конце концов не выдержала:

-            Я одна не справлюсь!

Что ты от меня хочешь?

-            Сделай что-нибудь!

Я? - тень шарахнулась прочь. - Ты сума сошла! Я не могу... не умею! Это ты...

-            Я не умею тем более. И потом...

Что подразумевалось под этим словом, было ясно и так. Белесые тени, от которых веяло холодом, были все ближе.

Тень вздохнула и вдруг...

Обняла ее.

Анна оцепенела. Ощущение было странное. Она словно погрузилась в вязкий кисель. Приходилось прилагать усилия, чтобы просто дышать, не то, чтобы двигать руками и ногами. Да и двигать-то не получалось, как обычно. Создавалось впечатление, что «кисель» живой и сам, перемешиваясь, решает, в какую сторону поведет руку или ногу. Вдобавок по всему и перед глазами появилась серая муть, в которой предметы теряли четкие очертания. Анна ошеломленно вытаращила глаза на свои руки, которые легли на давно забухшую дверь. Кончики пальцев засветились призрачным

бело-голубым сиянием, которое разлилось по двери, окутывая ее.

«Мама дорогая!» - хотела сказать девочка, но только открыла рот, как тот самый вязкий «кисель», что обволакивал ее, хлынул в горло. Анна хрипло закричала, но крик перешел в отчаянное бульканье. В глазах потемнело. Горло сдавил рвотный спазм. Она покачнулась, падая на дверь всем телом, и успела только понять, что надежная с виду опора внезапно дрогнула. Потеряв равновесие, девочка вывалилась наружу, упала, больно ударившись обо что-то локтем и коленкой.

Резкая боль немного отрезвила сознание - настолько, что Анна взвилась на ноги, сгоряча пробежала несколько шагов, и только потом, обессилев, упала на колени, давясь, кашляя и содрогаясь от приступов тошноты и избавляясь от остатков ужина.

Еще минуты две после того, как ее перестало рвать ужином и желчью, девочка стояла на четвереньках, время от времени сплевывая тягучую противную слюну. Во рту было мерзко, голова кружилась, руки и ноги дрожали. Хотелось упасть и потерять сознание.

Вставай и пошли, - голос тени ворвался в сознание. - Мы должны как можно скорее убраться отсюда, пока никто не заметил.

- Где мы? - прохрипела Анна, поднимая голову.

Кругом росли деревья. Сквозь немного поредевшие кроны виднелось ночное небо. Было темно, прохладно. От земли тянуло холодом, справа - сыростью. Там пахло землей, рыбой, гниющей травой. Озеро? Не то ли самое?

Оно, - ворчливо согласилась тень.

Анна с трудом встала на ноги, хватаясь для опоры за ближайшую березу. Девочек ежедневно на час выводили на прогулку - пансионерки, чинно взявшись за руки, прохаживались по дорожкам в сопровождении классной дамы. Лишь в воскресенье прогулку продлевали на полчаса - тогда,

совершив необходимый моцион, девочки могли немного побегать, поиграть с мячом, просто посидеть на скамейке или покачаться на качелях. Но обычно гуляли пансионерки совсем в другой стороне, не приближаясь к рощице.

Мысль о том, что она оказалась одна ночью за пределами пансиона, придала Анне сил. Осмотревшись и сориентировавшись, она побежала к видневшемуся за деревьями зданию, спотыкаясь обо что-то в темноте, продираясь сквозь кустарник и высокую траву. Она ни разу не обернулась на ту дверку,из которой выбралась на волю, и не видела, как в ночное небо одна за другой стали просачиваться белесые тени.

Роща осталась позади. За нею мелькнули ровные ряды грядок. Небольшая запущенная лужайка - и вот она уже возле дома.

Через окно!

Тень метнулась к рядам окон. Одно впрямь было приоткрыто. Не заставляя себя просить дважды, Анна кинулась к нему. Осторожно, встав на цыпочки,толкнула створку. Подтянулась, переваливаясь на подоконник.

Это оказалась комната дежурной служительницы, находившаяся в начале коридора, соединявшего между собой дортуары всех четырех классов. Узкая казенная кровать, стол с неубранными остатками ужина, давно остывший самоварчик, несколько стульев, бюро, один большой сундук, казенный шкап, маленький столик. И никого. Хозяйка либо улетела на шабаш, либо отправилась по пансиону с ночным обходом. Повезло.

Торопясь, пока она не вернулась, Анна выбралась из ее комнаты. Теперь надо было вернуться в свой дортуар и сказать девочкам...

Не вздумай! - резкий окрик тени заставил ее вздрогнуть.

- Почему?

А как ты думаешь, у них случайно захлопнулась дверь? Я подслушала их разговоры. Они мечтали отделаться от тебя.

-            Но почему? Что я им сделала?

Анна покачала головой. И что у нее за жизнь такая? В гимназии Дебрянска у нее не было близких подруг потому, что она была не такой, как все, и тамошние девочки были бы рады от нее избавиться, поскольку чуяли в ней ведьму. Тут все тоже так или иначе связаны с колдовством. Тут все девочки будущие ведьмы, но она, Анна Сильвяните-Дебрич, опять чужая и не такая, как все.

-            Почему? - повторила она.

Наверное, из-за меня.

-            Как так?

За мной!

Обе выскользнули в коридор и вздохнули спокойнее. Здесь , если ее и застанут, можно всегда соврать, что приснился дурной сон, что она соскучилась по тетушке, что захотела в туалет или попить воды... Да и до своего дортуара рукой подать.

Тень метнулась к большому зеркалу, в полный рост, которое было установлено возле туалетов, чтобы девушки проверяли, хорошо ли они выглядят прежде, чем покинуть из крыло. Тень и Анна подбежали одновременно...

И девочка оторопела, увидев, что в темной глубине зеркала отражаются две одинаковые девочки. Помятое грязное платье,исцарапанные ладони и коленки, мусор и паутина в волосах... Конечно, все-таки чем-то они неуловимо и отличались. Но Анна была не в том состоянии, чтобы, как в головоломке,искать десять отличий.

-            Это... это... что это значит?

Это я, - легкомысленно дернуло плечиком отражение ее двойника.

Девочка то смотрела в темное мутное стекло, то переводила взгляд направо от себя. Рядом с нею никого не было, и только если приглядеться, можно было заметить какую-то белесую

дымку. Но в зеркале виднелось довольно четкое отражение подростка тринадцати лет, в помятом, пыльном и грязном платье, с растрепанными волосами... и веселым взглядом.

-            Ты кто? - не выдержала Анна.

Я— это я.

-            Откуда ты взялась?

Я всегда была рядом.

-            И тебя никто никогда не видел?

Мама видела, - привидение как-то странно пожало плечами.

-            Мама?

Угу, - отражение в зеркале потупилось. - Наша мама.

-            Наша, - Анна почувствовала, что у нее закружилась голова,и потемнело в глазах. Чтобы не упасть, она оперлась о подзеркальник. - Наша мама, она...

Сразу вспомнились рассуждения тети Маргариты о том, что в их роду всегда рождались близнецы, девочки, которых всегда звали Анна и Маргарита, и что это странно, что один ребенок носит оба имени. И как мама отшучивалась на невинные просьбы дочки «купить братика или сестричку». Оказывается, у нее уже была... сестра-близнец?

Да. Была, - кивнул силуэт в зеркале.

-Но тогда... как ты... э-э...

Как я умерла? Меня убила мама.

Анна почувствовала, что падает. Мама... ее милая, добрая мама... убийца?

Она была ведьмой,ты знаешь? - слова привидения звучали, казалось, в голове и не было смысла затыкать уши. От них некуда оказалось прятаться. - Но она очень не хотела ею становиться. И готова была почти на все, что бы избежать предначертания. По-своему она, наверное, права - это так тяжело и страшно, когда твоя судьба известна наперед, а ты ничего не можешь изменить... Она не хотела пользоваться своими силами, но ей пришлось это сделать. Когда она рожала нас, близнецов. Она знала, догадывалась, что именно мы и станем тоже ведьмами. Она хотела растить обыкновенного ребенка, без всех этих... способностей. И убила меня. С помощью колдовства. Родила живую девочку и... меня.

-            Привидение?

Да.

-            И она... знала?

Еще бы! Она с рождения видела меня. Я росла одновременно с тобой, развивалась, училась ходить и говорить... немного не так, как ты, но все-таки.

-            А кто ещё тебя видел? - Анна воровато оглянулась по сторонам, словно знала, что их подслушивают.

Никто. Только ты, мама и Мартин.

-Кто?

Ну, - девочке показалось, что ее двойник смутился, - я вас с ним потом познакомлю. Он хороший. Мы с ним дружим. И ты тоже можешь с нами дружить.

-            Спасибо, - вздохнула Анна, пытаясь осмыслить услышанное. - Значит, ты - моя сестра-близнец?

Значит, сестра, - кивнуло отражение девочки в зеркале.

-            И традиция, про которую говорила тетя Маргарита, все-таки соблюдена? В каждом поколении рождаются близнецы, которых зовут Анна и Маргарита.

Значит, соблюдена, - снова кивнуло отражение.

-            И мама это знала! Или предчувствовала, - Анна схватилась за голову. Мама пыталась бороться с судьбой. Она убежала из дома, не желая становиться ведьмой. Тщательно скрывала свое имя и происхождение. Родила... родила вовсе не близнецов и потом не пользовалась своим даром. Но судьба оказалась сильнее. Смерть нашла и покарала отступницу, а ее дочь учится в пансионе для юных ведьм. И у нее есть сестра- близнец! Вернее, сестра-призрак!

Всего этого было слишком для Анны. Ноги ее подкосились,и она села на пол. Ее двойник помялся немного, а потом спустился и свернулся рядом клубочком, как огромная кошка.

У привидений кости и суставы намного гибче, чем у людей,так что призраку девочки удалось действительно свернуться клубком.

Не переживай! - улыбнулась она. - Моя жизнь не такая уж и плохая. Правда, иногда мне бывает скучно и тоскливо... но ведь скука знакома и живым! А теперь, - она подмигнула, - когда мы познакомились, нам и вовсе скучать не придется!

-            Да уж, не придется, - вздохнула Анна. - Но послушай, если по традиции близнецы носят одно и то же имя в каждом поколении, и меня зовут Анной, то ты - Маргарита?

«Не может быть двух Маргарит одновременно!» - призрак так похоже передразнил тетю, что обе девочки рассмеялись. - Зови меня Ритой. Так привычнее. Ну, что? Пошли? - она взвилась с пола.

-            Да, - Анна вспомнила, что с нею произошло, и поскорее поднялась. - Пока никто не заметил...

Она машинально протянула руку при... нет, надо привыкать! - Рите и тут же ее отдернула, сообразив, что до призрака дотронуться нельзя. Но, как оказалось, это было ошибочное суждение. Призрачная девочка спокойно взяла ее за пальцы.

Ощущение было странным - словно кисть обволакивает влажная холодная вата.

До тебя я могу дотрагиваться - ты моя сестра. До других призраков тоже, - спокойно объяснила Рита. - До некоторых магических предметов. И все. Двигать посуду, хлопать дверями и так далее мне не дано. Но я учусь! Кто тебе свечку к ногам подкатил, если не я? Так что если ты перед экзаменом или контрольной напишешь записку с ответом и спрячешь ее, я сумею передать тебе бумажку так, что это никто не заметит!

Анна улыбнулась, представив себе призрака, подсматривающего в тетради к отличцицам. Мысль тут же перескочила на остальных девочек их немногочисленного класса.

-            А что я им скажу? Они бросили меня, когда дверь в подвал захлопнулась...

Захлопнули ее, вот и захлопнулась, - проворчала Рита. - Ты что, не понимаешь, что это было сделано нарочно?

-            Зачем?

Я говорила, но ты, наверное, не поняла. От тебя хотят избавиться, вот зачем.

-            Но почему?

На этот вопрос у призрака не было ответов, но Рита обещала, что разузнает все в ближайшее время.

В дортуаре никто не спал. Восемь девочек лежали и сидели на своих кроватях,таращась на огонек свечи.

-            Что же теперь будет? - вздохнула Дарья.

-            Как нам быть? - поддержала ее Домна.

-            Если что - мы ничего не знаем, - категорично отрезала Мария.

-            Мы тихо спали в своих кроватях, - поддержала ее Марфа. - Никто ничего не видел! Понятно?

Близнецы закивали.

-            А если там с нею что-то случится? - переглянулись Таисия с Таифой. - Вдруг призраки ее убьют, она станет одной из них и станет нам мстить?

-            Ну и что? - не сдавались Мария и Марфа. - Через год нам будут читать по теме «Заклинания духов». Выучим заклинание помощнее и нейтрализуем призрака. Загоним его в подвалы, к остальным. Призраком больше - призраком меньше...

-            Ну, это смотря какой призрак... - начала было Таисия и осеклась.

Мимо окон снаружи медленно, величаво плыла светлая фигура. Склоненная на грудь голова, скрещенные руки, длинный подол савана... Белая Дама? Но Белая Дама никогда не покидала стен пансиона.

Отчаянный вопль потряс стены дортуара. Вслед за одной закричали другие девочки. Они все видели призрака, все были уверены, что не ошиблись.

На крики, хлопнув дверью, примчалась дежурная служительница - как была, в ночной сорочке и чепце, на ходу пытаясь попасть в рукава халата.

-            А? Где? Что?

-            Там! Призрак! Привидение! Мы видели! Оно было вон там, - заголосили, перебивая друг друга, девочки.

Служительница бросилась к окну, с усилием распахнула раму, выглядывая наружу. Но вокруг раскинулась обычная осенняя ночь, прохладная и пасмурная. Пахло прелой листвой, землей, сыростью. И - ни движения, ни звука.

-            Ничего страшного нет. Успокойтесь и ложитесь спать! - служительница захлопнула окно. - Это, наверное, полнолуние на вас так действует.

-            Но до полнолуния еще два дня! - возразила Елена.

-            Для особо чувствительных это не оправдание. Ложитесь спать! - строже повторила служительница и направилась к двери. - Если вы не угомонитесь, завтра все будет доложено Амалии Арнольдовне!

Угроза подействовала. Девочки притихли и поспешили к своим постелям.

Анна проскользнула в дортуар тайком вслед за служительницей и, как ни в чем не бывало, улеглась в постель. Через пару минут после того, как девочки угомонились и перестали шепотом обсуждать странное явление, рядом повеяло холодом, и поверх одеяла проступил белесый силуэт ее сестры-призрака. Рита подмигнула Анне, и та задремала, чувствуя на себе взгляд привидения.