Каталог статей.


Седьмая печать. 19

Отпустив учеников и приставив к ним Прова - пусть следит, чтобы парни, выполнив задание, не болтались без дела,

а занялись чем-нибудь полезным - Юлиан сел писать докладную записку императору. Не называя фамилий и имен, он предложил ему под разными предлогами удалить от себя и своей супруги почти половину фрейлин и слуг, перечислив, на каких людей следует обратить внимание в первую очередь. Большинство из них, конечно, пострадает зря, но безопасность царской фамилии превыше всего.

Докладную записку он сочинял в своем кабинете, в подвале которого, как раз под тем местом, где стоял его стол, ждал своей участи маэстро Филоний.

Рите было скучно. В последнее время Анна почти не выезжала из дома, и ее сестра поневоле тоже оказалась заперта в четырех стенах. Будь она отдельной, самостоятельной девушкой, Рита наплевала на то, что у близнецов все общее, заботы и радости,и кинулась наносить визиты и веселиться на балах. Приглашения-то ведь поступали! Девушка видела многочисленные визитки, которые оставляли в лакейской. Среди них были довольно известные фамилии. Но обе тетушки, сестра Виктория и тетя Маргарита, всякий раз находили повод не принимать приглашения - то Анна прихворнула,то сама ее «маменька» слишком сытно покушала устриц вчера на пиру и теперь лежит в постели, а дочь от нее не отходит, то : «Это такая честь для нас, но мы уже приглашены и отложить визит никак нельзя!» В самом крайнем случае говорили, что им срочно надо написать пару писем.

Всякий раз, когда старые ведьмы выговаривали все это визитерам или посланникам, Рита находилась рядом и кипела от злости. Дошло до того, что во время одного из визитов она не выдержала и так взмахнула рукой, что портьера у двери неожиданно взлетела в воздух, как от сильного порыва ветра.

-            Что это? - гость, наследник князя Трубецкого, прибывший от имени родителей звать княгиню и княжну Дебрич в гости, даже подпрыгнул на стуле.

-            Сквозняки, - не моргнув глазом, соврала тетя Маргарита,только что извинявшаяся за внезапную болезнь «княгини Дебрич». - Они тут постоянно. В доме давно никто не живет именно по этой причине. Мы собирались его продать, да все никак не получим настоящую цену.

Рита зафыркала. Этот звук разнесся очень хорошо.

-            А это что? - гость завертел головой. - Мне показалось, как будто...

Бу-у-у-удто...

-            О, господи! Вы слышали? Этот голос...

Го-о-о-олос...

-            Эхо, - заявила тетя Маргарита.

-Но...

Оо-о-оу-о...

-            Ужасное эхо. И сквозняки. А когда дует северный ветер, порой слышатся такие звуки, как будто волки воют.

Приблизившись к Трубецкому, Рита наклонилась к его уху и тихо, но отчетливо произнесла:

И не только воют. Но и кусают, - и клацнула зубами.

Мужчина так и подпрыгнул, меняясь в лице. Коротко распрощался и был таков.

-            Иди сюда, - строго приказала тетя Маргарита, когда он вышел. - И не смей прятаться.

Рита тут же возникла рядом. Пожилая дама даже вздрогнула - ее племянница-призрак была растрепана, а ее платье, точная копия домашнего платья Анны, выглядело мятым.

-            Что это с тобой? Выглядишь ужасно, да еще и позволяешь себе такие выходки!

Подумаешь, - дернула плечом девушка.

-            Немедленно приведи себя в порядок и изволь отвечать на вопросы.

Рита небрежно взмахнула рукой - и ее волосы мигом оказались уложены в красивую прическу, а платье сменилось на воздушный бальный наряд.

-            Что с тобой происходит? - повторила тетя.

Ничего.

-            Рита, - строго сказала пожилая дама. - Не лги мне! Я чувствую ложь.

Я хочу свободы, - проворчала девушка.

-            Свободы?

Да. Я хочу жить так, как хочу. Я мечтаю о балах, о танцах, о красивой жизни! Мне надоело быть только тенью! Я хочу быть, как Анна...

-            Глупости! Ты такая, какая родилась.

И мне это не нравится.

-            Выбрось из головы! И веди себя прилично, не позорь нас перед обществом!

Вы! - внезапно разозлилась Рита. - Всегда только вы! А обо мне ни слова! Меня не существует! Я - тень, я никто и ничто! Вы со мной совсем не считаетесь! А я вам не холопка и не бессловесная тварь! Я хочу...

-           Свободы? Много хочешь - мало получишь!

Уверены ? - прищурилась девушка. - Мне нужна

свобода,тетя, и я ее добуду! Сами вы мне ее дадите или я заберу ее силой - це важно!

Она раскинула руки в стороны. Ее силуэт выцвел, побелел, а потом стал голубым. Волосы развились, взметнулись вокруг головы дрожащим венцом. Зрачки вспыхнули янтарным огнем, но пожилая дама осталась спокойна.

-           Немедленно прекрати, - приказала она. - Нашла, кому демонстрировать свои силы.

Она решительно подняла ладонь, шевельнула пальцами, одними губами прошептав несколько слов - и призрак отшвырнуло к стене, как пушинку. Рита вскрикнула, осела на пол. Сияние ее тела погасло, она побледнела и почти пропала.

-           Успокоилась? - пару минут спустя осведомилась княгиня Дебрич.

Девушка-призрак кивнула, не спеша выпрямившись.

-           То-то... Не надейся со мной справиться! Думаешь, я не сумею приструнить призрака?

Если бы, - скривилась девушка. - То-то Мартина вы приструнили!

-           Мартин Дебрич - особая статья. Он...

Он был ведьмаком. Вам бы с ним нипочем не справиться, если бы его не убили!

-           В том-то и дело, что его не убили! Он жив.

Сообразив, что проговорилась, Маргарита Дебрич зажала

себе рот рукой, но было поздно. Рита мгновенно оживилась, всплеснула руками:

Что? Мартин? Он...

-           Это не то, что ты подумала, глупая девчонка! Все случилось почти двести лет тому назад! Задолго до моего рождения! Так что не надейся, что я тебе что-то выдам!

Она отвернулась, собираясь покинуть комнату.

Но тетенька, но мшая, - сменила тон Рита, подлетев ближе и загораживая ей путь, - я чувствую, что вы что-то знаете про Мартина! Скажите, пожалуйста! Ну, что вам стоит!

-            Отойди от меня, глупая девчонка, - ведьма сложила пальцы щепотью, сделала знак отворота, и призрак опять отмело в сторону.

Но вы же знаете! - не сдавалась та. - Пожалуйста, скажите! Это для меня так важно...

Она тоже сообразила, что проговорилась, но было поздно.

-            Важно? - усмехнулась Маргарита Дебрич. — Ну, раз это для тебя действительно важно, выбирай - или он,или ты!

Что?

-            Что слышала! Свобода! Ты или он. Я могу отпустить только одного из вас. Правда, другой почти наверняка при этом исчезнет навсегда, - она с улыбкой посмотрела в лицо племянницы, - но я же не требую немедленного ответа! У тебя есть время подумать... до нашего возвращения в Дебричев. Тогда вы с Мартином все обсудите и решите, кто обретет эту столь желанную для вас свободу... А пока советую тебе вести себя потише. Иначе я могу и передумать!

С этими словами пожилая дама, как ни в чем не бывало, прошла сквозь застывшую на месте, оцепеневшую Риту и удалилась к себе, не забыв запереть двери и окна комнаты охранными чарами.

Прорвавшись сквозь потолок к чердаку, Рита только там дала волю своим чувствам.

Не-е-ет! Нет! Не хочу! Не могу!

Подхваченные ее силой, в воздух взметнулись обломки досок, ветошь, птичьи перья, мелкий сор, выброшенные за ненадобностью вещи. Закружились вихрем, вращаясь вокруг яростно топавшей и махавшей руками Риты. Настоящий ураган взбушевал на чердаке. Вещи натыкались на стропила, скаты крыши, ударялись в кровлю, сталкиваясь друг с другом. Разбуженные летучие мыши вспорхнули и, подхваченные тем же ветром, понеслись вместе с тряпками и мусором. Затрещал потолок, распахнулись все чердачные окна.

Рядом возникла легкая тень. Кинулась к Рите:

Нет, погоди! Успокойся!

Пусти! - отчаянно сопротивлялась та.

Не надо! Перестань!

Сам перестань! Ты ничего не знаешь, - визжала девушка- призрак.

Это ты ничего не знаешь! Успокойся! Прекрати!

Пошел воц!

Нет. Я тебя не оставлю!

Рита вдруг сухо разрыдалась, припала к его плечу - и в тот же миг вихрь прекратился. Все доски, мусор, обломки мебели и ветошь рухнули, заставив пол вздрогнуть. Взметнулась осевшая пыль, осыпала два прильнувших друг к другу призрака, превратив их в подобие мраморных статуй. Под тонким слоем пыли проступили силуэты молодого человека и девушки.

Скрипнула дверца чердака. Снизу ударил сноп света.

-            Что тут было? - послышался осторожный шепот Анны. - Э- э...Рита?

Две тени застыли в объятиях друг друга, не отвечая.

-            Рита? - громче позвала Анна. Опять тишина.

Она окликнула сестру в третий раз, но, получив в ответ только тишину, вздохнула: «Не хочешь - не надо!» - и ушла, закрыв дверь.

Призраки все ещё оставались неподвижными, слившись в единое целое. Потом оба пошевелились, и пыль осыпалась на пол.

Почему ты не ответила ей?

Не хочу, - девушка-призрак сбила с себя последние пылинки. - Она...

Она - твоя сестра. Она чувствует, когда тебе плохо.

«Чувствует!» - передразнила Рита. - Что она знает о моих чувствах? О наших чувствах?

Многое. Вы с нею - одно целое...

Вот именно. Одно! А я хочу быть отдельной, понимаешь? Хочу жить своей жизнью. Хочу путешествовать, хочу знакомиться с людьми, танцевать, петь, веселиться... Хочу замуж, наконец!

Призрак молодого человека стоял перед нею, опустив руки:

А я?

Ты? - Рита вскрикнула. - Ты? Ох, не спрашивай меня ни о чем! Ты не знаешь, каково мне!

Нет, прости, но это ты не знаешь, каково мне! У тебя ничего этого — обычной жизни! — не было,ты сама не знаешь, чего хочешь. А я знаю... знал... Я помню... Помню вкус хлеба, помню тепло огня, запахи земли, дождя, травы... Я был... понимаешь, был! И тоже хотел... многого... Когда появилась ты, я подумал... подумал, что теперь мне будет не так одиноко...

Рита закрыла лицо руками, опустилась на колени.

Вот именно, - глухо, в ладони, выговорила она. - У тебя хотя бы есть воспоминания... А у меня есть ты. И нет никого, кроме вас - тебя и... и этой противной Анны.

Вы — сестры. Вы могли бы найти общий язык.

В этом случае мы никогда не найдем общего языка, - покачала головой Рита. - Она низа что не согласится... И ты тоже.

А при чем тут я?

При тетеньке, - помрачнела девушка. - Она обещала отпустить на свободу одного из нас. Понимаешь - одного! Только одного!

Понимаю, - медленно кивнул призрак молодого человека. - А что будет со вторым?

В том-то и дело, что второго не будет. Совсем. Никогда. Нигде.

Она произнесла это таким тоном, что все сразу стало ясно.

И ты... согласилась?

Нет!

И зря! Я уже видел эту жизнь, я жил, пусть и всего двадцать три года, а ты... ты должна жить. Должна узнать вкус хлеба, должна пройти по мокрой траве после дождя, должна ощутить тепло и холод, почувствовать усталость и прилив сил после отдыха, должна, наконец, почувствовать, что такое собственное тело... И замуж выйти,и сына родить...

Сына, который не будет похож на тебя? Жить, зная, что ты пожертвовал жизнью ради меня? Даже такой жизнью?

Да, и такая жизнь имеет свою цену. И если бы мне предложили выбор, я бы...

Он замолчал, понимая, что искушение слишком велико. Ведь один раз уже смерть стояла над ним. Он уже один раз ошутил ее дыхание, почувствовал ее прикосновение. И в те последние - как тогда казалось - секунды он жалел не о том, чего не успел узнать, а о том, что уже знал. О том, что было, а не о том, что будет. И опять хоть ненадолго ощутить все это, вернуться... о, ради такого можно многим пожертвовать!

Рита кивнула головой. Она поняла, какие мысли владели ее другом.

Что же нам делать ?

Повисло молчание.

«Я знаю!»

Рита встрепенулась:

Ты слышал?

Что?

Кто-то сказал: «Язнаю!» Это...

«Это я!»

Оба призрака вскинули головы. Им понадобилось всего несколько секунд, чтобы вычислить, откуда донесся странный голос. Под потолком висела летучая мышь. Напуганные колдовским ураганом, ночевавшие на чердаке зверьки разлетелись в открытые окна, а на их место явилась эта. Слабое сияние ее шерстки свидетельствовало о том, что на чердак явился не простой зверек.

Я тебя знаю, - насторожилась, выпрямляясь, Рита.

«Я тебя тоже», - в тон отозвался зверек.

Ты — матка!

«Она самая!» - в воздухе зазвенел женский смех.

Убирайся отсюда!

«Зря гонишь. Может быть, я хочу помочь?» - мышь, как ни в чем не бывало, чистилась, словно голос не имел к ней отношения.

Чем ты можешь... А ты — можешь?

«Естественно! Я достаточно сильна, чтобы решить любую проблему! Да, у меня нет причин любить твою Анну, ведь она мне соперница. Рано или поздно, она станет маткой и бросит мне вызов. Е[оединка не избежать, и одна из нас погибнет в этой схватке. Это предопределено, спорить бесполезно. Я смирилась с этим. Анна может погибнуть. Если погибнет она, пропадешь и ты... если к тому моменту не освободишься!»

Лучше смерть, - проворчала Рита, покосившись на призрак молодого человека, как будто напоминая, какой ценой ей может достаться свобода.

«Не обязательно лучше! - мышь спорхнула с балки, подлетела ближе и зависла в воздухе. Теперь, при ближайшем рассмотрении, стало заметно, что ее мордочка имеет отдаленное сходство с человеческим лицом. Более того - с лицом самой матки. Из густой гривы волос торчали большие мышиные уши, глаза и нос были человеческими. Но вот пасть - звериной. Жуткое сочетание. - Ты лучше посмотри на него!»

Рита мигом обернулась к призраку своего друга. Тот выглядел удивленным.

«Он-он, - кивнула мышь. - Если не ошибаюсь, он ведь не привязан к этому дому? Но каким-то образом сумел перебраться сюда. Тоже, знаешь ли, своего рода свобода!»

Не совсем, - поправил призрак. - Там осталось... там то, без чего я не могу существовать. Сюда я только привязан.

Если связь порвется...