Каталог статей.


Кольцо чужого. 33

Остаток дня и ночь мы решили провести в избушке, потому как душевных сил идти куда-либо не было.

До вечера мы исследовали катакомбы, и я с радостью обнаружил, что нужный ход, скрытый от посторонних глаз магией эвари, целехонек. Наконец-то нам повезло!

Проведя ревизию припасов в избушке, мы разыскали крупу и овощи и состряпали вполне сносный ужин. После еды Рэнна сразу же уснула, что, учитывая, сколько ей пришлось пережить за последнее время (а также особые отварчики, которыми поила ее Ольна), меня не удивило. Говорят, что сон - самое верное лекарство от нервных потрясений. Было отчего позавидовать Рэнне, потому как нам с Ольной не спалось. Оставив графинюшку в теплой уютной избушке, мы побродили

по развалинам и, в конце концов, устроились на огромной, почти не пострадавшей посадочной площадке, где действительно мог без проблем приземлиться взрослый дракон.

Весенний вечер, светлый, прозрачный, свежий... Все ещё цветущие яблоцевые сады наполняли прохладный воздух горьковатым ароматом. Ольна устроилась на самом краю площадки, на частично уцелевшей стене, и беспечно болтала ногами, глядя по сторонам. Легкий ветерок трепал ее волосы, уже начавшие отрастать. По крайней мере, у корней вновь проблескивало серебро. Я присел рядом, незаметно разглядывая девушку и стремясь найти в ней знакомые черты. Нет... на Дара она не похожа. Впрочем, это еще ни о чем не говорило - ведь Ольна могла пойти и в мать, а Герану я никогда не видел. Знал только - со слов брата - что у той были темные, как ночное небо, волосы и самые красивые в мире глаза. Помню, меня очень забавляли эти разговоры, а сейчас... сейчас я жалел, что так и не успел познакомиться с Гераной. Что ж... Сделанного не воротишь, придется ждать вердикта Старейших. Но почему-то я был совершенно уверен в их выводах. Вот и ещё одна причина вернуться в Долину...

Представив выражение лиц Старейших при нашем возвращении домой, я криво усмехнулся, задумчиво посмотрел вдаль, поболтал ногами, поборол детское желание спрыгнуть с такой высоты... и вспомнил кое о чем. Что ж, вот и мне дело нашлось!

Устроившись поудобнее, я достал из-за пазухи изрядно помятый свиток с дриловым пророчеством, врученный мне Гректориаром перед отъездом,и внимательно принялся его изучать. Как сей раритет оказался у оборотня - не ведаю, не иначе как сам Тавелеритар отдал... а может, его раздобыл Калер. Этот вопрос занимал меня ровно три вдоха, а после просто вылетел из головы, уступая место новым загадкам. Внешне стройное и логичное предсказание о том, что всему клану серебряных драконов придет конец из-за полукровки, почему-то не казалось таковым по смыслу.

-            Что-то с этим пророчеством не так, - протянул я,так; и эдак вертя древний свиток. Что-то не давало покоя, но вот что именно - я никак не мог понять. Нужная мысль все время ускользала, оставляя ощущение досады и смутную тревогу.

-            Позволь взглянуть, - протянула ладошку Ольна. Я пожал плечами и вручил ей свиток, с любопытством следя, как хмурятся бровки целительницы по мере прочтения сего манускрипта.

-            Это подделка, - уверенно заявила девушка через некоторое время.

-            Что?! - не понял я.

-            Подделка, - повторила она. - Отличная, практически идеальная, такую очень трудно распознать...

-            Но не смотрящим в суть, - прошептал я, потрясенно глядя на Ольну. - А ты... можешь сказать, что было написано в оригинале?

Целительница задумалась, забавно морща носик, а потом кивнула:

-            Думаю, что да. По крайней мере, попытаюсь... Сдается мне, здесь приписано лишнее... Только не мешай мне, Вир, договорились?

-            Конечно, - поспешно согласился я и даже пересел на небольшой валун, дабы действительно не мешать.

Тягостно тянулось время, а Ольна, полуприкрыв глаза, все сидела, скользя отрешенным взглядом по истертым строчкам пергамента. Я же окончательно извелся от любопытства, то и дело строя в уме различные догадки, одна другой безумнее. Подумать только, пророчество, довлеющее над народом эвари столько лет, на самом деле - липовое! Я прекрасно помнил, чего стоил многим драконам нелепый закон Старейших... и самую страшную, непомерную цену заплатил мой брат. Цену, которая заставила содрогнуться всю Долину, подкосила доверие к Старейшим... и породила страх перед ними. И молодые эвари, не готовые смириться с этим страхом, стали уходить. Покидали Долину, не оглядываясь, но зная, что и по ту сторону, в землях людей, не будут свободными, что, ежели они посмеют нарушить Закон Старейших, то кара, постигшая Дархона, непременно падет и на них. Но здесь хотя бы имелась видимость свободы,тогда как в Долине было нечем дышать. И за эту хрупкую иллюзию независимости мы держались как утопающий за соломинку...

-            Вир... - Легкая теплая ладошка легла на мое плечо, и я сам не понял, как оказался на ногах и порывисто обнял Ольну, стараясь не дать пролиться закипающим на глазах злым слезам. Девушка вздохнула и, чуть отодвинувшись, провела тонкими пальчиками по моим щекам, смахивая все-таки скользнувшие из-под ресниц слезинки.

-            Это пророчество не об эвари, - тихо сказала она, смотря мне в глаза. - Оно не имеет никакого отношения к твоему народу.

-            Но... - растерянно пробормотал я, - как же? Ведь Тавелеритар верил в это пророчество... Значит, он не сомневался в его подлинности! Мудрейший не мог не почувствовать обмана!

-            Не все так просто, Вир, - покачала головой Ольна, присаживаясь на камень и увлекая меня за собой. - Тавелеритара все-таки обманули. Точно так же, как и остальных Старейших. Магия, изменившая слова в свитке, столь тонка и эфемерна, что даже драконы не смогли почувствовать ее... На самом деле народ эвари подставили. Переложили на плечи ваших Старейших всю грязную работу. И они исправно следили за тем, чтобы в мире не появились полукровки, и в самом деле несущие угрозу, - но не драконам.

-            О чем это ты? - окончательно растерялся я, завороженно глядя на серебристые вихри в бездонных темных глазах целительницы.

-            Все просто, Вир. Им не пришлось особо напрягаться... лишь подправить кое-что. И речь в пророчестве действительно идет о драконе... Изначально - лживом... Здесь в самом деле говорится, что полукровка станет причиной гибели дракона... Только это не указание на расу! Это - официальный титул Императора Давериона!

Я даже присвистнул от неожиданности. Вот это номер! Такого я никак не мог предположить... Но не верить Ольне тоже не мог. Видящие суть способны чувствовать и знать намного больше, нежели все остальные, превосходя в этом даже драконов, жаль только, что их очень мало в этом мире, да и не каждому суждено развить свой поистине редчайший дар... И если девушка говорит, что пророчество об Императоре, значит,так оно и есть.

-            Но почему - лживом?! - нахмурился я. Если именцо Ольна - то самое дитя двух рас, о котором и говорится в пророчестве, то Императором может быть только Зэйгар. Воспоминания о словахЕректориара болью отозвалось в сердце... Лживый. Насквозь лживый...

-            Такова его суть, - покачала головой целительница. - Я помню свои ощущения, когда разговаривала с ним... Мне было страшно. Очень страшно. Хотелось бежать, все равно куда, лишь бы подальше от него. А ты говоришь, что кольцо никогда не ошибается. Вряд ли мой случай стал исключением. К тому же, ведь Император, как истинный потомок Дракона, должен чувствовать кольцо, не так ли? Так почему же он не смог найти меня по нему? К чему эти сложности с гвардейцами и патрулями? И почему... почему ему подчиняются оборотни? К тому же не принесший его роду клятву клан Верных, как должно бы быть, а Проклятые, которые никому никогда не служили?

-            У меня нет ответов на эти вопросы, - вздохнул я. - Я и сам слишком часто задавал их себе. Есть лишь предположения... Но они звучат слишком дико. Не думаю, что я прав. Однако...

здесь в самом деле что-то не так. Ольна, нам надо идти дальше. В Хрустальную Долину. Тавелеритар погиб, но есть другие Старейшие, которые должны быть в курсе происходящего. Мой отец, например. Не думаю, что он откажет нам в помощи... когда узнает, что пророчество, погубившее его сына, - ложь...

Я поднялся на ноги и вопросительно посмотрел на девушку, как-то странно побледневшую и не спешившую следовать моему примеру.

-            Оль? Что случилось? - удивился я.

-            Вир... - неуверенно сказала целительница, поднимая на меня изменчивые глаза, - мне не по себе. Я... боюсь.

Неудивительно. После ее красочных видений и моих рассказов... Я бы тоже боялся. Однако... выбора нам не оставили.

-            Не нужно, - покачал я головой, присаживаясь рядом с ней на корточки и беря ее холодные ладони в свои. - Я буду с тобой. Всегда. Никто не посмеет тронуть тебя. Особенно после того, как все узнают истинную цену пророчества. Оль... Ты сомневаешься во мне?

-            Нет! - поспешно качцула головой Ольна, отчего ее короткие волосы разлетелись по плечам,и мне на мгновение показалось, что в их густоте вновь блеснули серебристые пряди.

-            Тогда идем! Нам надо выспаться, чтобы завтра с рассветом отправиться в путь. Пожалуй, Рэнна все-таки увидит мою родину... - Я легко поднялся на ноги, увлекая за собой целительницу,и, не выпуская ее ладони, пошел к выходу из руин.

Но дойти нам было не суждено.

Вначале порыв ледяного ветра едва не сбил нас с ног, затем позади раздалось шипение разворачивающейся воронки портала, обдавшей нас почти непереносимым жаром.

Медленно обернувшись, мы обреченно застыли...

В центре разрушенной посадочной площадки, небрежно облокотившись о вывороченный из стены камень, стоял высокий человек в черно-серебристых одеждах.

Единовластный правитель из рода Дракона, Его Императорское Величество, Зэйгар Авэрин Эль-Тэйр собственной венценосной персоной.

- Ну здравствуй, принцесса! - усмехнулся Император, небрежным жестом снимая неизменный капюшон и отбрасывая с глаз густые темные волосы.

Впервые на нем не оказалось традиционной маски. Но лучше бы она была...

Ольна застыла, широко распахнув полыхнувшие ошеломленным серебром глаза, забыв о том, как нужно дышать. Я же понял, что не могу даже пошевелиться - таково было мое изумление. Ибо, облаченный в императорские роскошные одежды, с тяжелым обручем-короной на темно- русых волосах, глазами цвета осенней ночи на нас смотрел... Иен Амейн.

ИМПЕРАТОР ДАВЕРИОНА

-            Язык проглотила, милая? - ясно улыбнулся он, делая шаг вперед и смотря только на Ольну, игнорируя мою скромную и такую незаметную персону,и на его щеках знакомо заиграли ямочки,те самые, на которые Ольна не единожды любовалась украдкой. - Так я помогу... У тебя на пальчике - моя вещь... И она не снимается, не так ли? Делаем очевидный вывод. Ты - моя. - Его рука властно легла на плечо недвижимой, словно зачарованной целительницы. Император подцепил кончиками пальцев подбородок девушки, заставив ее посмотреть себе в глаза. И на его бледных губах зазмеилась уже другая улыбка - улыбка победителя. Улыбка, которая просто не могла принадлежать гвардии капитану.

-            Идем, - шепнул он, потянув девушку за руку. - Я - твоя судьба.

И Ольна покорно шагнула к нему, словно не замечая, каким безумным торжеством блеснули глаза повелителя Давериона. А я наконец смог справиться с жутким оцепенением, поразившим меня. Что... что она делает?! Зачем?! Почему?! Кем бы ни был человек, стоящий сейчас рядом с ней... кем бы ни казался нам... кем бы ни стал для нас... он был - враг. А разве можно вот так просто сдаться врагу, не сделав ни единой попытки вырваться из его цепкой хватки?!

И я рванулся вперед, к ней... к нему. И сам не понял, как оказался на неровном полу, на приличном расстоянии от забывшей обо всем на свете девушки. Боль огненной плеткой обожгла разодранный в кровь локоть, смывая наваждение, возвращая мыслям ясность, а телу - легкость и свободу от непонятного сковывающего ужаса.

-            Нет!!! Оль, нет!!!

Мой голос, сорвавшийся на крик, эхом прокатился по развалинам, заметался в них испуганной птахой, отражаясь от полуразрушенных стен, разрывая, разрушая непонятные чары, сковавшие целительницу. Она вздрогнула, остановилась, посмотрела на мужчину, держащего ее за руку, долгим внимательным взглядом. А на ее безымянном пальце яростным светом полыхало кольцо, явно не признавая в Императоре своего господина.

-            Ты - не он, - медленно проговорила Ольна, вырывая свою ладошку. Я с облегчением выдохнул, сразу поняв, о чем - вернее, о ком - она говорит, а вот Зэйгар, похоже, воспринял ее слова по-своему...

-            Ты ясновидящая? - с непонятной злостью скривился Император. - Вот за что я не люблю слишком одаренных целителей... Лезут везде, куда их не просят... И эвари - тоже. В любом случае, мы решим эту проблему. Договоримся...

-            Кто ты? - прошептала Ольна, пятясь назад. Ко мне, застывшему в нескольких шагах от нее.

-            Твой будущий муж, естественно. Ты ведь знаешь о кольце? Теперь, когда старый дракон уже не сможет влезть в мои дела... Скоро ты станешь Императрицей. Чего ты ждешь?

Идем! - И Зэйгар протянул ей руку. Ладонью вниз.

Если верить классической психологии (а не верить ей у меня нет никаких оснований), этот типчик привык брать... но не отдавать. И как мы могли спутать - пусть и на несколько мгновений - его с Иеном? Хотя внешнее сходство просто сногсшибательное... А Ольна уже почти поравнялась со мной. Еще немного, девочка, еще чуть-чуть...

-            Ну же, - теряя терпение, нервно передернул плечами Император. - Хватит бегать, Ольна. Мне это надоело. Мое желание - закон для всех. Дай мне руку. Немедленно. Мы возвращаемся во дворец.

-            Нет. - Одно-единственное слово, сорвавшееся с губ тоненькой девушки, произвело эффект бочки ледяной воды, вылитой на коронованную голову.

-            Что ж... не хочешь по-хорошему - будет по-плохому! Я не потеряю власть из-за капризов глупой девчонки! - рыкнул Зэйгар, одним прыжком оказавшись рядом с Ольной.

Но каково же было его удивление, когда протянутая рука схватила не девушку, а до жути спокойного и при том мерзко ухмыляющегося парня со злобно полыхающим взглядом. Император от неожиданности сделал шаг назад, а я, показав клыки, нежненько так проворковал:

-            Ну привет, милый! Возьмешь меня замуж?

Темные глаза Зэйгара на миг расширились от удивления, которое тут же сменилось всепоглощающим гцевом, а потом...

Мощный магический разряд, способный испепелить армию, волной прошел сквозь мое тело, не причинив никакого вреда... кроме щекотки, что разозлило меня ещё больше. Ненавижу щекотку. Терпеть не могу!!!

Никогда не злите дракона. Особенно - серебряного. Особенно - потерявшего по вашей милости семью...

Хлопнули крылья, из-под когтей брызнуло крошево камней, а из измененного горла вырвался дикий вопль, не воспринимаемый человеческим ухом. За Ольну я не боялся - кровь эвари защитит ее. Все остальное в тот миг меня ничуть не волновало. Ни содрогающиеся стены, ни потревоженныё, мечущиеся в панике летучие мыши, ни танцующая под ногами площадка... ни корчащийся в безумной агонии у моих лап человек, царапающий разбитыми в кровь пальцами с содранными ногтями равнодушные камни.