Каталог статей.


На пороге неба. 21

Я нагло улыбнулась Ринраелю, благо практики в этом было предостаточно, и насмешливо добавила:

 

-            А я здесь потому, что мой дедушка на свои средства отстроил весь ученический корпус и большую часть этой академии, чтобы здесь могли учиться моя мама, я,и Лорена. А что здесь делаете вы? - Я продолжила дерзко улыбаться, попутно отмечая, что все же возраст берет свое, даже с Игниром я себе такого хамства не позволяла.

Он на миг замолчал, прищурившись, затем склонился ко мне и, скрипнув зубами, сказал:

-            Блудная девка, пользуешься тем, что приказом привязываешь к себе лучших эльфов? Со мной такое не пройдет! Я выведу тебя на чистую воду!

Выплюнув это, он развернулся и ушел. За ним, косо поглядывая на меня, потянулись сочувствующие Чери помощницы, и любопытные ученицы.

О чем это он? Блудная?! От подобного заявления я чуть слюной не подавилась и не закашлялась, в шоке глядя вслед Смотрителю. Ничего себе... Кого-кого я приказом привязываю?!

В шоке покачала головой. Что-то мне хронически не везет с руководителями академий... Или им со мной.

Тяжело выдохнула и ушла к себе, громко захлопнув двери.

Внутри все нервно колотилось.

-Так... - разговаривая сама с собой, я попыталась с гневных мыслей переключиться на более спокойные и, как следствие, продуктивные размышления. - Смотритель еще на празднике говорил о том, что желает очистить академию от...

Получается, от людей? Как он назвал нас с Лореной?

«Помеск»... - Я хмыкнула и покачала головой. - У драконов в принципе не может быть помесков, пора бы ему это знать! Драконницы появляются раз в несколько тысяч лет, и ни одна из них не дожила даже до пятнадцати... - кроме меня, конечно,так что, любой ребенок дракона - чистокровный дракон!

На улице безостановочно выл ветер, за два дня, пока он неистовствовал, недавнего тепла почти не осталось. Сложив дрова в камине, выпуская гнев, ударила по ним драконьим огнем, они мгновенно вспыхнули и прогорели.

-            И в этом не везет, - грустно заметила я, оглядывая гаснущие угли.

Скицув тапочки, залезла на диван с ногами, натянув на колени тонкую ткань халата, - что же тогда получается? Весь конфликт с Чери - просто неудачная постановка Смотрителя? Чтобы скомпрометировать Лорену в глазах эльфов? Очень даже, похоже! Надо бы ещё ее саму расспросить.

Ужасно. Все эти сплетни о моей семье, оскорбления, прямые и завуалированные, кто бы мог подумать там, у себя на острове, что я могу в Светлом эльфийском обществе столкнуться с худшим отношением в сравнении с тем, что было на острове Игнира?!

Я покачала головой. Тут ко мне постучались.

-            Айон, можно к тебе? - открывая дверь в мои покои, сухо поинтересовался дядя Лорм. Неужели его уже оповестили о случившемся? Не может быть! Это плохо, продолжение утрешнего скандала никому не нужно.

-            Конечно, входите! - отозвалась я, с раздражением рассматривая свой халат, который давно надо было снять и надеть что-то более подобающее, но пребывая в ужасном состоянии после утренней стычки, до сих пор так этого не сделала.

Следом за дядей, поклонившись, ко мне вошел Таниель.

Стало еще неудобней. Как была права мама: «чтобы не

случилось, сначала приведи в порядок себя». Но, увы, уже поздно что-то менять.

-            Я смотрю, ты совсем расслабилась без родителей, - каким- то неприятным голосом заметил дядюшка Лорм, недовольно оглядев мое одеяние.

Усмехнувшись, кивнула им на диван, предлагая присесть.

-            Я бы объяснила это другими причинами, но вы же не мой вид обсуждать пришли, так что же случилось? Что привело вас сюда так внезапно? - сдержано поинтересовалась я.

-            У нас много вопросов... Сейчас их обсудим, - холодно заметил дядя Лорм, присаживаясь в кресло.

Таниель, задумчиво посмотрев на друга, медленно кивнул и сел на диван рядом.

-            Чаю? - привычно предложила я, но спохватившись, поежилась. Ага, сюда ещё разгневанную Чери пригласить осталось. Благо они сразу отказались.

-            Послушай, солнышко! - сообщил Таниель, остановившись в нескольких шагах от дивана, словно раздумывая, садиться или нет. - Ты должна знать, что я всеми силами противился замыслу твоего дяди явиться сюда. Не сильно переживай о том, что сейчас услышишь.

От подобного предупреждения я напряглась ещё больше.

Лорм измерил Таниеля презрительным взглядом, но вслух ничего не сказал. Зато повернулся ко мне, молча и внимательно изучая. Я не сводила с дяди неподвижного взгляда, пытаясь предугадать, о чем пойдет речь.

-            Начнем сначала... - сурово произнес он.

Если честно, такой дядя Лорм меня очень смущал, никогда не видела его в качестве строгого судьи. Сколько помню, он всегда был моим добрым, милым и благородным дядюшкой, и общаться с которым одно удовольствие.

-            Как ты оказалась на городской площади? Кто разрешил тебе покинуть академию и в одиночестве идти гулять по городу? Одного похищения, на семь лет, не хватило?

Я очень разозлилась, но вежливо склонив голову набок, нежно заметила:

-            Вы правы, дядюшка, хватило. Но мне уже не двенадцать,так что... не все столь мрачно.

Высокомерно поджав губы, Лорм с осуждением покачал головой:

-            Как мне сказал Таниель,тебя недавно вновь похитили. Судя по всему, после всего пережитого ты так ничего и не поняла. Иначе, чем ещё можно оправдать такое безрассудство!

Я посмотрела на занервничавшего владыку и мирно улыбнулась дядюшке. Слушать подобное больно и оскорбительно, но возразить на правду было нечем. И все же я мягко отозвалась:

-            И тут вы правы, но меня похитили всего на полчаса...

-            Как я слышал, в этом твоей заслуги не было! - сурово отрезал дядюшка Лорм.

-            Если бы я спасала себя сама, это заняло бы на десять минут больше... - уже через силу улыбнулась я. - Не стоит волноваться обо мне. Я сделала определенные выводы,и больше никого жалеть не буду. Честно. Ударю сразу,и разнесу все.

-            Как ты сделала тогда на площади? Никто, из подвешенных тобой на площади, не выжил! Тебя это не смущает их смерть? Главное, за что ты их убила?

-            Как?! Как не выжили?! - у меня от шока перехватило дыхание. Я стиснула горловину рубашки, сжав тонкую кружевную ткань в кулак.

-            Я никого не убивала! Они атаковали ваш отряд в спину, я выставила щит, потом они кинулись на меня... - Лорм презрительно скривился, явно не веря моим словам.

Таниель, перебивая мои нервные оправдания, покачал головой:

-            Командир, заканчивай донимать ребенка! Ты не хуже меня знаешь, что обличения без любви вызывают только агрессию,

никакой пользы от твоих слов не будет! - Холодно одернул он распалившегося в гневе дядю. - И чего ты вину за тот сброд на девочку вешаешь? Я тебе говорил, что это бродяги с Непруга... Кто их нанимал, все предусмотрел заранее.

Лорм резко к нему повернулся:

-            Если бы она не вмешалась, мы бы их поймали! И все было бы нормально. Те негодяи хотя бы выжили!

-            Не факт, - устало отозвался владыка, но дальше спорить не стал.

Я в шоке смотрела то на одного, то на другого.

Дядя Лорм вновь повернулся ко мне:

-            Еще... хотел сказать об этих твоих... братьях. Я совершенно недоволен, что они постоянно крутятся рядом с тобой! Мало того, что следуя девичьим капризам,твой отец сделал их наследниками, так еще они пытаются втереться к нам в семью... Что за посещения девичьей академии в урочное время? Заняться им нечем?

-            Что? - вспыхнула я. - Втереться? В семью?

Таниель махнул руками, прекращая нашу стычку.

-            Не воспринимай это так остро, Айон... Это моя вина. Видишь ли,твой дядя поинтересовался, как они учатся... я честно рассказал... - попытался смягчить слова Лорма Таниель. - Скажем так, они славные ребята, но никого не слушают, пропускают уроки, ведут себя, как им заблагорассудится...

Лорм окрысился на лучшего друга:

-            Не оправдывай их! Что за позор для нас! У нас в семье никогда не было такого безответственного отношения к учебе. Я вынужден запретить Лорене общаться с ними, опасаясь дурного влияния!

Я не сводила с дяди потрясенного взгляда. Таниель тоже был шокирован:

-            Ты перегнул, Лорм... ну молодые разгильдяи. Ну... сбежали с занятий пару раз, но ведь учатся все равно лучше

других. Так как знают, чего хотят, в отличие от многих других послушных молодых эльфов, поступивших туда по воле родителей, - своеобразно вступился за них владыка.

За окнами резко потемнело, ударила молния, загремел гром, внезапно началась гроза. Какая-то весна порывистая последнее время...

Дядя никого не слушал.

-            Зачем ты их защищаешь?! Их поведение, это отсутствие внутренней дисциплины. Такого у эльфов быть не должно... да и какие из них эльфы! - презрительно закончил Лорм.

Чтобы сдержаться, я опустила голову, но это не помогло.

Медленно подняла ледяной взгляд на дядюшку Лорма,и где- то с минуту молча на него смотрела. Потом поднялась с дивана и сухо поблагодарила:

-            Благодарю за визит. Дядя Лорм. Владыка Таниель.

Спасибо, что навестили... Я сообщу отцу о вашем посещении и проявленном ко мне внимании. - И холодно поклонилась, таким образом, выставляя их вон.

Таниель тут же смущенно поднялся, ему совсем не понравилось, как мы дядюшкой поговорили, но вмешиваться в семейный спор не в эльфийских правилах. Судя по виду, он уже и так сожалел, что составил Лорму компанию и стал свидетелем семейного конфликта.

-            Что за детское поведение, - насмешливо проворчал Лорм, следом за Таниелем медленно вставая с дивана. - Истерика какая-то...

Я холодно усмехнулась:

-            Мне необходимо утопить эту часть материка в море? Спалить Лолирель или залить ее лавой? Этого будет достаточно, чтобы соответствовать вашему мнению о моей взрослой истерике, дядюшка? Или тогда вы и ко мне сестру не подпустите?

-            Ты решила продемонстрировать нам свою силу? Уж что это, как не детская попытка выглядеть взрослой?

Замок ощутимо тряхнуло. Ничего себе, землетрясение! Я растеряно оглянулась в сторону окна...

А дядюшка не успокаивался:

-            Меня такой ерундой не впечатлишь! Твой отец и не такие шутки выкидывал, когда мы с ним воевали... - насмешливо продолжал он - Я не хуже тебя знаю, что погода зависит от твоего настроения...

-            Что? О чем вы? - Я пораженно распахнула глаза.

Тут в мои апартаменты влетела запыхавшаяся Лоренка.

-            Фу-х, кажется... успела! - Она подхватила отца за локоть и попыталась увести его к выходу.

Он вырвал свою руку и раздраженно у нее спросил:

-            Что это значит?! Что за поведение? Лорена!

Она внимательно всмотрелась в отца.

-            Темное заклинание... Когда их цеплял милый Таниель, оно просто высасывало из него силу и здоровье, а когда его подцепил ты, папочка, начались повсеместные разрушения... Ладно, пошли отсюда, пока мы материк не утопили.

-            Так вот зачем ты меня все время обнимала... - Вдруг усмехнулся спокойный Таниель, послушно двигаясь за Лореной и Лормом к двери. - А я наивно думал, что так сильно соскучилась.

Вместо ответа, она в отчаянье простонала, качая головой:

-            Где же эту Хиль носит! Повесила на меня все!.. И сбежала. И это Светлая!

-            О чем ты говоришь?! - не унимался Лорм, который только что измерил гневным взглядом друга, потом повернулся к дочери.

-            Пап, пойдем ко мне, я у себя все тебе поясню... И помогу! - Она схватила разгневанного отца за руку, потом нежно обняла и повела к себе. Но перед выходом повернулась ко мне, и одними губами едва слышно сказала:

-            Прости, пожалуйста. Я не успела. Они вовсе не должны были к тебе и попасть.

Я сухо кивнула.

Когда родные вышли, я упала на диван не в состоянии дышать. Погода, это моя гневная вспышка... погибшие на площади... война с отцом... оскорбления братьев... - слова Лорма, бьющие по самым больным местам.

Это все так... несправедливо. И больно!

Со стороны семьи я подобного не ожидала. И та ли это семья, о которой я всегда так хорошо думала... А я ведь на этом только и держалась, что есть в этом мире такая семья, где все искренне любят друг друга! Но все оказалось неправдой!

Сделалось так горько, хоть плачь.

Игнир

Мне до зубовного скрежета надоели экзамены. Кажется, даже сильнее, чем вечные игры темных, окончательно перешедших на болотных гадов,и прочую скользкую и ползущую мерзость, вызывающую у меня невыносимую брезгливость.

-            Итак... - Я сухо посмотрел на девушку третий раз пытающуюся сдать экзамен. Но все ее попытки вызвать из земли росток дерева, эльфийской лозы сплетающей походную палатку, не увенчались успехом. - Это волнение тебе мешает исполнить практическую часть экзамена...

-            Да-да, - еще сильней разволновалась девица, - дома это с легкостью делала, даже не думала, что здесь... - Она расстроено всхлипнула.

Я про себя поморщился, но так как лжи в ее словах не уловил, кивнул и сообщил:

-            Я уверен, что так все и было. Лексаэль, ступайте отдыхать, экзамен засчитан.

В признательности ее взгляда можно было захлебнуться, так что я великодушно добавил:

-            Мой совет, возьмите дня три передышки, ваше волнение следствие усталости...

Она в смятении поклонилась и благородно произнесла:

-            Я слышала, как о вас говорят, что вы лучший из многих достойных. Теперь же и я убедилась в этом. Я третий раз сдавала этот экзамен, третий... а, наслушавшись, как вы дотошно принимаете предмет, боялась идти. Хотя дома и на занятиях у меня все получалось, здесь я ничего сделать не могла! И только вы поняли, что вся проблема в волнении... - Она с чувством поклонилась.

Я коротко равнодушно поклонился в ответ и спокойно отозвался:

-            Уверен, учителя, что раньше принимали у вас экзамен, ваше волнение как раз и брали во внимание. Ведь дисциплина военная, а в полевых условиях никто не станет ждать, пока вы успокоитесь, и возведете палатку.

-            Тогда почему вы...

Потому что я хочу быстрее оказаться в компании драконницы.

-            Если отправить вас сдать экзамен заново, вряд ли это поможет освоить предмет лучше. Только добавит вам ненужного страха, по сути, перед пустяковым делом, - улыбнулся я. - Теперь тренируйтесь без напряжения, и все получится.

Лексаэль на миг замерла и взмахом руки вывела из земли тонкий росток, который быстро вытягивался, на глазах превращаясь в палатку.

Она повернулась ко мне, счастливо улыбаясь.

-            Вот это я и имел в виду! - Я коротко поклонился, и вышел.

На улице началась гроза.

Кажется, я понял второй пункт из записки Светлой.

Сокровище радости под ногами, надо только рассмотреть и по-достоинству оценить его.

Совсем недавно я осознал, что возиться с этими девчонками лучший финал моей длинной научной деятельности. Столько лет я копил знания, как другие драконы золото.

Но оказалось, что отдавать их куда приятней.

Я в полной мере почувствовал, что мне нравится делиться с ними опытом, указывать им верный путь и аккуратно направлять в правильном направлении. А ведь ещё недавно относился к этому с презрением.

Сейчас же, видя счастливые лица этих девчонок, чувствовал радость.

Вокруг академии стали бить молнии, одна за другой... Что же происходит?

Хорошее настроение испарилось. Я прибавил шаг. Воспользоваться сферой не было возможности, кругом свидетели.

Торопясь, я не отвечал на приветствия, быстро шагая в ученический сектор.

Замок крепко встряхнуло, я побежал. А когда вошел в апартаменты. Айон лежала на диване лицом вниз и горько плакала.

Увидев меня, она попыталась отвернуться, вытереть глаза, но и без слов я понимал, что драконница испытывала ужасное унижение, плача у меня на глазах.

Насколько помню, моя дерзкая эльфиечка плакала редко, если вообще когда-либо рыдала по-настоящему. Девчонка, которую я впервые увидел в клетке работорговца, а потом учил-мучил в своей академии, слишком хорошо владела собой, чтобы так легко проливать слезы.

Я медленно подошел к дивану.

Плачущие люди и эльфы,и особенно женщины, вызывали у меня дикое раздражение и желание их уничтожить, но при виде охваченной горем Айонель почему-то мучительно сжалось сердце. И сам не понимал, что со мной творится.

Да, осознавая это, я растерялся, почувствовал жгучий ужас, беспомощность и вину за нее... Полное смятение чувств было мне в новинку. Это пугало. Но во всем этом было и нечто привычное. Я склонился над ней и мучительно, сквозь зубы, произнес:

-            Кто тебя обидел? - мгновенно раскинув заклинание слежения. Здесь был владыка и еще кто-то... они ее обидели!

-            Хочешь, я сотру с лица земли весь этот город? Или все Лесное владычество? Хочешь? Я исполню в тот же миг... только кивни.

Она отрывисто покачала головой, не поднимая на меня глаз.

-            Ты же понимаешь, что я это могу? Уничтожить всех, кто посмел тебя обидеть?

Он вдруг подняла на меня заплаканные глаза и, недоверчиво всмотревшись в мои, кивнула:

-            Можешь... Но не надо, прошу тебя. Пожалей их.

Она в этот миг была настолько трогательно-беззащитной, но вместе с тем прекрасной, что согласился бы на что угодно. Я притянул ее к себе и обнял.

-            Я могу...

Она горько отозвалась:

-            Я не сомневаюсь, ваше высочество, ваших возможностях! Но, не надо вмешиваться... Я все улажу сама!

Я на миг отпрянул, потом заглядывая ей в лицо, переспросил:

-            «Ваше высочество»?! Так ты все узнала? И вот почему последнее время так нервничала, а я голову ломал, отчего ты отдалилась от меня!

Она нервно на меня взглянула, явно сожалея о высказанном, но это раскаяние длилось всего пару секунд, затем она печально вздохнула и отвернулась.

Мне же сразу в голову пришла идеальная тактика поведения.

Я радостно прижал ее к себе.

-            Не думал, что так будет, но я на самом деле безумно рад, что все открылось и теперь мне не надо обходить скользкие вопросы стороной или избегать опасных тем!

Нагнетая радость, горячо расцеловал грустное личико, опешившей от подобного признания, драконницы. Она замерла, словно не зная как реагировать. Вглядываясь в ее глаза, вновь крепко прижал к себе.

Я на самом деле испытал некоторое облегчение. Почему некоторое? Потому все это время опасался, да и опасаюсь сейчас, что главная тайна откроется. Уверен, я испытывал куда больше радости, если бы тайна принца ДеРинги была единственной. Но, увы...

Последнее время, безмятежно наслаждался радостью общения с драконницей, и даже - нехотя признаюсь, - ее братьями, я совсем позабыл, кем на самом деле для них являюсь.

Об этом в очередной раз мне напомнило небольшое ночное происшествие, случившееся пару недель назад.

В ту ночь, сквозь сон я услышал странный шум. Открыл глаза и всмотрелся в темноту. В комцате никого не было. Кровать подо мной дернулась, словно необъезженный конь, Айонель в ужасе вскрикнула, где-то рядом в горах загремел первый весенний гром.

Мгновенно развеял щит между нами, опасаясь, что с ней что- то случилось.

Я с облегчением выдохнул. Девушка была на месте.

Хотя это нелепо в отношении дракона, проверил окружение, никакого ментального воздействия не было, значит, просто что-то приснилось.

Это Айон дергалась и стонала во сне,тщетно пытаясь скинуть с себя сеть кошмарного сновидения. Она вновь застонала,и, нервно качая головой, попыталась отползти.

Я тронул ее за плечо:

-            Айон... Айон, очнись! Это всего лишь сон.

Она резко открыла глаза, с ужасом всматриваясь в темноту перед собой.

Я зажег светлячка, который осветил уютные покои теплым тусклым светом.

-            Так это был просто сон? - то ли с облегчением, то ли с недоверием прошептала она. - Ужас какой!.. Я чуть не умерла от страха.

Ее трясло так, зуб на зуб не попадал, а пальцы похолодели и стали как ледышки, словно мы спали не в теплой комнате с ещё неостывшим камином, а на морозе, под ледяным ветром.

Я секунду размышлял над тем, стоит ее трогать или нет, но все сомнения исчезли, когда я сжал ее изящные пальцы в своих ладонях.

Коснувшись ее, я почувствовал, будто меня насквозь ударила молния. Со вздохом я немного придвинулся к ней, ночевать в такой близости - досадная проверка терпения,так что со вздохом спросил:

-            Что столь страшное и ужасное тебе приснилось?

-            Не что... а кто. Игнир! Мне приснился Игнир. Во сне мне казалось, что я лежу здесь, в своей кровати, а он, злорадно усмехаясь, склонился надо мной!

Ничего не отвечая на подобное признания, только притянул ее к себе, согревая и укрывая. Но все еще, переполненная жуткими впечатлениями, Айон никак не могла успокоиться:

-            Я понимаю, что все что он может,только меня убить... Да, это нерационально, глупо, нелогично, перевернуто с ног на голову, но я боюсь его больше, чем смерти.

Скрывая горькую усмешку, отключил светлячка, просунул руку под ее головой, обнял за плечи и сонно прошептал:

-            Поверь, он тебя не тронет, я клянусь тебе в этом! А теперь давай спать...

На этот раз, Айон не сопротивлялась объятьям, она съежилась в комочек и прижалась к моему боку. А когда уснула, то и вовсе, закинула на меня руку и улеглась на груди.

Я предполагал, что спать после такого мне, мягко говоря, будет проблематично. И на самом деле, сон сбежал от меня. Вот только причина была в другом. Меня мучил вопрос, «а что будет, если она все узнает?»

Эта мысль не давала мне покоя до утра, но потом за суетой дней все забылось, но все опасения всплыли вновь, едва я заметил, как после экзаменов она изменилась.

Пока я размышлял об этом, плачущая принцесса пошевелилась в моих объятьях, явно пытаясь из них ускользнуть.

Э... нет. Все, никуда ты от меня не денешься.

-            Учитель Черешен... объятия не входят в круг ваших обязанностей! - проворчала она, не отрывая от меня хмурого недоверчивого взгляда.

Ну, хоть не плачет, и то радость.

-            И это выяснила... - расслабленно усевшись на диван рядом, рассмеялся я. - Умница, что сказать...

-            Сказать? Сказать мне: зачем вы прибыли к нам на остров, почему оказались здесь... - и мгновение помолчав, сухо добавила: - Зачем пытались сблизиться со мной?

Вальяжно положив ногу на ногу, равнодушно отмахнулся:

-            Все элементарно! К вам на остров я прибыл, чтобы посмотреть, что за драконница в нашем мире народилась, да еще и в семье императора... Не скрою, думал, что увижу мелкую глупую избалованную девчонку, а нашел красивую умную девушку...

Я, прищурившись, с любопытством взглянул на Айон, слушавшую меня с неподдельным интересом.

-            А дальше... Я лучше кое-что тебе покажу,то, что развеет все твои сомнения!

Она недоверчиво склонила голову, пытаясь взвесить мои слова, но я не дал ей времени на раздумья.

-            Надень это! - Я поднялся и протянул ей кольцо, которое она в прошлый раз отвергла. - Надень, не упирайся. Знаю, что для учебы отец дал тебе целый ларец с подобными артефактами, но сейчас не важно, чье кольцо ты наденешь. Любое из них покажет одно и то же.

Натянул его на ее неподвижно лежащий на ее коленях палец,и отступил.

-            Теперь закрой глаза и внимательно всмотрись в сеть жизни. Не торопись... Все увидишь сама.

Айоцель напряженно села, держа спину прямо, на миг перевела вопросительный взгляд на меня, затем послушно закрыла глаза, вглядываясь в эльфийские плетения сети жизни. Я снял морок, укрывающий нашу связь, и замер в ожидании результата.

Ее реакции долго ждать не пришлось. Увидев связь драконьего проклятия, она вскочила с дивана, от волнения натянутая как струна.

-            Проклятие дракона? Я?! Не может быть! Это неправда... Нет! - Она в отчаянье на меня посмотрела.

Я сдержанно кивнул.

-            Все верно. Первоначально я тоже был в шоке. Давно смирившийся с тем, что у меня не появится пары, я об этом и думать забыл. Ты мое первое и, надеюсь, единственное «проклятие».

-            Не могу в это поверить...

Я беспечно пожал плечами и улыбнулся:

-            Зато теперь я испытываю неподдельное облегчение, от того, что между нами нет этой тайны. Откровенно говоря, я сам был в шоке. Долго сражался сам с собой, едва понял, что... накрепко привязан к тебе. Ты помнишь мои слова о любви?

Так вот, я тогда не лукавил. И на самом деле считал это все глупостью от недостатка ума.

Она, болезненно поморщившись, прошептала:

-            И что теперь делать?

-            Пока что, все осознать и привыкнуть. Мне тоже было сложно осознавать, что все в моей жизни пошло не так. И главное, привыкнуть к этой мысли. Признаюсь, до сих пор эта мысль сбивает меня с толку, но любое прикосновение к тебе... вызывает у меня волнительный трепет.

Она посмотрела на меня с неподдельной тоской в глазах.

-            Если бы от обрушившихся на меня новостей можно было умереть, я бы с радостью вваидйд на это согласилась...

-            Тебя так напугала перспектива стать моей женой? - сухо поинтересовался я.

-            На фоне всего остального это известие меня даже не расстроило...

Я поднял брови, демонстрируя удивление, хотя тут куда уместнее было проявить свой гнев, мной ещё так никогда не пренебрегали. Но с ней нельзя идти напролом.

-            Я рад, что тебя не испугало это... и даже не расстроило... - вздохнул я, поймал и прижал ее к себе. С негативной реакцией разберемся позже, хорошо, хоть не бьется в истерике. - В любом случае, я никуда тебя не отпущу. Ты мое проклятие хочешь ты этого или нет. Так что можешь расстраиваться заранее или привыкать к этой мысли.

Оставаясь неподвижной в моих объятиях, даже не предпринимая попыток вырваться, она медленно покачала головой.

-            Мне кажется, расстроиться сильнее - просто невозможно! За эти дни на меня столько обрушилось, мне от боли дышать нечем. А иногда кажется... что и не за чем...

Я обнял ее крепче, согревая и укрывая от бед. Айон доверчиво прижалась ко мне и затихла.

-            Сейчас ты уснешь, а когда отдохнешь и успокоишься... тогда мы и обсудим те страшные проблемы, которые затмили подобную мелочь, как брак с древним драконом. - И я магически приказал:

-            Засыпай!

Она не сопротивлялась, наверно потому, приказ подействовал сразу. Тут же почувствовал, что ее тело, сжатое как пружина, наконец, расслабилось.

На потемневшей улице кончилась гроза, за окнами тихо капал грустный дождь, я долго и печально смотрел на нее,и мне казалось, что и во сне она плачет.

ГЛАВА двадцать девятая

Около тепла твоей души тает лед моего сердца. Армин

Айонель

Я проснулась с ощущением, что вчера произошло что-то страшное и грандиозное, вместе.

Устроив голову на локте, задумчиво посмотрела на лежащего рядом Армина. Он спал на соседней подушке.

Без щита между нами.

Я подняла брови... вот же! Заранее решил, что я согласна стать его женой? Или просто забыл о нем?

Почему-то сегодня новость о проклятии казалась мне куда важнее, всего услышанного накануне о прошлом моей семьи.

Тут дракон открыл глаза и насмешливо спросил:

-            Еще не налюбовалась? Я могу придвинуться ближе...

В раздражении выдохнув, я убрала руку из-под головы, легла на подушку, и отвернулась. Вот же самомнение. Любовалась, угу...

Армин подтянулся поближе, и задумчиво провел длинным пальцем по моему подбородку.

-            Ну как? Успокоилась? Судя по тому, как фыркаешь и отползаешь от меня, - вполне пришла в себя.

Вместо ответа я тяжело вздохнула. И отвела взгляд. И подбородок от его пальца. В голове был полный хаос, единственно, что изменилось с вчера, немного отступила боль терзавшая меня. Теперь она стала тише.

-            Итак. Принцесса осознала грядущие изменения и теперь думает, не проиграет ли она, сменив свободу на кандалы брака? - склоняясь все ближе, насмешливо поинтересовался принц Черешен.

Я фыркнула и отодвинулась:

-            Армин... ни о чем таком я и не думаю! О чем ты говоришь?! Просто вчера мне было очень плохо. Все навалилось разом и... я вообще была не в состоянии думать, а сегодня...

-            Что сегодня? - насмешливо поинтересовался он, - ты вспомнила и ужаснулась?

-            Что-то вроде... - через силу улыбнулась я.

-            Вчера я обещал помочь тебе. Раз ты здесь, жива и здорова, значит, это были просто новости? Получается, что-то случилось в твоей семье? Это единственное, что может взволновать тебя в такой степени... - улыбнулся он, весьма довольный своей логикой.

-            Да... в этом ты прав, - со вздохом отозвалась я, мягко убирая его руку со своего плеча. - Но... - но договорить я не успела. Он приподнялся и накрыл мои губы своими... видимо, чтобы придать своим намерениям более серьезный статус, ему показалось, что я недостаточно серьезно отнеслась к вчерашней новости о том, что я его «проклятие»?

Что он там говорил о «играть двоим»?

Наверно не очень ловко, но я ответила на поцелуй, скорее из вредности, чем от взаимных чувств. Он удивленно вскинулся, но вдруг в дверь постучались.

Я же совсем забыла, сегодня выходные. Значит, будут гости! Я поспешно вскочила с кровати, натягивая халат, и негромко отозвалась, затянув пояс и переведя дыхание:

-            Входите! И спрячь эту глумливую усмешку, Армин! - еле слышно прошептала я дракону,и как раз в это время в комнату вошла Лорена, она была в длинном синем плаще и голубом каждодневном эльфийском платье.

-            Привет... ещё не завтракали? - поинтересовалась она, одной рукой расстегивая застежку плаща на шее.

-            Нет, - торопливо ответила я. Не зная, смущаться или радоваться, что она так спокойно воспринимает увиденное, отстраненно добавила:

-            После вчерашнего инцидента, я как-то опасаюсь звать помощницу...

Лоренка, стягивая плащ и перчатки,и укладывая их на спинку бархатного кресла, равнодушно отмахнулась:

-            Ну и зря... Я уже все уладила. Иди, умывайся, переодевайся, дождусь тебя здесь.

Я кивнула и поспешно удалилась в гардеробную, при этом, не желая смотреть на Армина, и наверно сделала это излишне поспешно, так как слышала, что он явно смеялся мне вслед.

Хорошо ему, вот мне вовсе не до смеха! Двусмысленное, нет, скорее наоборот, не двусмысленное поведение этим утром очень усложнило и так запутанные перипетии моей жизни.

Я привела себя в порядок и вьтттша.

Армин, как всегда одетый с иголочки: в сером камзоле с вышитыми позолотой отворотами из под которого выглядывала белая рубашка, уже сидел рядом с Лореной за столом, накрытым для завтрака на троих.

Вспомнив, в каком виде она нас сегодня застала, я покраснела.

Сестричка, внимательно на меня посмотрев, усмехнулась:

-            Не смущайся, я знаю, о том, что он сделал тебе предложение... И о вашем давнем сотрудничестве против темных, тоже наслышана...

Я в шоке посмотрела на веселого Армина. Такие близкие друзья? И когда он успел обо всем доложить моей кузине?

-            Я ни о чем ей не говорил, можешь не смотреть на меня с таким отвращением... - и усмехнулся. Разозлившись на этот смех, я ехидно сообщила:

-            Мне никто официального предложения не делал, всего лишь указал на нить... а я, тем более, со своей стороны никому ничего не обещала.

Лорена с минуту внимательно смотрела на меня, потом на Армина и вдруг выдала:

-            Ну и хорошо! Больше счастья сейчас, больше боли потом...

-            Что ты имеешь в виду? О чем вообще речь? Какая боль, какое счастье? - спросила я и в шоке посмотрела на задумчивого Армина.

-            То, что сказала, а я ведь пришла рассказать об отце... В общем... папа вчера был под заклинанием, надеюсь,ты позабудешь все, о чем он тебе наговорил? Ему на самом деле очень неловко...

Я печально вздохнула

-            Да, но... это довольно сложно сделать. Нет, конечно, я простила дядюшку, цо... - Договорить я не успела, Лоренка вскочила из-за стола, словно ее срочно позвали.

-            Ладно, ничего, Армин с этим поможет. А мне пора!

Удивленно посмотрев сначала на сестру, потом на дракона, я

поднялась, чтобы проводить Лорену.

-            А что случилось с Чери? - спохватилась я,так как со вчерашнего дня хотела ее спросить, чтобы убедиться в своей версии, что скандал - это проделки Смотрителя, но как никогда странная Лорена равнодушно отмахнулась:

-            Я выставила ее вон. Не переживай, я уже написала прошение, чтобы нам прислали другую помощницу.

Я удивлено на нее посмотрела.

-            Но... Чери мне нравилась. Она хорошая!

Лорена беззаботно отмахнулась:

-            Не волнуйся, так надо! Кстати,ты помнишь, что сегодня после обеда мы идем к моим родителям? Мама приехала ещё вчера вечером.

Почему «так надо» мне говорить явно не собирались. Что за интриги?

Но Лоренка уже убегала, помогая ей застегнуть плащ я отозвалась:

-            Правда?! Приехала? Я так соскучилась по ней!

-            Она тоже... Да и папа, хотел с тобой поговорить... Но до обеда их нет, они пока визиты друзьям на носят... в общем, я побежала. - И толком ничего не пояснив, оца выскользнула за дверь и умчалась, цокая каблучками по коридору.

Я повернулась к Армину,и растерянно спросила:

-            Что это было?

Он весело пожал плечами:

-            Наверно их этому учат...

-            Кого их? - и вовсе потерянно спросила я, огцугцая, что скоро совсем сойду с ума. - Я, что, так долго проспала? О чем вы вообще все утро говорите?

Игнир

Драконница так разволновалась, что не заметила, как ее руки покрылись золотистой чешуей. Скрывая волнения она подошла к высокому окну и невидяще уставилась вдаль. Я тихо приблизился сзади и обнял ее, не прочь продолжить то, чем мы занимались до прихода Лорены.

Светлая-несветлая, а когда приходить не знает, вот так и верь в их прозорливость*!

*Прозорливость - способность предвидеть будущее, проницательность.

Я потянулся к ней, желая поцеловать, но Айон сейчас больше напоминала сжатую пружину,так что мне пришлось сдержаться и спокойно спросить:

-            Я догадываюсь, о чем тебе рассказали, что настолько вывели из себя. Если хочешь, перечислю все происшедшее, даже без твоих вопросов, заодно проверишь услышанные версии. Итак, ты помнишь, да? Что я лицо стороннее, незаинтересованное, по мере происходящего фиксирующее события?

-            Да, хорошо... - Она неуверенно кивнула.

Я прижал ее крепче и начал рассказ:

-            Ну, во-первых, тот владыка, которого свергла твоя мама, не такой светлый персонаж, коим его пытаются представить. Все началось с твоего деда, лучшего друга твоего отца. Да, у императора-дракона был друг, эльф. Дед женился на красавице, которую очень любил и которую похитил из Светлых. Но дело в том, что на нее претендовал еще один эльф, который не простил твоей бабушке отказа.

Айон подняла на меня глаза, напряженно вслушиваясь в перипетии прошлого. Я склонился и нежно поцеловал ее в кончик носа, она распахнула глаза ещё шире, но ворчать или вырываться не стала.

Я продолжил:

-            Твоего деда с уважением звали Просветителем. Эльфы очень многим обязаны ему и его семье. Лечебницы, обе академии, библиотеки, и помощь с золотом по всему миру. Кое-что они разрабатывали с твоим отцом совместно, что-то вроде эликсира жизни для драконьих лецарей. Отверженный претендент был из уважаемой семьи и с помощью некоторых манипуляций легко стал владыкой, женился, но не успокоился, всячески мешая деятельности твоего деда и бабушки, как мне докладывали,именно она стала вдохновительницей затей твоего деда.

-            Ну да, она же Светлая. И что было дальше?

-            Этот владыка где-то с полвека назад погиб на охоте, но остался его сын, который неведомыми путями также стал Владыкой. О этих путях я точно не знаю, но догадываюсь... Хотя ничего утверждать не буду, на тот момент я этой темой интересовался вскользь. Точно знаю, что он пронес, привитую отцом, детскую ненависть к твоей семье до конца.

-            Это сын тот самый владыка, которого свергла моя мама? - затаив дыхание, спросила Айонель.

-            Да. Но прежде он устроил в горах покушение на родителей твоей мамы, и они погибли. Твой отец пытался отомстить за друга, но добраться до убийцы ему мешало магически обработанное сердце драконницы, которое владыка всегда возил с собой и, частями которого он укрыл все свои замки и окружение. Именно тогда, разницей в сто пятьдесят лет,

Райдер затеял две войны, заодно и решая домашнюю проблему с одичавшими порками... - Я рассказывал ей о событиях тех лет, удовлетворено замечая, что она больше не пытается вырваться из моих объятий, и как постепенно светлеет ее лицо.

-            ... Думаю, Иол разгневалась больше от того, что эльфийские стрелки напали на Райдера, и их не становило, что у него на руках была новорожденная ты. Она выставила щиты, отражая атаки магов лесного владыки. И сражалась весьма успешно, пока Фиалка дождалась нужного момента и уничтожила сердце драконницы, тогда твой брат обратился. Он, в отличие от твоего едва живого отца, на тот момент был относительно цел. Твой брат и уничтожил владыку с приспешниками,так что, технически, его сверг Андриель.

Она кивнула, кажется,такой конец показался ей справедливым,и семья в ее глазах была полностью реабилитирована. Еще бы, я всячески избегал темы насильственного брака ее родителей, похищения Иол и первых сорока лет их совместной жизни.

И не из-за излишнего благородства. Мне просто не хотелось видеть ее вновь расстроенной. Пусть и дальше верит, что у ее родителей изначально была светлая и чистая любовь, тогда она скорее согласиться выйти замуж, имея перед глазами такой счастливый пример.

-            Я еще хотела спросить...

Я кивнул, готовясь отвечать.

Айон посмотрела на меня с отчаяньем:

-            Можно убить кого-то просто заклинанием, просто подвесив в воздухе?

-            Если высоко подвесить и уронить,то, да, - улыбнулся я.

-            Нет, я просто повторила то, что ты сделал на нашем острове: парализовала и обезвредила нападавших, под конец подвесив воздухе... А они погибли, - печально призналась она.

Елупость, какая! Кто же ей такое сказал?! Но ей спокойно

ответил:

-            Наслышан... Думаю, что перед нападением на Таниеля с них взяли клятву на крови, в случае нарушения которой, они погибают.

-            То есть, если бы они сбежали, то выжили?.. - Распахнув глаза, от ужаса задохнулась оца.

-            Нет, конечно! Кто бы стал возиться с расходным материалом? Таких беспутных полно,только золотом позвени,

- лениво отмахнулся я. - Скорее всего, они изначально шли на убой. И развитие событий на результате не сказалось, в любом случае наемники погибли.

Немного помолчав, Айон спросила:

-            А что случилось с отцом и Фиалочкой? У них ведь сейчас отличные отношения.

-            Тогда и спроси у них сама, - улыбнулся я. - Меня тогда интересовали исключительно исторические события, а не семейные происшествия.

-            А сейчас? - предсказуемо спросила она.

-            Сейчас, конечно! Теперь мне крайне интересно, что же случилось в семье моей будущей жены... - весело произнес я, склоняясь к ней.

Айон вновь напряглась и стала посматривать в противоположный конец комнаты, словно раздумывая туда ретироваться.

Так что, я не удержался,и насмешливо спросил, прекрасно зная ответ:

-            Кстати, ты уже определилась?

-            С чем? - настороженно отозвалась Айонка.

-            С проклятием?

-            Не знаю... - растерянно отозвалась она, смотря на меня несчастными глазами. - Я совсем запуталась!

И как на такое искреннее расстройство реагировать? Я склонился и поцеловал ее:

-            Ладно, ты решай, а я со своей стороны буду убеждать тебе в

правильном варианте.

Но вместо улыбки, она покраснела:

-            Я боюсь, что в этом-то и проблема...

Тут в комнату вошла Лорена:

-            Я стучалась, а вы не слышали! Поехали, папа прислал за нами карету.

Айон тут же испуганно отодвинулась от меня на приличное расстояние. Лорена с интересом наблюдая за нами, добавила:

-            Да... Мальчишек ждать не будем, за вчерашний побег к тебе, их наказали на месяц без выходных.

-            Таниель! Да как он мог! Предатель! - прорычала драконница, сжимая кулаки.

-            А что сразу Таниель? - возмутилась Лорена, защищая владыку. - Нечего было сбегать и болтать всякие глупости. Не помнишь, это ведь они тебя вчера взбаламутили!

-            Не они, а твой... - Айон осеклась и с подозрением добавила. - А ты откуда знаешь, что они тут были? И о чем говорили? Здесь кроме нас никого не было! - Прищурившись, спохватилась Айон.

-            Видела... - недовольно пробурчала Лорена, потом подошла ко мне.

-            Армин... это вам! - И повесила мне на шею какой-то маленький сосуд на цепочке. - Ну... до конца темных не разгонит, а так... держать будет на расстоянии. Вы же к нам с ночевкой, а там папа с мамой, они пока ничего не знают... Ну, в общем, чтобы ночь спокойно провести... - смущенно закончила она, отступая.

Я коротко поклонился, благодаря.

Она засияла, довольная, что угодила.

-            Пошли? - странным голосом отозвалась Айон. - Ты так и не сказала, что с Чери? За что ты ее так обидела? - задумчиво натягивая плащ спросила у сестры драконница.

-            Заслужила, поверь... Я не все могу говорить, - вздохнула Лорена, - но очень скоро все сама узнаешь.

Айон покачала головой, но приставать дальше к сестре не стала.

Мы быстро добрались до небольшого, но аккуратного особняка на окраине, стоящего в ряду похожих.

-            Городской особняк папа открыл для меня, пока учусь, буду сюда выходные приходить, - гордо объявила Лорена, когда мы въехали во двор.

-            Одна? - Айон насмешливо подняла брови. Г де-то это я уже видел... в зеркале, кажется.

-            Если бы... - грустно вздохнула Светлая. - Тут будут жить слуги, которые нянчили меня с детства и которым доверяют родители, отряд охраны из мечников папы,и ещё много кого.

Договорить они не успели, слуги открыли дверь кареты, и спустили лестницу, терпеливо ожидая выхода молодых хозяек. Но первым вышел я и помог девушкам спуститься.

На пороге нас уже ждали, эльф со своей человеческой женой, одетые в серые эльфийские дорожные костюмы, видимо,только что откуда-то вернулись.

Дальше шло короткое представление меня в качестве гостя и горячие объятья соскучившихся родственников. Наблюдая за ними, я в какой-то миг вдруг понял, что меня нигде и никогда так радостно не встречали.

Нас провели в гостиную, в которой друг на друге стояли еще не распакованные сундуки,и горкой рулонов лежали связанные ковры и шкуры, а мебель была занавешена плотными тканями. Заметно, что семейство только сюда перебралось.

Фиалочка, от радости чуть не плакала. Точнее, плакала, украдкой вытирая слезы. Лорм отчего-то виновато отступил, давая девушкам место для бурного проявления радости. Айонка от всей души ликовала, прыгая у тети на шее, а та горячо ее обнимала. Лорена смеялась, не сводя счастливого лица с мамы и сестры.

-            Вы наверно голодные, а до ужина далеко... Чего тебе хочется? - ласково поинтересовалась тетя у драконницы.

Айонка обхватила талию своей любимой Фиалочки, и вновь от радости запрыгала вместе с ней:

-           Обожаю пирожки,твои пирожки... Как я соскучилась по тебе, Фиалочка!

Рядом раздался насмешливый голос дяди Лорма:

-           Кажется, тебе чуть не предпочли твои кулинарные способности, дорогая, но вовремя опомнились... Айон, когда ты едва достигала тетиной талии,твои объятия в прыжке были понятны, но теперь ты выше тетушки и можешь ненароком ее уронить!

Айон, подмигнув, вновь прижалась к Фиалке:

-           Как о тебе дядюшка беспокоится...

Та мило улыбнулась, обняла и утешила «малютку»:

-           Не переживая, моя дорогая, я напеку тебе пирожков... С какой начинкой хочется?

-           Фи, можно же отдать приказ... - едва слышно пробурчал дядюшка драконницы.

Как я понял, именно я был источником этого ворчания. Ему хотелось, чтобы его человеческая жена перед незнакомым эльфом, да ещё и преподавателем академии, вела себя как истинная эльфийская госпожа, а она веселилась как племянница и собиралась совсем «неблагородно» самолично печь пирожки.

При этом этот эльф где-то глубоко в глазах прятал улыбку. То есть, хоть его снобизм был обоснован, но, в общем-то, он одобрял простоту нравов своего семейства.

Меня же совершенно не волновали его мысли. Мне не нравилось, как Айон игнорирует мою просьбу подумать о браке.

Сегодня она обозвала проклятие дракона «какой-то ниточкой». И сейчас, представляя меня, даже намека перед родственниками не сделала, кем я стану ей в ближайшем будущем. То есть, ее это совершенно не волнует?

Фиалка ласково улыбнулась мужу, потом повернулась к племяннице:

-           Пошли, моя хорошая, посидим на кухне, поболтаем, пока я с пирожками возиться буду... - И тут она поймала мой напряженный взгляд. - Господин Арминель, если вас не смутит это действо, будем рады позвать вас с нами...

Лорм напрягся и попытался незаметно ее остановить, протянув руку, которая так и повисла в воздухе...

Я коротко кивнул:

-           Не смутит.

-           О, спасибо, Фиал очка... Я как раз хотела просить учителя пойти с нами... - Айонка по-дружески мне улыбнулась и жестом позвала с собой.

Лормиель, наблюдая за «столь ужасными нарушениями этикета», счел за лучшее промолчать. Когда мы выходили из гостиной вслед за хозяйкой, он провожал нас озадаченным взглядом.

Мы медленно спустились по длинной лестнице и прошли следом за Фиалкой в широкое помещение с огромными камицами, длинными столами. Эльфы, трудившиеся здесь, с уважением поклонились хозяйке.

Видимо почитают ее искренне,так какого намека на эльфийское превосходство в их поклонах я не заметил. Мы пересекли обеденный зал, и Фиалка вывела нас в крошечную кухню, где была небольшая печь, полки с посудой, стол и лавки.

Дальше все шло, как и прежде, если не считать возню с тестом и пирожками: девушки беседовали,и радовались друг другу.

-           Ну и как тебе в академии? - улыбнулась тетушка-подружка.

-           Жуть, думать не думала, что эльфы такие ненормальные, я бы грубее сказала, но воспитание не позволяет... - покачав головой, фыркнула Айонка.

Фиалочка озабоченно скользнула по мне взглядом, но слушая нелестную оценку древнего племени драконницей, я

улыбнулся вместе с ней, наблюдая, как оживлена и радостна Айонка, которая вспомнив что-то неприятное, со вздохом добавила:

-           Ты, главное, дяде Лорму не говори. Мама, дядя, Хиль, Таниель, Лео они совсем не такие...

Фиалочка насмешливо отмахнулась:

-           А он не обидится, я ему о них и не такое говорила...

-           Ну, это ты... тебе он все простит, - вновь беззаботно рассмеялась Айонка. - Я еще маме о своих выводах сообщу, пусть родню оправдывает...

Фиалочка покачала головой:

-           Маме? Она при первой возможности отсюда умчалась, так что защищать их точно не будет. Главное, ты папе не говори! А то он всем и каждому будет гордо сообщать твой вывод, чтобы продемонстрировать, какая ты выросла умная. Боюсь, это скверно повлияет на отношения между государствами.

-           Это точно! - Они уютно и по-свойски рассмеялись, понимая друг друга с полуслова.

Мне нравилось наблюдать за ними, много тепла и радости было в их общении. Айон как никогда много смеялась.

Лорена, тихо наблюдавшая за родными,иногда с сочувствием, иногда заговорщицки улыбалась мне сонным взглядом. Я не мог понять, что в себе несли ее необычные улыбки... Сочувствие? С чего это?!

Нас накормили пирожками, ближе к вечеру накрыли праздничный стол. Запекли барана. Дальше был длинный ужин с веселыми воспоминаниями.

Я все ждал, когда Айон хотя бы намекнет о предстоящем событии...

Но Айон села рядом с Фи и вместо ужина они тихо беседовали,иногда отвлекаясь на Лорма и Лорену. Видимо речь у них шла о времени проведенном в моей академии,так как Фи перестала улыбаться, иногда качала головой и вытирала слезы.

Лорм пару раз пытался вежливо начать со мной беседу о новых садах, приглашая меня присоединиться к ним с дочерью, но я, скрыв раздражение, отделался парой расхожих ответов. И он, взаимно не испытывая никакого интереса, отстал от меня, оживленно наблюдая за беседой жены и племянницы.

Позже, опомнившись, что давно за полночь, хозяева развели нас по комнатам для гостей, предложив ванну и все необходимое.

Привыкнув спать рядом с Айон, долго не мог уснуть.

Темные,из-за артефакта Лорены, виднелись грязными туманными пятнами, но нападать не могли, медальон слабо, но работал, так что я о них быстро позабыл.

Бесплодно пролежав в темноте около получаса, подошел и открыл окно в сад.

Пахло весной и первыми цветами, в ветвях деревьев умиротворенно пели соловьи. Не зажигая ни свеч, ни светлячков, я стоял у окна, размышляя о том, что желал бы ускорить наш брак.

Но, что предпринять, если откроется, кто я на самом деле?

Я видел, как она менялась лицом только при одном упоминании имени Игнира. Что будет, если Айон все узнает?

И что тогда буду делать я? Это мысль была настолько ужасной, что я почувствовал, как лед расползается в груди...

Вдруг прерывая тяжелые размышления внизу, около белой мраморной беседки, у входа в сад, появились хозяева особняка. Умиротворенные... Счастливые...

Я испытывал боль, подсматривая за их счастьем.

Лорм обнял, кутающуюся в тонкий кружевной платок, супругу и прижал к себе.

-           Накормила гостей пирожками? - нежно целуя ее в висок, поинтересовался Лорм.

Фиалочка, улыбаясь, кивнула.

-           А давай переедем на постоянное житье поближе к академии, чтобы быть рядом девчонками? Лорена обрадуется, да и Айонка по-прежнему души в тебе не чает...

Фиалочка ласково потерлась носом о щеку мужа и весело отозвалась:

-           Не преувеличивай, она просто всех нас любит, как и наша дочь. Насчет переезда я и сама хотела предложить...

-           «Не преувеличивай»? Оскорбляешь недоверием честного эльфа? - проворчал Лорм, прижимая жену ещё крепче, заодно поправляя на ее плече теплый ажурный платок. - Айон с момента рождения с тебя не слазила, и Лорену с колен скидывала,требуя единоличного владения.

Фиалочка, повернув лицо к; мужу, хихикнула.

-           Я и забыла, что она творила в детстве... но это был так мило! Да и понянчить Лорену всегда было мцожество желающих. Кажется с ней явно перенянчились... - Счастливые родители дружно засмеялись, припоминая что-то из проделок дочери. Затем, так обнявшись, и ушли.

Чувствуя себя странно обманутым, - почему счастье такое привычное и доступное для других, столь редкий гость в моей жизни, - я остался стоять перед открытым в ночи окном испытывая нечто схожее с тоской...

Г де-то пели цикады, ветер волновал новорожденную листву, а я только что понял, почему таинственно улыбалась Лорена, видя, как внимательно я наблюдаю за их шумным семейством.

-           Так ты видела это, да? - с некоторой горечью усмехнулся я, внезапно осознав, чего был лишен все это время. - Ну да... ты права, маленькая Светлая. Это то, чего я никогда не искал, не ценил... и не понимал, как это важно!

Айонель

Дядя Лорм вчера отозвал меня в сторону:

-           Айон... Извини, признаться... я ничего не помню, ни о чем тогда говорил, ни о чем думал... - Ситуация была неловкой, нервно крутя на пальце кольцо Армина, я слушала его и

смущенно кивала, думая о том, что спокойно бы обошлась без извинений.

Когда я подняла взгляд, дядюшка, не смотрел на меня, невидящим взглядом упершись в мое кольцо, рассказывал:

-            ... очнулся на кровати в апартаментах дочери, рядом сидели Лорена и Таниель... Они мне рассказали, что я обидел тебя, но подробностей не сообщили. Еще раз, извини...

Я торопливо заверила дядюшку:

-            Ничего страшного вы не сказали, дядя Лорм, не стоит переживать.

Собирая нас в академию ещё затемно, - нам цадо успеть на занятия, - дядюшка Лорм нервничал, глядя в сторону задумавшегося Армина. Раньше я бы не обратила внимания, но наслушавшись гадостей от Смотрителя, лучше поняла, почему дядя сильно переживает за дочь.

Ушастые снобы не могут простить ей мать человека, а Фиалочка не будет играть чужую роль и вести себя перед преподавателем, как высокородная эльфийка! Да и смысла в этом нет, все равно никого не переубедить. Вот только Армин не такой, во-первых, он не эльф, во-вторых, не сноб. Но дядя этого же не знает.

В общем, нас быстро накормили завтраком,и, усадив в карету, отправили в академию.