Каталог статей.


На пороге неба. 2

Не выпуская пробку из рук, приложила горловину к его губам, надеясь, что он с жадностью схватится.

 

Но, увы, то ли мальчишка, иногда что-то отрывисто шепчущий во сне на непонятном языке, теперь так крепко спал, то ли не понял, что вот она вода, то ли так выдохся, что был не в состоянии пить. Разобраться я не успела. Проснувшаяся от нашей возни девица, вместо того чтобы помочь напоить ее друга, с гневным писком вцепилась мне в волосы, пытаясь оттащить меня и фляжку подальше от друга.

Я разозлилась и закричала на нее:

-            Ты что? Смерти его хочешь? Ненормальная какая-то!

Та в ответ мне что-то злобно кричала на своем каркающем диалекте.

Из-за шума подскочил Дик.

-            Да вы что - с ума сошли? Вопить так!..

Он рявкнул на нервную девицу, и та, опасаясь нашего численного превосходства, со страхом отступила и прижалась спиной к прутьям клетки, вцепившись в них руками. Ей, в отличие от меня, на обессиливших друзей рассчитывать нечего.

-            Держи эту психованную подальше от меня, я пока напою мальчишку. - гневно выдохнув, приказала я.

-            Слушаюсь, моя принцесса. - насмешливо кланяясь, отозвался Дик. Развлекаясь тем, что изображенной на пальцах «козой рогатой» поверг в оцепенение и так перепуганную рыжую девчонку, которая побледнела настолько, что на ее лице исчезли крупные веснушки.

Через минуту Дик опомнился и в шоке спросил:

-            Эй, стой! Чем это ты его напоишь? - Вот этого момента я ждала, чтобы похвастаться и разделить с ним радость от удачно проведенной операции. Но после нападения рыжей уже никакой отрады от факта захвата воды не было. и вообще, я была злая и раздраженная. Так что, не оборачиваясь, резко ответила:

-            Водой, что - не видишь?

-            У тебя получилось? - Он подпрыгнул и куда громче сказал: - У тебя все получилось!

Я кое-как влила в первого мальчишку половину фляжки, собираясь напоить второго, когда Дик выхватил ее у меня:

-            Сначала своим дать надо! - И выхлюпал остаток воды сам.

Рыженькая девчонка с тоской провожала каждое движение

его кадыка, но с места не сходила, словно решила, что мы ее там не достанем.

-            Так, вот. - начал Дик с прерванного момента, возвращая фляжку мне. - Если бы она увидела, что мы пьем и не боимся, то не стала бы портить твою прическу.

-            Она спала. Все спали. А чего можно бояться? Вода и вода. - недовольно буркнула я. - И вообще, что каждому - отчитываться должна? Пусть спасибо скажут, что решила поделиться.

-            А что? Могло быть иначе? - хихикнул Дик.

Недовольно на него посмотрела, но промолчала, так как он

был прав. Нет, иначе быть не могло. Я не смогла бы спокойно пить, зная, что рядом кто-то умирает от жажды.

-            И я об этом. Ты, принцесса, - это ты. Такие воду не крысят.

Я опустила голову, недовольно разглядывая только что

напоенного паренька. Потом обратилась вновь к Дику:

-            Я налью воды, ты передашь ей?

-            Куда я денусь. - тяжко вздохнул Дик.

Но сначала я дала воду проснувшемуся Лео и помогла ему умыться, только потом налила воды для второго парнишки и дикой девушки.

Утолившие жажду и нормально умывшиеся и, главное, абсолютно довольные проделанной работой, мы расселись в уголке, пока остальные сокамерники жадно пили воду.

Дик, невозмутимо наблюдая, как в прямом смысле тает наш запас, опять начал со страшилки:

-            Насчет воды. я тебе не рассказал. Так вот здесь, среди рабов, водится такое: на воду делают магическое указание, и тот, кто ее пьет, или отдает силы магу, или становится сумасшедшим. В любом случае, маг, наложивший заклинание, выигрывает.

-            Да ну тебя. Зачем это им? Выдумываешь... - буркнула я, недовольно отмахнувшись.

-            Не-а, я сам видел. Один тип свел свою клетку с ума. Здесь же два выхода: или в могилу, или к новому хозяину. Ну, а он убрал конкурентов. Вот так, принцесса.

В поисках опровержения я с надеждой посмотрела на Лео, но он так же, как Дик, смотрел куда-то вдаль, словно избегая моего взгляда.

-            Они что, ненормальные? - жалобно пробормотала я.

Оба парня равнодушно пожали плечами.

Где-то нереально далеко хлопнула дверь, и кто-то громко окликнул:

-            Господин Игнир? Вы срочно нужны в корпусе.

Дик

Настоящее время, подвал учебной части горного замка

Я уже два часа стою в коридоре, обернут магией, как простыней, не в состоянии пошевелиться, а рядом возится самый бестолковый из ушастых, Лео, и не может снять с нас какой-то кокон из магического щита!..

-            Ну. быстрее не можешь?! - торопил я его.

-            Отстань! Не видишь, я пробую разные способы. - гневно огрызнулся эльф.

Я с негодованием посмотрел на ушастого. Еще шесть лет назад в клетке его надо было к поркам сплавить, так нет же! Пожалели! Спасли и к себе приблизили! А он. кокон какой- то снять не может!

Я попытался пнуть эльфенка, но упругий щит не позволил.

Айонка вечно со своими коконами командует!.. Эта мысль, словно козленка на веревочке, привела за собой воспоминания.

Вспоминая, я не мог понять, каким чудом мы дотянули до сего дня!

Шесть лет назад

Моя принцесса, вот же милый одуванчик, наладила-таки поставки воды в нашу и соседнюю клетки. Хотя я говорил, что сдадут ее эти ушастые с потрохами, ей все удалось провернуть без шуму и пыли. Нам бы жить да радоваться, но все усугубилось из-за нашего ушастого, очень уж он местным господам не нравился.

Все началось с того, что молодой субчик в моднячем красном костюмчике временно был там за главного, на слюну изошел, пытаясь сплавить ушастого прилипалу Лео какому-то потному борову, забежавшему на рынок за рабами. Видимо, тому льстила возможность иметь эльфа в слугах, так что, выслушав главного надзирателя, он согласился с покупкой такого шикарного раба.

Надзиратели радостно подтащили будущего хозяина к клетке и ткнули пальцем в Лео.

Принцесса, с ужасом слушая, как его на все лады расхваливает молодчик в красном, спросила ушастого (ну кто о таком спрашивает?!):

-            Ты хочешь отсюда вырваться или готов остаться с нами?

Ушастый для вида покидал тоскливых взглядов на нашу

красотку, потом вздохнул и степенно ответил:

-            Я хочу остаться с вами.

-            Значит, война? - Моя прелесть вопросительно подняла брови.

Я подскочил с места, как ужаленный:

-            Э. нет. Какая война? Спятили, эльфы? Принцесса, да у них пять человеческих магов и два ваших сородича, они скрутят тебя на раз-два. Что ты думаешь, ты первая тут такая умная?

-            Обломаются! - отрезала Айонель, сурово прищурившись.

Тролли, ну вылитый витязь в розовой юбке с большим

бантом!

Я насмешливо покачал головой.

О. ее вид с самого начала вызывал у меня смешанные чувства, типа: «Сейчас лопну от смеха, и где ж такие куклы водятся!»

Как попала в клетку эта розовая статуэтка, с огромным глазами, с пышным бантом на распущенных волосах, - это другой разговор. И то, как она плакала первые три дня, тоже. Все там были, плавали, знаем.

Но, в общем, девчонка нос не задирала, за словом в карман не лезла и особо от грязи не шарахалась, хотя магом быть не надо, ясно, что сталкивается с подобным впервые. Да и не тыкала всем своим эльфийским происхождением, хотя ушастые умники через одного этим грешили.

И вообще, я никогда не знал, чего от нее ожидать. То она обиженно надувала губы, надолго умолкала и вела себя как сопливая девчонка, то вдруг резко менялась и поступала как взрослая.

В общем, эту романтичную особу в розовом надо срочно вразумить, иначе она и себя погубит, и эльфу не поможет.

Я повернулся к ней и на ухо прошептал:

-            Э-э-э... ну воду ты добываешь отменно, да. И приказываешь тоже... Но они ведь шутить не будут.

Она, напряженно следя за торговлей, - толстяк-покупатель хотел получить нашего эльфенка за бесценок, - от меня отмахнулась:

-            Я тоже не шучу!

Я потряс ее за плечо:

-            Принцесса, отправка эльфийского мясца поркам на ужин придется тебе не по нраву.

-            Заткнись, лысый! - рявкнул на меня обнаглевший эльф. - Айонель, если что-то пойдет не так, на рынок отправят не

только «эльфийское мяско», как выразился наш лысый друг, но и всех в клетке...

-            Ушастый, а я что что-то другое говорил? - возмущенно перебил его я. Затем насмешливо прибавил: - И вообще, если ты такая сильная, чего мы до сих пор сидим в клетке?

Принцесса, обиженно поджав губы, тихо отозвалась:

-            Я могу только хорошо обороняться. Драться я еще никогда не пробовала. А чтобы убежать, надо атаковать стражу, обезвредить заклинания, которых здесь море! И. я не потяну. Меня этому не учили. Если они активируют что-то опасное, то я выживу, а вы нет.

В момент столь великого признания она нервно рвала на ниточки свою единственную розовую ленточку. Милота сплошная...

Выяснив, что принцессу от опасной задумки не отговорить, я сел на землю, положил руки на колени и со вздохом сказал:

-            Ладно, я с вами, куда таскать камни для баррикады?

Она улыбнулась и попросила две минуты ее не трогать...

Через минуту совершенно шокированный Лео толкнул меня:

-            Смотри, что она сделала!

Я ничего не видел, но, судя по распахнутым глазам ушастого, там было нечто запредельное.

-            Что сделала?

Эльф с досадой посмотрел на меня, видимо, только припомнив, что я ничего такого пока увидеть не могу.

-            Она связала нас. Теперь мы эльфийская пара, а с ней вы - проклятие драконов.

Я замолчал, пытаясь понять, что он имел в виду. О чем это он? Я немного подумал, потом все же спросил:

-            Это как?

-            Не знаю. Никогда о таком не слышал. До этого момента я знал, что это всегда происходит против воли. Но сейчас!.. - Эльф пораженно покачал головой. - Сейчас и навсегда мы с ней связны!

Это браком, что ли? Я хмыкнул, не сводя глаз с приближающихся магов.

-            Расслабься, ушастый, это забавно, конечно. Вот только боюсь, надзиратели не будут рыдать крупными и солеными слезами над разлученной эльфийской парой. Так что ее план не сработает.

-            Посмотрим.

Я и посмотрел на него с неприкрытой жалостью. Ну, понятно, кому хочется, чтобы его продали неизвестно куда из довольно-таки известной и почти обустроенной клетки!

Толстяк надзиратель, что снабжал нас водой, полез открывать дверь, когда моя воительница в розовом поднялась и спокойно сказала:

-            Я не дам вам продать моего суженого.

Субчик в красном насмешливо хмыкнул:

-            Да ты что. - и дал знак эльфу магу, указав на нее.

Я сел на землю, наблюдая за вялой атакой, обхватил колени руками. Ну. может, она и не была вялой, я-то видел только замершую, словно статуя, Айонель и таких же, неподвижно застывших вокруг нашей клетки магов.

Дальше комментировал Лео,так как половину происходящего я не видел, по причине отсутствия магии.

-            Тролль. - Над моей головой раздалась тихая ругань эльфа, внимательно наблюдавшего за сражением. - Он пытается усыпить нас.

Айонка что-то сделала в ответ. Эльф упал.

-            Что с ним?

-            Спит, она поставила зеркальный щит.

-            А что, такой бывает? - удивился я, задрав голову, чтобы посмотреть на привставшего эльфа.

-            Да кто его знает, я до этого момента о таком никогда не слышал. - гневно буркнул блондинчик, не сводя нервного взгляда с обалдевших надзирателей.

Красный, прищурившись, гневно приказал позвать ещё магов.

-            Не хочет товар портить, - понимающе заценил я сдержанный приказ «субчика».

Айонка и эльф изумленно на меня оглянулись.

-            Не отвлекайтесь! - приказал я, строго махая в сторону обозленных надзирателей.

Наши соседи по клетке безмолвно сжались в противоположном углу, с ужасом наблюдая за происходящим. Интересно, кто-то из них за Айонку хоть переживает?

Окинул их надменным взглядом, всматриваясь в перепуганные лица... Но тут набежали маги,и я вновь вернулся взглядом к надзирателям.

Жестким тоном «красавчик в красном» предупредил:

-            Девочка,ты же не хочешь нас разозлить?

Он ожидал, что она, как любая послушная девочка, скажет: «Нет, не хочу!», но моя принцесса равнодушно отозвалась:

-            Меня не волнует ваша злость, он мой суженый и я его никому не отдам.

Надзиратели грязно заржали. Мне даже неудобно стало перед принцессой, настолько сально звучал их гогот.

Зато «моднючего касавчика» дерзкий ответ двенадцатилетней девчонки взбесил.

Он указал магам окружить клетку.

-            Осторожнее, принцесса, - произнес я, озабоченно оглядываясь.

-            Вижу!

-            Они атакуют. - прошептал Лео, не сводя глаз с магов.

-            Пусть. Силенок не хватит, - отстраненно отозвалась наша воительница.

И, правда. Маги явно что-то делали, но клетка, окруженная прозрачной стеной, больше напоминала цирковую скамью, скрытую где-то наверху, над рядами: мы с любопытством лицезрели их потуги, но в событиях не участвовали.

Через несколько минут напряжение в клетке спало, магам действительно не хватило сил снести ее защиту.

Я обернулся к Айонель. Скрестив руки на груди, она продолжала обреченно смотреть вдаль, словно за прозрачным щитом не бесновались надзиратели и маги. Словно ни ей, ни нам больше ничего не грозило. Мне стало страшно, никогда не видел у детей такого взгляда. Ни у мальчишек, ни у девчонок.

Я обернулся к нашему эльфу и, с удивлением качая головой, заметил:

-            Гляди, как ради тебя стараются. Цени, ушастый!

Тощий высокий маг с впалой грудью, сутулыми плечами и

длинными волосами, собранными в хвост, что подошел к клетке сзади, задумал нас, строптивцев таких, заморозить. Прямо из ничего создал в воздухе гигантский ком льда и только собрался его сквозь прутья на нас обрушить, как Айонка одним взмахом растопила глыбу и вылила ее в виде ледяного душа ему на голову.

Мокрый и посрамленный маг, глаза которого смотрели на нас угрюмо, почему-то не разозлился. Он вдруг с уважением поклонился двенадцатилетней девчонке и спокойно пошел к воротам.

Послышалась ругань: взбесившись, краснокостюмный модник кинулся за ним, требуя продолжить схватку, но тощий волшебник был непоколебим. Он еще раз насмешливо поклонился надзирателю и вышел. Видимо, этот тощий тип считался у них самым сильным, так как, остальные маги сразу как-то повяли и один за другим удалились вон. За ними последовал и выспавшийся на песочке эльф, атаковавший нас первым.

Мужик, который хотел купить нашего ушастого Лео, давно сбежал, не дожидаясь развития ситуации, остались только взбешенные надзиратели и мы.

-            Теперь они будут нас голодом морить. - догадался я.

-            Или снотворное в кашу подсыплют, - вздохнул Лео.

-                  Или порковским порошком обдадут, как на корабле, что привез меня сюда. - закончила грустный обмен мнениями

Айонель.

Но жадность победила. Нас больше не трогали, решив подороже продать первому попавшемуся дурачку.

И «дурачок» вскоре нашелся.

Наше время

И вот, замороженный предательницей, я стою посреди коридора, подталкивая Лео наконец нас освободить. Эльф пыхтит от натуги, но ни один кокон ни на нем, ни на мне не распадается. И даже не трескается!

Г де-то внизу хлопнула дверь, Игнира позвали, но, прежде чем уйти в главный корпус, - так называлась у нас пристройка к горе, где жили маги выпускники, - хозяин подошел к нам.

-            Зря стараетесь, Леонель. не с вашим уровнем силы снимать такое, - насмешливо отозвался Игнир.

Он щелкнул пальцами, коконы распались, и мы с Лео упали к нему под ноги.

Не представляю, что с Айонкой делал этот зверь, но сейчас он был спокоен. И это его спокойствие вызывало у меня настоящую панику!..

Я глянул за его спину, но ее там не было.

-            Где Айонка? - пересохшими губами спросил я.

-            Тсс. с вами, дерзкий Дик, я поговорю позже. - Он обернулся к ушастому. - Лео, вас ждут клетки с порками. Сегодня же вымыть все,и без магии!

Лео упрямо покачал головой, мол, це сдвинусь с места, пока не расскажете, где наша принцесса. Игнир махнул рукой, и эльф, словно механическая кукла, направился в сторону клеток. Затем хозяин повернулся ко мне:

-            Итак. дерзкий дракончик, сосунок без магии, я предупреждаю тебя в последний раз: ещё одно неповиновение и воровство я больше терпеть не буду.

-            Прикажете избить кнутом? На дыбе подвесите? Клетки чистить отправите? - деловито поинтересовался я.

-            Нет,исполню предыдущее предупреждение: поставлю манекеном для тренировки старших магов. В пыточной. Вы же не зря ее так называете?

Я стиснул зубы, чтобы не разразиться руганью.

Именно для этого и была предназначена «пыточная». Нет, в ней не пытали, в ней отрабатывали боевые заклинания на провинившихся. А дыба служила для привязки животных или диких порков, на которых отрабатывали заклинания «средневозрастные маги», ученики второго и третьего уровня. После таких тренировок мы в наказание не раз вымывали остатки тех, кто был там привязан.

-            Где Айонель? - сухо поинтересовался я, стиснув дрожащие руки в кулаки.

-            Там, где ей положено быть. Это предупреждение касается и Лео. Я на многое закрывал глаза, благодаря силе вашей невесты, но на этом все. Идите, потом найдете директора и передадите ему, что я его ищу. - Еще раз холодно оглядев нас, хозяин стал каким-то отстраненным, словно ушел в свои мысли. Затем он развернулся и вышел.

Наплевав на его слова, я кинулся в пыточную, к принцессе.

Игнир

Как все начиналось шесть лет назад

После очередного выпуска, мы искали новых талантливых учеников. Потому уже месяц путешествовали с директором академии, покупая сильных рабов для обучения.

Карета остановилась перед простенькими воротами из переплетенных веток, но я ещё на подъезде ощутил, как много магии в этой незамысловатой ограде.

Пока слуги открывали въезд, Бренн почтительно мне поклонился, ожидая приказа.

Каких-то особенных предпочтений не было, за поездку мы уже набрали нужное количество учеников, так что я лениво отмахнулся:

- Иди вперед, Бренн. Ты теперь директор, сам и подбирай, я просто осмотрюсь здесь, на будущее.

Давно слышал об этом островном рынке, но навестил впервые. В принципе, ничего выдающего встретить тут никто не ожидал. Просто мне хотелось выяснить, стоит ли в дальнейшем сюда наведываться.

Мой слуга вновь поклонился, открыл дверь, опустил лесенку и вышел.

Я покинул карету вслед за ним, запахнул серый плащ и огляделся. Болотистый остров отлично подходил для зверинца. На его краю обосновалась небольшая рыбацкая деревенька с пристанью, единственной возможностью добраться сюда.

Во второй двор, где и содержались рабы, нас вели пешком.

Впереди с Бренном рядом уверено шагал толстый хозяин зверинца, энергично размахивая руками. Смахивая блестящие капли пота со лба, он громко расхваливал свой товар. Между своими тирадами торговец живым товаром привычным жестом поправлял черные блестящие усы, то и дело кидая грозные взгляды на охранников, идущих за нами следом.

Мой слуга изредка с достоинством кивал,индифферентно осматривая владения торговца.

Первым делом нас подвели к клетке, где сидели заранее заготовлецные рабы для школ магии. Как правило, в таких местах больше всего эльфов. Но как раз этих я и не любил. Потому, игнорируя ушастых отпрысков древних, с разочарованием посмотрел на троих человеческих детей с рыжими косичками, в них магии было по минимуму.

Хозяин зверинца с гордостью показал на отдельно стоящую тройку рабов, из которых особенно выделил одного, высокого темноволосого мальчишку с грязной повязкой на голове.

Торговец как раз склонился к уху моего помощника, которого

посчитал главным, и, указывая на мальчишку, горделиво прошептал:

-            Вы эльфов не хотите,так посмотрите на этого. Будущий дракон!

Я разочаровано вздохнул.

Эти меня тоже не интересовали, пройдут сотни лет, пока он войдет в полную силу,так как возможность встретить свою пару и получить драконью магию раньше этого срока, ничтожна мала. Ко всему, даже на несозревшего дракона магия рабской печати действует очень слабо. Значит, будут проблемы с заклинанием пожизненного служения, которые мы прикрепляли всем ученикам, заканчивающим академию.

-            Но это все мелочи... У нас есть настоящий брильянт! - Хозяин показал глазами на темноволосую эльфиечку в грязно­розовом платье. - Представьте, она умудрилась найти себе пару в клетке! Да-да,и ко всему не одну. Наши эльфы говорят, что между ними яркая связь пар, потому я рискну предложить вам дракона, раз он встретил свою пару. И еще. Они продаются только втроем.

-            С чего это? - раздраженно отреагировал я. Меня совершено не интересовали матримониальные планы эльфийки, но здорово раздражала наглость хозяина этого зоопарка.

Владелец зверинца обернулся и презрительно на меня взглянул. Я хотел услышать больше, потому немного надавил магией.

Торговец сознался:

-            Мы пытались продать эльфа. но она не дала.

-            Никогда бы не подумал, что торговцев рабами так трогают детские слезы, - насмешливо отозвался я, переведя раздраженный взгляд на ушастую девчонку.

-            Нет, дело не в слезах. Девица дала такой отпор, что мы не смогли отобрать ее суженого!

-            НЕ СМОГ ЛИ? - презрительно усмехнулся я, с отвращением взглянув на хозяина, - совсем оплошали ваши маги?

-            Нет, пять магов людей и два эльфа не смогли вынуть ее жениха из клетки или хотя бы как-то подействовать на девчонку. Я же говорю - брильянт!

Он на самом деле очень ею восхищался и говорил это с такой гордостью, будто сам вырастил этого гения.

Вот это уже интересно! Я повернулся к девчонке. Худенькая, бледная, она стояла, стиснув кулаки и опустив голову.

Вот тут-то я попался, как дурак. Мне понравилось, что, слыша столь лестные слова, девчонка не смотрела на нас с вызовом: ещё бы, такая сила в роду древних созрела! Нет, она стояла, скромно опустив взгляд к земле, всем видом показывая, что эта похвала ее не касается.

-            Бери всю тройку, - приказал я Бренну.

Директор поклонился.

-            Да, господин.

Хозяин зверинца на миг опешил, нервно перевел взгляд с разодетого директора на скромного меня, но быстро взял себя в руки и тут же сказал:

-            Ну. вы понимаете. Такой дар! Трое - и все нечеловеческой расы.

Я усмехнулся:

-            Дам тебе столько золота, сколько стоит одна маленькая эльфийка с плохим характером. Иначе, я оставлю ее здесь воевать с твоими магами.

-            Ну, что вы, а дракон и эльф.

Я поднял брови.

Хозяин даже прищелкнул языком от досады, но тут же ударил себя по лбу:

-            С этими хлопотами вечно что-нибудь да забудешь. В честь начала нашего сотрудничества сделаю вам подарок. как и хотел! Да и позвольте сделать вам комплимент, вы торгуетесь как настоящий дракон.

Я безразлично кивнул и пошел смотреть других рабов.

Прогулявшись между клетками, подобрал еще трех учециков из людей и вернулся к первой троице.

Пока нам перековывали рабов для дороги, я всматривался в девчонку, заодно наблюдая за остальными. Будущий дракончик что-то сказал,и они прыснули со смеха, чувствуя себя совершенно спокойно и, я бы сказал, вполне развязно.

Если бы я тогда не вмешался и бросил эту тройку в зверинце, насколько моя жизнь была спокойнее! Но, увы.

 

ГЛАВА третья

«- Ах, я чем виноват?

- Молчи! устал я слушать, досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!

Иван Крылов. Волк и ягненок»

Игнир

Первые недели пребывания этой троицы в академии

Первые проблемы начались, едва новые ученики прибыли на мой остров. Строптивая тройка отказалась расходиться по дортуарам (общим спальням), как это положено: девочка к девочкам, мальчишки к мальчишкам. Да и по возрасту дракончика и эльфенка можно было определить в спальни к среднему уровню, но они уперлись, отказываясь подчиняться.

Когда мне доложили о вопиющем непослушании и дерзости новоприбывших, я пообещал разобраться. Но в мое отсутствие на острове накопилось множество дел, пришлось «покупки» разбирать позже.

В принципе, со всеми новенькими постоянно происходили какие-то недоразумения,так что особенного значения сообщению Бренна я не придал. И вспомнил о них только ночью.

Накинув плащ, вышел из своего кабинета, в который была превращена вершина горы. Под ней расположился жилой корпус. Дабы не терять время, я создал сферу и перенесся вниз, в подвальные штольни. Туда, где располагались спальни учеников.

Мне предстояло проучить трех строптивцев. Их необходимо наказать, отбив охоту настаивать на своем. Здесь правлю я, и бывшим рабам, недоучкам из зверинца, в моей академии

указывать не позволено.

Я решительно вошел в главный вход. Искомая тройка обнаружилась сразу. Они безмятежно спали на полу у входа в каменный коридор, навалившись друг на друга. Над ними в кольце мирно потрескивал факел. И даже слуг рядом не было.

Оставить их спать здесь?

Равнодушно всмотрелся в детские лица, на миг сердце кольнула необъяснимая тоска, но я тут же прогнал ее: дурную тягу к чему-то утерянному, которая появилась у меня в последнее время, необходимо жестко из себя изжить.

Дракончик был длинным и тощим,из-за этого выглядел негармонично, в отличие от светловолосого эльфа, который, как все древние, в любой ситуации смотрелся хорошо.

Девчонка посередине, с пушистыми завитками вдоль висков, выглядела обыкновенно, но спала настороженно.

Они уже переоделись в ежедневное учебное платье, рядом с ними, прямо на полу, лежали стянутые веревкой новые свитки, перья и таблички.

И для девочек, и для мальчиков была одна форма: серые холщовые брюки и длинная, до пят, груботканая рубашка. Все это сверху укрывалось серым балахоном из цельного куска ткани с разрезом для головы. Различалось ученическое одеяние для девочек и мальчиков только серым фартуком. У девушек он длинный, с тесемкой, перекинутой через шею,и завязанными за спиной лентами, у мальчиков короткий, завязанный на поясе.

Значит, им уже все вручили.

Я слегка пнул темноволосого парня ногой. Дракончик мгновенно подскочил и сонно уставился на меня с ожиданием. Тут же очнулись эльфы.

Девчонка поднялась, словно обрадовавшись:

-            Вы отведете нас в отдельную комнату? - мило спросила она, помогая подняться светловолосому.

-            Здесь запрещено спать вместе, - сухо заметил я.

-            Ах, вот оно что! Вы слышали? Запрещено! - с издевкой в тоне и с медовой улыбочкой на устах протянул дракончик, незаметно кося взглядом на девушку.

Надеется на ее защиту? Или пытается произвести впечатление? Забавно. Я проигнорировал дерзкого мальчишку и вновь повернулся к девчонке.

Эльфийка тяжело сглотнула и взмолилась:

-            Уважаемый хозяин, мы очень-очень благодарны, что вы нас выкупили, но не разлучайте нас здесь, пожалуйста! Мы будем делать, что нужно, будем послушными, ну пожалуйста!

Чтобы прекратить этот жалобный писк, я наложил на нее безмолвие, но девчонка словно ничего и не заметила. Вместо того, чтобы замолчать, она молитвенно сложила ручки и продолжила настойчиво умолять:

-            Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста.

Я наложил еще два заклинания, но эльфийка не умолкла, хотя уже должна была лежать на каменном полу неподвижно.

Сей факт меня немало озадачил, я решил испробовать нечто сложное, но тут в наш разговор вмешался появившийся из-за угла Бренн:

-            Г осподин Игнир, мо^но вас на секунду. пожалуйста. — На последнем слове его голос напрягся: видимо, господина директора смутило, что он своим «пожалуйста» невольно вторил писку девицы.

Я отошел к стене и сухо уставился на помощника, ожидая пояснений.

-            Вы же помните, мы купили новичков больше, чем планировали. Все спальни заняты. Этих трех некуда класть. - Я кивнул и, обернувшись, измерил равнодушным взглядом затаившихся строптивцев.

С непонятцой защитой эльфийки разберусь позже, ее спутники меня мало интересовали. Пусть думают, что на этот раз им повезло.

-            Бренн, прикажи слугам, пусть их отведут в крыло выпускников. Там есть одинарная спальня, но они поместятся. Сизит укажет, где новички могут искупаться, как и когда это у нас делается. И, вообще, пусть ознакомит их с правилами! - Это прозвучало сердито. Мне не хотелось уступать наглецам, однако прилюдная магическая схватка с десятилеткой не входила с мои планы.

-            Хорошо, значит так... - резко произнес Бренн, обернувшись к взволнованным ученикам. - Сейчас вы идете за господином Сизитом, получаете постель и слушаете, что вам скажут о завтрашнем дне. Советую отнестись к предупреждениям серьезно. - Невеста с женишками дружно закивали. - У нас строгие правила, и за любое нарушения вы будете жестоко наказаны. Надеюсь, все понятно? Идите.

Я кивнул старому слуге, которого позвал Бренн,и он увел строптивую троицу в спальню.

Мы с директором проводили новых учеников равнодушными взглядами.

Бренн поклонился и отошел.

Задетый ее непонятным противостоянием, я последовал за учениками. Очень скоро из-за угла донесся дребезжащий голос старого слуги:

-            Э-э-э! Куда! - раздраженно закаркал Сизит, вперевалку спеша следом за учениками. - Куда лезешь? Ты! Назад! Там кипяток! Не слышишь, что ли? Пока хозяин не отдаст приказ запустить холодную воду, купаться нельзя!

-            А часто отдают такой приказ? - вежливо поинтересовалась эльфийка у старика.

В это момент Лео и Дик радостно штурмовали проем в скале, с которого стекала кипящая вода. Удачное расположение штольни, сотворенной словно по заказу, в виде палатки для купания, надоумило меня провести к ней подземную воду из горячих источников. Но, чтобы попасть туда, необходимо преодолеть препятствие в виде двухметровой скалы.

-            Приказ отдают по выходным дням, которые назначает хозяин. - все ещё бухтел Сизит. - Тогда я и лестницу выдаю.

-            Айонка, помоги. - обернувшись, взмолился дракончик.

Девчонка пожала плечами и небрежным взмахом соорудила

нечто непонятное, прозрачное и округлое, но подходящее, чтобы заменить лестницу или подъемник. И снова повернулась к слуге, явно собираясь расспрашивать его дальше.

Шокированный ее выходкой, раскрыв рот, Сизит молча наблюдал, как мальчишки с помощью странного приспособления из чистой магии оказались возле водопада и тут же кинулись купаться.

-            Но там же кипяток!.. - в шоке от происходящего, прошептал он.

Девчонка, уже две минуты пытавшаяся добиться от него ответов, только отмахнулась:

-            Нет, что вы. Я сразу охладила ее. Так что вы говорили о выходных днях?

Я понимал шок старого слуги: чтобы мгновенно остудить такое количество почти кипящей воды,требовалось неимоверное количество магии, но, судя по довольным голосам и звукам возни из купальни, укрытой от наших глаз каменной стеной, с температурой там все замечательно.

Девчонка второй раз меня серьезно озадачила.

Сизит с ужасом смотрел на маленькую эльфийку, не в состоянии понять, о чем она спрашивает.

Мне пришлось выйти из-за угла, за которым я пребывал все это время, и,игнорируя подобострастный поклон старого слуги, и сухо поинтересоваться:

-            Вам не озвучили, что купальный день проводят только с разрешения директора Бренна?

-            Нет, нам сказали, что только с вашего, - вежливо присев в книксене, отозвалась девчонка. - Но предупреждение чуть запоздало, мы уже приступили. Простите нас, пожалуйста!

Вообще-то,их купание и предупреждение совпало, но наглость, с которой отвечала мне эта малолетка, просто

выводила из себя. Разговаривать со мной, как с ровней, не позволяли себе ни директор, ни учителя. Об учениках и речи не шло!

Но тут была загадка: что за сила и откуда она появилась у эльфийского ребенка, по меркам древних, - просто младенца.

То, что она из непростой семьи, я понял сразу. Девица механически делала книксен; не задумываясь благодарила, с достоинством склоняя голову, когда ее пропускали вперед женишки; и, пока мы добирались до этого острова, будучи на корабле, изысканно клевала вонючую похлебку, словно ее угощали нежным десертом за накрытым по всем правилам столом.

Но во всем остальном мне только предстояло выяснить, что она такое.

-            Ваши спутники, которые не пререкались насчет спальных мест, давно приняли душ и спят, так что вам придется пройти со мной, - сказал я, снимая ее заморозку с воды.

За тонкой стеной послышались возмущенные крики ошпаренных купальщиков, но у них хоть хватило ума не появиться перед нами в раздетом виде.

Девчонка с гневом взглянула на меня, но промолчала.

Сизит, в отличие от нее, смотрел ца меня с испугом: видимо, его страшило, что впервые с момента существования академии я иду лично показывать покои ученикам.

Обернувшись к нему, приказал:

-            Доставь в крайнюю комнату для выпускников постель и все, что полагается.

-            На троих? - уточнил слуга.

-            Там одноместная кровать... - отрезал я.

Сизит кивнул и ушел, чтобы через две минуты явиться с тонким одеялом, сложенным в несколько раз,и так же сложенной простыней. Отметив, что подушек он не прихватил, я удовлетворенно кивнул.

Не дожидаясь купальщиков, молча махнул девчонке

следовать за мной. Развернулся и уверенно прошел по коридору до конца. Позади раздались дробные шаги - разбрызгивая воду с мокрых волос и громко топая деревянными башмаками по каменным плитам, мальчишки быстро нас догнали.

Я остановился, компания эльфийки притормозила позади меня.

Перед нашим взором открывалась пыльная пещерка, не обремененная дверью или еще чем-то подобным. Серые стены, отмеченные пятнами сырости, смыкались вокруг небольшого стола и каменного ложа, над которым нависала скала. Перед столом в стене одиноко висело вбитое в камень кольцо для факела.

Скудость обстановки судя по всему не смутила учеников, как и отсутствие постели.

Они радостно переглянулись.

Я ни мог не разбавить их веселье толикой горечи:

- За то, что вы нарушили приказ и дисциплинарные требования академии, завтрашний подъем на час раньше. На заре идете на кухню, будете помогать повару, я активирую заклинание подъема на пять утра.

Выслушав меня, новички лишь молча насупились, а дождавшись, когда я покину каморку, мгновенно установили мутную завесу на выходе, преграждая любопытным вход в их владения.

Я с досадой рассмотрел ее и тут же решил вернуться, чтобы яростно запретить им использовать подобную магию... но протянул руку и понял, что не могу прорваться сквозь обычную магическую пелену!

Что же там за сила такая! В первый миг мной овладело бешенство, и я, не раздумывая, ударил огнем, но магическая ширма отзеркалила удар, обдав меня жаром. Попытки рассечь ее пополам тоже провалились. Когда я попытался проникнуть повторно, меня обдало Светом, тем самым, ради которого должны жить и к которому должны стремиться эльфы.

Ладно - Свет, но откуда такая мощь у эльфийской магии?

Признавая позорное поражение во второй раз, на время отступил, вернувшись к себе. Сказать, что я был взбешен, - ничего не сказать. Немыслимо, чтобы магия хоть в чем-то оказалась мне не подвластна, но увы!

Гораздо позлее, обдумав все, я даже порадовался факту, что мне в руки попалась подобная загадка. Кто из магов не мечтал увеличить свои силы?

Все мое существо взбудоражилось донельзя, так желая разобраться в тайне. Я пришел в столь дикое возбуждение от предвкушения, что спать не мог, размышляя, кем эта эльфийская девица может быть и как заполучить такую мощь к себе на службу.

Однако, немного успокоившись, решил, что надо дать этой тройке прижиться и позже ознакомиться с ними поближе, чтобы исподволь изучать ее в спокойной обстановке.

Возможно, все дело в том, что у них тройственный союз и девица просто черпает из него силы? Или, прикрывшись невестой, действует эльф? Или это просыпается магия молодого дракона, которая, благодаря столь необыкновенному союзу, приняла странный вид и проявилась через его пару?

В общем, вариантов много, и мне необходимо проверить их все.

Попытки разобраться:

Итак, свои наблюдения я начал с того, что пришел на урок боевой магии, который проводили за пределами академии, на поляне у склона горы. Это было первое занятие с новичками, и преподаватель должен был распределить их по уровням, заодно выбрать тех, кто будет учиться у него на факультете. Именно проверка тройки новичков заставила меня отложить все дела и принять в отборе участие.

Старшие ученики, обустроили растолстевшему Смутчину кабинет на травке, притащив сюда стол и кресло для учителя.

Укрывшись плащом, пропитанным жидким заклинанием невидимости, я бесшумно встал за спиной учителя, который уже расставил бойцов для поединка и сейчас объяснял ученикам предстоящую задачу:

- Итак, новенькая... Рейвик нападает на тебя с оружием. Ты, безоружная, закрываешься от него магией. Все понятно? Начали! - Смутчин махнул рукой.

Я слышал от Бренна, что боевой маг был крайне возмущен решением учителя трансмагии Сереньдина, который первым вел занятия с новичками, перевести какую-то эльфийку, новичка, сразу на средний уровень. Так что, «стравливая» ее с лучшим учеником среднего уровня, гордый боевой маг, видимо, решил доказать ее несостоятельность и тем самым посрамить коллегу.

В общем, он все сделал правильно.

Да, зрелище получилось презабавное: крошечная эльфийка в громоздком учебном костюме, который висел на ней словно пыльный мешок, противостояла бравому, уверенному в себе парню,играючи владеющему мечом. Она была не только младше его, но и в два раза меньше противника.

Весь средний курс боевых магов, собравшихся позади, громко поддерживал Рейвика, дабы он от души наподдал мелкой выскочке, чтобы она сама запросилась на начальный уровень.

Только женишки спокойно стояли за спиной эльфийки, периодически демонстрируя на пальцах неприличные жесты особенно громко кричащим противникам. Но, едва девчонка к ним оборачивалась, они тут же прятали руки и нежно ей улыбались, демонстрируя полную невинность и легкое возмущение происходящим.

В общем, меня искренне забавлял этот цирк.

Итак - схватка началась!

Девчонка, небрежным жестом поправив на себе огромный

фартук, на секунду холодно улыбнулась Рейвику, но тут же отвела взгляд и вежливо спросила учителя:

-           А тому, кто обороняется, можно нападать?

-           Ну... если сил хватит,то попробуй, - насмешливо отозвался старый хрыч, зная, что рыжий Рейвик, кроме всего остального, один из сильнейших магов на своем уровне.

Смутчин, довольный своим ответом, сел в кресло, сложил руки на огромном животе, злорадно предвкушая мгновенное поражение наглой девчонки.

Я его отлично понимал: такой дерзости здесь ещё не видели. Как правило, ученики панически боялись отработки защиты, так как она всегда кончалась визитом к целителям.

Главное, по эльфийке никогда не скажешь, насколько девица нахальна, ведь обычно она ходила по коридорам скромно, не поднимая глаз, говорила тихо и вежливо, словно опасаясь привлечь к себе внимание.

Итак, схватка началась, но ожидаемого зрелища не получилось. Девчонка легко, буквально двумя пальцами правой руки, выставила щит, растянула его словно стену,и свернула вокруг мечника, упаковав взбешенного Рейвика в мутный от переизбытка магии кокон.

Все это она проделывала с задумчивым выражением лица. А закончила и вовсе «замечательно»: под ногами Рейвика появилась глубокая круглая яма, чуть больше его роста, в которую, скованный магией, как младенец пеленами, он и провалился. Женишки эльфийки радостно помахали ему вслед.

Пожав плечами, девица спокойно пояснила:

-           Простите... Без этого защита была неполной.

Учитель заколебался. На его лице явственно отобразилась

паника. Он взял со стола лист бумаги, цакдонился вперед и шепотом растерянно спросил:

-           Надеюсь, здесь не замешано заранее заготовленное колдовство?

Я с отвращением поморщился. Его вопрос был настолько глуп: все равно, если бы Смутчин попросил девчонку научить его ставить щиты и рыть ямы. Этим он сознался, что признает высокий уровень ее магии.

Склонившись к уху Смутчина, не сводя разъяренного взгляда с эльфиечки, я холодно прошептал:

-            Может, мне ЕЁ поставить учителем боевой магии? Вы позволите ей и дальше думать, что у нас так легко унизить старших учеников?

Учитель боевой магии вздрогнул.

-            Я лично разберусь с этим вопросом! - заикаясь, пробормотал он. - Положитесь на меня, господин.

Я сладко улыбнулся. Итак, разгадка все ближе!

Как же я тогда ошибался!

Смутчин приподнялся в кресле и дрожащим голосом остановил собравшуюся уходить эльфиечку:

-            Новенькая, не торопись. Ты еще не продемонстрировала все свои возможности. Сейчас ты мне покажешь навыки защиты против боевой магии.

Дракончик и светловолосый эльф гневно переглянулись, возмутившись, что больше никто из учеников курса не подвергался подобным испытаниям, но Смутчин, опережая их реакцию, сухо добавил:

-            Я должен понять, за какие заслуги тебя перевели на второй уровень обучения.

Девица послушно кивнула и демонстративно шагнула вперед, показывая готовность к схватке. Ее плечи напряженно опустились, выдавая нервозность.

Я был удовлетворен. Ага, нахальная эльфиечка все же боится моих магов.

На этот раз против девчоцки выступили Финиг и Захр. Со стороны это выглядело как банальное избиение младенца.

Даже толпа юнцов, собравшихся за столом учителя, примолкла, с напряжением наблюдая за разворачивающимися событиями.

Дракончик что-то тихо, но взволнованно спросил у невесты, девчонка вяло пожала плечами. Эльфенок и вовсе куда-то пропал.

Учитель вновь обратился к девчонке:

-            Защищаясь, нельзя накладывать сон, бред и прочие заклинания ментального воздействия! Мы проверяем только силу твоего магического щита!

Устало сложив руки на груди, она вновь послушно кивнула.

Атака началась.

Финиг, не церемонясь, мгновенно соорудил огненный шар и, не давая девчонке очнуться и что-то предпринять, запустил заряд в нее.

Дальше началось самое интересное.

Земля задрожала , расступилась, и оба будущих боевых мага, стоящие с двух сторон от девчонки, провалились в аккуратные щели. Девчонка, не разжимая сложенных рук, лениво «подула» на огненный шар Финига,так что он не успел даже подлететь к ней,и сильнейшее заклинание бесследно растворилось в воздухе.

Толпа напряженно выдохнула, с ужасом посматривая на эльфийку.

Зато девица невозмутимо смотрела на Смутчина, ожидая его оценки.

Учитель, как и я, был просто ошеломлен, но сделал вид, что недоволен.

-            Я же сказал - только защита! - сухо повторил он, строго постучав по столу каменной чернильницей, когда вокруг чрезмерно разгалделись ученики. - То есть ни сдувать ветром, топить в воде, ни рассекать землю - нельзя. Ни эльфийских стрел, ни прочих попыток атаковать! Ваша задача в учебном бою использовать только щиты!

Хотя он перечислил весь арсенал боевой магии, девчонка только пожала плечами, обещая этим не пользоваться. Насмотревшись на ее выходки, я начал подозревать, что она и это может исполнить!

Уже и без этих демонстраций каждому стоящему здесь было ясно, что девчонка достойна учиться на втором уровне, но нельзя не признать, что у Смутчина неплохо получалось делать приличную мину при скверной игре.

За время выговора учителя слуги с трудом вытащили Финига и Захра из земли и вновь поставили на поле, по правую и левую стороны от противницы.

Девица вмиг со всех сторон укутала себя щитом, словно беседкой, села на землю и безмятежно вытянула ноги, отрешенно любуясь на заостренные носы новеньких деревянных туфель, всячески демонстрируя окружающим полнейшее равнодушие к происходящему.

Бойня началась.

После перецесенного унижения взбешенные молодые маги тут же ринулись в атаку, не выбирая средств. Захр размахнулся и изо всех сил ударил: сияющий белый шар пролетел по воздуху и с шумом врезался в цель... Щит не шелохнулся.

В прозрачный барьер щита тщетно ударялись, рассыпаясь искрами, смертельные заклинания. Сыпался лед, били молнии,тряслась земля. Но ничего из предпринятого Финигом и Захром не производило на эльфийку хоть какого-то впечатления. Будущие боевые маги второго уровня обучения, стоящие в безопасной близости вокруг, наблюдая за подобным чудом, ошарашено притихли.

Дракончик, как всегда стоявший позади девчонки, радуясь подобному раскладу, всячески провоцировал противников жестами и улюлюканьем.

Мне надоело наблюдать за победой этой малявки, и я незаметно ударил огненным смерчем,идущим из-под земли, уверенный, что все решат, будто это сделали ее противники, которые, в свою очередь, будут думать друг на друга.

Но тут меня ждал ещё один удар: девица, оказавшись в самом центре драконьего огня, сначала озадаченно посмотрела на

Финига, потом на Захра, словно пытаясь понять, кто из них догадался ударить из-под земли. Затем, поджав губы, удивленно покачала головой.

Именно! С любопытством смотрела и просто качала головой, когда должна была биться в смертельных судорогах, умирая от ожогов!

Итак, кроме всего, у нее есть личная защита, которая успешно противостоит даже драконьему огню. Я тоже могу установить такую, но кто мог сделал столь бесценный подарок ей?

Девица легким жестом развеяла свои щиты и тихо спросила у оторопевшего учителя, который все понял правильно:

-            Ну что, я прошла вашу проверку?

Шокированный увиденным, Смутчин только растерянно кивнул.

Я с досадой ткнул его в бок:

-            Нет! Разберись с ее женишками!

Учитель боевой магии, сглотнув, закашлялся и тут же громко и поспешно добавил:

-            Ты прошла, а вот твои... э-э... друзья - нет. Они будут учиться на первом уровне.

-            Но вы их даже не проверили... - растерянно оглядываясь на жениха, напомнила учителю эльфийка.

Смутчин махнул, и дракончик, внимательно слушающий беседу, вдруг упал, окутанный сном.

-            Вот видишь, у этого дракона защита никуда не годится, - спокойно ответил Смутчин и безразлично отвернулся к другому ученику, всем видом показывая девчонке, что разговор окончен.

Укоризненно посмотрев на учителя, эльфийка мгновенно развеяла наложенные чары и, не давая женишку громко возмущаться, подхватила его под руку и поспешно увела ко входу в замок.

Я внимательно огляделся, но второго, эльфенка, не нашел.

Смутчин поднял голову и тихо произнес:

-            Занятный экземпляр! Я так и не понял, откуда у эльфийки такие способности.

Я усмехнулся, и дал ему карт-бланш:

-            Вот и займитесь этим исследованием, никакими рамками ограничивать не буду.

-            А если погибнет? - немного приподняв лицо в мою сторону, тихо поинтересовался Смутчин.

Я презрительно хмыкнул:

-            Вы видели ее реакцию на струю драконьего огня? Думаю, это не так легко, как вам кажется. Если вообще возможно. Но попробуйте, я не буду взыскивать с вас имущественную потерю одной эльфийки...

-            Как прикажете, хозяин, - услужливо произнес Смутчин, коротко поклонившись.

-            Да, сообщайте мне результаты ваших исследований, интересный экземпляр будем изучать вместе. Единственное... Я отправлю ее на первый уровень к Линскану! Так Сереньдину и передай. Ни к тебе, ни к нему...

Смутчин довольно кивнул и ещё раз поклонился.

Озадаченно потирая руки, я отошел от боевого мага.

Впервые за тысячу лет столкнулся с подобным. Все это время безошибочно считал себя всемогущим. Давно уже никакая потребность не тревожила меня, никогда ни малейшего волнения. У меня давно не было ни эмоций, ни гнева, ничего, лишь холодная тишина в голове.

Со мной в магической силе едва ли мог сравниться повелитель драконьей империи Райдер, а он уничтожил сильнейших драконов и с моего позволения подгреб под себя весь мир.

«Ничего нет реального и вечного, кроме доброты, сердечной, человеческой доброты.

Все остальное преходящее, как сон», - Теодор Драйзер.

Лео

Когда мы оказались на корабле, то, окрыленные избавлением от рабских клеток и тем, что все ужасы - как нам тогда наивно казалось, - остались позади, первое время радовались всему: ветру, солнцу, морскому простору. Как и упрямым горным лошадкам, на которых нас куда-то повезли по узкой тропинке, после того как высадили на берегу негостеприимного северного острова.

Впереди нас двигался целый караван из рабов, большинство которых посадили в небольшой возок. Тех, кто не поместился, распределили на бедных лошадок, которые и так везли на себе мешки с продовольствием. Мы в этом потоке были самыми последними.

Горы вокруг стояли холодные, неуютные. Великаны-камни, словно пальцы, торчащие из-под земли, упирались в небо острыми вершинами, лохматые ели чудовищной толщины, сверху донизу обросшие прядями бородатого лишайника, в иных местах сдвигались так, что под ними царила полнейшая тьма. Чем дальше мы двигались на мохнатых коняшках, тем страшнее и гуще делались эти леса и горы.

- Мрачноватое местечко, - покосившись на сильно выветрившиеся,иссеченные дождями скалы, имеющие абсолютно дикий вид, пробормотал Дик, ехавший на сером пони между мной и Айонель.

С момента прибытия, когда наш новый хозяин, нырнув в какую-то сферу, унесся в неизвестном направлении, надзиратели сквозь пальцы смотрели на болтовню новоприбывших рабов. Айонель, ехавшая впереди нас на своей пятнистой лошадке, обводила пространство напряженным взглядом. Затем, словно что-то обдумывая, грустно сказала:

-            Я так и не поняла, как с юга мы так резко попали на север... Это ведь при использовании самой сильной магии как минимум четыре месяца пути, а мы плыли только четыре недели... И как перенесся с пристани тот жуткий тип, что нас купил. Ведь такого не бывает?

-            Какого такого? - вежливо поинтересовался я из-за спины Дика, ласково пригладив колючую гриву своего бурого поника.

Айонель со знанием дела пояснила:

-            Я точно знаю, что перенестись с места на место может только дракон. И только через драконий портал, а этот тип просто вошел в сферу и исчез, - озадаченно пояснила девушка, перебирая пальцами запутанную гриву своего пони. Оказывается,именно магическое мастерство этого типа заинтересовало мою очаровательную спасительницу.

-            Я и о драконьих порталах не слышал, - тут же вмешался Дик.

-            Ну , если тебя это успокоит, Айонель, - начал я, - мне родители всегда говорили, что подобного переноса сферами просто быть не может. Только, как ты сказала , из точки перехода в точку перехода,и только для драконов.

Дик, внимательно выслушав нас, непонятно чему обрадовался:

-            Ух ты, круть какая, значит хозяин местной кучки - сильный маг. Может, нам повезет, и он нас чему такому научит...

-            Наивные надежды, - насмешливо оценил я. - Если он сам овладел магическим перемещением, то убьет всякого, кто осмелится повторить. Смешно надеяться на подобное великодушие!

-            «Надежды», «смешно»... - передразнил меня Дик. - У тебя и таких нет, приземленный ты тип, ушастый.

-            А ты, лысый,только мечтами и богатеешь... - с привычным сарказмом отозвался я.

-            А было бы хорошо этому научиться! - словно не услышав нашу перебранку, мечтательно вздохнула Айонель. - Мы бы в тот >це миг покинули этот остров и отправились ко мне. Или к тебе, Лео,или к тебе, Дик, не важно! Главное, умчались бы отсюда, словно под парусом...

Пока мы беседовали,тропка, извивалась между крутыми утесами, вдруг неожиданно круто спустилась на дно оврага, на склонах которого журчали прозрачные ледяные ключи. Ну, хоть здесь с водой проблем не будет!..

-            Ко мне уже не отправиться... - помолчав, сухо отозвался я, закрывая глаза, что бы не морщиться от боли. - На наш остров напали пираты. Кого нельзя было продать и кто сопротивлялся, как мои папа и мама, - тех убили... А замок подожгли...

Ничего не осталось. Что стало с братом, я не знаю.

Айонель всполошилась, расстроено искривив рот, с мольбою в голосе грустно поспешила извиниться:

-            О, Податель Света, Лео, прости! Я не знала, ты никогда не говорил, как попал в плен к работорговцам...

Тут вмешался, перебив ее извинения, Дик:

-            И ко мне нельзя... Папашка-дракон выгнал нас ещё до моего рождения. Маму я потерял давно и всю жизнь жил с бабкой. А как та умерла, остался один. Сейчас там, наверно, и дома-то нашего не осталось, - грустно пояснил он.

Айонель тяжело вздохнула, а потом радостно пообещала:

-            Тогда решено! Едва мы узнаем, как нам вырваться отсюда,так сразу сбегаем ко мне. Мои папа и мама примут вас как своих.

Затем вспомнив, что родители далеко, Айонель как-то сразу загрустила.

-            Они у тебя хоть богатые? - словно неотесанный чурбан, полюбопытствовал Дик, но я почувствовал за этой бесшабашностью, что он внутренне напряжен и его

совершенно не интересует этот вопрос. Понятно, Дик таким образом отвлекал расстроенную Айонель от неприятных воспоминаний.

-            Нам хватит, - пересилив себя и мило ему улыбнувшись, отозвалась она.

-            Нет, ты не подумай, что ядам, о твоем приданом интересуюсь, нет, все чинно-благородно, а вдруг они последний кусок хлеба без соли доедают, а тут мы толпой заявимся, а? - Он подмигнул.

Я видел, что теперь в душе Дик смеется, его аура окрасилась в светло-желтый оттенок, словно ее изнутри осветило солнышко, но внешне он так и разыгрывал из себя неотесанного чурбана, задавая легкомысленные вопросы.

Айонель тоже рассмеялась:

-            Ладно , если нам на суп не хватит, я отправлюсь с тобой пасти коз...

-            Да? - Дик от такой перспективы немного опешил.

-            Угу... только предварительно попрошу папу купить парочку стад, специально для этого варианта. - Она чудесно улыбнулась, а я застыл, наслаждаясь исходящим от нее светом.

-            А чем твой отец занимается? - не унимался Дик, теперь уже на самом деле любопытствуя.

Айонель, на миг задумавшись, хмыкнула:

-            Замки восстанавливает. Папочка любит пенять, что мой братик и мама уже по одному разрушили, дело только за мной осталось...

-            И как? - занудливо докучал ей вопросами Дик.

-            Что, как? - не поняла наша спасительница, с недоумением уставившись на Дика.

-            Разрушила уже?

-            Нет, не успела, - но все впереди! - окончательно развеселилась Айонель. - Представьте его радость, когда мы втроем приедем... Три замка минус.

Я поднял брови... Три замка?! Они на самом деле так богаты?

-            Тогда он нас убьет... - уверенно отозвался Дик, в душе явно веселясь, - я бы точно за свой замок убил!

-            Не, не убьет, мама не даст, а папа новые построит, - хихикнула Айонель.

-            Какая ты неблагодарная дочь, однако, - скрывая смешинки, посетовал Дик, - а чем твоя мама занимается? Вышивает, небось, круглый день.

Айонель покачав головой, печально улыбнулась:

-            Если бы... Мамочка - целитель. К ней со всего мира едут. Бывает, я ее неделями не вижу. Она уходит, когда я еще сплю, а приходит, когда я уже сплю. Пока папа бунтовать не начинает. Тогда мама где-то с неделю с папой проводит, а потом ее какой-нибудь несчастный из дома вызывает, и опять мама пропала! Зато мы с папой чего только ни делаем вместе...

Айонель увлеклась, рассказывая обо всем, будто ничего не изменилось, словно она вот-вот слезет с лошадки и, счастливая, вернется домой.

Понимая, к чему все идет, я подъехал ближе и незаметно, но грубо, толкнул Дика в плечо. Его добрые намерения привели к обратному эффекту. Он ткнул меня в ответ, пришпорил лошадку и тут же отозвался:

-            Это хорошо, я ведь своего папашку-дракона не знаю, представь, вообще никогда не видел!

Так и быть, засчитаю это за попытку ее отвлечь.

Айонель все равно расстроилась.

-            Ну, вообще этого не понимаю, у дракона может быть только одна единственная пара за несколько сотен лет, чтоб появился малыш. Как можно так равнодушно относиться, вообще не понимаю... - Айонель печально покачала головой и вновь замолчала.

-            Хе-хе, как видишь, можно, - хмыкнул Дик. А я удивился, откуда она так много знает о драконах?

-            А моя мама создавала цветами картины... - тихо

продолжил я беседу, тоже пытаясь отвлечь от болезненной темы.

Дик скривил рот, не понимая, чего я этим хвалюсь, зато Айонель сразу все поняла:

-            Настоящая художница? - восхищенно уточнила она. Я довольно кивнул.

-            Я всегда восхищалась ими, это сколько же надо терпения, что бы создавать живые картины из цветов. У меня есть двое знакомых, которые этим занимаются. Как это прекрасно,так бы и смотрела не отрываясь!

-            Это что, те в горшках, что ли? - наконец сказанное дошло до Дика.

Айонель кивнула.

-            Это ж сколько же времеци лишнего надо... - пробурчал он, хмурясь.

Я хотел напомнить, что, вообще-то, эльфы бессмертные и время это то, чего у нас предостаточно. Но, вспомнив, что это маме и папе не помогло, промолчал.

Скоро из-за скал появилась странная гора в форме подковы, к которой полукругом были пристроены здания,типа башен.

Мы въехали внутрь круглого двора, за которым виднелся ещё один, хозяйственный, вместе с первым образующий разделенную воротами восьмерку.

Вот она какая, академия.

Подбежали слуги в одинаковой одежде и завели наш караван внутрь главного, вымощенного серым камнем двора, где за нами тут же закрылись огромные ворота.

Слуги приказали слезть с лошадок и, сняв с нас наручные кандалы и ошейники, вновь согнали в одно место.

Восемнадцать бывших рабов, скупленных в разных точках мира, собрались на площади, выложенной серыми прямоугольными камнями. Едва я заметил, что посредине стоит позорный столб с пустующими колодками, как иллюзия, что здесь будет намного лучше, чем в невольничьей клетке, мгновенно рассеялась.

Вперед вышел высокий молодой маг-человек, с золотыми волосами и заносчивым взглядом, которого слуги называли «господин Бренн». Он сопровождал нас с момента покупки у работорговцев, пока слуга не объявил до сих пор мы не знали, что он директор.