Каталог статей.


Когда сойдутся звезды. 14

Надин очень удивилась тому, что не заметила, как флаер влетел в ангар звездолёта.

Техника уртаинцев в принципе была почти беззвучной. Даже на борту академии девушка спокойно спала под еле сльттттньтй мерный гул двигателей. Этот звук нельзя было сравнить с городским шумом Лос-Анжелеса. Там, чтобы не слышать полицейских сирен и шума от автомобилей, приходилось устанавливать дорогугцие звуконепроницаемые окна. Но даже они не всегда спасали.

Надин с майором шли за Золлиа, который уже выбрался из флаера и стоял, по- джентельменски подавая ей руку. И тут до неё дошёл смысл сказанного генералом. Она резко обернулась к Бормсу и обеспокоенно переспросила:

-     Стойте! Как пастор? Меня всё-таки решили убить?

Такого предательства от ректора она не ожидала. Ведь он обещал сделать всё для того, чтобы не отдать её в руки фанатика. Девушка смотрела на окаменевшего майора, который даже не пытался оправдываться. Он молчал и не смотрел на неё. Она закусила губу и зажмурилась. Вновь её обманули и бросили те, кому она доверяла. Было обидно, что ей не дали шанса спасти Марти и Юля. Сильные этого мира решили, что она должна сыграть роль мессии до конца. Трагически умереть во имя призрачного спасения от демона. Они ни во что не ставят жизнь братьев Истари.

Но почему её обманули биофлаеры? Они ведь могли рассказать, что за приказ поступил им от адмирала Jlapca. Могли, но не посчитали нужным это сделать. И теперь её, не спрашивая, везут на убой, подальше от демона. А ведь он предупреждал о том, что она слишком легковерна и доверчива. Простушка-землянка из прошлого, обманутая в очередной раз. Сам император отдал приказ доставить её к пастору.

Елава 7.

-     Убить? - от гневного рыка Бормса Надин подпрыгнула, вжав голову в плечи.

В следующую секунду Тор тряс девушку, требуя объяснений. Надин жалобно попросила остановиться, но мужчина словно оглох.

-     Пастор думает, что только моя смерть может остановить демона! - выкрикнула она, когда поняла, что он не успокоится, пока всё из неё не вытрясет.

Торстен вновь словно окаменел, черты его лица заострились. Зверское лицо майора Бормса откровенно пугало.

-     Что с вами? - обеспокоенно спросила Надин и незаметно для себя протянула руки к его лицу. Девушка неосознанно хотела успокоить мужчину, чтобы он стал таким, как прежде: весёлым и игривым. А не таким угрожающим.

Карие глаза Бормса были так близко, что Надин могла рассмотреть тёмные крапинки в них. Ободок радужки был темнее основного цвета, а сама радужка словно наполнена лучами солнца. Засмотревшись, вздрогнула, когда мужчина подушечкой большого пальца провел по её нижней губе.

-     Определённо, ты мой дар Создателя, - глухо проговорил мужчина, заметив, как насторожена Надин в его руках. - Я не отдам тебя никому, даю слово.

Осторожно поймав её пальцы, Торстен улыбнулся. Нежно поцеловав свою добычу, мужчина ласково произнёс:

-     Я обещаю, что не дам тебя убить. Никому. Дар Создателя берегут, и я сберегу. Для себя.

Эти слова несли в себе какое-то таинство. Обещание прозвучало, как клятва. Надин

безоговорочно поверила в него. Невозможно не поверить, когда тебя ласкают взглядом, нежно прижимают. Она уже не сомневалась, что майор был не в курсе задуманного адмиралом. Гнев в его глазах был красноречивее всех слов. Он не раз клялся ей в своей любви. И она поверила ему. Ей нужно было довериться хоть кому-нибудь в этом страшном чужом мире, где с ней играли сильнейшие. Она увидела в майоре защитника.

-     Спасибо вам, - тихо прошептала девушка.

Она ощутила, как согревается её сердце. Невозможно было оторвать взгляд от глаз, в которых было столько нежности и тепла. Ладошки, покоящиеся на его груди, защекотало от странного возбуждения. Надин не находила объяснения охватившему ее чувству. Словно ей подарили долгожданный подарок, и его осталось лишь распаковать.

-     Мы с тобой на «ты», моя принцесса. С этого момента для всех, ты моя. Даже если ты этого пока не хочешь. Я обещаю, что не пожалеешь.

-     Эй! Я так понимаю, что она ещё не выбрала? - тут же возмущённо заорал генерал. - Тор, как ты посмел меня обмануть?! Нарываешься на поединок? Принцесса, я гарантирую, что не дам какому-то пастору убить тебя. И поскольку я старше всех вас по званию, то приказываю: лейтенант Джонс, ты разделишь свою жизнь со мной и это право ты получаешь вместе с моим именем. Меня зовут Мурами.

Надин уже открыла рот, чтобы высказать самовлюбленному уртаинцу всё, что она думает о его предложении, но не успела. Крепкие руки обхватили её за талию и выдернули из объятий майора. Всего секунда и она уже стояла за спиной генерала. Майор свирепым зверем кинулся к Золлиа, спрыгнув на платформу из флаера.

-     Бормс, приказываю тебе, как младшему по званию, отступись.

Девушка возмущённо толкнула генерала в спину, гневно выкрикивая:

-     Я не хочу с вами спать! И не приказывайте мне! Вы мне не начальник! Ну меня уже есть кое-кто, - неопределённо махнула рукой за спину Надин, понимая, что попала в ловушку, и нужно было срочно спасаться. - Вместо того чтобы мериться силами, лучше бы проявили себя на передовой!

Из звездолёта подтянулись подчинённые генерала, они встали за спиной майора, который не собирался сдаваться без боя и с вызовом смотрел на Золлиа.

-     Лейтенант Джонс, вас как зовут? - обхватив за предплечья паникующую девушку, спросил у неё генерал.

-     Меня? Надин.

И в этот момент майор попытался атаковать соперника. Генерал легко оттолкнул девушку в сторону. Он оказался совсем не прост. Быстрый обмен ударами и Бормс был повержен. Лежа у ног генерала, он зашипел от боли, схватившись за руку.

Девушка бросилась к нему, вспомнив, что Торстен был ранен именно в эту руку. На ней был тот ужасный шрам, который лечил Фридман, требуя от друга беречься. Злые слёзы застилали глаза, и она уже была готова возненавидеть генерала.

Бормс тяжело поднялся. Обняв его за талию, Надин вскинула голову, чтобы заглянуть ему в лицо. Он погладил её по волосам, прижимая к груди.

-     Всё хорошо. Не плачь.

-     Но рука...

-     Не плачь, моя принцесса, - тихо шептал Тор, победно глядя на генерала.

Тот понял, что допустил непростительную ошибку. Не стоило ему на глазах у землянки выяснять отношения с майором. Девушка теперь не отцепится от него из-за банальной жалости. Поэтому он решил действовать по-другому.

-     Видишь ли, Надин, - ласково затянул мужчина, приближаясь к ней. - Меня ведь не так просто обмануть. Я друг адмирала Jlapca. Нет у тебя возлюбленного. Иначе ты бы себя так не вела. Сразу предупреждаю тебя о том, что у уртаинцев влюблённые не разлучаются. Ты теперь от меня ни на шаг не отойдёшь. Если смерть придёт к одному из нас, то это будет на глазах у другого. Согласно нашим обычаям, оставшийся в живых уходит вслед за умершим.

Надин во все глаза смотрела на мужчину, пытаясь осознать то, что он говорил. Влюблённые - значит, неразлучные до смерти? Она задумалась, а любит ли её Дон на самом деле? Ведь он обманул её и бросил одну.

-     Больше жизни, любимая, - пришёл тихий ответ биофлаера. - Только я флаер, машина, а ты пилот, человек. И моя любовь не уртаинская. Я готов умереть, спасая твою жизнь, а они нет. И я не хочу, чтобы ты уходила вслед за мной. Ты должна жить и быть счастливой.

Сердце быстрее забилось в груди, наполняясь теплом. Только Дон умел поднять ей настроение, окрыляя.

-     Я бесконечно люблю тебя, - прошептал он.

-     Надин, - позвал девушку генерал, с интересом наблюдавший за ней, - ты странно выпадаешь из реальности.

Девушка смутилась и спрятала лицо на груди майора.

-     Я знал, что универсалы немного странные, - в голосе Золлиа была откровенная насмешка. - Ларс тому прямой пример. Но такого даже он себе не позволял.

-     Что вы имеете в виду под «такое»? - переспросила его Надин, потому что не уловила в чём подвох.

Ей совсем не понравилось, как светились озорством серые глаза генерала, и она покрепче прижалась к Бормсу.

-Такое - это когда перед тобой стоит вышестоящий по званию, а ты, не обращая на него никакого внимания, общаешься с биофлаером, - весело пожурил ее Золлиа, а девушка покраснела от смущения.

Это был её промах. Ведь майор не раз говорил ей, что с биофлаерами нужно разговаривать незаметно для окружающих, а не впадать в прострацию прилюдно.

-     Простите. Как умею, так и общаюсь, - буркнула себе под нос, удивляясь, почему не может воспринимать этого мужчину как генерала. Она даже честь ни разу ему не отдала. Из- за пережитого стресса устав был забыт напрочь.

Прав был уртаинец - война не для женщин. Лично она не рождена для сражений.

-     Давай договоримся вот о чём, - доверительно попросил её Золлиа, игнорируя зубовный скрежет майора, - к себе в постель я биофлаеров не допущу.

-     Я не против, - легкомысленно пожала плечами Надин, отворачиваясь от генерала. - Я ведь тоже не собираюсь к вам в постель. Так что можете не переживать на этот счёт.

-     Ах, принцесса, не искушай, - на последнем слове голос уртаинца изменился, превращаясь в чарующий из сна.

Резко обернувшись, она окунулась в непроглядную тьму глаз демона. Он стоял на месте генерала, а за его спиной виднелись стены бордовой спальни. Край кровати призывно манил к себе красными шёлковыми простынями.

-     Надин, я... - шевелились соблазнительные губы.

Девушка следила за ними, затаив дыхание. Она вспомнила их последний поцелуй, и глухая тоска пронзила сердце. Сжимая руками скафандр на груди, она потянулась к демону, мечтая вновь почувствовать прикосновение к его губам и увлечься танцем языков.

Но крепкие руки не отпустили её. Образ брюнета за секунду развеялся, и девушка вновь увидела перед собой уртаинца с татуировками на лице. Закрыв глаза, попыталась прийти в себя и понять, что с ней опять происходит. Почему в груди образовалась странная ноющая пустота.

-     Надин? - обеспокоенно позвал её Торстен.

Он почувствовал, что девушка еле стоит на ногах. Позабыв о своей ране, поднял землянку на руки и бросил генералу:

-     Она устала, где наша каюта?

-     Ну, во-первых, не ваша, а её, - не собирался сдаваться Золлиа, но даже он понимал, что девушке требовался отдых.

Ветер и Болтун переглядывались, не скрывая насмешливых улыбок. Им было видно, что генералу не столько нужна была девчонка, сколько хотелось подразнить неповоротливого майора.

-     Наша каюта, - сказал, как отрезал, Торстен и пошел к выходу из отсека.

Золлиа оглянулся на своих подчинённых и состроил испуганное лицо, приложив руки к щекам.

Те лишь усмехнулись. Паясничать генерал любил, и это иногда переходило все границы. Мурами не стеснялся подшучивать над самим императором, вот только об этом мало кто знал.

-     Во-вторых, я имею на неё планы, - поспешил он догнать майора.

Наглость и беспардонность татуированного приводила девушку в тихий ужас. Она не понимала, как ей удалось выжить в академии рядом с Торстеном. Ведь он был таким же настойчивым, как и генерал. Подняв на Бормса взгляд, Надин утонула в тёмных нежных, ласковых глазах уртаинца.

-     Я могу сама пойти, - прошептала она, но майор улыбнулся и поудобнее устроил её на руках.

-     Нестарый, донесу, - к Торстену вернулось хорошее настроение.

Надин не оставалось ничего другого, как смириться. Они шли по белоснежному коридору, поражающему своей чистотой. Такое девушка видела только в фильмах про космос. Но удивляться сил уже не было. Ей было стыдно за эпизод в медблоке академии. Майор наверняка ей его ещё припомнит, а она никогда не забудет их поцелуй. Закусив губу, она попыталась отвлечься от непристойных мыслей.

-     В-третьих, меня лично император назначил телохранителем лейтенанта Джонс, - вернул её из тягостных мыслей голос генерала.

Тревога вновь кольнула сердце, напоминая о её незавидной участи.

-     Мурами, я понимаю, что моя принцесса красавица. Вот только она целиком и полностью моя.

-     Уверен, что только твоя? - насмешливо вернул ему генерал, резко стукнув по панели на стене.

Белоснежная дверь с неприятным шипением отъехала в сторону, и майор перешагнул порог каюты.

-     Абсолютно, - бросил он через плечо Золлиа.

Поставив драгоценную ношу на пол, майор, тяжело глядя на улыбающегося генерала, нажал на панель со стороны каюты. Дверь с шипением встала на место, отрезая их от него.

-     Как он меня достал, - с облегчением выдохнул Бормс, проходя мимо замершей Надин. - Язык без костей.

-     Да, я заметила, - согласилась с ним девушка, нерешительно осматриваясь.

Каюта была небольшая, даже крошечная, из мебели только кровать. Бормс решительно стал стаскивать с себя скафандр, который небрежно запихнул в скрытый шкаф. Для девушки до сих пор оставалось загадкой, как уртаинцы определяют, где и что расположено у них в стенах. Её чип по этому поводу молчал, и подсказки не давал.

Торстен подошёл к девушке, которая замерла, дыша через раз. Она с большим облегчением выдохнула, когда поняла намерение майора просто снять с неё неудобный скафандр. Движения мужчины были чёткими и резкими. Девушка только и успела, что вытащить руки из рукавов и ноги из штанин. Её скафандр отправился следом за скафандром майора. Торстен прилёг на кровать и устало на ней растянулся, закидывая руки за голову.

-     Расскажи-ка подробнее про пастора. Мне Ларс ничего не объяснил. Приказал сопровождать тебя на имперский флагман и всё.

Ещё раз оглядев каюту, Надин поняла, что сесть ей некуда, разве что на пол. Этого она не собиралась делать, поэтому села на самый краешек кровати, опасливо поглядывая на майора.

Он лежал в расслабленной позе, прикрыв глаза. Но от её внимательного взгляда не укрылось, как напряжённо ходят желваки на скулах мужчины.

-     Вы ведь знаете, как я появилась на борту академии?

Торстен кивнул и открыл глаза. Она в очередной раз поразилась тому, что этот мужчина смотрит на неё, словно она чудо. Ей не верилось, что он не видел девиц краше, чем она, в своей богатой на приключения жизни. Но сердцу это было безразлично, оно радостно забилось в груди, ликуя.

Мужчина поймал её ладошку в свою огромную ладонь и легко сжал, поглаживая тыльную сторону кисти большим пальцем. Прочистив горло, Надин продолжила свой нехитрый рассказ, пытаясь не смотреть на того, чьи пальцы согревали руку:

-     Я не знаю, верить в то, что должно случиться или нет, но по всему выходит, что будет так, как предсказано. В прошлом, откуда я появилась, меня пригласили отметить праздник Хэллоуин. Обычный ежегодный праздник. Просто он связан с мистикой. Я не верю в чудеса и потусторонние силы. Но, как оказалось, мы каким-то образом вызвали в ту ночь демона, который уничтожил нашу планету и сейчас пытается захватить вашу империю. Это всё мне рассказал Рональд. Он поведал мне о том, что земляне ждут мессию, который обязан отдать свою жизнь ради спасения мира. И этот мессия - я.

-     Что за глупость! - не выдержал Торстен, которому не нравилось, что девушка рассказывала ему весь этот бред голосом, полным обречённости. Словно она уже смирилась с происходящим и перестала бороться за свою жизнь.

-     Я то же самое сказала, - чуть срывающимся голосом отозвалась Надин, с трудом сглатывая ком в горле, - но пастор ответил мне, что я просто ещё слишком молода. И мне не понять, что жизнь одного человека стоит миллиардов спасённых душ.

Майор сел и пересадил её к себе на колени. Успокаивающе погладил по волосам, отмечая, что рыжий цвет всё больше проявлялся у корней.

-     Ни один уртаинец не пойдёт на такую жертву. Как можно добровольно отдать жизнь? Надо сражаться до последнего, - тихо шептал он девушке, слушая тихие всхлипы.

Бормс готов был разорвать любого, кто причинит боль этой хрупкой землянке. Тепло её тела он чувствовал даже сквозь ткань лётного комбинезона.

-     Пойдёт, - не согласилась с ним она.

Надин отстранилась, глядя на мужчину сквозь пелену слёз. Торстен не удержался и подул ей в лицо, осторожно вытирая мокрые дорожки с раскрасневшихся щёк.

-     Поверь, нет. Женщины слишком ценны, чтобы разбрасываться ими. Да и рыжий цвет говорит о многом. Ты чудо, дарованное Создателем, а такие дары очень ценятся и их берегут. Поэтому и стремится каждый умыкнуть тебя себе. Я не исключение, как, впрочем, и генерал.

Надин всхлипнула, покачала головой:

-     Не каждый. Адмирал Ларс не видит во мне чуда.

Торстен внутренне подобрался. Рука его замерла, так и не опустившись на голову девушке, которая продолжала говорить, не замечая состояния мужчины.

-     Он обещал, что будет меня защищать, а сам... Дело в том, что я сама хотела попасть к пастору. Мне нужно было посмотреть одну картину. И я надеялась потом сбежать. Понимаете, сбежать! В случае чего, я бы позвонила ему. Он бы спас меня, вытащил из лап пастора и Рональда, а сейчас... Он просто отдал меня ему...

Торстен нахмурился, зарылся руками в мягкие волосы девушки:

-     А что за картина?

Надин повернулась лицом к майору.

Сердце его вздрогнуло, когда он заметил большие капли слёз, дрожащие на длинных ресницах, словно роса на травинке. Свет играл, переливаясь на водной поверхности, искрил. Положив ладонь на затылок Надин, мужчина губами собрал драгоценные солёные капли, целуя зажмуренные глаза. Лёгкие поцелуи спустились к мягким губам и, только почувствовав их жар, Тор осторожно отстранился, боясь спугнуть. Надин замерла. Спина прямая, руки сжимают ткань его костюма. Лёгкие поцелуи были для неё, словно прикосновения крыльев бабочки, невозможно трогательные и полные щемящей нежности.

Убедившись, что мужчина остановился, она открыла глаза и поразилась его напряжённому взгляду. Он ждал её решения, ждал её приговора.

Судорожно выдохнув, Надин замерла. Она не знала, как снять неловкость, образовавшуюся между ними.

-     Это большая такая картина, - запинаясь, прошептала она, не отводя взгляда. - Там кое- что написано, мне надо прочитать.

-     Надин, если тебе неприятны мои ухаживания, или я позволяю себе что-то лишнее, ты должна мне об этом сразу сказать, иначе я всё неправильно пойму.

Торстен заметил, как покраснели её щёки, как она скромно потупилась, сложив руки на коленях и сплетая пальцы.

-     Мне приятно, просто неожиданно. И, наверное, пока не стоит... - девушка замялась, не понимая до конца своих чувств.

Ещё не так давно она рвала и метала от приставаний майора. А теперь млела от ласки, сидя у него на коленях.

-     Прости, - тихо ответил он и пересадил девушку на кровать.

От неожиданного движения она неуклюже ухватилась за куртку Бормса и та соскользнула, оголяя его плечо. Взгляд Надин зацепился за кончик рисунка татуировки на плече майора. И она спросила раньше, чем подумала:

-     А что означают эти татунжи? Еенерал почему-то обиделся на меня, когда я спросила про них.

Торстен замер, наслаждаясь осторожными поглаживаниями маленьких пальцев по коже.

-     Это знаки отличия, - севшим голосом отозвался он, когда смог справиться с нахлынувшими эмоциями.

Девушка даже не догадывалась о том, какую власть имела над ним.

-     Отличия? - переспросила Надин, несмело отодвигая край куртки, чтобы побольше разглядеть.

-     Да. Чтобы стать хранителем, нужно пройти испытания. О каждом из них на тело наносится определённый символ.

-     То есть вы тоже хранитель? - встрепенулась Надин, доверчиво посмотрев в лицо майора.

С превеликим трудом он смог не дать воли рукам, которые давно хотели слишком многого. А фантазия уже раздела девушку и уложила на кровать. Но пугливая землянка никогда не позволит ему такого и не простит, если насильно сделает. А он не хотел ломать то, что зарождалось сейчас между ними. Она смело трогала его, задавала вопросы, хотела знать о нём больше. И делала это совершенно не так, как прочие его пассии. Ей неинтересно, сколько он заработал, какое положение в обществе имел. Её просто интересовали татуировки.

-     Нет, я не прошел последнее испытание. Только в учениках был.

-     А генерал? Почему у него на лице тату?

-     Это символ его стойкости и мастерства. Он мастер экстра-класса. Элита. Таких хранителей всего трое, он самый младший по возрасту.

-     А у Ветра и Болтуна тоже есть тату?

-     Да, только они пока ещё не такие опытные профессионалы, как генерал, но перспективные, - с потаённой тоской ответил Торстен, отводя взгляд. - Хотя время покажет, кто из них пройдёт все испытания.

Ему было неловко перед девушкой из-за того, что не сумел стать хранителем. Не хватило стойкости. Не выдержал - сорвался на последнем испытании. Так и не сбылась его мечта попасть в элитное подразделение. Золлиа тогда долго уговаривал его попробовать ещё раз, но взыграла глупая юношеская гордость и он отказался. Когда Ларс узнал об этом, то сразу позвал на работу в академию. Убеждал долго и упорно, рисуя самые радужные перспективы и возможности. Тор сдался через месяц планомерной осады. Выйдя из очередного загула, без денег, с жуткой депрессией в обнимку, он сам позвонил Ларсу и попросился на работу.

-     Я рада, что их нет у вас на лице, - вдруг призналась Надин, поправляя куртку на плече мужчины.

-     Да? - опешил Торстен, не понимая хода мыслей землянки.

Обычно женщины разочарованно вздыхали, узнав о том, что он не прошел все испытания, и теряли к нему всякий интерес. Вот если бы он стал хранителем, тогда другое дело! Он бы занял высокое положение в обществе, а вместе с ним и его женщина. А простой военный никому не нужен.

-     Некрасиво, когда на лице татуировка, - объяснила девушка. Протянув руку, погладила Бормса по гладко выбритой щеке. - Особенно такая, как у генерала. Уродует.

Она представила майора с такими же узорами и поняла, что они только бы портили его лицо. Золотистая кожа у мужчины была грубовата на ощупь, но удивительно приятная. Неожиданно для себя, девушка погладила густые светлые брови, вспоминая, как они совсем недавно хмурились, и между ними пролегала морщинка.

-     Принцесса, - сипло позвал её Торстен, замечая, что девушка совершенно забылась.

Отдёрнув руку, Надин испуганно моргнула и отвернулась от мужчины. Щёки у неё

предательски заалели. Чтобы не акцентировать внимание майора на её вульгарном поведении, она решила сменить тему:

-     А вы не знаете, зачем мы летим к императору?

Бормс незаметно выдохнул и прикрыл глаза. Он понял манёвр Надин и решил подыграть. Её смущение невозможно было не заметить, как и интерес к себе. Мужчина пытался не радоваться раньше времени, но не мог. Улыбка так и растягивала губы.

-     Не знаю, ты посиди здесь, а я схожу с адмиралом Ларсом поговорю. Он обязан объясниться.

С этими словами Бормс встал с кровати и направился к выходу.

Надин проводила его испуганным взглядом. Она боялась, что случайно обидела мужчину своими расспросами, а ведь он был единственным её сообщником в стане врага.

Сидя одна в каюте, от безделья изучила скудный интерьер. Нашла дверь в санузел и с удовольствием умылась. Бормс всё не возвращался. Надин прилегла на кровать и сразу же вспомнилась бордовая спальня, демон, его поцелуи. В груди заныло, словно кошки заскреблись. Она всегда держала слово и выполняла обещание, независимо от того, кому оно дано. Вот и сейчас совесть требовала быть ответственной за свои слова, а внутренний голос уверял, что демон её непременно убьёт, как только она у него появится.

Елухо застонав, девушка свернулась калачиком в надежде, что это поможет уменьшить странный жар в груди. Что бы ни говорил Дон, но у неё не получается не думать о боли. Она разгоралась всякий раз, как только она оставалась одна. Озарённая этим открытием, Надин рванула в коридор.

Еде искать майора, она не знала, корабль был большой, к тому же ей не хотелось нарваться на генерала. Поиски нужной каюты заняли у неё довольно много времени.

Плутать по коридорам, ловить на себе любопытные взгляды, прислушиваться к шагам и голосам было очень страшно. Надин уже не могла справляться с перехватывающей дыхание болью. Пару раз она неосторожно налетела на мужчин. Они проходили мимо, делая вид, что ничего страшного не случилось, от чего девушка чувствовала неловкость. Поэтому и язык не поворачивался попросить о помощи в поиске майора.

И вдруг, пробегая по очередному коридору, Надин заметила, что в одном месте боль стала намного меньше. В исследовательском энтузиазме она начала делать шаги в разные

стороны и совершенно необъяснимым образом нашла каюту, в которой сидел майор и разговаривал с ректором. Мужчины её не заметили. Они так громко ругались, что подслушать их не составляло никакого труда.

-     Ты всё знал и промолчал! Бен, это подло! - кричал Торстен на Jlapca, который стоял вполоборота к экрану, гордо держа голову, сложив руки на груди.

-     Да, я знал! - сердито ответил он на обвинения.

Надин замерла, смотря на то, как Тор раненым зверем бросался на монитор. Она прижалась к стене, пытаясь стать невидимкой. Теперь ей стало ясно, почему майор не хотел брать её с собой.

-     Она же верила тебе! Считала единственным, достойным её доверия!

-     Это приказ императора! - выкрикнув, адмирал отвернулся от майора. - Как ты понимаешь, я не мог поступить иначе.

-     Ну, ты и шарк, самый последний и гнусный шарк! - зашипел майор.

-     Закончил? - спокойно осведомился у Торстена Ларс, бросив на него злой взгляд. - А теперь слушай меня внимательно. Я не просто так отправил к ней тебя.

Майор замер, отступая от монитора, внимательно глядя на адмирала.

-     Что ты хочешь этим сказать? - спросил он у него.

Тот обернулся и ровным голосом стал объяснять:

-     Я не знаю, что задумал император, но шумиха вокруг девчонки слишком раздутая. Почему её так хотят убить, даже не слушая тулао? Ещё более странно то, что наш духовник не может образумить императора и уговорить попытаться найти другой способ использовать дар Создателя. Тулао едва не выслали из столицы, чтобы он замолчал! Такого никогда не было. И вся информация о разногласиях между духовником и императором замалчивается. Тор, я верю, что она именно дар. Поэтому и послал тебя. Как ты думаешь, что почувствовала бы Надин, если бы за ней прилетел бравый Золлиа. Весь такой распрекрасный и воспылавший к ней любовью?

-     Неприязнь, - тут же ответил майор.

Ларс усмехнулся, покачал головой:

-     Это знаем только ты и я. Ну ещё Рональд. Только у него никто не спрашивал об этом. А среднестатистическая женщина кинулась бы к нему в объятия, благодарная за своё спасение. Только Надин не такая, а они об этом не знают. Но мысль ты уловил? Влюбиться в спасителя намного проще. Особенно, когда сидишь одна на астероиде и прощаешься со своей жизнью.

-     Зачем ты послал меня? - уже спокойнее спросил майор, садясь в кресло.

-     Ты её любишь, - с усмешкой ответил Ларс.

-     При чём тут это? - не понял Бормс, он терялся в догадках, не улавливая логики в ответах адмирала.

-     Помнишь, я спросил: готов ли ты предать корону? Ты тогда промолчал. Значит, такой вариант не исключён для тебя, конечно, при определённых условиях. А я не могу, сам понимаешь. Ради любимой ты пойдёшь на всё. Зная, что девочка попала в расставленные сети императора, я не мог действовать открыто. Поэтому и послал тебя. Она мне тоже не чужая, Тор. Она... Надин? - удивлённо воскликнул адмирал, рассмотрев девушку, которая медленно приблизилась к креслу.

Майор резко вскочил на ноги. Обернувшись, он с удивлением уставился на неё.

-     А ты, Тор, оказывается, тоже хитёр. Не ожидал, - пожурил Ларс друга.

Бормс потянул замершую девушку за руку и усадил в кресло. Потом обратился к адмиралу:

-     Я ничего не замышлял, она сама пришла.

-     Да, сама, - подала голос Надин, справившись с шоком.

Она уже поняла, что эти двое хотят её спасти. Вот только ввести в курс дела никто не посчитал нужным.

-     И очень рада, что сделала это! - достаточно резко заявила, гневно глядя на адмирала. - Я ведь чуть не поверила, что вы меня предали.

Бенедикт опустил голову и глухо ответил:

-     Я и предал.

-     Но вы же сами только что сказали, что послали ко мне в помощь майора.

-     Это не облегчает мою вину перед тобой, - Ларс нервно дёрнул ворот рубашки, расстёгивая верхнюю пуговицу. - Я не могу сделать большего для тебя и поэтому чувствую себя последним шарком во вселенной. Долг обязывает, и я должен подчиняться императору.

-     Я понимаю, - тихо произнесла девушка.

-     Ничего ты не понимаешь, - резко ответил адмирал. - Во всём слушайся Тора и ни шагу от него, понятно? Пусть он и озабоченный, зато костьми ляжет, а не отдаст тебя пастору.

Так ведь, Тор?

-     Так, - буркнул майор, расхаживая по каюте, - только объясни, с чем я столкнусь? Там, у императора.

-     Законы ты знаешь. Тверди, что она твоя женщина, что вы любите друг друга. И ещё, требуй встречи с тулао. Больше не знаю, чем помочь. Пастора будет охранять Рональд. Золлиа, сам понимаешь, защищает интересы императора.

-     Надин нужно посмотреть одну картину, - вспомнил майор.

Девушка кивнула головой, с тревогой слушая разговор мужчин.

-     Вот! - радостно воскликнул Ларс. - Требуйте картину, тяните время. А мы с Ворсом будем сдерживать дайчертов.

Связь оборвалась так резко, что Надин сначала ничего не поняла. А потом, когда оказалась за спиной майора, и вовсе испугалась. Выглянув из-за мужчины, встретилась с насмешливым взглядом генерала.

-     Наговорились? Тор, ты же знаешь, что тебе светит за предательство.

-     Знаю и что?

Надин поняла, что они попали. Генералу было известно, о чём они разговаривали с адмиралом.

-     Ты, смотрю, готов распрощаться с жизнью ради неё, - по-дружески подмигивая, продолжал рассуждать Золлиа.

Мужчина спокойно обошел кресло и упал в него, закинул ногу на ногу, заинтересованно рассматривая девушку.

Она сильнее обняла Бормса, напряжённо слушая диалог мужчин.

-     Чего тебе надо? - сердито спросил майор.

-     Да ничего особенного. Послушал я вас, пораскинул мозгами и понял, что Ларс прав. Странно всё. Император в последнее время сам не свой. И про тулао правда. Где это видано, слушать землянина, а не нашего духовника. Что-то тут нечисто. Так что ничего я не хочу. Давай выпьем. Устал я от всех этих тайн и интриг. Знаешь, сейчас я намного лучше понимаю, почему Ларс тебя так берёг. Вы у себя в академии радуетесь жизни, а я... Глупый

я. Ну что, выпьем?

Надин сильнее прижалась к майору, не желая его никуда отпускать.

-     Ты с нами, принцесса. Помянуть надо твоего. Пусть он и биофлаер, но боевых товарищей поминают всегда.

-Что?!

Сердце сжалось от холода. Мозг вяло переваривал информацию, не желая верить в услышанное.

-     Биофлаера твоего, говорю, помянем. Я слышал, он был лучшим.

Мир пошатнулся перед глазами. Ноги ослабли. Горло сдавило. Надин не понимала, что происходит. Даже когда сознание укрывала тьма, она продолжала твердить, что этого просто не может быть.

Чуть ранее на границе уртаинской империи.

Линкор космического флота дайчертов.

Все, кто были на капитанском мостике, при появлении повелителя вздрогнули и замерли по стойке «смирно». Велизар прошёл к своему креслу, которое стояло на возвышении, чуть правее капитанского. Величественно окинув всех взглядом, махнул рукой, разрешая вернуться к своим делам. Демон сел в кресло и вгляделся в одинокий биофлаер на экране центрального монитора.

-     Хозяин, позвольте доложить, - обратился к нему адъютант, имя которого повелитель не помнил. Слишком часто меняются на этой должности дайчерты.

Обернувшись к нему, демон приподнял бровь, насмешливо улыбнувшись. Настроение у него было хорошим. Жертва не выдержала испытания чёрным порочным желанием, которое он ей подарил. Она прилетела, как и клялась. Теперь ждала, когда он выполнит своё обещание. Умная девочка, но наивная...

Решив поиграть у неё на нервах, не давал разрешения отправить посылку уртаинцам.

-     Говори, - разрешил Велизар адъютанту.

-     Всё готово для обмена.

-     Я и без тебя знаю. Ты что только ради этого со мной заговорил? - покачав головой, демон оскалился и дайчерт захрипел, упав к его ногам.

-     Нет, хозяин, нет, - через силу просипел дайчерт. - Уртаинцы устроили засаду.

Остальные члены команды испуганно кидали косые взгляды на возвышение, где умирал

один из них. Но никто не смел осудить повелителя даже мысленно. Это нравилось демону. У него на корабле самая вышколенная команда, исполняющая любую прихоть.

Утихомирив силу, демон пригляделся к пространству. Адъютант был прав, живая энергия скопилась вокруг биофлаера, хотя и на контроллере, и визуально ничего не было видно.

-     Ваши пожелания? - склонившись перед демоном, спросил адъютант.

-     Свяжись с биофлаером, пообщаемся, - подумав, ответил Велизар.

-     Слушаюсь, хозяин, - быстро ретировался адъютант, и монитор слева мигнул, сменив изображение. На нем отобразилось немного испуганное лицо его жертвы.

Демон оскалился, даже отсюда он чувствовал её страх.

-     Я прилетела, - нервно сообщила девушка, глядя на Велизара.

-     Умница, а зачем остальных привела? Не жалко их? Погибнут ведь, - ласково проворковал демон, кидая невольные взгляды на удивлённых дайчертов, которые ни разу ещё не слышали голос хозяина таким.

-      Ты обещал вернуть братьев Истари, это эскорт для них, - твёрдо ответила Надин. Демону понравилось то, что она чувствовала себя неуверенно и была напугана. Даже

голос дрожал. Всё так, как он любил. Настоящая жертва.

-      Ах да! Обещание, - будто только вспомнил и хлопнул себя легонько по лбу ладонью демон. - Как же, как же.

-      Ты обещал! - нервно взвизгнула девушка, на глазах которой образовалась солёная влага. Радостно улыбнувшись, демон с трудом усидел на месте. Он хотел прямо сейчас испить

эти соблазнительные слёзы девственницы, что может быть слаще их? Только её кровь.

-      Хорошо, - пойдя на поводу своих желаний, произнёс Велизар и отдал мысленный приказ главнокомандующему. Небольшой челнок отстыковался от линкора, двигатели заработали, и подарок медленно поплыл на вражескую территорию.

-      Я выполнил обещание, лети ко мне. Я так соскучился, - искушающе попросил демон. Девочка на экране вздрогнула, закусив губу, зажмурилась, откидываясь на спинку кресла

и глухо застонала.

-      Да, моя маленькая, - подбадривал её демон.

Он не ожидал, что она настолько истосковалась. Её голос был полон вожделения, ещё ни разу Велизар не слышал в нём столько страсти.

-      Лети ко мне, - манил он её, но она лишь выгибалась сильнее, совершенно потеряв голову.

Ноздри демона затрепетали, он хотел услышать аромат порочного желания.

Велизар встал с кресла, не в силах усидеть. Сила забурлила в крови от нетерпения. Скоро его жертва будет стонать под ним и для него. Неожиданно повелитель заметил, какими алчными взглядами члены команды смотрели на экран, где его жертва расслабленно лежала в кресле, судорожно дыша. Её тяжелое, прерывистое дыхание было последней каплей, подточившей терпение демона.

Сила вырвалась на свободу, ревность всколыхнулась в демоне и все, кто посмел на капитанском мостике возбудиться, вспыхнули, как факелы.

-      Она моя! - зашипел демон для тех, кто остался в живых. - Только моя.

Девушка же уже пришла в себя и села в кресле ровнее. Биофлаер медленно полетел

вперед, но был остановлен окриком неизвестного:

-      Лейтенант Джонс, остановитесь! Сначала мы должны убедиться, что заложники живы. Демон глухо зарычал и стал ходить по краю возвышения, не отрывая взгляд от экрана.

Девушка хмурилась, смотрела на что-то в нижнем левом углу. Звук пропал. Ей приказали отключить связь, что она и сделала. А затем потух и экран.

-      Мы можем капсулу быстрее подогнать к кораблю уртаинцев? - недовольно бросил капитану Велизар.

-      К сожалению, нет, - боязливо ответил тот.

Е1овелитель поморщился. Ждать он больше не желал. И так прождал тысячу лет, а теперь ещё приходится терпеть, пока капсула с братьями Истари доползёт до границы с империей. Несколько десятков пар глаз следили за передвижением подарка. Долгие напряжённые минуты тянулись слишком медленно. Демон не боялся того, что на него нападут, он знал, что уртаинцы способны на такую подставу и подготовился к этому заранее.

Наконец, капсула исчезла с радаров, попав в зону, закрытую маскирующим устройством. Прошло ещё десять минут. Демон неотрывно следил за замершим напротив его линкора биофлаером, в котором его ждала очень соблазнительная начинка. Он видел её вспыхивающую энергическую оболочку. Чувствовал её нетерпение, такое же огненное, как и у него.

И вдруг биофлаер стал приближаться. Очень и очень медленно. Демон понимал, что девушка самоотверженно давала фору уртаинцам, которые удостоверились в том, что братья живы и теперь бежали вглубь империи. Улыбка растянула губы Велизара, а глаза его наполнились адским пламенем.

Он с трудом дождался, когда биофлаер окажется в силовой зоне, прилегающей к линкору.

-     Захват! - резко приказал демон, тут же развернулся на каблуках и покинул капитанский мостик.

Члены команды опять вытянулись по стойке «смирно», провожая его. Велизар никогда не понимал детей, которые ждали свой день рождения, считая его самым лучшим праздником. Но сейчас он себя чувствовал именинником. Подарокуже подарили, осталось снять обертку. Ворвавшись в стыковочный отсек, он напугал своим появлением персонал, который занимался биофлаером.

Велизар приблизился к нему. Улыбка растаяла на его губах, глаза заволокла тьма.

-     Элех? - удивлённо позвал он.

-     Когда-то был им, - пришёл насмешливый ответ биофлаера.

-     Вот, значит, как, - обманчиво спокойно пробормотал демон и взмахом руки открыл колпак биофлаера. Заглянул в уже ожидаемо пустую кабину. Девчонки не было.

-     Ты понимаешь, что сделал только хуже для всех? - поинтересовался Велизар у биофлаера. - Ты ведь мой бывший главнокомандующий. Неужели ты думал, что я прощу ей этот обман?

-     Она не обманывала, - насмешливо ответил Дон. - Она сейчас, бедненькая, плачет и зовёт меня, требуя подчинения. Наивная и глупая.

-     То есть у вас стопроцентная синхронизация? Как удачно для девчонки совпало. Очередная случайность. Я мог бы и догадаться. Ты же был мастером иллюзий, мог внушить любому всё, что хотел. Вот и я попался на твои фокусы. Где девчонка?

-     Далеко отсюда. Тебе не достать, - вызывающе произнёс Дон.

Демон подошел к флаеру, положил руку на его корпус и с превосходством заявил:

-     Самоуверенность, граничащая с гордыней - грех. Я всемогущ.

С этими словами он проник в сознание биофлаера и потянулся к той, что была напугана и зла. Заметив его, она обрадовалась. Чёрная суть потянулась к нему, и демон понял, что девчонку в очередной раз обманули. Доверчивая до безобразия. Таких очень любили ангелы. Именно им открывались божественные тайны.

-     Надин, - позвал её демон, - я приказываю тебе убить...

Но связь резко оборвалась. Дон из последних сил сопротивлялся. Демон не успел повлиять на девчонку, не успел отдать приказ. Взревев в негодовании, повелитель уничтожил то, во что уртаинцы превратили одного из его лучших главнокомандующих.

-     Предатель, - шипел он, стряхивая с рук расплавившийся металл.

Дайчерты отступили от биофлаера, который медленно стекал на пол, теряя очертания, словно снег в жаркий летний день.

-     Убрать всё, - приказал демон, а сам направился в кабинет, мысленно связываясь с Элисином. - В наступление. Никого не щадить, кроме девчонки. Наводку ты знаешь. Понял меня? Уртаинцев стереть с лица Вселенной, всех, до последнего младенца.

- Да, мой хозяин, - моментально отозвался тот.

Дверь сама распахнулась перед демоном. Он стал дёргано снимать с себя одежду, перевоплощаясь. Ему требовалась вся его сила для одного единственного прыжка. Для этого нужно было настроиться. И если девчонка на планете, то он перенесётся прямо к ней и, наконец-то, схватит ее. Игра в кошки-мышки затянулась. Пора бы положить конец всему живому в этом мире.

Елава 8.

Уртаинская империя.

Звездолёт императорских хранителей.

Когда девушка пришла в себя и осознала, что произошло, с ней случилась истерика. Она горько рыдала, свернувшись калачиком на кровати. Бормс вместе с Золлиа попытался её успокоить. Еенерал рассказал, что погиб только Дон, а остальные флаеры благополучно вернулись в академию. Он надеялся, что эта новость хоть немного утешит девушку, но Надин зарыдала ещё сильнее. Мужчины растерялись, они никогда не сталкивались со столь бурным проявлением эмоций. Еенерал предложил вызвать медика с успокоительным, но Бормс решил не рисковать, Ларс предупредил его никому не доверять.

Прошло довольно много времени, пока девушка немного успокоилась. Едва она смогла говорить, сразу попросила оставить её одну. Совершенно опустошённая, она лежала на кровати и смотрела в белый потолок. Слёзы уже не приносили успокоения. Они медленно текли, орошая виски.

Тоска и боль прочно поселились в душе Надин. Стоило только вспомнить о Доне, как они накатывали сокрушительными волнами. Осознание того, что безвозвратно потерян тот, кто любил её чистой и бескорыстной любовью, вымораживало душу и отнимало желание жить. Она вспоминала его признания в любви и не могла простить себя за то, что была безответна к его чувству.

Мысли, одна страшнее другой, лезли в голову. Отчаянно ругала себя за то, что не сумела стать главной в их связке. Тогда Дон непременно послушался бы её. Если бы она приказала, то он непременно вернулся бы к ней.

Пустота и холод в душе медленно вводили девушку в депрессию. Надин чувствовала себя ничтожеством, из-за которого умирают достойные. Слова Рональда, врезавшиеся в память, прожигали, словно кислотой. Хотелось отмотать время вспять и не совершать страшной ошибки. Ей не нужно было идти на вечеринку. Она бы с удовольствием продолжила жизнь обычной серой мышки и отказалась бы от идеи завести друзей. Мать была права, заставляя её жить с ними.

Дверь каюты открылась, и вошел Торстен. Он обеспокоенно хмурился, глядя на лежащую на спине девушку. Безучастная ко всему, она даже не подняла головы, не посмотрела, кто вошёл.

Сам майор не раз впадал в депрессию и знал только один верный способ, как вернуться из неё. Он достал из мини-бара, спрятанного в стене, самый крепкий алкогольный напиток землян - водку. Она очень часто спасала его и за это высоко ценилась им. Торстен шел на всяческие ухищрения и не считался с расходами, чтобы пополнить свои стратегические

запасы. Он снабжал ею и Золлиа, который тоже был ценителем поистине удивительного напитка. Налив девушке половину небольшого бокала, добавил сока до краев.

С этим коктейлем подошел к кровати, поставил бокал на пол. Легко поднял безвольную девушку на руки и сел на кровать, устроив её у себя на коленях. Взял бокал и попытался заставить её сделать глоток.

-     Это лекарство, - строго сказал он.

Но девушка отвернулась от напитка, скривившись от резкого запаха.

-     Не надо, - тихо попросила она майора, отталкивая его руку. Но он настойчиво пытался приставить край бокала к её губам.

-     Пей, - строго приказал Торстен.

Но Надин отрицательно мотала головой.

-     У тебя есть два выхода: или сама выпьешь, или я волью лекарство тебе в рот. Второй вариант мне больше нравится, да и ты, думаю, не будешь против. Ведь мои поцелуи тебе были приятны.

Надин замерла и с недоумением посмотрела на мужчину. Она пыталась понять, о чём он говорит. Её взгляд перемещался с бокала на лицо майора, который мягко улыбался, ожидая её решения. Так и не поняв его намеков, уточнила:

-     При чём тут ваши поцелуи?

-     А как маленьких поят, когда они сильно болеют? - тут же вернул ей вопрос Торстен. Тревога отпустила его сердце. Она заговорила, значит, истерика сошла на «нет».

-     Я не знаю, - честно призналась девушка, пожимая плечами.

Её растерянный вид был столь соблазнительным, что мужчина не сдержался и решил продемонстрировать, как это делается. Он пригубил коктейль, чувствуя, как немного щиплет язык, затем резко склонился к губам Надин, проникая языком между ними, и влил в её рот напиток.

Девушка вздрогнула, попыталась оттолкнуть от себя мужчину. Забилась, когда язык обжёг алкоголь. Но коварный майор не отпускал, углубляя поцелуй. Надин судорожно сглотнула.

Этот жгучий поцелуй отрезвил мутную голову девушки, и теперь она настороженно следила за мужчиной, который как ни в чем не бывало отстранился и поднёс бокал к её губам, приказывая:

-     Пей.

Покорно сделала глоток и, зажмурившись, сглотнула. Выдохнув, помахала рукой перед открытым ртом, поражаясь содержанию алкоголя в коктейле.

-     Что это? - сипло спросила у майора, который улыбался так, словно увидел нечто весьма забавное для себя.

-     Лекарство.

-     Это алкоголь! Это не может быть лекарством! - возмутилась девушка, чувствуя, как согревается изнутри.

Торстен тихо рассмеялся и, сжалившись над готовой обидеться Надин, объяснил:

-     Это лекарство от хандры. Ну и заодно помянешь биофлаер.

Надин попыталась уклониться от очередного глотка, но заметила хитрый прищур карих глаз и сдалась, опасаясь ещё одного такого поцелуя. Правда, пить ещё она была больше не в силах, это было слишком для её организма. Рот до сих пор обжигало, а в груди словно взрыв произошёл. Тепло всё больше растекалось по телу, голове стало легко.

-     Я хотела спросить, - сменила она тактику, чтобы отвлечь Бормса.

-     О чём? - клюнул на уловку майор, удобнее устраивая девушку у себя на коленях.

-     Марти и Юль, их спасли?

-     Обмен состоялся, - ответил Торстен, вновь поднося бокал.

Надин мысленно застонала, но сделала маленький глоток. Напиток был настолько непривычным и даже неприятным, что девушка решительно оттолкнула руку майора от себя и замотала головой.

-     Юми и Уши? - вспомнила девушка о флаерах.

-     Их тоже нашли и вернули в академию. Правда, им требуется ремонт, но скоро их восстановят. Будут как новенькие.

Надин с облегчением выдохнула и твёрдо отодвинула от себя бокал.

-     Всё, хватит, больше не могу это пить.

-     Легче стало? - спросил Торстен.

Она прислушалась к себе, отмечая, что ей действительно стало лучше. Она почувствовала в себе желание жить и бороться, прямо здесь и сейчас, за право не пить его противное лекарство.

-Да.

Попыталась слезть с мужских колен на кровать. Но Бормс лишь сильнее прижал её к себе и сам пригубил из бокала.

Надин невольно наблюдала за тем, как двигается кадык, прислушивалась к звукам глотков. И совершенно не понимала себя. Близость мужчины тревожила её, будоражила воображение. Тепло карих глаз заставляло чувствовать себя по-настоящему взрослой. И стало понятно, что она для него была не призом в борьбе за самку, не мифической мессией, не священной жертвой, чья невинность нужна была демону, а любимой женщиной, желанной и драгоценной.

-     Тебе бы поспать, скоро прилетим, - хрипло посоветовал Торстен, пытаясь пересадить девушку на кровать.

Соблазн для него был настолько велик, что мужчина боялся не выдержать и сорваться.

Да и алкоголь разгонял кровь, усугубляя и без того возбуждённое состояние майора.

-     Нет! - испуганно вскрикнула Надин, понимая, что опять останется одна. - Нет, мне нельзя спать.

-     Почему? - удивился Тор, глядя на её пальцы, которыми она цеплялась за его куртку.

Девушка смутилась. Ответ на вопрос был слишком интимным. Отпустив майора, она

пересела на кровать, сложила руки на коленях и замолчала, готовясь остаться одна. Скорее всего, на неё снова накатит чёрная тоска, а если уснет, то опять угодит в ловушку к демону.

Торстен с минуту молчал, ожидая её рассказа. Но она упрямо кусала губы и прятала взгляд, при этом розовые щёки становились всё ярче.

Столь странная реакция не понравилась мужчине, он присел перед Надин на корточки и привычно поймал в свои ладони тонкие холодные пальчики. Ему безумно нравилось их перебирать и гладить, согревая своим теплом.

-     Надин, почему тебе нельзя спать? - повторил свой вопрос.

Она робко взглянула на него и поразилась тревоге, которая отражалась в глазах майора. Чуть помедлив, решилась ответить:

-     Он приходит во сне.

Выпалив это, замолчала, отводя взгляд. Майор нахмурился, не понимая, о ком говорит девушка.

-     Кто он? - уточнил, видя, что Надин не собирается больше делиться своей тайной.

Тяжело вздохнув, девушка прошептала:

-     Демон. Каждый раз, как только я засыпаю, он приходит во сне и...

Смутившись, она хотела отобрать свои руки и отвернуться от мужчины. Воспоминания были слишком яркие и приносили с собой неприятное чувство.

Но Торстен перебрался на кровать и вновь усадил уже несопротивляюшуюся девушку к себе на колени. Отчего-то именно так она чувствовала себя более спокойной, и у них получалось говорить начистоту. Вот и в этот раз, немного поёрзав, Надин уткнулась лбом ему в плечо и затихла. Мужчина погладил её по волосам, подгоняя:

-     Надин, расскажи всё. Поверь, станет легче.

Покачав головой, девушка глухо ответила:

-     Не будет легче. Вообще ничего не будет. Я сама виновата. Сначала мне даже нравились такие сны. Мне раньше ни разу не снилось, чтобы красивый мужчина и я были в одной постели. Никогда ни один мужчина не целовал меня, а тут... Оказывается, я испорчена до мозга костей. Радовалась этим снам и не слушала Рональда. Он предупреждал меня, что это демон. Он всегда приходит, стоит уснуть. Из-за этого мне нельзя спать. Если я усну, он узнает, где я.

Торстен слушал, не перебивая. Он понимал, что ей надо высказаться, излить то, что приносит ей такую душевную боль. Ему нужно сейчас сдержаться, но он не сумел. Ревность накрыла с головой, захотелось стереть воспоминание о чужих поцелуях.

Торстен стал осторожно целовать виски девушки, зарываясь носом в волосы. Аромат её тела кружил голову сильнее алкоголя, он пьянел от того, что она была в его руках. Прикусив мочку ушка, самодовольно улыбнулся, услышав судорожный вздох. Мужчина пытался не спугнуть её, сдерживал свою страсть, легко целуя нежную шею. Вот только девушка не собиралась останавливать его. Он зарылся рукой в её волосы, чуть сжимая. Прикрыв глаза от наслаждения, Тор стал целовать нежные губы, которые с готовностью раскрылись ему навстречу. Его руки путались в волосах девушки, гладили её спину. Страсть, захватившая их, была подобна урагану. Он подхватил обоих и унёс подальше от реальности. Даже вежливое покашливание майор услышал не сразу, а только когда в его руках забилась Надин, пытаясь отстраниться.

Выдохнув, Тор перевёл затуманенный взгляд на генерала, который стоял перед кроватью, сложив руки на груди.

-     Прости, но у меня приказ. Девочка должна остаться нетронутой, - с натянутой улыбкой сообщил Золлиа.

Надин застонала и уткнулась Бормсу в шею, готовая умереть от смущения. Она не понимала, что на неё нашло, и зачем ответила на поцелуй. Но почему-то, вопреки всему, чувствовала себя счастливой. Ей было абсолютно всё равно, как это выглядело со стороны, и что о ней мог подумать генерал. Сердце в груди стучало настолько громко, что она оглохла, не слыша здравый смысл и совесть. Ей хотелось купаться в том наслаждении, которое так щедро дарил майор. Хотела заглушить боль и сумела это сделать.

Но реальность не отпускала, макнув лицом в очередную лужу грязи.

Орбита Ентуны.

Военно-космическая академия "Антариус".

В который раз адмирал просчитывал вероятности дальнейшего развития событий и все они были удручающими. Атаки дайчертов после обманного обмена стали ещё более ожесточёнными. Потери с обеих сторон шли уже на сотни, но враг словно не замечал гибели своих воинов.

Ларс отправил уже вторую партию курсантов Ворсу, с замирающим сердцем провожал своих птенцов, которые едва летать научились. Страха в них не было. Все они стремились защитить свою отчизну. И это ещё больше угнетало адмирала. Он прекрасно осознавал, что выживут из них лишь единицы.

Сводки с передовой не приносили радостных вестей. Как и планировали адмиралы, повелитель дайчертов взбесился. Вот только ошибок в тактике не делал и слабины не давал. Наоборот, он всё сильнее стал давить на уртаинцев.

Из тяжёлых дум вывел голос Нима, который сообщил, что сам император требует его на разговор. Скривившись, Ларс встал, как требовал этикет, и только после этого разрешил борткомпьютеру включить связь.

Экран вспыхнул, и Бенедикт вздрогнул от гневного рыка всегда сдержанного императора, который раньше ничего подобного себе не позволял.

-      Отзови своего Бормса!

Ларс мысленно поздравил себя с правильным решением. У него были сомнения насчёт землянки. Она слишком категорична в вопросах своей свободы.

-      Прошу меня простить, ваше императорское величество, но я тут ни при чём. Его слишком долго удерживали подальше от девушки, но любовь...

-      Хватит! - рявкнул император. - Хватит нести чушь про несуществующую любовь! Я, как и ты, прекрасно знаю, что она его не любит. Она, кстати, всё ещё неофициальная невеста наследника.

-      Я всеми силами пытался не допустить к ней майора. Даже оставил его здесь, когда отправил девчонку к Ворсу. Но вы сами видите, что творит с ним любовь.

-      Не смей мне лгать! - стукнул по столу император.

-      Я не смею лгать вам, - смиренно склонил голову адмирал.

-      Если не отзовёшь ты, то его арестуют за предательство.

Обещание никак не повлияло на адмирала. Он и к такому повороту дела подготовил майора. Теперь вся надежда была на вмешательство тулао.

-      Ваше императорское величество, я не смею вам препятствовать, тем более что-то советовать, - спокойно ответил Ларс, пряча взгляд, чтобы император не видел в них дух неповиновения, который сейчас вселился в адмирала.

-      Как Бормс оказался на звездолёте хранителей? - сухо поинтересовался монарх и Ларс понял, что начался настоящий допрос.

Встав ровно, Бенедикт начал отчитываться согласно задуманному плану:

-      Я смог узнать, что пока вы со мной обсуждали сложившуюся ситуацию, майор о чём-то договорился с одним из хранителей. Я не был в курсе его замысла.

-      Не лги мне, Бенедикт, - холодно предостерёг император.

-      Я не смею, ваше императорское величество, - смело ответил Ларс.

-      То есть он любит девчонку. Так? - вкрадчиво спросил у него Люгдив.

Адмирал вновь покорно склонился, принимая его утверждение.

-      Да, ваше императорское величество.

-      Пусть так. Посмотрим, что из этого выйдет. Запомните, я этого так не оставлю, адмирал

Ларс. Сейчас на вас возложена очень тяжёлая задача по сдерживанию дайчертов. Мы не можем позволить им завоевать империю.

-     Я жизнь отдам ради империи, - заверил его Бенедикт.

-                  Ну что же, очень скоро мы увидим, на что ты готов ради неё, - с этими словами император отключил связь, а адмирал тут же потребовал у Нима дозвониться до тулао.

Терять друга он не собирался.

Подождав всего несколько минут, Ларс вежливо поздоровался с духовником. Тот смотрел на него своими удивительными голубыми глазами, совершенно невозможными для уртаинца. Тулао был одет в светлые праздничные одежды, и это обескураживало адмирала. Шла война, гибли их соотечественники, и духовник обязан был носить чёрные траурные цвета.

-     Свет осветит тебя, адмирал Ларс, - обратился к нему тулао. - Ты хотел попросить у меня уверенности?

Бенедикт вздрогнул, потрясённый тем, что духовник читал его, как отрытую книгу.

-     Да, - смиренно выдохнул он, - и просить о помощи.

-     Я ждал твоего звонка, - покивал тот в ответ.

-     Прошу вас помочь одной землянке, - решился на прошение адмирал, хотя никогда не позволял себе ничего подобного. Он никогда не просил, ни у кого, даже у Создателя. Всегда и во всём полагался только на свои силы. И сейчас чувствовал угрызения совести, взваливая свои проблемы на другого.

Но духовник, словно не слушая его, кивал головой и рассуждал вслух:

-     Да, я понимаю, дар Создателя.

Ларс обрадовался тому, что был услышан:

-     Да, тулао Орлан, её зовут Надин.

-     Надин? - приподнял седые брови тулао. - Какое совпадение. Хотя совпадение есть не что иное, как предначертание.

Улыбнувшись адмиралу, духовник отключил связь, а Бенедикт так и остался без ответа на вопрос - полетит или нет тулао к императору?

-     Ним, ты что-нибудь понял? - поинтересовался он у своего незримого друга.

-     О чем конкретно вы спрашиваете, мой адмирал? - спокойным голосом поинтересовался борткомпьютер.

-     О каком совпадении говорил тулао?

-     Проанализировав его слова, я предполагаю, что он имел виду имя курсанта Джонс.

-     А что с её именем не так? - удивился мужчина, садясь в кресло.

-     Основываясь на устаревших словарях землян, могу предположить с малой долей вероятности для ошибки, что её имя означает надежда.

Ларс задумался, барабаня пальцами по столешнице.

-     Откуда у тулао такие познания в древних языках землян? - пробормотал он, разглядывая яркий диск Ентуны в панорамном иллюминаторе.

-     Данные засекречены, мой адмирал, - отозвался Ним, запрограммированный отвечать на любой вопрос Ларса.

-     Замечательно, - вздохнул разочарованно мужчина, возвращаясь к своей работе, - вокруг одни секреты, а дайчерты уже на границе.