Каталог статей.


Заветное желание. 3

Ласково глядя мне в глаза, Минае, соблазнительно улыбнулся, от чего я облизала вдруг пересохшие губы,и медленно стал сдвигать юбку ещё выше, аккуратно разглаживая её на талии.

 

-            Аулерия, опять белые кружева? - шёпотом спросил любимый, подмигивая мне.

-            Да, ты же так и не приобрёл для меня нижнее бельё. Пришлось надевать белое.

-            Оно тебе ни к чему. - И я опять почувствовала, что осталась голой.

-            Минае! - недовольно вскричала, пробуя свести ноги.

Но мужчина тихо рассмеялся, не давая мне этого сделать.

Гневно воззрилась на него, пытаясь прожечь в нем дыру. Властелин, продолжая улыбаться, приподнял нож и одним точным движением провёл по своей ладони. Кровь бордовыми каплями стала падать мне на кожу туда, где внутри уже всё горело.

-            Минае.

Тревога за любимого коснулась сердца. А кровь всё текла и текла, щедро орошая меня. Я чувствовала, как она медленно стекала по коже на алтарь.

-            Минае, перестань, прошу!

Смотреть, как истекал любимый, было выше моих сил. В ответ мне подарили очередную одобряющую улыбку.

-            Прошу, - беззвучно прошептала ему.

И он сжалился - медленно слизал кровь с ладони, потом показал абсолютно здоровую кожу. Я смогла облегчённо выдохнуть и спокойно дышать.

-            Земер, начинай, - приказал Минае, отдавая ему нож.

Когда блондин забрал оружие, а любимый распахнул

мантию, открывая мне всё самое потаённое, до меня, наконец, дошло, чего хотел от меня Минае.

Вот значит она какая - брачная ночь. Забираю слова обратно - это не романтично! Вот ни капли, ни грамма!

Но все мысли вылетели из головы, когда почувствовала, как любимый обхватил руками меня за бёдра и стал слизывать с меня свою кровь! От новых, но таких приятных ощущений застонала, тело само выгнулось навстречу обжигающему и ласковому языку. Внизу живота нестерпимо потянуло, собираясь в одну пульсирующую точку.

-            Минае, - молила я, сама не зная о чём. Только хотелось зарыться руками в его волосы, прижаться и не отпускать.

-            Любимая, - слышался жаркий шёпот, и разум меня оставил, отступая под натиском желания.

Магистры завыли, а мне показалось, что это нарастающий гул прибоя. Он создавал видимость того, что я не в комнате, а на пляже. Глаза слепит яркое солнце, стоящее высоко в зените, а я лежу на мокром камне.

-            Время, - голос Земера опять всё испортил, не дав насладиться моментом, напоминая о присутствии зрителей.

-            Держись, Аулерия, сейчас будет больно, - прошептал Минае.

А я и испугаться толком не успела, как нечто большое, горячее и влажное ворвалось в меня, принося с собой эту самую боль. В глазах всё потемнело, вскрикнув, задержала дыхание, пытаясь привыкнуть к ней, разрывающей и пульсирующей.

-            Медленно выдыхай, - посоветовал Минае.

Я послушалась, боясь пошевелиться. Любимый уже нависал надо мной, чуть придавливая сверху. Он подул мне в лицо, принося желанное облегчение.

-            Любимая моя, как же долго я ждал. Я сейчас так счастлив. Теперь ты моя полностью - и душой, и телом. Только моя, маленькая звёздочка, - прошептал Минае, склоняясь всё ниже, чтобы подарить очередной умопомрачительный поцелуй.

Опять были жаркие ласки, борьба двух языков, страстные стоны, привкус крови на губах. Я забылась в нежности, что дарил любимый. В животе у меня порхали бабочки. И даже когда Минае начал двигаться,то проникая в меня, то отступая назад, боль, что отзывалась на каждое движение, не могла заставить оторваться от таких сладких, дразнящих губ любимого.

Мою спину стало нещадно натирать о щербатую каменную плиту, и я не удержалась, сморщившись, зашипела. Попытки принять более удобную позу ни к чему не привели. Да и руки были прикованы, что тоже отвлекало от любовных ласк.

И мольбы мои были словно услышаны - кандалы, громко гремя, упали на пол. Вметнув руки, я зарылась в волосы любимого, как давно хотела, и тут же взвизгнула от того, что

Минае меня поднял, придерживая за спину. Сидеть было удобнее и не так болезненно, только щипало всё внутри, но я даже не обращала на это внимания. Я была поглощена страстью, в которую хотела погрузиться глубже.

-            Властелин, остановитесь, Властелин! - окрикнул нас Земер, за что отлетел, ударившись о стену.

Сипя, словно его душат, он всё же сказал:

-            Достаточно, не пачкайте алтарь. Крови достаточно.

Для меня вообще смысл сказанного был непонятен. Опустила взгляд вниз, где мы соединялись с Минасом и густо покраснела. Там всё было в крови! Даже чёрные завитки мужских волос характерно блестели на свету.

Мы же уже весь алтарь в крови испачкали. Испуганно взглянув в лицо Минаса, заметила на его губах довольную улыбку. Он не сводил глаз с моего смущённого лица, крепко придерживая меня за бёдра.

-            Мы к себе, и до завтра нас не беспокоить, - холодно бросил он Земеру, который, вскинув руку, остановил нас окриком:

-            Слова. Закончите ритуал!

-            Я, Лорд Минае Дамиан, призываю в свидетели всех здесь присутствующих, что сия дева была невинна и добровольно отдала мне себя.

-            Свидетельствуем, - разноголосо донеслось из темноты.

-            Я, Земер, Советник Тёмного Властелица, свидетельствую о свершении ритуала жертвоприношения девственной крови. Отныне Аулерия Дамиан является собственностью Минаса Дамиана.

-            Кем? - возмутилась я, глядя на довольный оскал Земера.

-            Всё, мы ушли, - не дал продолжить мне ругаться Минае, перенося нас в спальню.

Как сидели, так в той же позе и оказались на кровати.

-            Кто я теперь - собственность?

-            Конечно. Моя. С головы до пят, включая душу. Вся моя, желанная, сладкая маленькая звёздочка. Как же я тебя люблю.

-            Но ты же меня убить хотел, - обиженно напомнила я ему.

-            Да почему ты решила, что я тебя убить хочу? Я столько лет шёл к тому, чтобы тебя заполучить ради того, чтобы прирезать? Что за расточительство драгоценного времени, ты не находишь? - объяснял мне простые истины любимый.

Кивнула головой, признаваясь в своей глупости.

-            Ну тогда продолжим, - соблазнительно прошептал Минае, опрокидывая меня на спину. - Я покажу тебе звёзды, не выходя из спальни.

Обещание он выполнял исправно. Правда, сначала я потребовала меня отмыть от крови, которая уже подсохла, превращаясь в корку. Минае с энтузиазмом принялся за работу, дрожащими руками пытаясь расстегнуть маленькие пуговицы на блузке. Когда с третьей попытки ему это не удалось, резко дёрнул ткань в разные стороны, от чего многострадальные пуговицы улетели на пол. Юбку я сняла сама, уж больно она мне понравилась, и портить стоящую вещь не хотелось.

Тёплая вода с трудом смывала кровяные разводы. Я с большим удовольствием водила мыльной губкой по широкой груди возлюбленного, плавно опускаясь всё ниже. Его мужское достоинство гордо подставлялось под струи воды, слегка вздрагивая, словно заигрывая. Густо краснея до самых кончиков ушей, я осторожными движениями намылила и его под тихие стоны Минаса.

-            Всё, - судорожно выдохнула, когда свою миссию я выполнила, и любимый стоял весь намыленный.

Выхватив губку из моих рук, он щедро налил на неё гель и приступил к моему омовению. Только мытьё плавно перешло в интимную ласку, от которой ноги меня отказывались держать. Обхватив со спины меня за грудь, Минае поцеловал в шею, упираясь сзади чуть ниже спины мужским горячим достоинством.

-            В кровать или здесь? - Жаркий шёпот коснулся моего слуха.

-            Здесь? - изумилась я.

Я, конечно, читала, что некоторые это делают в душе, только ноги мои были против, в любой момент готовые подкоситься.

-            Здесь так здесь.

-            Нет-нет! - крикнула я. - Я передумала. В кровать.

-            Хорошо, тогда в другой раз здесь, - сразу согласился Минае и, выключив воду, на руках понёс меня в спальню, на ходу высушивая нас обоих.

На шёлковых простынях Мицас показывал мне всю глубину своей любви, её многогранность и запредельность. Я не только звёзды увидела, но и фейерверк, и красные точки. Я даже молила остановиться и оставить моё бедное тело в покое. Властелин был неумолим, продолжая свою сладострастную пытку. Только после того как я стукнула его по рукам, Минае внял моим мольбам и согласился отдохнуть, но недолго. Я, конечно же, была рада и бесстыдно уснула. Этот день был слишком длинным и насыщенным.

•kit it

- Она спит уже вторые сутки, - из сна меня вырвал недовольный голос.

-            Скоро проснётся, не надо так нервничать. - Голос Земера я узнаю среди многих. Решила глаза не открывать и послушать, что они опять задумали. - У неё организм перестраивается, резерв наполнился лишь наполовину. Всё прошло как и положено, она будет самой лучшей Тёмной Властительницей. Вы лучше скажите, что со светлыми делать, казнить через расстрел или иссушить?

-            Выпей их, если так хочется, - равнодушно отозвался Минае. Послышались тихие шаги, и кровать рядом со мной ощутимо прогнулась. - Земер, я всё равно пока от неё ни на шаг не отойду.

Тяжёлый вздох с другой стороны,и снова эти нудные интонации в голосе:

-            Я не понимаю вашей нездоровой привязанности к этой девушке. Мне казалось, что мальчик был ярче.

-            Я её люблю. Жаль, что вам, детям ночи, этого не понять. - Услышав это признание, чуть не выдала себя радостным криком. - А Тодеус бы не смог. Сам же видел, как он сломался под тяжестью обстоятельств. В таких случаях лучше ставить на девушек, нежных, ранимых и верящих в сказки. Только они могут ради любимого пойти на всё.

От удивления глаза у меня сами собой распахнулись, и я уставилась на Минаса, который так же изумлённо глядел на меня.

-            Я у тебя была не одна? - спросила у этого... Тёмного Властелина.

-            Звёздочка, ты проснулась, - радостно улыбнувшись, протянул любимый.

-            Я спрашиваю, я у тебя была не одна?

-            Конечно не одна, вас, таких наивных дурочек, было три штуки и мальчик Тодеус, - сдал Минаса Земер. - Я, если честно, не верил, что ты справишься. Но Минае всех отмёл и вплотную занялся тобой.

-            Зачем? Для чего? - Боль опять сжала своими холодными пальцами моё сердце.

-            Да что тут непонятного? - изумился блондин.

-            Земер, выйди, - устрашающе приказал Минае.

Советник поклонился и, преисполненный гордости, оставил

нас одних. Стоило дверям закрыться за его спиной, как Минае, пододвинув меня, разлёгся рядом и прижал меня к себе, не замечая ни возмущённого крика, ни гневного взгляда, который я бросила на него, ни обиженно поджатых губ. Он просто уткнулся мне в волосы и тихо прошептал:

-            Аулерия, я расскажу тебе сказку. Ты сама всё поймёшь. Только прошу, внимательно послушай. Давным-давно, когда не было светлого королевства...

-            Как это не было? - спросила я, точно помня, что Светлая Федеративная республика существовала с тёмных времен, когда наши предки ещё не только магией не пользовались, но и колеса не изобрели.

-            Не перебивай, - приказал Минае, прокравшись ко мне под одеяло. Его рука скользнула по шёлку моей сорочки, которую на меня кто-то надел, пока я спала. - Иначе сказку не услышишь и будешь потом в этом винить только себя. Давным- давно, когда не было светлого королевства, жил да был маленький мальчик, которому было ужасно одиноко в его большой Тёмной Империи. И решил мальчик попросить у богини Тьмы себе друга. И создала богиня для мальчика друга. Только зря радовался мальчик, друг был верным и преданным, но совершенно не разделял его взглядов, и снова стало ему скучно.

Прошли века, прежде чем мальчик вырос в зрелого мужчину. Тоска одолевала его всё сильнее, и Тьма уже сама не могла смотреть на его страдания.

-            Мужчина - это ты, что ли? - уточнила я, совершенно не сочувствуя одинокому мальчику.

-            Нет, это был мой отец, - пояснил Минае.

Эка он издалека начал!

-            И как-то раз богиня сказала, что она подарит ему любовь. Когда же отец спросил, а что это такое, Тьма рассмеялась и ответила, что ему непременно понравится. И даже подсказала, как её найти. Отец выполнил всё в точности, как велела богиня,и встретил под вековым дубом свою звёздочку. Вот так появился я. Но вот только мама угасла, а вскоре и отец ушёл за ней за Ерань. Шли века, я вырос и стал понимать отца. Одиночество - страшная пытка. Тогда я решил, как и отец, попытать у дуба своё счастье. Я не отчаивался неудачам,ибо верил, что богиня и мне пошлёт тебя.

-            Я всё же у тебя не первая.

Обидно до слёз. Как же мне хотелось потешить своё самолюбие надеждой, что я для него единственная и неповторимая. Оказывается, ещё как повторимая. Шмыгнула носом, украдкой стирая слёзы.

-            Да, у меня было много попыток, и наконец я нашёл тебя.

Он даже не стал оправдываться, подтверждая мои слова.

Жалость к себе переполняла мою дуну. Как же больно!

-            Истинная любовь встречается только единожды. Читая дневники отца, я натолкнулся на очень странные тогда для меня строчки. Он жалел, что не мог подарить матери бессмертие. Он не хотел вновь пережить века холодного одиночества в ожидании, когда её душа переродится. Встретив тебя, я понял, как же он был прав. Я не хочу даже думать о том, как коротка твоя жизнь, словно миг падения звезды с небосклона. Пусть и самый мой счастливый миг, наполненный любовью и светом, но всего лишь миг. Со дня нашей встречи я искал решение, как продлить это мгновение,и нашёл. Теперь ты моя. Я привязал тебя. И сколько бы раз ты ни перерождалась, я всегда буду рядом и смогу найти тебя.

-            А я не хочу, - прошептала себе под нос, слизывая солёные слёзы с губ.

-            Почему? - удивился недогадливый Минае.

-            Как это почему? - взвилась, разворачиваясь к нему лицом, чтобы посмотреть в его наглые глаза. - С твоих слов,ты каждый раз искал себе таких, как я, приручал к себе, а потом выбирал самую доверчивую. И в этот раз ею оказалась я!

Пусть и по-детски, но мне это не давало покоя.

-            Любимая...

-            Вот скольким ты говорил это слово?

-            Никому, - тут же ответил Минае, нависая сверху. - Аулерия, я никого и никогда не называл любимой. Я впервые влюбился. Ты моя единственная любовь, моя звёздочка. И больше никого не будет, клянусь. Я связал нас вместе. И где бы мы ни родились, мы всегда будем рядом. Мы пронесём нашу любовь сквозь время.

Его слова хоть и были приятны, и так желанны, но успокоения не принесли. Я же пребывала в сомнениях. Конечно, правда в его словах была, вот только о чём еще он мне не договорил?

Минае, видя мои метания, решился на последний шаг: поцелуем убедить меня в своей любви. Упрямо поджимать губы у меня получилось лишь первые секунды, пока коварный Тёмный Властелин не начал меня подло щекотать. Извиваясь и визжа, я отбивалась от юрких рук Минаса, умоляя остановиться.

-            Скажи, что нё злишься на меня,и я всё прекращу, - получала я ответ каждый раз на свои мольбы.

-            Минае, я не злюсь, честно, - еле сумела прошептать, задыхаясь от смеха.

-            Честно? - недоверчиво спросил великовозрастный ребёнок.

-            Честно-честно, - отпихнула от себя его руки и, перевернувшись, слезла с кровати с другой стороны и только тогда закончила фразу: - я на тебя обижена. Ты мне то ли постоянно врёшь,то ли что-то утаиваешь. И в итоге я узнаю всё от этого блондинистого зубоскала. Почему ты всё нормально мне рассказать не можешь?

-            И что же ты хочешь узнать? - холодно спросил Минае, медленно подползая к краю кровати.

-            Зачем тебе нужно было столько претендентов и при чём тут Тодеус? - спросила, бесстрашно глядя ему в глаза, и сделала маленький шаг назад.

-            А ты уверена, что хочешь всё узнать? - вкрадчиво спросил Минае, вальяжно ложась набок и подпирая рукой голову.

-            Конечно хочу! - возмутилась я, сложив руки на груди. - Я тебе верила, я любила тебя. Как ты думаешь, я достойна узнать правду?

-            Я не хочу, чтобы ты отвернулась от меня, Аулерия, - прошептал в ответ Минае, гипнотизируя взглядом.

-            Всё равно скажи, - настаивала я на своём, готовая принять любую страшную тайну.

-            Хорошо, иди сюда, - похлопав рядом с собой, позвал меня к себе.

-            Зачем? - испуганно отшатнулась я. - Мне и тут хорошо.

-            Ну как хочешь, - обиженно отозвался Минае, сам сел на кровати и заговорил: - Тьма отцу сказала, что любовь к Тёмному Властелину рождается только у светлой непорочной души, которая ярче, чем свет Утренней Звезды. А душа, моя родная, как ты знаешь, это не тело. Тело может быть любое, даже мужское. И искать эту светлую душу надо было в любом, кто придёт под тот дуб загадывать желание на падающую звезду! Что я и делал в течение многих веков. Я даже легенду сочинил и распространил по всей академии, что загадывать желание надо именно под тем дубом. В тот год светлых душ было, как ни странно, очень мало, только четыре, в том числе и ты. Душа Тодеуса светила ярче всех, но характер у него был слаб. Другие любили, но не верили. И только ты поверила и пошла за мной, доверившись с первой секунды. Я искал и нашёл, а раз нашёл,то уже никогда не отпущу. И ты меня любишь именно таким, я прав, моя звёздочка?

-            Ну, хорошо, с Тодеусом понятно. А что за светлые, которых сейчас твой советник казнить пошёл? - грозно спросила я, пытаясь подавить в себе проснувшуюся радость, которая теплом растекалась в груди.

-            А, эти! - неохотно отозвался Минае и в следующую секунду бросил себя вперёд, ловя меня руками.

Испуганно взвизгнув, попыталась отскочить в сторону, но не успела и теперь лежала на кровати под ним, довольно посмеивающимся над своей уловкой.

-            Минае, - упираясь руками в его твёрдую грудь, старалась столкнуть его с себя, но мои потуги только ещё больше веселили наглеца.

-            Так мне рассказывать тебе про светлых? - уточнил черноокий, я в ответ лишь кивнула, не оставляя попыток освободиться. - Это наёмники, которых прислал Артемид тебя вызволять.

Замерла, ошарашенная новостью.

-            Наёмники? - переспросила, боясь, что не ослышалась.

-            Да, Аулерия, именно наёмники. Сколько раз я повторял тебе, что Артемид трус и манипулятор. Сам не прилетел, а головорезов прислал. Чем вообще он думал, нанимая их, я не знаю! Сама догадываешься, как они провели бы с тобой время полёта до дому,и в каком состоянии тебя бы доставили.

Представила и ужаснулась. Я не понимала своего друга, он не мог не знать о плохой репутации наёмников. Любое подозрение о связи с ними кидало тень на честное имя. Они были недостойными и аморальными личностями, несмотря на то, что являлись светлыми. Я бы даже сказала, что они падшие светлые, отбросы общества. У них нет морали и нет никаких духовных ценностей. Их интересуют только деньги!

Нет-нет, Артемид не мог так со мной поступить. Тут что-то не так. Надо срочно во всём разобраться.

-            Аулерия, - позвал Минае.

-            Ты уверен, что их послал Артемид? - выдохнула я, даже не заметив, что задержала дыхацие.

-            Уверен. Ты что-то ввавигв задумала, я чувствую.

Минае сощурил глаза, подозрительно глядя на меня. Я не

стала таиться, высказав всё как на духу:

-            Я хочу сама спросить у них. Хочу услышать, как они сами мне скажут, кто их нанял и зачем. Я хочу знать, что дословно Артемид им сказал. Ведь он всегда клялся в любви и це мог со мной так поступить. Понимаешь?

Очень хотелось, чтобы любимый меня понял и не обиделся. Понимаю, что недоверием я сейчас его могу больно ранить, но мне требовалось это услышать от самих наёмников.

-            Понимаю, - тяжело вздохнув, ответил Минае и поднялся с кровати, подавая мне руку, чтобы я следовала за ним.

-           Стой, а переодеться, - возмутилась я.

-           Только быстро, а то не успеешь.

Ровный голос не мог укрыть от меня, что его всё же задели мои слова. Я потом обязательно извинюсь, главное, успеть, пока наёмники еще живы.

Вытащив из шкафа первое, что попалось в руки, судорожно это надела. Взглянув на себя в зеркало, обомлела. Шикарное платье! Даже вот так, без причёски и макияжа, я в нём смотрелась, не побоюсь этого слова, соблазнительно. Ткань была неоднородной. Приятный бархат местами переходил в прозрачные кружева. Рукава три четверти, квадратный вырез и длинный в пол подол. В нём я почувствовала себя настоящей Властительницей.

-           Ты чего замерла? - Шёпот Минаса ласкал, как и его руки, обхватившие за талию.

-           Это я? - вырвалось у меня.

Я не могла оторвать взгляда от пары, что отражалась в зеркале. Мужественный юноша и невысокая стройная девушка. Вот что во мне казалось чужим! Я помолодела! Кожа стала ровней и светлее, глаза вновь заблестели. Светлые локоны красивыми волнами обрамляли лицо. Я уже и забыла, какой была в юности.

-           Ты прекрасна, моя звёздочка! Я не устаю тебе об этом повторять.

-           Спасибо, - прошептала, смущённо опуская глаза.

-           Это не я тебя такой сделал, любимая. Это ты - настоящая.

С наслаждением слушала комплименты от Минаса, чувствуя,

как начинают гореть щёки. Лёгким поцелуем в шею закончилась минута счастья.

-           Туфли вон в тех коробках, - вернул меня к действительности любимый, указывая на три стопки обувных коробок. И подтолкнул к шкафу со словами: - Поспеши.

Глубоко вздохнула, чтобы успокоить расшалившееся сердце, и направилась к шкафу. Туфли порадовали меня высокими каблуками и разнообразием отделки, но сейчас я искала более удобную обувь и нашла. Обычные туфли формы «лодочка» и небольшой каблучок - то, что надо! Схватив их, бегом бросилась к кровати, чтобы сидя обуться. Туфли сели как влитые, нигде не жало. Обрадовавшись, я встала со словами:

-            Я всё!

Минае прошёлся по мне взглядом, задержавшись на глубоком вырезе. Я не могла не заметить этот выразительный взгляд, полный тайного желания, просто чувствовала его кожей.

-            Может, останемся? - предложил муж и посмотрел мне в глаза с надеждой.

-            Давай быстренько туда, а потом сразу обратно, - предложила ему компромисс.

-            И ты мне позволишь себя раздеть? - соблазнительно прошептал Минае, подходя ближе и прижимая к себе.

Когда я вдохнула мужской аромат,исходивший от любимого, голова немного закружилась, и стало жарко. Ноги предательски заныли,и вновь захотелось почувствовать на себе безумную страсть, которой одаривал меня муж в нашу брачную ночь.

-            Минае, - вместо ответа у меня вырвался стон, которого я сама и испугалась, прикрывая ладошкой рот.

-            Да, моя звёздочка.

Поняла, что если услышу от него ещё хоть слово, то точно уже никуда не пойду. Надо было срочно действовать, пока голова окончательно не затуманилась.

-            Пойдём быстрее. - Высвободившись из слабых объятий, я схватила любимого за руку и потянула к выходу.

Я быстро шла по коридору, мысленно призывая взять себя в руки и бурно не реагировать на любое прикосновение или слово и уж тем более взгляд Минаса. Это было так ново для меня и волнующе. Раньше я даже подумать не могла, что близость с мужчиной настолько изумительна и притягательна. А сейчас меня постоянно преследовали непристойные мысли и

дикое желание чувствовать любимого кожей, обнимать руками, зарываться в чёрный шёлк его волос.

Зажмурилась, отгоняя от себя такие назойливые и смущающие мыслеобразы.

-            Аулерия, с тобой всё в порядке?

Вздрогнула, почувствовав дыхание этого соблазнителя, о котором я постоянно думала, причём в голом виде. Судорожно вздохнула, боясь взглянуть ему в лицо.

-            Да, - чётко ответила, пытаясь уверить в этом не столько его, сколько себя.

-            Ну раз так,то нам туда, - и с этими словами Минае настойчиво развернул меня на девяносто градусов в сторону коридора, в конце которого я увидела лифт.

Дальше я уже шла позади любимого, любуясь его широкой спиной, мечтая увидеть его огненные крылья. Лифт открылся, пропуская нас внутрь, и я зашла вслед за Минасом, чтобы тут же оказаться в его объятиях и получить очередной страстный поцелуй. Застонав, потянулась к любимому, вставая на носочки и обнимая за шею. Поддавшись порыву, наслаждалась, тая в руках мужа, пытаясь не отставать от него и тоже подарить хоть чуточку своего счастья. Разорвав поцелуй, Минае крепко прижал меня к себе. Тяжело дыша, мы долго приходили в себя под мерное щёлканье лифта, пересчитывающего этажи.

-            Аулерия, если ты продолжишь так на меня смотреть, то ни на какую казнь мы не пойдём. Утащу тебя в спальню и буду делать с тобой всё, что захочу, - пригрозил мне любимый, приятно щекоча дыханием волосы.

-            Как так? - решила уточнить, чтобы не провоцировать его в дальнейшем.

Минае приподнял за подбородок моё лицо,и я задохнулась от жаркого проникновенного взгляда чёрных завораживающих глаз.

-            Вот так, милая, вот так, - прошептал мне в губы любимый, возобновляя поцелуй.

Долго насладиться им у нас не получилось, так как лифт открыл свои двери на нужном этаже. Облизнула припухшие губы, смущённо переминаясь на месте, не зная, куда себя девать. Минае стоял, явно чего-то от меня ожидая. Я же боялась поднять глаза, вдруг посмотрю на него так, как он просил не смотреть.

-            Аулерия, может, уже пойдём, или ты решила всё же вернуться в спальню?

Насмешливый голос Минаса заставил вздрогнуть и выскочить из лифта, совершенно забыв, куда мы приехали. А зря! Сразу по обе стороны от лифта шли камеры с прозрачными дверями, которые беспрепятственно позволяли оценить весь ужас того, как содержались заключённые. Люди, дрожа, жались к стенам, пытаясь укрыться от моего взгляда. Рассмотреть подробности мне не дал Минае, ухватив за руку, он настойчиво вёл меня вдоль коридора, удаляясь всё дальше от лифта. Я с каждым шагом всё больше ударялась в панику. Я не была готова увидеть эту нелицеприятную сторону жизни Минаса.

Коридор, как назло, все не кончался, камеры уже мелькали перед глазами. Наконец, когда я уже практически отчаялась увидеть конец коридора, мы остановились возле одной из камер. В ней обнаружился сам Земер. Блондин недовольно смотрел на меня, держа за горло слабо трепыхающегося молодого парня.

-            Советник, Властительница захотела присутствовать на казни и даже допросить заключённых, - с металлом в голосе произнёс Минае.

-            Вот как? - удивился блондин и выпустил из рук юношу, который тут же забился в угол, затравленно следя за нами.

Сама стоять я не могла, поэтому теснее прижалась к любимому, крепко обнимая его за талию, чувствуя руку Минаса, которая по-хозяйски расположилась на моём бедре.

Он же и завёл меня внутрь камеры и даже усадил на стул, который кто-то поставил тут.

Рассматривая с недоверием юношу, я не могла поверить, что это и есть тот самый наёмник, о которых столько говорили. В сомнении обернулась к Минасу, который зорко следил за заключённым, стоя у меня за спиной.

-            Это точно наёмник? - почему-то шёпотом уточнила, це веря своим глазам.

-            Да, моя Властительница. Этот самый молодой в группе, остальную команду я уже допросил, - ответил вместо Минаса Земер, растягивая губы в улыбке.

Задержав свой взгляд на нём, я поразилась изменениям, произошедшим с ним. Вся его холодность исчезла, глаза блестели от охотничьего азарта, губы потеряли свою бледность, променяв её на красный цвет. Весь его вид напоминал мне хищника, готового в любой момент наброситься на жертву. И жертва прекрасно это понимала и чувствовала, замерев в углу камеры, не отрывала от блондина взгляда.

Что-то подсказывало мне, что я опоздала, и допрашивать, кроме этого напуганного юноши, больше некого.

-            Эйды, - позвала я, пытаясь привлечь внимание наёмника.

Но тот даже не повернул головы, неотрывно следя за

Земером.

-            Парень, тебя как зовут? - чуть громче крикнула я, результат тот же.

-            Позвольте мне, моя Властительница, - вызвался помочь мне советник.

-            Нет, он и так вас боится.

-            И правильно делает, - самодовольно улыбнулся Земер, обнажая клыки.

-            Надо раскалёнными щипцами ему язык развязать, - услышала из-за спины совершенно чуящй и холодный голос Минаса.

Пленник вместе со мной одновременно вздрогнул.

Оглянулась на любимого, поражаясь его жестокости, а из угла камеры послышались мольбы:

-            Прошу, не надо, умоляю. Я всё скажу, не надо щипцов.

-            Как тебя зовут? - спросил у юцоши Минае.

-            Иванущ Ивануш Слярик, - заикаясь ответил тот.

-            Кто вас послал и зачем?

Мороз по коже пробежался от ледяного голоса Тёмного Властелина, невольно встала и хотела даже отступить от него подальше, но Минае прижал меня к своей горячей груди. Однако это не спасало от холода, прокравшегося в душу.

-            Я не знаю кто заказчик. Его видел только командир Рэмид. Нам заказали женщину. Блондинку, похожую на вашу спутницу, но старше. Наверное, заказали её мать.

Удивлённо переспросила, не понимая, о чём говорит наёмник:

-            Заказали - это как?

-            Убить заказали, убить... Много денег... капитан не смог отказаться, хотя его все отговаривали. А он с ума сошёл, всё твердил, что сделаем дело и разбогатеем.

Рука, удерживающая меня, напряглась, я сильнее вцепилась в одежду любимого.

Меня хотят убить. Но кто? Артемид не мог,точно не мог.

-            Вот видишь, звёздочка...

-            Ничего это не значит. Пусть Артемид мне всё сам скажет. Я не верю! Не верю, что он хочет меня убить. Похитить - да, с этим соглашусь, но убить! Минае, убить меня! - с жаром стала объяснять, заступаясь за друга, единственного друга, который не мог меня предать. Не мог и всё тут.

-            Нет-нет, не вас! Она старше, намного старше, - донеслось из угла.

-            Пойдём, позвоним и спросим прямо! - предложил любимый и настойчиво подтолкнул в спину.

Когда мы еще не прошли и половины дороги до лифта, из той камеры донёсся громкий крик, от которого всё внутри у меня сжалось. Минае пристально смотрел мне в глаза, а я лишь сильнее прижалась к нему. Жалеть того, кто сам отринул свет, не имело смысла. Сколько не спасай таких, они всё равно будут уходить во Тьму, пока сами не передумают. Уже стоя в лифте, уткнулась в грудь мужа, наслаждаясь его теплом,и почувствовала себя в безопасности в таких надёжных объятиях.

-            Аулерия, не бойся. Чтобы ни случилось, я найду тебя. Мы всегда будем вместе, - дарил спокойствие голос любимого, в котором больше не было стальных ноток.

-            Я знаю. Я люблю тебя. Просто всё так навалилось. Почему меня хотят убить, за что?

-            Ты теперь Тёмная Властительница, ты моя жена,и ты моя слабость. Думаю, я перечислил тебе достаточно веские причины для твоей преждевременной кончины. Прости, любимая, я совсем не подумал, что светлые не успокоятся. Я считал, что у меня есть больше времени, видимо, придётся действовать сейчас.

Вглядываясь в его лицо, я заметила следы усталости, но больше всего обратила внимание на решительность, сквозившую во взгляде.

-            Что ты собрался делать? - пыталась понять причину безысходности в его голосе.

Минае трепетно провёл пальцем по моей щеке замысловатый рисунок и, обхватив ладонями лицо, отчаянно поцеловал меня. Ответив ему, я попыталась стереть эту грусть, что поселилась в его сердце. Но увлечь себя я ему не дала, чуть отстранившись, повторила вопрос:

-            Что ты собрался делать?

Любимый тяжело вздохнул и прижал мою голову к своей груди, зарывшись носом в макушку. Я прислушивалась к тому, как гулко билось в груди его сердце. Для меня не было лучшей музыки на свете, ведь в этом сердце жила любовь. И в моём тоже - любовь к Минасу!

-            Не переживай, всё будет хорошо.

Что? О чём это он? Мысли путались в голове, и я не могла

вспомнить, о чём мы с ним разговаривали.

-            Что хорошо будет? - Я ловила ускользающее сознание.

-            Спи, всё у нас будет хорошо.

И ноги отказались держать меня, а тяжёлые веки сомкнулись.

•kit it

- Вы каждый раз будете её усыплять? Всю вечность вы не сможете уберегать её от своей тёмной стороны, Властелин.

У меня входило в привычку просыпаться от голоса советника. В этот раз он прозвучал над самым ухом. Вздрогнула, но не сдвинулась с места. Тело отказывалось повиноваться, даже глаза открыть не могла,только слушать. Поэтому обратилась вся в слух.

-            Земер, заткнись. Можешь хоть пару минут не ныть и отойди от неё. Я тебе велел, чтобы ты не прикасался к ней, - недовольно отозвался Минае откуда-то справа.

Заботливый какой, слов нет! А зачем Земер меня разбудил, явно идя против своего Властелина?

-            Приветствуем вас, вы позвонили в секретариат академии Высшей Магии. Прошу перевести ваш телефон в тональный режим. Если вы хотите узнать расписание - нажмите «один», если вам нужно узнать ваш баланс - нажмите «два», если по вопросам поступления - нажмите «три», если вы желаете пообщаться напрямую со своим руководителем - нажмите «четыре», если вам нужно решить вопросы с бухгалтерией - нажмите «пять»...

-            Вот кого я первого убью, эту девку. Найти для меня её, прошу мой верный советник.

-... если вам требуется обсудить вопросы с ректором - нажмите «шесть»...

-            Наконец-то, - выдохнул Минае,и я услышала звук нажатия кнопки.

Вот если бы он меня попросил, я бы ему личный номер Артемида продиктовала, и домашний,и рабочий. Но он сам виноват, вот пусть и мучается. Секретарь никогда и никого не соединяла с ректором, на то она там и сидела. Если только ему не позвонят из...

-            Здравствуйте, вы позвонили в приёмную ректора Артемида Лактур, - поприветствовал звонкий голос Елины. - Е[редставьтесь, пожалуйста.

-            Е[риветствую вас, меня зовут Адион Ардамта, министр образования по боевой магии. Е[очему я не могу дозвониться до Артемида? Его личный телефон выключен. Он болен?

На том конце притихли, было слышно лишь дыхание Елины, так сильно она дышала в микрофон.

-            Девушка, я жду, - поторопил Минае секретаря.

-            Он сегодня вылетел на практику с выпускным курсом. Я не знаю, по какой причине его телефон выключен. Может они вне зоны доступа. Он обещал завтра к вечеру вернуться и сказал, что в министерстве всех предупредил.

-            Да как же так! Мы же с ним договорились, почему он меня не дождался!

Я прониклась праведным гневом Минеса, который он разыграл для Елины. Звук разрыва соединения и шагов подсказывали мне, что сеанс связи закончился и Минае идёт ко мне.

-            К нам летит, ещё и птенцов своих волочёт. Тварь! Никогда в открытую не ходил,только и делал, что людей подставлял. Земер, да отойди от неё, кому сказал! Иди лучше границу проверь, не хватало ему незаметно в замок проникнуть!

Замерла, пытаясь не дышать, ведь этот нахал стоял рядом со мной, а я его даже не чувствую. Я вообще ничего не чувствую!

-            Она всё еще сладко пахнет, хоть и прошла инициацию, - прошелестел надо мной вкрадчивый шёпот советника.

-            Земер, ты такой древний, что должен уже знать, что светлые

так пахнут не из-за света, а из-за чистоты своих помыслов. Душа так пахнет, а не сила, - отозвался муж совсем близко. - Ну и зачем?

-            Она должна любить вас таким, какой вы есть.

-            Уйди, я тебя сейчас упокою, а потом буду об этом сожалеть.

Опять этот чужой холодный голос, пробирающий до самых

костей.

-            Слушаюсь, Властелин.

Лёгкий поцелуй коснулся моего виска, заставляя сердце быстрее биться. Неожиданно почувствовала тепло, появившееся в ногах и быстро передвигающееся вверх, расслабляя скованные мышцы.

-            Звёздочка, моя звёздочка. Нет нам счастья нигде, - грустно посетовал Минае, а я хотела да не могла возразить. - Надо было тебя ещё тогда украсть и улететь. Помнишь, как мы мечтали улететь далеко на край галактики. Где нет этих обязанностей, врагов, интриг и занудных советников, которых передают по цаследству. Как же я устал.

К телу постепенно возвращалась подвижность. Г лаза открылись первыми. Комната была мне незнакома, но очень похожа на кабинет. Я лежала со всеми удобствами на диване, Минае сидел рядом, держа мои руки в своих. Голова его покоилась на мягкой спинке, а сам любимый смотрел на меня. Наши взгляды встретились и время остановилось.

Ничего не хотелось, лишь так вот сидеть, держась за руки и не отрывать взгляда, тонуть в его непроглядной Тьме. Тянуться к нему любящим сердцем, чувствовать прикосновение к своему. Дарить ему свою улыбку, и трепетать от ответной. И качаться на волнах безграничного счастья, для которого и сердца было мало. Оно растеклось повсюду, а я чувствовала себя его источником. Волшебный момент единения, когда любое резкое движение может разрушить этот хрупкий миг.

«Я тебя люблю», - почудился мне голос Минаса, хотя он не проронил ни слова, пребывая в очаровании нашего мира.

Улыбка тронула мои губы.

«Я тоже безумно тебя люблю, я жить без тебя не могу», - безмолвно лились слова из моей души, лаская его.

-            Иди ко мне, - прошептала я, не в силах больше оставаться без его тепла.

Минае потянулся вперёд, обнимая меня за талию, секунда полёта, мой визг и мы упали на кровать в знакомой спальне. Тихо посмеиваясь, я с удовольствием расположилась на его груди, как кошка, жмурясь от моего персонального солнца.

Говорить не хотелось ни мне, ни ему. Его рука перебирала мои волосы, я слушала мерный стук его сердца. И я скоро сама убью этого настырного гада!

-            Властелин, светлые прибыли.

Минае замер, я приподняла голову, взволнованно всматриваясь в абсолютно чёрные глаза, без белка, словно сама Тьма глядела на меня.

-            Прости, но ты останешься здесь. Это не обсуждается, - обратился ко мне Минае, осторожно перекладывая меня на кровать. Сам встал, даже не поцеловав, и вышел из спальни, толкая впереди себя советника.

Откинулась на спину, раскинув руки, счастливо рассмеялась. Как же приятно знать, что тебя любит твой возлюбленный и заботится о тебе.

Эх, жаль, что у меня нет крыльев. Очень хотелось опять почувствовать миг полёта! Того сумасшедшего адреналина.

Как прежде.

-            Вот, молодец! А теперь доверься мне!

Еолос Минаса придавал уверенности,и я поверила. Толчок в спину, мой испуганный визг, и я лечу! Правда прямо вниз,и земля всё приближается.

-            Ну же, Аулерия, почувствуй, пожелай! - услышала крик любимого, закрыла глаза и, как он учил, представила крылья, большие, как у птиц, белые перья один к одному. И вдруг я почувствовала тяжесть этих крыльев и силу их каждого взмаха.

-            Глаза открой, а то врежешься! - очередной окрик Минаса, и я распахнула их, вереща от радости.

-            Я лечу! Минае, я лечу! - Моему восторгу не было предела.

-            Я верил в тебя! - Любимый заключил меня в объятия и прижал мою голову к своей груди. - Хотя был миг, я думал, что ты не сможешь раскрыть крылья!

А что меня останавливает попробовать вновь раскрыть крылья? Я уверена, у меня получится, нужно лишь забраться повыше. А если не получится,то стоит лишь позвать Минаса,и он обязательно меня спасёт!

Слетев с кровати, подбежала к шкафу и раскрыла дверцы.

Мне нужны брюки, где же они могут быть, и могут ли они тут быть? А вот же!

Брюки были что надо, узкие, как я люблю. Дальше нашла рубашку с длинными рукавами и тёплый свитер крупной вязки. Всё, я готова открывать просторы. А нет, не готова. Туфли, у меня же только туфли! Надо найти на ремешках, чтобы не слетели кому-нибудь на голову. Вот эти подойдут!

Бросив последний взгляд в зеркало, я подмигнула себе и отправилась покорять небо. Но меня ждал неприятный сюрприз возле дверей в лице двух тёмных рыцарей, которые заступили проход. Я конечно испугалась, но держала лицо, не показывая свой страх. Я всё же Тёмная Властительница или кто?

-            Отошли, - приказала, как это делал Минае.

Но меня так никто не слушается, как любимого. Вот напасть,и как же мне добраться до лифта?

-            Мне повторить? Или это неподчинение моим приказам? - попыталась снова играть роль их хозяйки.

-            Властелин сказал, что вы попытается выйти из комнаты. И приказал не выпускать вас, - снизошёл до ответа один из рыцарей.

Закатила глаза, развернулась к ним спиной и захлопнула со всей силы дверь. Но зря старалась, её кто-то с той стороны придержал, и она беззвучно закрылась. Недовольно глядя на дверь, пыталась придумать, что же предпринять. Конечно, понятно, что Минае беспокоится, но мне хотелось летать. Так сильно, что даже спина зачесалась, словно крылья на самом деле пробиваются. А душа требовала полёта, просто наваждение какое-то. Подошла к окну, рывком открыла и с сомнением взглянула вниз. Высота, к сожалению, недостаточная, надо бы выше. Досадливо поджала губы. Что за напасть-то такая. Все против меня!

Пальцы неприятно щекотало от нетерпения. Прошлась по комнате, судорожно думая как мне быть. Но на крышу ход мне заказан, а сил терпеть уже просто не оставалось! Еще раз оценив высоту, решилась. Ну, маленькая и маленькая, главное желание и вера в свои силы! Спину уже просто нестерпимо ящло! Забравшись на подоконник, сидела и вспоминала свои белые крылья. Размах их был большим, перья мягкие и тёплые, но самое главное это тяжесть! Они постоянно оттягивали спину назад.

В подтверждение моих слов я почувствовала, как знакомо заныли мышцы спины. Глубоко вздохнув, оттолкнулась от подоконника и полетела вниз. Зажмурилась и взмахнула крыльями, ещё и ещё раз! Открыла глаза и радостно выкрикнула победный клич! У меня получилось! Я летела, летела ввысь, кружилась, делала пируэты, пока не обратила внимание на цвет крыльев. Чёрные как ночь! Пёрышко к пёрышку,только чёрные! Ну и пусть, зато мои! Довольно улыбаясь, решила возвращаться домой.

Развернувшись, взвизгнула от испуга, выставляя перед собой защитный круг света. Прямо за моей спиной, грозно сдвинув брови, завис в воздухе Земер, размахивая страшненькими кожаными крыльями, как у летучих мышей. Вот что он всё время портит мне настроение!

Защитный круг в воздухе преобразовался в сферу и полыхал, только опять же не светом, а тьмой.

-            Властительница, вы пожалеете, что так рано используете силу.

Холодный нравоучительный тон успокаивал, и я развеяла защиту, понимая, как смешно смотрюсь.

-            Почему? - спросила у советника причину его уверенности.

-            Вот поэтому.

И в следующую секунду крылья за моей спиной исчезли, и я с визгом полетела цамнем вниз. Земер подхватил на руки и чересчур интимно опять стал меня обнюхивать. Вот просто по- другому это не назовёшь.

-            Сила нестабильна и очень быстро выходит из-под контроля. Восстанавливаться будете до конца дня уж точно. - Мне показалось,или он этому даже рад? - Непоседа!

-            Ты вообще-то со своей Властительницей разговариваешь, - недовольно прошептала в ответ. От его дыхания волосы на виске шевелились, приятно щекоча.

-            Аулерия, я таких, как ты, Властителей, постоянно воспитывал с младенческого возраста. И вполне имею право так разговаривать с вами - как с неугомонными детьми. Вы для меня таковыми и являетесь.

Подлетев к распахнутому окну, Земер аккуратно посадил меня на подоконник и подтолкнул в спину, потом махнул рукой, окно захлопнулось и чувствую, что больше не откроется без магического вмешательства!

Советник усмехнулся, а я не удержалась и показала ему язык! И еще задёрнула шторы, чтобы неповадно было подглядывать,тоже мне нянька!

Забралась на кровать с ногами и обиженно насупилась, прожигая взглядом шторы. Вот что за тип за такой этот Земёр. И не знаешь, как ему гадость сказать, ведь всё воспринимает как очередной подростковый бунт, не более того. Интересно, что бы он сделал, если бы у меня не получилось раскрыть

крылья? Поймал бы и отчитал? Ведь наверно ждал, давая возможность сделать так, как хочу.

Хоть и противный, но всё делает ради Минаса. Подпёрла рукой голову, пытаясь здраво взглянуть на то, что со мной произошло несколько минут назад. Сила проснулась, я забыла, как это происходит. Забыла, так как тогда мне было всего пять! Но должна была помнить по лекциям это странное состояние перевозбуждения. Магия во мне пробудилась тёмная, а слова пусть и светлой магии, но срабатывали и сейчас. Делаем вывод: чтобы я ни произнесла, главное то, что я хотела получить в итоге. Я даже уверена, что Земер, если бы ринулся сквозь защиту, не прошёл бы,так как в тот момент я ощущала его как врага. И крылья, мои крылья! Улыбка вновь коснулась моих губ,и из-за спины появились они - чёрные, тёплые и мягкие. Провела рукой по оперению, любуясь их красотой.

Дверь резко распахнулась, и в спальню вбежали трое светлых - выпускники нашей академии.

-            Ни с места! - грозно выкрикнул рыжеволосый Дарен Локк.

Я ему помогала сдавать курсовую, когда все от него

отказались из-за его постоянной лени.

-            Дарен? - удивилась я, вставая с кровати. Оставаться на месте, у меня не было сил, так хотелось обнять моего дорогого ученика. - Дарен, неужели это ты?

-            Леди Аулерия? - тоже удивился юноша, а я уже бросилась к нему, повиснув на шее боевика.

-            Дарен, как же ты вырос! Возмужал!

-            Ну это... да. Вы тоже изменились. Стали такой... красавицей.

-            Вот как? А до этого я ею не являлась?

-            Ну, эта... являлись, только вы были, эта...

Улыбнулась, понимая, что передо мной мой Дарен,тот же

смешной неуклюжий боевик, который просил помочь в ухаживаниях за одной прелестницей.

-            Старой, - подсказала я юноше.

-            Нет-нет, что вы! Вы не старая, нет, просто это... цевзрачная.

-            Дарен! - позвал его блондин с голубыми глазами.

Я не помню, как его звать, но его часто награждали за спортивные достижения.

-            Парни, это леди Аулерия, наш препод! Вы что, не узнали?

Юноши в нерешительности замотали головами,и в это время

за их спинами появился Земер. Дарен, как истинный боевик, тут же задвинул меня за спину, а я уже кричала советнику:

-            Земер, это свои! Не тронь мальчиков!

Парни среагировали слишком поздно, два точных удара, и они уже лежали скорчившись на полу. Я подбежала к цим, проверяя, что с ними.

-            Земер, я же сказала, что они свои, зачем надо было их бить.

-            Властительница, вы забываетесь, - холодно одёрнул меня советник.

-            Властительница, - выдохнул за моей спиной Дарен.

Я оглянулась, чтобы увидеть шок на лице рыжеволосого. Он неверяще воззрился на сложенные чёрные крылья, которые совсем не хотели убираться. И тут я вспомнила, что у дверей стояло два тёмных рыцаря, которые как нельзя вовремя пропали.

Сощурив глаза, посмотрела на ухмыляющегося Земера.

-            Зачем? - спросила, боясь услышать правду.

-            Они сладкие, - не стал отпираться советник, с жадностью глядя на боевика.

-            Не смей, я запрещаю!

-            Аулерия, но они же пришли тебя убивать. Они заслужили наказания.

Развернулась к юноше и требовательно спросила:

-            Зачем Артемид вас взял с собой?

-            Ну, мы же это... как бы, лучшие. Он сказал, что только мы справимся с заданием.

-            А что за задание? - усмехнулся советник, оказавшись очень близко за моей спиной.

-            Убить Тёмную Властительницу и Властелина.

-            И сколько вас,таких наивных. - Это уже я поражалась вероломству друга.

-            Ну это... много, весь курс. Ну, как бы у нас это... преддипломная практика.

-            Вас обманули, Дарен. Вас на убой послали, - устало прошептала.

Дойти до кровати было очень сложно, ноги стали ватными, а в душе так гадко. Как же так, мой верный друг пришёл меня убивать, даящ не захотел ничего разузнать, поговорить. Так сразу вынес мне приговор!

-            Леди Аулерия, так это правда, вы теперь Тёмная Властительница?

-            Да, это правда, - глухо отозвалась, борясь с болью в душе.

Советник приблизился ко мне, закрывая собой вид на то, как

два рыцаря выносят поверженных. Но я видела и даже не пыталась их остановить. Я чувствовала себя сдувшимся шариком.

-            И ты, Дарен, смог бы меня убить, даже несмотря на всё что между нами было?

-            А что между вами было? - удивился советник. - Ничего не было, я бы знал.

-            Было, Земер, - отрезала я.

Меня тут же подняли, больно сжимая плечи и цепко вглядываясь в глаза.

-            Ни-че-го не бы-ло! Ритуал иначе был бы недействительным! - прошипел в лицо разъярённый советник.

Не мои проблемы, что там было бы не так у него с ритуалом. А вот между мной и Дареном установились очень крепкие дружественные отношения. Хотя, наверное, это я сама себя обманываю, раз он тут, да еще и в команде моих убийц.

Как не стыдно Артемиду так ломать неокрепшую психику выпускников!

-            Отпустите её! - выкрикнул Дарен и попытался спасти меня.

Но стоило Земеру на него взглянуть, как он тут же,

схватившись за горло, засипел, упал на колени, краснея всё сильнее и сильнее. Оттолкнув советника, недовольно прожигая его взглядом, сорвалась с места на помощь Дарену. Но Земер перехватил, не дав дойти всего пару шагов. Светлый выкинул руку перед собой и прямо в сердце советника воткнулся серебряный кинжал.

-            Нет! Дарен! Не смей! - попыталась остановить юношу, удерживая заваливающегося блондина.

-            Леди, за мной. Я спасу вас! - дёрнул меня на себя рыжий глупец.

И откуда у него столько силы? Рванул так, что еле успевала ноги переставлять, спотыкаясь.

-            Дарен, стой. Стой, кому говорю! - задыхаясь, кричала, с трудом вписываясь в поворот за этим лосем.

-            Нельзя,тут рыцари Тьмы повсюду.

Просто глаза мне открыл!

-            Ну так конечно, это же Обитель Тьмы! Да остановись, окаянный! - крикнула из последних сил. И тут же врезалась в его спину.

Да неужто он меня послушался! А нет, не меня. Из-за плеча боевика смогла разглядеть, что проход нам перегородили четыре рыцаря в чёрных доспехах.

-            Не убивать его, это приказ! - выкрикнула из-за спины, так как юнец мне не давал выйти вперёд.

-            Властительница, может, всё же стоит?

С облегчением, что удивительно, я услышала голос Земера. Жив, зараза такая, я уже его оплакать успела, поспешила! Оглянулась назад и подарила советнику улыбку, всё же боялась, что он умер.

-            Нет, просто мальчик перенервничал. Мы ему всё объясним, он поймёт.

-            Да неужели? Сомнительно, - съязвил блондин, медленно

приближаясь, при этом демонстративно показывал свободные руки.

Как-то сразу вспомнилось, что в той комнате у Земера не было в руках оружия, оно у него появилось лишь, когда я выставила свой меч, направляя на него!

-            Честно! - попыталась заверить приближающегося хищника, который уже был готов к прыжку. - И ещё он извинится перед тобой!

-            Что сделает? - Земер замер, удивлённо глядя на меня, потом перевёл взгляд на Дарена.

Я толкнула того локтем, чтобы не стоял столбом.

-            Извините, у меня рука сама сорвалась, - пробурчал парень. - Я не ожидал, что попаду в вас.

Лицо Земера резко изменилось - рот скривился, обнажая клыки, крылья носа приподнялись, глаза засветились,и он прошипел:

-            Конечно, а как же иначе, ведь нож летел в неё!

-            Нет, Земер, - попыталась успокоить советника и сама не поняла, как оказалась прижата спиной к груди Дарена, а у горла почувствовала холодное лезвие.

-            Простите, леди Аулерия. Но ректор так и сказал, что вы ослеплены и не видите сути тёмных. Поэтому только святой огонь сможет излечить вашу душу! - вкрадчивый шёпот коснулся моего слуха, разбивая мои надежды на то, что не все светлые отвернулись от меня.

Зажмурилась, задержав дыхание, и постаралась отрешиться от этого мира, чтобы не мешать Земеру двигаться. Я не видела, но чувствовала, как воздух пронзал острый меч, как он проникал, словно нож в масло, в тело Дарена. Как рыжий, мой бывший студент, вскрикнул от боли. Запах крови ударил в нос. Я сильнее зажмурилась, боясь оглянуться, чтобы не увидеть, как советник с жадностью пьёт, довольно урча.

Выдохнула только для того, чтобы произнести одно имя:

-            Минае!

Один удар сердца, и я в крепких любимых объятиях.

-            Земер! Что опять случилось?

Я чувствовала, как напрягся любимый. Слышала, как быстро билось его сердце.

-            Властелин, она вне опасности. Просто узнала правду, как вы и хотели, - спокойным голосом ответил Земер.

-            Я хотел? Да, хотел, но не так же! - вспыхнул Минае, а я сильнее прижалась к нему, с удивлением глядя, как огонь ластится ко мне, нисколько не раня и не обжигая.

-            Минае, где Артемид? - прошептала, чуть отстранившись, взглянула в его бушующую Тьму.

-            Сбежал, - процедил сквозь зубы любимый, больно сжимая объятия. - Поджал хвост и сбежал. Но он поплатится.

-            Прошу, не надо. Прошу, - прошептала, уткнувшись лбом в его грудь.

-            Аулерия...

•kit it

Земер вошёл в спальню своих Властителей и замер от представшей красоты. Восходящая звезда разгоняла сумрак, девушка стояла возле окна. Её распущенные волосы ореолом горели в лучах восхода. Столько лет прошло, практически целый век, а сладкий, дурманящий голову аромат до сих пор исходил, как и прежде соблазняя, от этой невозможно светлой души. Тёмная Властительница - мечта...

Одёрнув себя, Земер досадливо закончил мысль: «Просто мечта и не более того!»

Сегодня умер Минае, его непослушный мальчик, и переродился. Магистры уже вылетели за ним. У Земера осталось лишь одно дело.

-            Аулерия? - позвал советник.

Девушка лишь вздрогнула, но голову не повернула.

-            Земер. - Советник услышал её тихий шёпот. - Он умер.

Оглянувшись на кровать, блондин увидел тело Властелина,

еще несколько минут назад молодое, а сейчас покрытое морщинами и с серой кожей.

-            Человеческие тела так хрупки и недолговечны. Но душа Минаса уже переродилась и скоро увидит свет, - заверил советник, чувствуя боль Аулерии.

-            Честно?

Она развернулась к нему лицом, глаза от радости блестели так, что сердце Земера очередной раз замерло в груди, поражаясь красоте Властительницы.

-            Конечно. Я пришёл подарить вам поцелуй ночи.

Он решил не тянуть время, чувствуя, что может не

сдержаться.

Аулерия вздрогнула и отвернулась от него.

-            Я не буду с тобой целоваться, - недовольно высказалась она, гордо расправив плечи.

Советник одним движением оказался у неё за спиной, обхватил крепко за талию, захлопнув ловушку,и жарко зашептал:

-            Это не простой поцелуй, моя Властительница. Я подарю вам сладкую смерть. Я выпью вашу кровь. Я буду у вас первым и последним, кто войдёт в вас своими клыками.

Заворожив своим голосом, блондин аккуратно убрал её волосы в сторону, открывая белоснежную кожу, с вожделением глядя на бьющуюся в диком темпе вену. Аулерия не могла шевелиться и говорить. Но Земер и сам знал, что она хотела сказать ему, слишком хорошо выучил свою Властительницу.

-            Да, я подарю вам сладкую смерть, - прошептал и резко вонзил свои клыки, окуная их в горячую и вкусную кровь.

Когда жизнь ушла из Аулерии, Земер не смог сдержаться от соблазна и украл поцелуй у ещё тёплых губ. Осторожно подхватив тело Властительницы, он положил её на кровать возле супруга, укутывая одеялом.

Дверь распахнулась, и в спальню ворвался Тодеус. На него было больно смотреть, под глазами синие круги от усталости, одежда мятая. Он бросился к кровати, рыдая, упал на колени, хватая серую морщинистую руку Минаса.

-            Нет, нет. Только не ты.

-            Тодеус, успокойся, - холодно осадил его советник, вытирая с губ кровь.

Брюнет обратил на это внимание и вскричал:

-            Это ты убил их! Ты предатель!

Тёмные рыцари, вошедшие вслед за Тодеусом, замерли у него за спиной. Земер оскалился, зловеще рассмеявшись.

-            Предатель здесь только ты у нас. Только ты.

Слова сочились словно яд, жаля душу Тодеуса.

-            Я уже искупил перед Минасом этот грех! - вскричал он.

-            Ну и что. Ты же просил силу, чтобы предать светлых. Ты отомстил своим родственникам,топча доброе имя семьи. Ты предал не только Минаса, но и тех, кто был с тобой одной крови.

Обходя кровать, советник приблизился к рыдающему, который с болью в голосе впервые изливал душу кому-то еще кроме Минаса.

-            Земер, ты ничего не знаешь. Я отомстил за их предательство. Если бы ты знал, что нам пришлось пережить с сестрой. Моя бедная Лисси, она так и не смогла прийти в себя. Но я отомстил! Ты бы так же поступил.

Тёплая рука опустилась на плечо Тодеуса, чуть сжимая его.

-            Пойдём выпьем. У нас много чего есть обсудить, - предложил Земер, ухмыляясь.

Его нисколько не тронул рассказ мальчика, а вот сам Тодеус ещё как заинтересовал. У советника больше не было сдерживающих факторов,и можно сполна насладиться такой яркой душой.

Тодеус встал и послушно вышел из спальни. Рыцари занялись телами властителей. А Земер с блуждающей улыбкой на устах спросил своего нового собеседника на ближайшие годы:

-            Дашь выпить?

-            Конечно, - отозвался Тодеус.

Глаза советника довольно блеснули:

-            Надо же, так быстро согласился. Ну что ж, пойдём пить и напиваться!

- Ложитесь спать, и я расскажу вам сказку, - строго приказал голубоглазый блондин смеющемуся мальчонке, в чёрных глазах которого плясали задорные чертята.

Забравшись в кровать, ребёнок укрылся одеялом и приготовился слушать. Белая рука блондина погладила кудряшки на золотой головке.

-            Итак, на чём мы закончили вчера?

-            Мальчик загадал желание и встретил звёздочку.

-            Точно, так вот. Стали они дружить, учиться в академии. И родилась между ними искра любви, которая с каждым годом разрасталась всё сильнее, пока не превратилась она в любовь, самую настоящую! В истинную любовь, о которой слагают легенды.

-            Я тоже хочу себе звёздочку, чтобы она исполняла мои желания!

-            Ну для этого вам надо немного повзрослеть и отправиться...

-            К дубу! - звонко выкрикнул мальчуган.

-            Молодец, я продолжу. И вот выросли они стали великими Тёмными Властелинами. Они покорили бескрайний космос, завоевали светлых. Тёмный Властелин собственноручно проткнул мечом подлое сердце предателя - светлого мага, с которым они дружили с детства, - рассказывал блондин, поправляя одеяло.

-            А где же была Властительница? - удивился мальчик, который считал, что они должны всегда быть вместе и ни на секунду не разлучаться.

-            А она в это время блуждала по коридорам Академии вместе с мудрым советником.

-            Какой же он мудрый, если они потерялись, - рассмеялся мальчуган.

-            Подрастёте и поймете, каким советник был мудрым и незаменимым! - недовольно отозвался Земер. - А теперь спать, Минае, а то, смотрю, вы опять развеселились!

•kit it

На территории Тёмной Академии Высшей Магии стояла непроглядная ночь,и только яркие звёзды перемигивались на небосклоне. Под вековым дубом, что пережил и смену власти, и время ожесточённых войн, на покрывале лежали три девочки, зорко выглядывая падающую звезду.

-            Вик, а что ты загадаешь? - спросила зеленоглазая блондинка, красавица с третьего курса.

-            Как чего! Встретить своего принца на белом звездолёте и с огненным мечом! И глаза у него будут синие, а волосы золотые,и плечи - во! - показала руками размах желаемых плеч рыжеволосая девушка хихикающим подружкам. - А ты,

Кэтнис?

-            Хочу стать королевой Тёмной Империи! И чтобы наш ректор наконец понял, что цикого нет лучше меня! - решительно сказала блондинка, думая о красавце-мужчине, которого ей никак не удавалось завлечь в свои сети.

-            А ты, Эмилис, что загадаешь? - обратилась к молчаливой брюнетке Вика.

Эми повернулась к ним лицом, нерешительно закусив губу.

От любопытства Кэтнис перевернулась на бок, подперев рукой голову, и выжидательно уставилась на молчаливую брюнетку.

-            Ну, чтобы закончить академию, найти хорошую работу.

-            Вот глупая! - рассмеялась Кэтнис, подтолкнул рыжую Вику. - Лучше загадала бы стать красавицей. Ты и так слишком умная, закончишь ты академию, ещё и с золотой медалью, а вот красота другое дело! Так, загадывай - потом спасибо скажешь.

За что сказать спасибо Эми не понимала. За постоянные упрёки по поводу её избыточцого веса и внешнего вида? Ну не нравились ей розовые кружавчики и рюшечки, из-за них Эми превращалась в поросёнка. И даже тёмные волосы не спасали её от этого сравнения. Нет, она твёрдо была уверена, что главное не красота, а ум.

-            Вон летит! - взвизгнула радостно Вика, шепча своё желание.

Эми пыталась найти звезду, но не успела. Кэтнис тоже расстроенно вздохнула.

-            Ну всё, я пошла спать. А вы?

Довольная Вика встала с покрывала, с превосходством глядя на неудачниц.

-            Мы ещё посидим! - ответила за обоих Кэтнис.

Эми была конечно не прочь пойти спать, но не оставлять же подругу одну на улице. Блондинка демонстративно легла, насупившись, и сложила руки на груди. Эмилис легла рядом и стала думать о своей судьбе. Лучшая ученица без родословной, навряд ли она получит хорошую работу после выпуска. Да к тому же светлая! Грустно вздохнула и стала мечтать, как она встретит принца - тёмного красавца, который полюбит её такой, какая она есть. И не потребует измениться!

Вдруг с неба сорвалась звезда и Эмилис с замиранием сердца загадала не то, что хотела, а то, о чём мечтала. О любви - настоящей,истинной и вечной! Любви, ради которой не жалко и жизнь отдать.

-           Вот не везёт. Ладно, пошли, Эми, я спать хочу, завтра еще раз попробуем.

Недовольство так и сквозило в голосе блондинки. Поднявшись на ноги, Эми собрала покрывало. А Кэтнис даже ждать её не стала, пошла вперёд. Закатив глаза, брюнетка так и застыла с открытым ртом. На высокой ветке дуба сидел золотокудрый юноша и открыто ей улыбался.

-           Что загадала? - спросил он.

-           А? - удивлённо протянула Эми.

-           Желание какое, говорю, загадала? - повторил юноша, ловко прыгая с ветки на ветку.

Эми следила за ним, прижав пухлые ручки к своей груди, что-то было неуловимо знакомое в этом парне. Как только он красиво спрыгнул на траву, самодовольно усмехнувшись, его улыбка вызвала всплеск воспоминаний. Эта особенная улыбка теплом растеклась в груди.

-           Желание, - прошептала Эми и радостно улыбнулась в ответ. - А, желание. Оно сбылось, Минае.

-           Аулерия, как ты изменилась, а я даже не узнал, - подбежав к ней, юноша легко поднял её и закружил, весело рассмеявшись.

-           Ты тоже сменил свою вороную гриву на золотые кудряшки.

-           Перекрашусь, если не нравится, - с готовностью ответил Минае.

-           Нет что ты. Оставь, они прекрасны, - настояла Аулерия, зарывшись в это золото рукой.

-           Это ты прекрасна, моя звёздочка! - прошептал Минае и, крепко прижав к себе свою возлюбленную, нежно поцеловал.

•kit it

В кабинете ректора академии из окна было прекрасно видно

целующуюся парочку. Земер приложил руку к стеклу, желая почувствовать тепло,исходящее от Тёмной Властительницы.

-            Аулерия... - сорвался шёпот.

Как же блондин был рад, что наконец-то звёздочка нашлась. А то он уже стал сомневаться, что она переродилась.

Настойчивый стук в дверь оторвал Земера от созерцания самой красивой пары во всей вселенной. Хотя конечно над фигурой Аулерии придётся поработать, но это мелочи. Главное, что они встретились.

-            Да! - крикнул советник и пожалел, как только знакомый надоедливый аромат наполнил кабинет.

-            Ректор, это студентка третьего курса Кэтнис, можно с вами поговорить по очень важному личному делу?

Знал он все её важные личные дела, устал уже объяснять настырной прелестнице, что ничего кроме роли любовницы ей не светит. Но ведь эта упорная всё мечтает стать его спутницей! Какая наглость!