Каталог статей.


Берег холодных ветров. 10

 Глава 10    - Ну, и куда мы пойдем дальше? - поинтересовалась Айлин у Мейларда, который только что не уткнулся носом в мятый и грязный листок бумаги. Пожалуй, сейчас на этом когда-то белом листе, который парень набросал еще в монастыре, было совсем не просто рассмотреть расплывшиеся от воды чернильные линии, но тут уж ничего не поделаешь.  - Погоди, я пока что прикидываю... - отозвался тот. - Не мешай и не зевай, лучше делом занимайся - смотри, у тебя вот-вот мясо подгорит!  - Ой, и верно!  Беглецы сидели в лесу, возле горящего костра. Незадолго до того молодые люди набрели в лесу то ли на широкий ручей, то ли на маленькую речушку, сплошь покрытую запрудами - как оказалось, в этом месте обитало немало бобров, и те хозяйственные зверьки настроили немало своих плотин и хаток. 00

У этой речки беглецы, наконец-то, смыли с себя болотную грязь, напились, наполнили мех чистой водой. Надо сказать, что за то недолгое время, пока Айлин плескалась в теплой воде запруды, Мейлард отыскал неподалеку от реки сухое местечко и даже разложил там костер.  Когда молодая женщина еще только подходила к огню, то до нее донесся запах готовящегося на огне мяса. Что это такое? Неужели опять змея? Нет, нанизанные на длинные палочки кусочки темного мяса ничуть не походили на те ровные округлые части змеиного тела, которыми беглецы питались уже два дня.  - Кого это ты умудрился добыть? - Айлин невольно проглотила набежавшую слюну.  - Бобра... - буркнул Мейлард, переворачивая над огнем палочки с мясом. - Я его раньше пробовал - между прочим, на вкус очень даже неплохо. Сейчас мы это мясо еще на ольховом дыму подержим, и получится настоящий деликатес!  - Но... - растерянно проговорила Айлин. - Бобры - они же такие... милые!  И верно: пока Айлин смывала с себя пыль и грязь в запруде, она несколько раз видела этих забавных грызунов - они проплывали не так далеко от молодой женщины и их трогательные мордочки торчали над поверхностью воды. Правда, у Мейларда, как оказалось, было куда более практичный взгляд на жизнь, и за то недолгое время, пока Айлин мылась, он успел добыть на обед зазевавшегося бобра.  - Тут я с тобой не спорю... - согласился Мейлард. - Милые, хотя и грызут все что можно, и что нельзя. Только вот нам сейчас в первую очередь надо подумать о себе, да и змеиное мясо есть больше не хочется.  Вне опасений Айлин, бобер на вкус оказался вовсе не плох, и, как говорится, ушел за милую душу, однако по негласному уговору несколько кусочков подкопченного на костре мяса все же решили взять с собой - а вдруг не сумеют раздобыть на ужин ничего иного?  После еды потянуло в сон, однако как бы беглецам не хотелось вздремнуть, было понятно, что на одном месте задерживаться не стоит. Забросав землей горячие угли, беглецы вновь двинулись в путь, хотя сейчас идти по лесу было не так легко - пусть болотину они преодолели, но, тем не менее, близость огромного болота все еще сказывалась, и сухие места то и дело перемежались с низинами, в которых под ногами хлюпала вода.  Где-то через час беглецы дошли до необычного места: очевидно, когда-то здесь полосой прошел то ли ураган, то ли шторм, то ли смерч, с невероятной силой вырывая из земли высокие деревья. Все это произошло в достаточно давние времена и сейчас это место чем-то напоминало просеку среди леса. Несмотря на то, что среди высохших ветвей деревьев, лежащих на земле, уже появилась молодая поросль, все одно это место выглядело несколько жутковато.  - Ничего себе! - покачала головой Айлин, во все глаза рассматривая лесоповал. - Не хотела бы я оказаться здесь в то время, когда под порывами ветра все падало и трещало!  - А я и сейчас здесь не хочу оставаться... - Мейлард потянул Айлин за руку. - Пошли отсюда побыстрей.  - В чем дело?  - В таких местах медведи любят устраивать себе берлогу - здесь должны быть огромные ямы от корней вывороченных деревьев. Пусть сейчас лето и медведи не в берлоге, но...  - Да поняла я, поняла! Слушай, а сколько здесь может быть медведей?  - Здесь - только один, но нам с тобой вполне хватит и его. У каждого из мишек в лесу есть своя территория, которую он пометил и на которую не пускает чужаков, то бишь таких же медведей, как и он сам. Не приведи Светлые Боги встретиться в лесу с одним из таких хищников - пока что они с весны еще как следует не наелись и жирка не нарастили, так что нам надо держать ушки на макушке...  Увы, но встречи с медведем им все же избежать не удалось. Стоило молодым людям преодолеть просеку и немного пройти по лесу, как они едва ли не столкнулись с лесным хозяином. По счастью, Мейлард первым увидел, что непонятная бурая куча неподалеку - это медведь, который копошится на земле. Однако нюх и слух у хищника оказался на высоте, и медведь непонятно каким образом учуял, что поблизости от него появился еще кто-то. Зарычав, зверь поднялся на задние лапы, а его маленькие глазки уставились на людей, оказавшихся в его владениях.  - Стой! - одними губами прошептал Мейлард, крепко сжимая ладонь Айлин, словно боясь, что она кинется прочь со всех ног. - Не шевелись...  Мог бы и не предупреждать - при виде огромного зверя, вставшего на задние лапы, Айлин вряд ли решилась бы бежать, а громкое то ли рычание, то ли рев медведя ее просто парализовали. К тому же увидеть хищника на столь близком расстоянии - это страшно уже само по себе. Молодая женщина словно со стороны смотрела на свалявшуюся бурую шерсть зверя с застрявшими в ней сухими травинками, острые желтоватые клыки, огромные когти, маленькие вывороченные ступни на задних лапах... Да уж, если такая зверюга нападет, то быстро порвет и располосует противника едва ли не в сплошное месиво.  А еще Айлин заметила на земле наполовину объеденную тушу небольшого кабанчика - судя по всему, появление людей оказалось весьма некстати, и медведь вынужден был оторваться от трапезы, что мишке очень не понравилось.  Надо же... - невольно подумала Айлин, - надо же, похоже, у этой зверюги была удачная охота, или же медведю просто повезло - он набрел на этого сдохшего кабанчика... Впрочем, без разницы, каким образом медведь раздобыл себе еду, все одно у Айлин не было ни малейшего желания это выяснять.  Медведь вновь зарычал, как видно, прикидывая, не стоит ли ему разобраться и с этими пришельцами, но молодые люди стояли, не шевелясь и не двигаясь с места, боясь даже вздохнуть лишний раз. Похоже, это несколько успокоило медведя, хотя он все еще был явно раздражен. Кроме того, свой голод косолапый пока что не утолил, и потому, рявкнув еще пару раз для острастки, медведь вновь опустился на четыре лапы и принялся за тушу кабанчика.  Подождав с минуту, Мейлард, все еще держа Айлин за руку и не сводя глаз с медведя, сделал небольшой осторожный шаг назад, потом еще и еще... Лишь когда парень счел, что они отошли на сравнительно безопасное расстояние - только тогда Мейлард, все еще не выпуская руку Айлин, быстрым шагом направился дальше, стремясь как можно скорей отойти от того места, где они оставили медведя.  Молодая женщина не хотела беспокоить своего спутника разговорами во время пути, но ее тревожило, что Мейлард то и дело встревожено осматривается вокруг, а еще и постоянно оглядывается назад. Неужели заметил что-то подозрительное?  На ее вопрос Мейлард только что рукой не махнул:  - Да я все опасаюсь, как бы этот медведь за нами не пошел! Хотя вряд ли он это будет делать - сейчас косолапый наверняка того убиенного кабанчика доедает, и на сытый желудок за нами, скорей всего, не отправится. К тому же если что останется от той несчастной лесной свинушки, то медведь остатки от своей трапезы почти наверняка будет охранять. А то, что я головой верчу во все стороны - так это, скорей, для собственного успокоения. Видишь ли, медведь - зверь хитрый и умный, может подобраться к жертве незаметно и неслышно: ты не смотри, что он такой здоровый и с виду неуклюжий! Когда мишка идет по лесу, под ним даже ветка не хрустнет, а уж бегать он может так быстро, что легко обгонит любого из нас. Ты даже не представляешь себе, с какой скоростью может бежать это увалень! Уж если он убегающих животных в лесу ловит, то догнать человека ему вообще ничего не стоит. И еще одно: чтоб ты знала - на свою жертву медведь любит нападать сзади, так что мои опасения вполне обоснованы.  К счастью, медведь больше не показывался на глаза молодым людям, и через какое-то время Мейлард успокоился. Тем не менее, прошло еще не менее получаса, когда Мейлард, наконец-то скомандовал:  - Все, отдых...  Однако как следует передохнуть у молодых людей не вышло. Не прошло и нескольких минут, как парень удивленно произнес:  - Надо же, пчела!  - И что? - не поняла Айлин.  - То есть как это - что? - возмутился парень. - Ответь: за то время, пока мы идем по лесу, ты пчел видела?  - Да я особо и не всматривалась...  - Понятно... - парень проводил взглядом улетевшую пчелу. - Кстати, вон еще одна пролетела, и еще.... Хм... Я, конечно, в пчелах не особо разбираюсь, но, кажется, это дикие пчелы. Впрочем, вполне может оказаться и так, что я ошибаюсь...  - А в чем разница?  - Если есть пчелы, то где-то есть пасека или улей. В первом случае есть возможность выйти к людям, а во втором нам стоит попытаться разжиться медком, если, конечно, там уже не похозяйничал тот самый мишка.  - Мед - это хорошо... - мечтательно вздохнула Айлин. - Что будем делать?  - Вот что... - Мейлард поднялся с земли. - Я пойду, осмотрюсь, а ты сиди тут, с места не сходи. Понятно? Свой мешок оставляю здесь, а если будет что-то подозрительное, опять стучи палкой по дереву - у тебя это хорошо получается.  - А можно, я пойду с тобой?  - Мне одному быстрее и сподручнее.  - Мейлард, я не хочу оставаться тут одна! - Айлин даже не ожидала, что у нее вырвутся эти слова. - Мне здесь не по себе! Тут лес стоит едва ли не стеной, и...  - Послушай, мы же договаривались... - чуть нахмурился Мейлард. - Ты обещала, что в дороге будешь слушаться меня без всяких возражений. Так что не спорь, жди меня здесь, я скоро вернусь, а ты отсюда чтоб шагу не сделала. Сиди и не вставай, пока я не вернусь.  - Хорошо... - вздохнула Айлин. - Как скажешь...  Парень исчез за деревьями, и молодая женщина осталась одна. Сидя на стволе давно поваленной ели, она вслушивалась в легкий шум леса. Если бы не постоянное чувство тревоги и опасности, то здесь, в удивительной тишине, нарушаемой лишь чуть слышным шорохом листьев на ветру и голосами птиц, можно было бы даже отдохнуть душой. Однако сейчас Айлин было не до того, чтоб любоваться лесом в краткий миг отдыха. В голове женщины было только одно: скорей бы Мейлард вернулся, и только бы с ним ничего не произошло! Понятно, что в одиночку ей из леса ни за что не выбраться!  Внезапно вспомнился сын, а потом и мать... Ох, как хочется знать, как сейчас себя чувствует ребенок, или хотя бы каким-то образом надо дать знать матери, что ее невезучая дочь все еще пытается дойти до колдуньи Нази. Хоть бы Кириану еще хуже не стало, хотя куда уж хуже... Да и мать, хочется надеяться, теперь не одна, и уж как-нибудь сумеет защититься от происков Шайхулы, а ведь та особа наверняка делает все возможное, лишь бы узнать, куда исчезла бывшая невестка вместе с ненавистным внуком... Что касается Тариана, то все мысли о нем Айлин гнала из своей головы, иначе на ее глазах невольно начинали вскипать слезы...  Женщина так глубоко задумалась, что чуть не упала на землю от растерянности, когда у нее над ухом раздался старческий голос:  - Молодка, помоги старому человеку!  Это кто еще такой?! Неужели их все же догнали преследователи? Или же Мейлард прав, и неподалеку отсюда живут люди? А, думай - не думай, все одно верно или первое предположение, или второе, потому как иначе здесь кому-то иному взяться просто неоткуда!  Айлин медленно обернулась на голос, и ее взгляд упал на маленького тщедушного старичка, стоявшего неподалеку от нее. На сердце сразу стало легче - фу, во всяком случае, это вряд ли может быть кто-то из тех, что идет по их следу. Большеголовый, неуклюжий, с большими печальными глазами и острым носиком - дед никак не походил на того, кого следует опасаться. Доброе, чуть растерянное лицо, беспомощность в голосе, да и ростом не удался - не дотягивает Айлин даже до плеча... А уж на одежду старичка и вовсе без слез и не взглянешь - одна рвань да сплошные заплаты. Похоже, это один из тех, кого называют едва ли не последней деревенской беднотой. При виде этого старичка в сердце сразу появлялась жалость, а еще очень хотелось помочь этому несчастному человеку.  - Дедушка, ты кто? - удивленно спросила Айлин. - Откуда ты и что тут делаешь?  - По ягоды я пришел... - вздохнул дед. - Да старый стал, рассеянный, память ослабела, не помню, что и делаю. Вот и корзинку свою тут где-то потерял... Найти бы мне ее, а не то без нее я - как без рук!  - Корзина? - Айлин растерянно осмотрелась вокруг. - Где ж ты ее мог потерять?  - Да где-то здесь... - вздохнул старичок. - Совсем памяти не стало, да чего иного можно ждать от старого человека? Ты бы, красавица, помогла мне найти корзинку, где-то тут я ее обронил, рядышком, да только вот совсем ее не вижу - глаза с возрастом видят все хуже и хуже! Поищи корзиночку мою, порадуй старого человека - тебе же это труда не составит, а меня утешишь, да дело доброе сделаешь...  Слова старичка словно обволакивали, вгоняли в сон и дремоту. Айлин, преисполненная жалости, встала со своего места.  - Пойдем дедушка, поищем твою потерю. Ты где ее мог потерять?  - Ой, не знаю...- вздохнул старик. - Здесь где-то рядом, совсем рядом... Поищи корзиночку мою, у тебя глазки получше моих, может, и заметишь ее где на земле...  В этот момент появился Мейлард - он вышел из-за высоких елей, и с удивлением посмотрел на старичка.  - А это еще кто такой? Откуда взялся?  - Он корзину свою ищет... - заговорила Айлин. - Попросил помочь...  - Корзину, значит... А ты, выходит, поисками вздумала заняться... - Мейлард подошел поближе к старичку, который при виде парня чуть растерялся и даже попятился назад. - Скажите, какая потеря! А не пошел бы ты, старый хрыч, знаешь куда?  - Ты зачем, добрый молодец, старого человека обижаешь?.. - начал, было, дедуля, но парень резко его перебил.  - А ну, пшел вон, нечисть лесная, пока я добрый, а не то сейчас схвачу и свяжу так, чтоб не вырвался, да молитву над тобой читать начну! - рявкнул Мейлард. - Вот тогда тебе плохо придется! Или же этим шестом, что у меня в руках, по твоей спине так приложу с размахом, что мало не покажется! Или по башке врежу, причем крепко - в землю войдешь по самые колени!  - Бродят тут всякие, и не стыда у них нет, ни совести! Старого человека обижают... - после этих слов старичок опрометью метнулся в сторону, и через мгновение его уже и видно не было, только ветки чуть шевельнулись вслед. Проводив старика взглядом, Мейлард повернулся к Айлин.  - Я, кажется, просил кого-то не вставать с места! - кажется, парень был рассержен. - Может, сообщишь, куда тебя в это раз понесло?  - Да этот старичок свою корзинку потерял! Просил помочь... - молодая женщина и сама была растеряна. - Вот я и...  - Вижу, что ты! - Мейлард ударил кулаком по стволу сосны, росшей рядом с ним. - А еще я вижу то, что ты стоишь - и уши развесила! Ответь: тебя не удивило, что старику просто неоткуда взяться в здешних местах? Тут глухомань, а не опушка леса! Ты много человеческих следов ту встречала? И потом, какие могут быть ягоды в это время?  - Ой, и верно... - Айлин потерла голову, отгоняя от себя непонятную дурноту. - Прямо как затмение какое на меня нашло! И потом, этот дед выглядел таким беззащитным! Мне стало его очень жаль!..  - Похоже, что одну тебя и на минуту оставлять не стоит! - покачал головой парень, начиная понемногу успокаиваться. - Так и норовишь куда-то уйти! А если б я сейчас не появился? Ты бы что стала делать - отправилась с этим дедом его корзину по лесу разыскивать? Самой-то не странно об этом думать?  - Я... я... - Айлин не знала, что можно ответить на справедливый упрек парня.  - Ладно... - махнул рукой Мейлард. - По сути, ты тут не так и виновата. Знаешь, кто это был? Боли-бошка.  - Кто-кто?  - Боли-бошка.  - Никогда о нем не слышала!  - Ну, ты много о чем раньше не слышала. Несмотря на благообразный и безобидный вид, боли-бошка очень опасен. По сути, он ничуть не лучше тех существ, которых мы уже встречали на болоте. Боли-бошка - это дух леса, и он обитает только в ягодных местах, прежде всего там, где растет клюква или брусника. А тут, как ты видишь, брусники по осени будет полным-полно.  И верно: здесь едва ли не всюду росли брусничные кустики, и их тут было так много, что они покрывали землю сплошным ковром.  - А от меня ему было что нужно?  - Ничего хорошего. Видишь ли, увидев человека, боли-бошка подходит к нему, и, жалостливо глядя в глаза, а заодно и постоянно шмыгая носом, начинает едва ли не слезно умолять помочь отыскать его утерянную корзину, сумку или нечто похожее. В общем, пытается разжалобить всеми возможными способами, и это у него, как правило, получается, и ты тому наглядный пример. Так вот, запомни: на эти уговоры нельзя поддаваться ни в коем случае, как бы старикашка об этом не просил и не умолял. Стоит человеку прислушаться к уговорам старика, как он начинает искать потерю, смотреть по сторонам, наклоняться... Именно в этот момент боли-бошка вскакивает человеку на шею, голову стягивает петлей и начинает водить по лесу. Постепенно голова у несчастного начинает болеть все сильней и сильней, человек начинает не понимать, где находится, и все дальше и дальше заходит в самую глубь леса. Никто из этих несчастных, как правило, не возвращается назад. Кстати, именно поэтому за клюквой или брусникой в одиночку никто не ходит. Обычно собирается по несколько человек - со всеми разом лесному духу не справится. Боли-бошка горазд воевать только с одним человеком.  - С виду он такой милый!..  - Болотница с виду тоже очень даже ничего, можно сказать, красотка писаная. Только вот кто к ней в лапы попадет - враз с жизнью расстается. Поверь мне на слово: боли-бошка ничем не лучше.  - То есть если бы я отправилась искать ту корзину...  - В этом случае, боюсь, мы с тобой расстались бы навсегда - я уже говорил, что боли-бошка почти никогда не отпускает тех, кто попал под его воздействие. Где б я тебя искать стал? Наверняка ты без следа пропала бы в глухомани! Это просто везение, что я вовремя вернулся!  - Мейлард...  - Я прекрасно понимаю, что боли-бошка каким-то образом влияет на людей и умело дурит головы тем, кто попал под действие его магии, но ты уже во второй раз всерьез попадаешься в ловушку! Тебе не кажется, что это многовато? Все, говорить о произошедшем больше не будем, но ты должна твердо запомнить: в лесу нельзя быть разиней. Возможно, я вновь повторяю прописные истины, но здесь следует быть внимательной! Надо более настороженно относиться к тем, кого видишь вокруг себя, тогда и опасности, хотя не исчезнут, но все же уменьшатся.  - Я поняла... - Айлин, и верно, было стыдно перед Мейлардом. - Извини, я, и верно, поступила глупо.  - Тогда, как говорится, замнем для ясности. Так вот, теперь поговорим о другом, то бишь об этих пчелах, которых я ходил разыскивать. Никакой пасеки, как я и предполагал, тут и близко нет. Правда, диких пчел я нашел, причем их улей находился довольно-таки высоко, в дупле дерева. Туда я, естественно, не полез, и знаешь, почему? Потому что на стволе хватало глубоких царапин, причем довольно свежих - похоже, там пару дней назад был медведь. Лазал за медом, так что нам там сейчас делать нечего.  - То есть...  - То есть мишка там явно похозяйничал, причем от души. Плохо то, что через какое-то время он может вновь придти сюда - медведи любят мед больше всего на свете. Как только наш топтыгин поправится - так вновь заявится в эти места.  - Поправится? - не поняла Айлин.  - После укусов пчел медведи, как правило, болеют, но это их все одно не останавливает... - пожал плечами Мейлард. - Как говорится, охота пуще неволи. Впрочем, ради меда медведь готов выдержать еще и не то. Ну, это его дело, а вот нам надо уходить отсюда, причем, чем быстрей, тем лучше. Кто его знает - вдруг косолапый снова заявится сюда за медом?  - Да, конечно, уходим!  Молодые люди долго шли молча. Мейлард не был склонен к разговорам, а Айлин все еще чувствовала себя виноватой от осознания собственной невнимательности и глупости: и верно, если б Мейлард не подошел, то еще неизвестно, что дальше могло случиться с молодой женщиной... Как бы она себя не оправдывала, но парень прав: в здешних местах надо быть куда более внимательной!  Однако через пару часов Мейлард заговорил первым, кивнув в сторону огромной сосны, около которой остановились беглецы.  - Видишь?  - Ты что имеешь в виду? - у Айлин немного отлегло от сердца, когда она услышала голос парня. Кажется, он на нее больше не сердится... - Эти царапины?  - Ну, царапинами их вряд ли можно назвать... - усмехнулся Мейлард.  И верно: на стволе сосны было нанесено несколько глубоких отметин - такое впечатление, что некто несколько раз ударил по дереву топором.  - Знаешь, что это такое? - продолжал Мейлард. - Думаю, тут побывал тот самый медведь. Он метит границы своей территории, в том числе и таким вот образом - оставляет на стволах деревьев следы своих когтей, как бы показывая возможным соперникам, что это место занято и чужаков в свои владения медведь пускать не желает, и возможным противникам соваться сюда не следует.  - То есть здесь заканчивается территория одного медведя, и начинается место обитания другого?  - Верно, можно сказать и так.  - А если какой-то медведь все же придет сюда?  - Здешний хозяин здешних мест, то есть все тот же мишка, быстро пояснить пришельцу в очень жесткой форме, что чужаку тут делать нечего. Ну, а если пришлый медведь захочет оспорить эту территорию, то тут уже доходит до схваток не на жизнь, а на смерть. Я однажды издали наблюдал за таким вот сражением, когда дрались два медведя - зрелище, скажу я тебе, жутковатое. Ну, эти сведения тебе так, для общего развития. Пошли дальше...  С коротким отдыхом шли до вечера, а когда стало смеркаться, то Айлин уже начала прикидывать, когда же они, наконец, остановятся на ночлег - все же за сегодняшний день они оба очень устали. Она уже, было, хотела спросить Мейларда о том, долго ли им еще идти, но парень внезапно застыл на месте.  - Что такое? - шепотом спросила Айлин - она уже знала, что такие остановки не ведут ни к чему хорошему.  - Я, кажется, уже не замечаю того, что творится совсем рядом... - негромко ответил Мейлард. - Сплю на ходу, что ли? Слышишь?  И верно: откуда-то спереди доносились непонятные звуки. Вроде что-то знакомое, но вот что именно - так сразу и не понять. Хотя...  - Это что, свинья хрюкает? - неуверенно спросила Айлин. - Во всяком случае, что-то очень похожее. Или я ошибаюсь?  - Точно! - парень себя только что по лбу ладонью не ударил. - Точно, это кабаны! Как видно, кормятся чем-то... Ох, если кабаны с поросятами, то нам лучше им на глаза не показываться, обойти это место стороной.  - Так ведь уже темнеет! Какая тут может быть сторона...  - Тоже верно. Однако стоять тоже не следует, пошли вперед. Только осторожно, мало ли что может оказаться на пути... Да, и свое так называемое копье тоже на всякий случай держи покрепче.  Еще несколько десятков шагов - и беглецы оказались на краю большой поляны. Впрочем, поляной она была когда-то, а сейчас стала зарастать кустарником и березняком. Но самым удивительным было то, что посреди этой поляны стоял полуразрушенный дом, а неподалеку находился овин, или же что-то очень похожее на него.  - Дом?! Здесь?! - стоя подле большого ветвистого дерева, Айлин во все глаза смотрела на невеселую картину.  - А что тебя удивляет? - пожал плечами Мейлард. - Люди живут везде. Помнишь, на болоте мы тоже видели нечто похожее.  - Там были одни развалины!  - И здесь через какое-то время будет нечто похожее.  - Может, мы уже к людям вышли? - с надеждой в голосе спросила Айлин.  - Не должны. Судя по карте, нам еще, как минимум, предстоит пара дней пути, так что здесь наверняка обитал какой-то любитель уединенной жизни.  - Интересно, давно тут люди не живут?  - Трудно сказать, но, судя по тому, что мы видим... Пожалуй, это дом покинут лет двадцать, никак не меньше.  Мейлард был прав: тут, и верно, неподалеку от ручья, стоял дом, вернее, то, что от него осталось. У когда-то крепкой и справной избы провалилась крыша, чернели голые стропила, из окон давно вылетели рамы, крыльцо прохудилось, да и полуоткрытая дверь висела на одной петле... Невесело. Всмотревшись, Айлин заметила давно рухнувший забор, рассыпавшуюся собачью конуру, поленницу, которая уже поросла мхом... Полное запустение. Да, можно не сомневаться, что людей тут уже давно нет, зато шум и хрюканье никуда не пропали.  Молодые люди какое-то время неподвижно стояли все у того же дерева, оглядываясь по сторонам и вслушиваясь в звуки окружающего мира. Судя по всему, хрюканье доносится из-за дома, а там, похоже, находится что-то вроде полностью заросшего огорода. Интересно, почему Мейлард не двигается с места?  Айлин повернулась к парню, и открыла рот, не зная, что сказать: прямо над головой Мейларда, на большом суку, сидела большая кошка, размером с крупную собаку. Рыжеватая, с кисточками на ушах, она не издавала ни звука, чуть дотрагиваясь своей лапой до головы неподвижно стоящего парня. Между прочим, когти у этой рыжей кошечки были еще те...  - Мейлард! - ахнула Айлин. - Мейлард, у тебя над головой...  Договорить молодая женщина не успела: кошка, мельком глянув на Айлин своими яркими желтыми глазами, стрелой метнулась прочь, и за несколько мгновений исчезла среди ветвей деревьев.  - Я ее видел... - отозвался Мейлард, переводя дух. - Просто не знал, как в этом случае следует себя вести. Если ты не поняла, то сообщаю - это была рысь. Она, зараза, очень любопытная и умная - ты же сама видела, что этой кошке надо все самой потрогать, понюхать, а то и полизать. Вообще-то рысь редко нападает на человека, так что я особо не опасался. Судя по всему, я ее чем-то заинтересовал, вернее, ее заинтересовала эта моя смешная шапка, вот она и решила потрогать ее лапой.  - Но если ты видел рысь у себя над головой, то почему молчал?  - Чтоб она с перепуга когти не выпустила - хорошо, если в этом случае кисуля с меня только шапку сдернет, а если при том еще и коготочками нечаянно заденет - вот мне будет невесело. Все, хватит стоять, пошли.  - К этому дому?  - А то куда же еще? Все же сейчас вечер, а я предпочитаю ночевать в избушке, пусть даже в такой - согласись, спать под крышей все же куда лучше, чем в лесу. А вот почему возле дома шум - в этом сейчас разберемся.  Чем ближе молодые люди подходили к дому, тем больше были заметны следы разрушения, и было понятно, что люди тут давно не живут - похоже, это место покинуто очень давно. Уже оказавшись у строений, молодая женщина обратила внимание на то, что овин, во всяком случае внешне, сохранился куда лучше, чем сам дом. Айлин потрогала пальцем бревна, из которых был сложена изба - крепкое, хорошее дерево. Интересно, почему люди ушли из этого места?  - Постой здесь... - Мейлард положил на крыльцо свой мешок. - Я сейчас.  Парень отошел в сторону и скрылся за углом, а в следующий миг Айлин услышала самый настоящий волчий вой. Спервоначалу от таких звуков у Айлин испугано забилось сердце, а потом она поняла, что это Мейлард настолько искусно копирует вой голодного волка. Надо же, научился где-то! А что, очень даже похоже...  Впрочем, не одна она была впечатлена способностям Мейларда - в ответ на вой раздался то ли визг, то ли хрюканье, и из зарослей лопухов и репейника даже не выбежала, а стремглав вылетела семья диких кабанов, и со всех ног помчалась к лесу, причем поросята почти не отставали от матери. Да, надо признать, что от того жутковатого воя, который издавал Мейлард, немного трухнула даже Айлин, не говоря уж о диких свиньях - у них страх перед хищниками сидит едва ли не в крови.  Однако Мейлард что-то несколько задерживался с возвращением, и Айлин стала уже беспокоиться, однако парень объявился довольный и счастливый, да еще и с добычей - держал в руках тушку поросенка.  - Это еще откуда? - ахнула Айлин. - Ты когда успел его добыть? Я думала, что все кабаны убежали...  - Считай, что я его от мук избавил... - Мейлард положил тушку на траву. - Сейчас мы с тобой его на костре зажарим, и еды нам с тобой хватит на пару дней. Кстати, знаешь, отчего кабаны расшумелись? Здесь, за домом, когда-то был огород, пусть и не очень большой, но тыквы там росли, как видно, неплохие. Кстати, они растут и сейчас, так что эти лесные свинушки сюда то и дело наведываются, тыквенную зелень наворачивают - правда, сами тыквы к этому времени еще не поспели, у них только зеленцы появляются. Вот и сегодня кабаны сюда заявились... Кстати, ты на огород не ходи.  - Почему?  - Опасно, особенно в темноте. Видишь ли, в свое время хозяином этого дома на огороде (не знаю, для каких целей) была выкопана довольно глубокая яма и сверху прикрыта досками. Со временем доски подгнили, и сейчас, когда сюда заявилась целая кабанья семейка, одна из досок не выдержала, сломалась, ив результате этот самый поросенок свалился вниз. Все бы ничего, но при падении он сломал ногу, так что, сама понимаешь, он уже был обречен. Этот поросенок визжал на дне ямы, не в состоянии выбраться из нее при всем своем желании, а все остальное семейство стояло вокруг, и не зная, чем тут можно помочь. Именно их голоса мы и услышали... В общем, считай, что нам повезло.  - Да, жаль поросенка... - вздохнула Айлин. - Только со сломанной ногой в лесу ему все одно не выжить. Кстати, ты где так хорошо научился подражать волчьему вою?  - Охотники знакомые обучили...  В этот вечер у молодых людей был просто-таки царский ужин. Они разложили на дворе костер, и поджарили поросенка на вертеле. Вдобавок Мейлард еще раз наведался в заброшенный огород, и притащил оттуда целый ворох зеленого лука - по словам парня, там были чуть ли не заросли этого одичавшего овоща. Пусть мясо было без соли, но зато с луком шло за милую душу.  Это был удивительный вечер: тишина, покой, костер, тающее на языке мясо и впечатление того, что наступила минута отдыха, перерыв в погоне по лесу. Молодые люди говорили о чем угодно, смеялись, рассказывали друг другу забавные истории из своей жизни... Казалось, что на какое-то время отступили дела, заботы и страхи последних дней, хотелось просто смотреть на яркие язычки костра и не думать ни о чем плохом.  - Куда спать пойдем? - спросила Айлин, когда усталость все же стала брать свое, а Мейлард стал затаптывать горячие угли костра.  - Пошли в овин... - предложил Мейлард. - В отличие от дома, овин выглядит почти что новым. Такое впечатление, что его время совсем не тронуло. Жаль, что мы туда раньше не заглянули, пока было светло...  Внезапно Айлин стало смешно. В ее родном пригороде приглашение прогуляться в овин или амбар, было (назовем это так) предложением перейти к более... близкому знакомству. Как правило, подобные приглашения шли от парней, только вот в ответ от девушек такие наглецы обычно получали кулаком по спине. Однако была пара-тройка таких оторванных девиц, что не отказывались от подобных предложений, и бежали в овин едва ли не впереди парней, а по возвращении рассказывали жадно слушающим девчонкам о незабываемых ощущениях, которые получили там. Правда, что касается Айлин, то лично ей никто из молодых людей никогда даже не намекал на что-либо подобное - понимали, что она не из тех, кто примет предложение какого-нибудь местного ухаря, который считает себя едва ли не первым парнем на деревне. И вот надо же, прошло столько лет - и она дождалась того, что молодой человек приглашает ее в овин! Тут не знаешь, что и сказать, возмущаться, смеяться, или же принимать все, как есть. Возможно, Мейлард и не имел в виду ничего... такого, но все же его предложение прозвучало несколько двусмысленно. А, ладно, посмотрим, как дальше дело пойдет, тем более что сейчас они оба холостые и брошенные....  - Что ж, в овин - так в овин... - кивнула головой Айлин. - Тем более что в них мы еще не ночевали. Только для начала надо что-то зажечь, факел, или лучину, хотя бы осмотреться, что находится там, внутри...  Дверь в овин удалось даже не открыть, а всего лишь приоткрыть с большим трудом - похоже, петли заржавели едва ли не намертво - по счастью, молодые люди сумели протиснуться в образовавшуюся щель. Ну, а внутри овина, надо сказать, был удивительный порядок: чистота, в углу аккуратно сложены пересохшие березовые веники, неподалеку находится рассохшаяся бочка, у стены стоят несколько туго набитых мешков... Похоже, в них находится зерно... Хорошо, утром надо будет взять оттуда хотя бы миску зерна, и сварить это зерно перед дорогой, только вот как бы мешки не лопнули от первого же прикосновения...  Однако то, что случилось дальше, молодые люди никак не ожидали. Внезапно в овине словно пронесся резкий порыв ветра, затушив огонек в руках Мейларда. Затем заскрипела открываемая дверь, и было слышно, что кто-то протопал по полу.  - Кто тут? - перепугано охнула Айлин, но вместо ответа некто, невидимый в темноте, схватил ее за руку. Судя по всему, этот некто был совсем невелик ростом - всего лишь по пояс молодой женщине, однако, ухватив Айлин за руку между кистью и локтем, он с удивительной силой потащил ее к двери в овин, а затем толкнул с такой силой, что молодая женщина просто-таки кубарем выкатилась из открытой двери.  Когда Айлин в полной растерянности поднялась с земли, то услышала, что в сарае борются двое, правда, та схватка была очень короткой. Прошло не более десяти секунд - и Мейлард оказался рядом с Айлин, а дверь в овин с треском захлопнулась.  - Мейлард, кто это был? Что произошло? - растерянная женщина повернулась к парню, который поднимался с земли, негромко ругаясь сквозь зубы.  - Овинник... - Мейлард с трудом сдержался, чтоб не продолжить свои весьма цветистые выражения. - Силен, паразит! Мы ему настолько не понравились, что он счел нормальным вмешаться и выгнать нас из своего жилища. Я так понимаю, что у него и без того характер крутой, а вдобавок ко всему мы зашли в овин с горящим огоньком в руках, что, по большому счету, недопустимо. Вот овинник и разозлился, выкинул нас из своего дома. А может, он рассердился еще и потому, что мы не попросили разрешения зайти и переночевать. Тут я вынужден согласиться - виноват...  - А если мы сейчас попросимся? Ну, как положено...  - Ага, как же, так он нас и пустит внутрь! Мы свой шанс упустили. Сейчас овинник обижен и рассержен, так что вновь туда и соваться не стоит. А если бы даже он нас впустил, ты бы глаза сомкнула, зная, что на тебя таращится нечисть?  - Ой, лучше не надо!  - Вот и я про то же...  - Я не раз слышала про овинников, про то, что они за порядком следят в, так сказать, подведомственных им местам, но никогда не думала, что они такие сердитые!  - Овинники, как и люди, разными бывают... - Мейлард поднял с земли свой мешок. - Вообще-то овинники имеют очень непростой характер, задобрить их непросто, и к тому же они несколько неприязненно относятся к людям.  - Я это уже заметила... - хмыкнула Айлин, с насмешкой подумав про себя - вот и прогулялась в овин! Впечатления, и верно, остались незабываемые. Н-да, уж если не шастала с юных лет по таким вот местам на пару с молодыми людьми, то сейчас это дело и начинать не стоит.  - Не ты одна - я тоже оценил его гостеприимство... - потер руку Мейлард. - Впрочем, овинник никогда не любил привечать посторонних.  - А что же нам сейчас делать? Палатку ставить? Так ведь совсем темно...  - Пошли в дом. Хочется надеяться, что хотя бы там все пройдет без таких вот... неожиданностей.  Конечно, будь у Айлин выбор, она бы в жизни не пошла в этот полуразвалившийся дом, но тут уж ничего не поделаешь. Мейлард, держа Айлин за руку, поднялся на крыльцо, поклонился, и громко произнес:  - Хозяин, покорнейше тебя просим: пусти прохожих людей переночевать. Ночь на дворе, мы устали, и если б на то не великая нужда, не стали бы тебя тревожить...  Понятно, парень спрашивает разрешения у домового, можно ли им переступить порог. Ранее Айлин слышала о том, что в заброшенных строениях, находящихся в таких вот забытых всеми Светлыми Богами местах, вначале следует вежливо попроситься на ночлег, и только потом входить. Вообще-то следовало бы попроситься войти и у овинника, но никому из беглецов это и в голову не пришло, а в результате они получили, скажем так, наглядный и ощутимый урок.  После слов Мейларда ничего, вроде бы, не изменилось, и молодые люди вошли в дом. Небольшие сени, в которых вдоль одной из стен стояла небольшая поленница. Глядя на нее, Айлин невольно вспомнила, как и они с матерью в зимнее время складывали колотые дрова в сенях: а что, когда на улице стоят морозы, не хочется лишний раз бежать на холод, лучше всегда иметь под рукой запас дров. Похоже, что этот дом опустел в зимнее время...  В доме была всего одна комната, хотя довольно большая. Конечно, сейчас ночь, но на небе светила яркая луна, в пустые окна свободно лился лунный свеет, и потому внутри дома можно было кое-что рассмотреть: большая печка, широкая лавка у стены, стол, пара грубо сколоченных табуретов, куча какого-то тряпья, множество деревянных полок, прибитых к стенам, старая глиняная и деревянная посуда... Небогато, конечно, но что есть - то есть. Да и пол, кажется, крепкий, не проваливается.  Тем временем Мейлард достал из мешка остатки положенного туда жареного поросенка, отщипнул от него кусочек мяса и проложил его в угол.  - Прими угощение, хозяин. Извини, как говорится, чем богаты... Не беспокойся: мы только переночуем, а утром уйдем, понапрасну тебя тревожить не будем.  Огонь, естественно, запаливать не стали - опасались, как бы вновь не повторилась история с овинником. Мейлард расстелил на полу ткань палатки - не на дощатом же полу спать. Было решено, что сегодняшнюю ночь они не будут дежурить - вряд ли кто-то из людей придет сюда, а с рассветом беглецы покинут это место.  Однако уснуть молодые люди не успели: в углу кто-то завозился, зашелестел лапками, зашебаршил. Наверное, мыши... Однако не прошло и минуты, как их того же угла послышался чей-то вздох, затем сопение, а чуть позже кто-то прошел по избе, тяжело ступая по полу. Айлин со страхом всматривалась в ночную тьму, чуть освещенную лунным светом, но ничего не видела. Что еще такое?  - Мейлард...  - Не бойся, это домовой шастает - как видно, у него свои дела...  Минута шла за минутой, но ничего не происходило. Вроде, все стихло, можно спать... Однако стоило только Айлин закрыть глаза, как ей словно провели мягкой шерстяной лапой по лицу, да еще и несильно ткнули в живот. Этого вполне хватило для того, чтоб Айлин, у которой от страха чуть не пропал голос, вцепилась мертвой хваткой в Мейларда, и вряд ли сейчас ее кто-либо сумел бы оторвать от него. Впрочем, парню и самому было не по себе, и он, прижимая к себе перепуганную женщину, заговорил:  - Хозяин, душевно прошу - ты уж не пугай нас. Понимаю, ты привык жить один, сам по себе, и вдруг кто-то появляется, командует в твоем доме! Может, тебе повеселиться хочется? Хозяин, не стоит шутки шутить - мы и без того за день очень устали, и нам не смешно. Соседушко, давай спать, ладно? Что ни говори, но хорошо бы жить в ладу со всеми, кто находится возле тебя. Если что не так, то об этом нам дай знать утром...  Надо сказать, что эта просьба Мейларда не произвела особого впечатления на домового. Он по-прежнему вздыхал, бродил по дому из угла в угол, чем-то стучал, а потом и вовсе забрался на чердак и принялся куролесить там - как видно, у него были свои заботы. Ничего, не страшно, пусть что хочет, то и делает - все это можно пережить, лишь бы незримый хозяин здешнего дома вновь не дотрагивался до людей своей мягкой лапой. Зато Айлин понимала, что сейчас ей никак не хочется отодвигаться от Мейларда, да и рядом с ним она чувствовала себя более защищенной. Вообще-то, кажется, и парень был вовсе не против того, чтоб обнимать лежащую рядом с ним молодую женщину...  Утром, как только встало солнце, беглецы покинули это заброшенное место, не забыв поблагодарить домового за кров. Конечно, за беспокойную ночку невидимому хозяину лесного дома не следовало бы говорить "спасибо", только вот было понятно, что домовой зла гостям не желал - просто, как и овинник, он тоже особо не горел желанием принимать у себя чужаков. Привыкли здешние обитатели к одиночеству...  Тем не менее, далеко молодые люди не ушли. Дело в том, что вначале они решили наполнить водой опустевший мех, да и самим поесть у воды - благо ручей протекал неподалеку, а в доме у них отчего-то кусок в рот не лез. Сказано-сделано. Беглецы подошли к ручью, набрали воды, а затем отошли чуть подальше, туда, где стояли три широких пня - самое место для отдыха. А что, это совсем неплохо: журчание ручья, солнце, поднимающееся над лесом, вкусный завтрак... Благодать! Так невольно и вспомнишь те давние времена, когда Тариан и Айлин с самого утра уезжали из дома, и останавливались в каком-нибудь уютном и тихом месте, подальше от людей. Там они доставали взятую из дома еду, чтоб перекусить на свежем воздухе, гуляли, собирали цветы или просто разговаривали... Да, все это осталось в прошлом. Теперь Тариан, наверное, ездит по лесам и полям своей новой избранницей... Стоп, о бывшем муже сейчас вспоминать не стоит - и без того есть о чем подумать.  Однако стоило Айлин присесть на один из этих пней, как у нее в страхе сжалось сердце: раздался громкий собачий лай, и в тот же миг около беглецов оказалась небольшая собака. Просто как из-под земли выросла! Вначале Айлин решила, что это все тот же пес, которого они с Мейлардом оставили связанным в лесу, а это может означать только одно - погоня добралась до них.  Правда, почти сразу женщина осознала, что сейчас перед ними находится совсем другая собака, зато лает она так громко и яростно, что просто оторопь берет. К тому же эта маленькая лайка двигалась невероятно быстро и, кажется, была готова вцепиться в горло любому, кто сделает хоть одно резкое движение. Шустра, ничего не скажешь! Кроме того, создалось впечатление, что собака словно отталкивала людей от места, где они сейчас находятся, и было понятно, что если те не подчинятся, то ослушникам придется по-настоящему плохо. А еще Айлин невольно отметила про себя, что зубы у этой лайки уж очень острые, а лает она так, что все мысли в голове словно затягиваются туманом, и появляется желание оказаться как можно дальше отсюда...  - Пошли, в другом месте перекусим... - Мейлард взял Айлин за руку и обратился к безостановочно лающей собаке. - А ты, друг, утихни - мы уходим, и никогда уже сюда не вернемся. Да, кстати, замолчи, а не то своим лаем ты можешь привлечь внимание тех, кто идет следом за нами.  Удивительно, но собака, кажется, поняла то, что хотел ей сказать Мейлард. Она замолкла, но Айлин чувствовала на себе взгляд этой непонятной собаки до того времени, пока беглецы не скрылись в лесу. Лишь после этого Айлин вздохнула:  - Ну и голосина у этого пса! Я чуть не оглохла! Размеры лайки совсем небольшие, зато лает так громко, что, наверное, ее даже на болоте слышно! Интересно, откуда эта псина взялась?  - Ну, это не совсем пес... - усмехнулся Мейлард.  - То есть как это - не совсем пес? Обычная лайка, только уж очень голосистая!  - Это Лаюн.  - Как ты сказал? Лаюн? Это что, кличка собаки?  - Нет... - покачал головой Мейлард. - Мы с тобой нарвались на кладовика - это дух-охранитель сокрытых в земле кладов. У него есть два сторожа, вернее, он сам превращается в них, если видит опасность того, что кто-то может напасть на то, что он охраняет. В собаку-лайку кладовик оборачивается лишь тогда, когда идет первое покушение на похищение клада. Ну, Лаюна мы видели. Зато если бы вздумали заняться поисками спрятанного - вот тогда появился бы Щекотун.  - Это кто?  - Кладовик превратился бы в птицу, которую еще называют сорока - щекотуха. Проще - говоря - Щекотун.  - Как это?  - Ну, щекотку можно вызвать и магическим способом. Умереть от щекотки - далеко не самая лучшая смерть, а именно этим и стал бы заниматься Щекотун.  - Ты хочешь сказать, что где-то около тех трех пней был спрятан клад?!  - Думаю, он был закопан как раз возле того пня, на который ты уселась - если мне не изменяет память, то собака появилась сразу же после того момента. Кажется, ты в тот момент что-то уронила на землю...  - У меня нож выпал, который ты мне дал, метательный... Вот я и пыталась его взять, а он воткнулся как раз между корней...  - Верно. Ты протянула руку к корням пня, и вот тогда появился Лаюн... Судя по всему, клад, если он существует, закопан именно там. Надеюсь, ты не собираешься возвращаться на поиски этого так зазываемого клада? Поверь мне на слово: ничего хорошего из этого не выйдет. Спрятать там могли все, что угодно. Например, то, что для нас не имеет никакой цены может быть бесценно для того, кто сделал тайник у того пня.  - Но почему ты решил, что эта собака - Лаюн?  - Много мелких деталей: голос, внезапное появление, слишком острые зубы, попытка выгнать нас из определенного места... К тому же я оторвал от поросенка пару костей, бросил их собаке, а она и ухом не повела! Нет, такое поведение совсем не похоже на то, как вела бы себя обычная собака, да и людей в округе я пока что не видел, а эта ухоженная лайка отнюдь не напоминает одичавшего пса, которая гоняется по лесу за дичью.  - Интересно, кто мог спрятать там клад? - надо сказать, что на Айлин появление Лаюна произвело должное впечатление. - Наверняка бывший хозяин того дома...  - Меня куда больше интересует другое... - задумчиво произнес Мейлард. - Поставить на охрану кладовика - это не так просто, вполне могло оказаться так, что тут жил некто, имеющий отношение к магическим наукам.  - Но мы в доме вроде ничего такого не заметили...  - Да мы особо и не осматривались. К тому же если к смерти бывшего хозяина дома имеет отношение кто-то посторонний, то тот человек явно озаботился тем, чтоб забрать из того дома все мало-мальски ценное, а заодно и указывающее на то, чем занимался бывший владелец этого строения...  - Кстати, я хочу сказать о том овиннике... - Айлин закатала рукав рубахи - там явно виднелось небольшие синяки округлой формы, словно следы от пальцев человека. - Смотри, какие он мне синяки оставил!  - Не ты одна такая везучая! - Мейлард закатал оба рукава на своей рубашке. - У меня лучше! Да и больше.  И верно, руки у парня были покрыты немалым количеством таких от округлых пятен - похоже, парень получил их за то недолгое время, пока у Мейларда с овинником шла короткая схватка.  - Сил у этой нечисти, я тебе скажу... - парень покачал головой. - Что ж, будем считать их боевыми ранами, полученными в схватке с общим врагом!  Кажется, не было сказано ничего особенного, но, непонятно почему, молодые люди рассмеялись. Это утро было таким светлым, и настроение у беглецов оказалось ему под стать. А что, все идет, как надо: погода стоит замечательная, через пару дней они должны выйти к обжитым местам, жареного поросенка на это время им должно хватить, погони тоже не видно... Хорошо! Казалось, что все опасности остались позади.  Молодые люди шли по лесу, только вот в отличие от предыдущих дней, они уже так не торопились. Даже вездесущие комары с мошкарой, казалось, досаждали не так заметно.  Ближе к полудню Мейлард, который шел впереди, внезапно остановился и поднял руку.  - Слышишь? - голос у парня был встревоженный.  Айлин вслушалась в окружающие звуки - тишина, только слышен комариный звон, легкий шум деревьев, голоса птиц...  - Не знаю... - Айлин пожала плечами. - Вроде ничего подозрительного не слышу. А что такое?  - Ну, я не уверен, но на какое-то мгновение мне показалось, что я слышу собачий лай.  - Похоже, встреча с Лаюном произвела на тебя неизгладимое впечатление... - улыбнулась Айлин. - Ты его никак забыть не можешь!  - Хотелось бы надеяться, что причина именно в этом...  Пошли дальше, но теперь уже от хорошего настроения не осталось и следа. Молодые люди невольно прислушивались к звукам окружающего мира, но ничего, похожего на собачий лай, до их ушей не доносилось. Время шло, и беглецы почти уверили себя в том, что Мейлард просто ослышался, но на всякий случай все же не ослабляли внимание, и когда до молодых людей снова донесся слабый собачий лай, то беглецы остановились.  - Слышала?  - К сожалению... Ты прав - это голос собаки. А вдруг это охотится кто-либо из местных жителей? Вполне может оказаться так, что рядом есть деревни!  - Хорошо бы, если так, только вот на кого сейчас можно охотиться? Время такое, что часть животных в летних шкурах ходит, молодняк только подрастает, многие птицы еще на гнездах сидят...  - Думаешь, это все та же погоня? Я надеялась, что они от нас отстали и даже след потеряли...  - Я тоже на это надеялся, и, как оказалось, напрасно. Да еще и этот охотник с собакой по-прежнему находится с ними... А вот это уже плохо.  - И я, грешным делом, все рассчитывала на то, что охотник повернет назад... - вздохнула Айлин. - Наверное, ему просто не позволили это сделать.  - Н-да, пожалуй, так и есть. Многовато золота за наши головы обещано, а наемники за хорошие деньги пойдут на многое, если не на все. Могли как следует пригрозить охотнику, а то и силу применить, вздумай он повернуть назад.  Беглецы долго шли по лесу, стараясь как можно быстрей уйти от погони. Сейчас было не до того, чтоб любоваться красотами леса - молодые люди постоянно прислушивались к звукам окружающего мира, и, к сожалению, до них иногда вновь доносился собачий лай. Беглецы должны были с горечью признать: постепенно он приближался...  - Хорошо идут парни... - через какое-то время вздохнул Мейлард. - Охотник, похоже, следы на земле читает, как по книге. Да и сил у них куда больше, чем у нас - наверняка, когда собирались отправиться на наши поиски, то заплечные мешки едой забили под самую завязку. От таких парней оторваться сложно.  - Но мы постараемся?  - А нам просто ничего иного не остается.  К несчастью, все сложилось не совсем так, как на то рассчитывали беглецы. Еще полчаса хода - и среди деревьев появился просвет, а вскоре молодые люди оказались на берегу лесной реки, причем узкой это полосу воды при всем желании не назовешь, и потому переправляться здесь придется только вплавь.  - Ты хорошо плаваешь? - Мейлард повернулся к Айлин.  - Сносно...  - Будем считать, что это означает хорошо. Реку переплыть сможешь?  - Думаю, да.  - Тогда не будем понапрасну терять время. Кстати, эти лесные речки - они, как правило, холодные, так что снимай с себя все. Когда выберемся на берег, то, чтоб не простудиться, нужно будет сразу же переодеться в сухую одежду.  - Но... - покраснела Айлин, однако Мейлард ее перебил с легкой насмешкой в голосе - кажется, парню нравились ее растерянность и смущение.  - Моя дорогая скромница, спешу сообщить, что я имею представление о том, в чем разница между мужчиной и женщиной. Да и ты была замужем, а не воспитывалась все эти годы в монастыре со строгим уставом, так что вряд ли упадешь в обморок при виде голого мужчины.  - Я просто... - начала, было, Айлин, но Мейлард вновь перебил ее: у молодой женщины сложилось впечатление, что парню просто нравилось поддразнивать ее.  - Вот-вот: как все ночи подряд спать рядом с молодым человеком, да еще и страстно обнимать его при каждом удобном случае - тут для тебя нет ничего необычного, а как показать себя этому же парню во всей красе - и на тебя сразу же нападает непонятная застенчивость. Так вот, спешу тебе сообщить: мы с тобой вряд ли увидим друг у друга то, что никогда не видели раньше.  Пожалуй, он прав, и сейчас не до стеснений. Преодолевая внутренне сопротивление и стараясь не глядеть на парня, Айлин сняла с себя одежду, и сложила ее в мешок.  - Готова? - Мейлард, казалось, даже не смотрел на молодую женщину, затягивая тесемки на своем дорожном мешке.  - Вроде того... - и все же Айлин не могла не смотреть краем глаза на Мейларда. Рельефная мускулатура, хорошо сложенное тело... Да, это не утонченный придворный танцор. Помнится, у Тариана тоже было ладно скроенное тело, но до Мейларда, понятно, ему далеко... Ой, чего-то ее не в ту сторону потянуло, а воспоминания о муже сейчас вообще не к месту.  Вошли в воду, на всякий случай прихватив с собой обломок березового ствола - за многие и многие годы старой древесины на берегу реки скопилось немало. Плыть, правда, было не очень удобно: одной рукой беглецы ухватились за все ту же деревяшку, а второй рукой держали над водой мешки с одеждой, чтоб она оставалась сухой. Айлин невольно отметила про себя, что вода, и верно, не очень теплая, и это несмотря на жаркую погоду. Странно, речка, вроде, не очень глубокая и вода в ней должна хорошо прогреваться...  Объяснение этому нашлось очень скоро: как оказалось, у этой с виду спокойной речки оказалось довольно сильное подводное течение, и очень скоро Айлин поняла, что человеку справиться с ним нелегко, а уж когда молодые люди все же сумели добраться до середины реки - вот там они попали в по-настоящему сильную струю, да вдобавок ко всему еще и холодную. Подводное течение подхватило молодых людей и понесло куда-то вперед - как это ни печально, но было понятно, что обычному человеку вырваться из этой струи нет никакой возможности.  - Крепче держись за дерево!.. - крикнул Мейлард, выплевывая изо рта попавший туда лист водного растения. - Ни в коем случае не отпускай!..  - Но мы же...  - На таких речках часто бывают островки или отмели... Помалкивай и береги силы...  Все последующее путешествие по воде для Айлин слилось одну сплошную попытку вырваться из холодной струи, однако подводное течение постоянно оказывалось куда сильней слабых попыток человека выскользнуть из его власти. Течение несло молодых людей по ровной глади реки, крутило по сторонам, и Айлин уже не раз мысленно поблагодарила Мейларда за то, что именно он настоял на необходимости прихватить этот кусок дерева. Если б беглецы не держались за него, то течение, без сомнений, разъединило бы молодых людей, и как им потом отыскать друг друга - об этом известно только Богам.  Если первое время женщина еще пыталась смотреть по сторонам, то вскоре бросила это занятие - все силы уходили на то, чтоб не выпустить из рук спасительное дерево, а еще Айлин по-прежнему пыталась удержать над головой мешок со своей одеждой... В голове у нее была всего она мысль - только бы не расстаться с Мейлардом, не потерять его в воде! Без этого парня и ей не стоит дальше барахтаться...  Трудно сказать, сколько времени молодые люди провели в воде - во всяком случае, Айлин стало казаться, что плаванье, круженье, постоянно заливающая глаза вода - все это продолжается бесконечно, и никогда не закончится!, но внезапно раздался голос Мейларда:  - Давай вперед! Сильнее! Нам надо попасть на этот островок!  Какой еще островок?! А ведь и верно, впереди что-то зеленое... Ну, раз Мейлард говорит, что это - островок, то, значит, так оно и есть, а единственное, что она сейчас хочет - так это оказаться на суше!  Трудно сказать, откуда взялись силы у двух замерзших и уставших людей, но они, преодолевая водный поток, который в этом месте стал значительно слабее, все же сумели добраться до небольшого островка посреди реки, а там из последних сил они даже не вышли, а выползли на берег...  Потом уставшие люди долго лежали на влажном песке, среди водорослей, щепок и всяческого сора, который сюда принесла вода. Не хотелось ни говорить, ни шевелиться... Наконец Мейлард спросил лежащую рядом женщину:  - Ты как?  - Холодно... - вырвалось у Айлин. И верно: проболтаться столько времени в холодной воде, а после этого еще и лежать на сыром песке, стараясь придти в себя - тут у любого зуб на зуб не попадет.  Все так, только вот результат этих слов был несколько неожиданным: Мейлард внезапно придвинулся к Айлин, обнял ее, а затем впился в губы женщины сильным поцелуем. Конечно, если следовать правилам, которые мать с детства внушала дочери, то Айлин следовало бы возмутиться и оттолкнуть парня, но вместо этого она, не ожидая того, сама обняла Мейларда, стараясь прижать его к себе как можно крепче. Да и чего иного можно ожидать в этой ситуации? Оба молодые, сильные, за эти дни привыкли друг к другу, да еще сейчас находятся в чем мать родила... Не стоит кривить душой: каждый из них двоих нуждался в коротком забвении и минутах простого человеческого тепла...  Увы, ни забыться, ни отвлечься не получилось. Их объятия и поцелуи прервал звук, чем-то напоминающий хихиканье, а ему вторил короткий женский смех. Волшебство минуты было разрушено, и Мейлард, оглянувшись, быстро откатился в сторону.  - Одеваемся! - скомандовал он своим обычным голосом. - Быстро!  - Что случилось? Кто тут? - Айлин потянулась за своим дорожным мешком, лежащим неподалеку, и постаралась, чтоб в ее голосе не очень заметно было слышно разочарование: надо же, у них с Мейлардом все оборвалось, даже не начавшись...  Впрочем, в чем дело - это ей почти сразу же стало понятно и без ответа Мейларда: неподалеку от молодых людей, прямо из воды выглядывали две молодые женщины. Белая кожа, яркие глаза, красивые лица, роскошные волосы... И хотя у одной из них волосы были светлые, а у второй - темные, все одно они одинаково отливали зеленью. Глядя на двух этих красоток, Айлин и без пояснений Мейларда поняла, что перед ними находятся русалки.  - Что же вы, проказники, остановились? - рассмеялась одна из речных дев. - Ведь так хорошо начали - было любо-дорого посмотреть!  - Стесняетесь, что-ли? - вторила ей другая. - Так это вы напрасно - мы и сами любим пошалить! Парень, иди к нам! Повеселимся! Мы таких красавцев встречаем не часто!  Меж тем молодые люди быстро одевались. Надо сказать, что как бы они ни старались во время плавания по реке держать мешки с одеждой над головой, все же немного воды внутрь попало. Что ж, хорошо хотя бы то, что одежда всего лишь влажная, а не сырая.  Айлин огляделась по сторонам. Оказывается, они с Мейлардом попали на небольшой островок, находящийся едва ли не на середине реки. Правда, островок был невелик - пара десятков шагов в ширину, десятка три - в длину, но все же это была твердая земля - здесь даже росли трава и кусты. Похоже, что этот островок постепенно намыло течением... Все это хорошо, но вот когда возле тебя плавают русалки - становится не по себе.  Тем временем у берега появлялись все новые русалки. То тут, то там из воды показывались женские головы, все, как одна, с зеленоватыми волосами, и каждая из русалок подплывала к островку, так что вскоре в воде подле молодых людей оказалась чуть ли не дюжина водных красоток, и все они явно пребывали в игривом настроении.  Ранее Айлин уже была наслышана баек о русалках: дескать, это девицы-утопленницы, которые бросились в воду от неразделенной любви, и потому сейчас не очень хорошо относятся к людям. Вот и Мейлард смотрит на них, хотя и с улыбкой, но, тем не менее, Айлин заметила, как парень встревожен.  - Девушки, что ж вы днем-то не спите? - спросил он. - Кажется, вы под вечер всплывать должны...  - Ради таких гостей и проснуться не грех! - засмеялась одна.  - А ты, милок, погоди до вечера! - фыркнула другая. - Я только для тебя одного песни петь буду - это днем я не в голосе, зато с закатом солнца такие чарующие звуки выводить буду... Милок, я так пою, что сам за мной в омут нырнешь! А там уж, милок, у нас с тобой как получится...  - Ты, хороший мой, лучше вечерком на меня посмотри, как я волосы расчесываю... - ворковала еще одна. - Ох, запутаешься ты в них, как в траве речной, и никуда уже от меня не денешься...  Русалки явно радовались внезапному развлечению, и сейчас каждая из них старалась привлечь к себе внимание красивого парня, но Айлин понимала, что они с Мейлардом попали в серьезную передрягу. Несмотря на кажущееся дружелюбие русалок, их красоту и легкую болтовню, было понятно, что от попавших на островок людей эти речные обитательницы так просто не отстанут. Беглецов спасало только то, что они находились на суше, но стоит только ступить в воду - и русалки сразу же утащат неосторожного на дно. Не хотелось даже думать о том, что будет, если люди не сумеют каким-то образом убраться с островка до наступления ночи...  Пока Мейлард весело разговаривал с русалками - а те едва ли не перебивали друг друга, пытаясь произвести впечатление на так понравившегося им парня, Айлин осматривалась, и на сердце у нее становилось все тяжелее. Островок находится едва ли не на середине реки, а, значит, вплавь до берега им точно не добраться. Даже если произойдет чудо, и к берегу островка прибьет большое дерево - то и в этом случае на благоприятный исход можно не рассчитывать - эти плавающие девицы сдернут их со ствола в два счета...  Однако на этом неожиданности не закончились: внезапно русалки зашумели, стали оглядываться, а еще через несколько мгновений неподалеку из воды показалось непонятное существо. Вернее, вначале Айлин показалось, что это какой-то мужчина, но почти сразу она поняла, что ошиблась. Новым действующим лицом оказался старик с окладистой бородой и длинными усами, правда, его волосы также имели зеленоватый оттенок, а глаза были очень похожи на рыбьи. Но даже не это поразило Айлин, а то, как быстро старик приближался к островку.  - А, чтоб его! - тихо ругнулся Мейлард. - Еще и водяного дождались.  - Так это водяной?!  - Кто ж еще? Собственной персоной, да еще и верхом на своей лошади. Все как положено.  - На какой лошади? - не поняла Айлин.  - То есть как это - на какой? На соме, разумеется. Можно подумать, ты раньше ни о чем таком не слышала...  Почему же слышала - в детстве много чего наслушалась! Айлин вспомнились рассказы соседей-рыбаков о водяных, о том, что они, и верно, разъезжают верхом на сомах, и что те сомы притаскивают своему хозяину утопленников, и что сам водяной тоже любит топить людей. Еще говорили о том, что при встрече с водяным многое зависит от его настроения и характера: может рыбу в сети пригнать, а может и выгнать ее оттуда, причем всю, до последней рыбешки. По слухам, он и сам может обернуться крупной рыбой, бревном, или утопленником, а после того, как рыбаки втащат его на борт, "покойник" мог ожить, захохотать и прыгнуть за борт... Говорят, некоторые очевидцы от таких шуток за сердце хватались, или заикаться начинали, а кое-кто и вовсе замертво падал...  В свое время жутковатых историй про водяного Айлин наслушалась без числа, и уж чего никогда не желала - так это встречи с ним. И вот надо же такому случиться - дождалась. Хм, вполне могла бы и пережить без такого удовольствия.  - Растрещались-то, растрещались... - водяной подплыл к русалкам, которые раздвинулись в стороны, пропуская старика. - Чего шумим, почему не отдыхаем? А, понял: как парня молодого увидали, так и сон побоку... Теперь вот и я, вместо того, чтоб мирно почивать на дне, от вашей трескотни проснулся и поднялся наверх. Не дело это, ох, не дело будить старого человека...  Водяной говорил еще что-то, но Айлин его не слушала: она во все глаза глядела на то темное бревно в воде, на котором сидел старик с рыбьими глазами. Неужели это сом? Невероятно... Айлин не раз ходила на рыбные ряды, где продавали только что пойманную рыбу, и видела, каких больших сомов выкладывали рыбаки, но тут... Если зрение ее не обманывает, то этот сом будет длиной с три человеческих роста, не меньше! Да, уродится же такое чудо на свете! Ведь скажи кому - ни за что не поверит!  Тем временем водяной продолжал свои речи:  - Ну, и что же вас, добрые люди, загнало в наши тихие края? Не избалованы мы гостями, тем более такими справными.  - Мы через речку переплывать стали, а нас течение подхватило и сюда отнесло... - вздохнул Мейлард.  - Да, много всякой дряни водица сюда приносит... - согласился водяной. - Чего только в этих местах в воду не попадает! А теперь что, вы отсюда никак на берег желаете перебраться?  - Хорошо бы...  - Так ты девонек моих попроси - не одна такому красивому не откажет... - ухмыльнулся водяной. - Так все гурьбой в тебя и вцепятся, только успевай отбиваться. Не сомневайся: уж тебя-то отсюда они куда-нибудь точно утащат.  Русалки встретили эти слова водяного веселым смехом - кажется, все происходящее их очень забавляло.  - Вот что я вам скажу, гости нежданные... - продолжал водяной. - Уж раз заявились сюда, в мои владения, то просто так я вас не отпущу. Вначале в гости ко мне сходите, в мой дом загляните, по дну прогуляетесь - оно с тиной, мягкое. Как, неужто вам это предложение не по вкусу? А ведь я прав - вон как лица у вас недовольно вытянулись! Это вы напрасно так считаете: грех от гостеприимства отказываться и хозяина сердить, тем более что в гости к себе я вас, гости дорогие, приглашаю от чистого сердца. Обещаю: вам на дне так понравится, что и уходить не захотите! Во всяком случае, ни один из моих гостей еще не ушел...  В этот момент произошло то, что меньше всего можно было ожидать: в воздухе разом просвистело несколько стрел: одна попала прямо в грудь русалке с русыми волосами, вторая пробила шею темноволосой, а третья всерьез задела водяного. В следующий миг река враз опустела, лишь на поверхности воды бились две смертельно раненые русалки, изгибаясь в агонии и поднимая вверх свои широкие рыбьи хвосты. Впрочем, очень скоро и эти две русалки скрылись в глубине воды - похоже, подруги утащили их в глубину.  Однако у Мейларда и Айлин все обстояло куда сложнее, увидев раненых русалок, молодые люди упали на землю, затаившись в кустах. Сквозь листву они пытались рассмотреть, что же происходит на берегу - ведь стрелы прилетели именно оттуда.  Долго смотреть не пришлось - на берегу, особо не таясь, стояло несколько человек. Ну, по их виду сразу можно сказать, что это не охотники, хотя возле них вертелась небольшая черно-белая собака. Знакомая псина... Понятно: погоня все-таки их настигла. Ну, почти настигла. Так, сколько их там, этих упрямых преследователей? Шестеро? Да нет, семеро... В любом случае с лихвой хватит для двух почти безоружных людей.  - Эй, на острове! - донесся до беглецов чей-то голос. Надо же, у кого-то хорошая глотка. - Эй, вы нас слышите?  Понятно, что отзываться беглецы не стали, но стоящих на берегу людей это не остановило.  - Вот что... - продолжал кричать кто-то с берега. - Если жить хотите - с нами пойдете, а нет - вас сегодняшней же ночью тутошние обитатели схавают! Мы вам помогли, парочку мокрохвостых подстрелили, так что дергаться не советую! А пока что лежите там, где лежите, и чтоб лишний раз не шевелились! Видели, как мы стреляем? Вскорости мы к вам приедем, а ежели будете дергаться - стрелами утыкаем, как твоего ежика. Все понятно?  Беглецы по-прежнему не отзывались, но преследователям это и не требовалось. Они стали копошиться на берегу, что-то доставали из мешка, но Мейлард по-прежнему вглядывался в тех, кто все это время шел за ними.  - Как они нас нашли? - недоумевала Айлин.  - Проше простого... - пожал плечами Мейлард. - По нашим следам дошли до реки, а охотник эти места знает, понял, куда нас течение могло отнести...  - Интересно, как они собираются до нас добраться? - после недолгого молчания спросила Айлин. - Эти люди должны понимать, что речные жители на них крайне разозлены.  - Трудно сказать... Ну, надо же! - внезапно сказал он. - Такого я точно не ожидал! Знаешь, кто находится среди этих людей?  - Скажи - буду знать.  - Господин Фейлард - отец Глерниты.  - Похоже, ты ему очень нужен... - усмехнулась Айлин. - Вернее, до зарезу необходим прелестной Глерните.  - Судя по всему, так оно и есть... - парень по-прежнему не отрывал взгляда от людей на берегу. - Если же учесть любовь господина Фейларда к комфорту и его неприязнь к долгим поездкам, то понятно, что без крайней на то нужды он бы с места не сдвинулся.  - Не хотелось бы тебя разочаровывать, но вряд ли эта девица внезапно воспылала к тебе столь великой страстью, что отправила папашу вслед за ушедшим женихом со слезной просьбой вернуться и забыть все прошлое.  - Боюсь, все обстоит много проще... - чуть скривил губы Мейлард. - Поставь себя на место Глерниты: меня нет, кольца нет, помолвка расторгнута, и это уже не скрыть - о разрыве я успел сообщить в столицу. Ранее Глернита рассчитывала после моей смерти остаться при деньгах, титуле и положении в обществе, а сейчас она может оказаться в луже, пусть и в переносном смысле этого слова. А уж если я расскажу о том, что это прелестное создание пыталось меня убить... Возможно, кое-кто в эту историю не поверит, но, тем не менее, пятно на репутации останется на всю жизнь, и на хорошую партию ей отныне рассчитывать не стоит. В общем, Глерните и ее родным надо срочно спасать положение. Спорить готов, что как только я окажусь на берегу, мне под нос сунут пару-тройку бумаг, которые я должен буду подписать, а добиваться своего наемники умеют, тем более что сейчас для этого у них есть костер, железо и куча свободного времени. А еще они крепко злы - все же мы заставили их побегать по лесу, и у этих людей уже наверняка есть потери. Правда, не знаю, как на эти... своеобразные уговоры будет смотреть утонченный господин Фейлард, но если уж на то пошло, то в тот момент, когда меня будут поджаривать на костре, ему можно и в сторону отойти, тем более что паленое мясо воняет отвратительно...  - Меня, я так понимаю, жалеть никто не собирается?  - Ты - свидетель, а нежеланные свидетели никому не нужны.  - Мило... - кивнула Айлин. - Слушай, а чем они там занимаются?  - Я и сам смотрю... Ну, надо же! - едва ли не восхищенно ахнул парень. - До чего же предусмотрительные люди! Впрочем, от хороших наемников можно ожидать чего угодно!  - А в чем дело?  - У них с собой прихвачен осский каяк!  - Извини, не поняла.  - Есть одна страна на севере - Осс, и живут там в основном рыбаки. Проще говоря, это морская держава, которая с другими странами торгует, в основном, рыбой. Так вот, там делают особые лодки из кожи - каяки, а местные колдуны наделяют эти каяки магическими особенностями.  - Какими?  - Ну, прежде всего, эта узкая лодка сделана из особой кожи, и если каяк сложить, то вся эта лодка немалых размеров вполне уместится в половину нашего мешка, но если кожу развернуть, то она враз приобретет форму узкой лодки, и без особых усилий выдержит вес нескольких человек. Сама кожа легкая, удобная, да ее так просто не пробьешь - даже морж с одного удара не в состоянии это сделать. Осские каяки невероятно устойчивы, не переворачиваются даже в бурю, да и от нечисти защищены... Потрясающая вещь! Беда в том, что на изготовление одной такой эти лодки надо приложить очень много сил, причем тут трудятся самые разные мастера, и потому осские каяки невероятно дороги, да и иноземцам местные жители их продают крайне неохотно - во всяком случае, из всех моих знакомых подобный каяк имеет только один человек. Вернее, даже не он, а его отец - страстный рыбак. Насколько мне известно, папаша приятеля выложил за этот каяк гору золота. К тому же для того, чтоб купить столь желанную лодку, его управляющий отправился в Осс, и чуть ли не месяц уговаривал тамошних мастеров согласиться на продажу! Короче, сложностей хватило... А тут осский каяк находится в руках у наемников! Удивительно! Хотя вряд ли тут может идти речь о честной покупке - скорей всего, они его, скажем так, позаимствовали без отдачи, или же это трофей, военная добыча...  Тем временем на берегу, и верно, в руках мужчин оказалась узкая темная лодка, которую те спустили на воду. Спустя минуту в лодку уселись четверо, и, упираясь длинными шестами в дно, стали направлять лодку к острову. Вернее, шестами орудовали только двое, а двое оставшихся держали наготове луки со стрелами, причем те стрелы были направлены на воду - появись кто в глубине, враз бы туда пошла стрела.  - Мейлард... - прошептала Айлин, - Мейлард, что нам делать?  - Ничего делать не будем... - мрачно отозвался парень. - Будем ждать.  - Чего?  - Видишь ли, я не верю, что у этих людей все пройдет так гладко.  - Ты про что?  - Все про то же. Видишь ли, водяной ревностно охраняет свой водоем, и никогда не прощает тех, кто неуважительно к нему относится. А эти не только ранили его самого, но и подстрелили двух русалок. Да я буду не я, если водяной спустит им это дело просто так!  - Думаешь, утопит, или покалечит?  - Вот чего не знаю, того не знаю.  Меж тем лодка уже приближалась к острову, но ничего не происходило, если, конечно, не считать того, что внезапно рядом с лодкой стали лопаться огромные пузыри. Такое впечатление, будто из-под воды выходит какой-то болотный газ, а на поверхности расплываются большие коричневые пятна. Пузыри безостановочно выходили у днища лодки, но больше ничего не происходило. Айлин не обратила бы на это особого внимания, если не яростный голос Мейларда:  - Быстро лицом в траву, и дыши через раз! Эти пузыри - ядовитый газ! Мне уже рассказывали о таком...  Переспрашивать Айлин не стала - и так все ясно. Вместо этого она как можно глубже уткнулась лицом в траву и короткий зеленый мох, что росли возле куста, за которым прятались беглецы. Рядом спрятал в траву лицо Мейлард, и молодым людям оставалось только надеяться на то, что речной ветер не донес до них этот таинственный газ.  Через недолгое время послышались шаги, и сильные пинки под ребра заставили беглецов подняться. Перед ними стояло четверо мужчин, уже по внешнему виду и одежде - типичные наемники, на лицах которых было просто-таки написано, что они теряются между желанием убить беглецов сразу, или же для начала следует хорошенько отвести душу и зудящие кулаки на этой излишне шустрой парочке. Второе победило, и на Мейларда обрушился град ударов, однако один из четверки, как видно старший, с сожалением скомандовал:  - Парни, стойте! На берегу закончим - нам же этого хмыря надо доставить на берег с неповрежденными руками. За это отдельная плата...  - Ладно... - с неохотой пробурчал тот, кто яростней всех отвешивал удары Мейларду. - Оно и верно - на берегу дать по зубам сподручнее, а не то он еще отбросит копыта раньше времени. Но все одно я этому... все кости переломаю за своего погибшего приятеля!  - А с бабой что делать будем? - поинтересовался еще один мужчина, держа Айлин за волосы. Надо признать, что молодой женщине тоже досталось, пусть и на порядок меньше, чем Мейларду. - Здесь ей башку резать, или на берегу?  - Ты что, не знаешь, что перед этим баб можно использовать по прямому назначению? - заржал один из мужчин. - Имеем полное право душу отвести!  - Да от нее с души воротит!  - А ты ей на морду не смотри... - ухмыльнулся старший. - Морду можно и платком прикрыть... Ладно, поднимайте этих - и в лодку. Мы с ними на берегу душевно поговорим. Ох, как давно мне этого хочется!  - Ага, из души в душу с вами пообщаемся - не сомневайтесь!.. - зло сплюнул на землю один из четверки. - А вы, двое, прыткие - далеко по лесу ушли!  - Мужики, у меня вопрос... - Мейлард, лежа на земле, поднял руку. - Как вы нас нашли?  - Искали! - рявкнул старший.  - Так вас, вроде, вначале куда больше было...  Айлин понимала, что Мейлард тянет время, но наемников это вопрос просто взбесил.  - Ты еще и зубы скалишь?! - один из мужчин изо всех сил нанес Мейларду удар в живот. - Тогда я тебе, сволочь, сейчас все объясню, а ты считай, пока можешь: одного парня у нас болотница утащила, второго невесть какая зверюга уволокла, когда мы на ночь на болоте остановились возле разрушенного дома. Третий в болоте утоп, за четвертого медведь в лесу порвал, пятый в лесу отошел в сторону, и пропал невесть куда - так его и не нашли... Тебе этого мало? Да у нас таких потерь раньше никогда не было! С вас обоих за это шкуру живьем содрать - и то мало будет!  - Все, хватит трепа... - скомандовал старший. - Поднимайте этих и тащите в лодку. Пусть парень лучше на берегу языком треплет, и по делу, тем более что поболтать ему явно хочется, а мы уж...  И тут мужчина словно споткнулся на полуслове... Он приложил ладонь ко лбу, сделал несколько неуверенных шагов в сторону, и мягко опустился на траву. Казалось, он не понимал, где находится, а следующее мгновение мужчину стали бить конвульсии.  - Э, командир, ты чего? - начал, было, второй, но тут же согнулся в приступе жестокой рвоты.  - Чего случилось? - двое оставшихся наемников в полной растерянности смотрели на своих товарищей, не понимая, что происходит. Впрочем, почти сразу же потерял сознание еще один наемник, зато последний, видя, что происходит, кинулся к лодке, вытащенной на берег. Правда, добежать до нее он не успел - Мейлард кошкой бросился ему на спину. Надо сказать, что их схватка была недолгой, потому как мужчина изогнулся в приступе боли, а из его рта пошла пена.  - Все, уходим... - Мейлард с трудом поднялся с земли. - И побыстрей. Конечно, они уже вряд ли хоть когда-то очухаются, но все же рисковать не стоит...  Быстро перетащили лодку (которая, и верно, оказалась удивительно легкой) на другую сторону островка, а Мейлард принес шесты, которые мужчины оставили рядом с лодкой.  - Ты умеешь управляться на лодке шестом? - морщась от ноющей боли в боку, спросил Мейлард.  - Нет...  - Ну, я так и думал. Делай то, что я тебе буду говорить.  - Конечно...  Забрались в лодку, на дно которой Мейлард бросил пару кинжалов, которые он забрал у наемников. Надо сказать, что к этому времени один из мужчин уже не шевелился, а трое остальных пока что подавали признаки жизни, только вот оказывать им помощь беглецы не собирались.  На противоположный берег молодые люди переправились довольно быстро. Возможно, причиной этому было то, что течение здесь было не такое сильное, а может все дело в том, что это Мейлард умело управлялся с шестом. Правда, Айлин каждое мгновение подспудно опасалась того, что и у них под лодкой всплывут пузыри, но, по счастью, обошлось.  Зато от встречи с русалками уклониться не удалось. Когда молодые люди были уже недалеко от берега, рядом с лодкой показались три речные девы, правда, сейчас они не были столь веселы и любезны, как это было еще совсем недавно.  - А куда это вы собрались? - только что не прошипела одна из них, и уже хотела, было, ухватиться за борт лодки, однако стоило ей коснуться тонкой кожи, как русалка отдернула руку.  - Ой, жжется! Это что такое?  - Извини, красотка... - Мейлард мощным толчком подогнал каяк к берегу. - Не стоит тянуть руки к чужому добру - просто это такая лодка, от которой шарахаются... ну, скажем, такие, как ты.  - Так ты что же, нас бросаешь? - вторая русалка попыталась выбраться на берег, но у нее это не получилось. - Зря... - в ее голосе было явно слышно сожаление.  - Увы, милые, вся наша жизнь состоит из расставаний... - Мейлард проследил за тем, как Айлин выбралась из лодки, а затем и сам оказался на берегу. - Извините, девушки, приятно было с вами познакомиться, но у нас полно неотложных дел, и потому задерживаться здесь мы более не можем.  Легко подхватив на руки лодку, Мейлард шагнул в лес: надо хоть немного отойти от берега, а не то как бы водяной вновь не пустил все те же ядовитые пузыри!  Стоя в зарослях, Мейлард аккуратно складывал каяк - надо же, в сложенном виде эта лодка, и верно, занимала совсем немного места. Правда, с непривычки дело у парня шло не так быстро, как бы ему хотелось - все же каяк в первозданном виде был совсем не маленьких размеров. Айлин же пыталась сквозь листву рассмотреть то, что творится на островке, с которого им посчастливилось удрать.  - Ну, и что ты там интересного увидела? - Мейлард наконец-то справился с укладкой лодки, и теперь убирал ее в свой мешок.  - Да как тебе сказать... На островке не заметно даже шевеления, зато трое оставшихся на том берегу только что в отчаянии за голову не хватаются. Вернее, хватаются двое, а третий сидит спокойно, собаку гладит...  - Это, я думаю, охотник, который теперь может отправляться домой... - усмехнулся Мейлард. - Оставшиеся двое - это, как я понимаю, папаша Глерниты и последний из наемников. Что ж, счастливого им пути - надеюсь, он пройдет удачно и без потерь. Ну, а нам с тобой тоже не стоит стоять на месте - мало ли кто еще может выползти на берег.  - Что?! - только что не подскочила на месте Айлин. - Конечно, пошли отсюда!  Разумеется, Мейлард пошутил, но все же лучше держаться подальше от этой реки. На всякий случай...