Каталог статей.


Творец. 5

Таир облегченно выдохнул и расслабился. У него даже с лица исчезла черная тень и пропали хмурые складки между бровей.

рекомендуем сервисный центр

Кьери своя. Она не предатель. Иначе Ульрис вернулся бы один , а тут прям такая идиллия.

Маг подошел к порталу и взмахнул рукой,делая его видимым. Черная воронка манила к себе темно-серыми клубами дыма. Таир непроизвольно потянул носом - пахло сыростью, землей и гарью.

-            Не дольше суток, - повторил Ульрис подошедшему к порталу Таиру. - Мир Толимана примерно такой же, как и мир Альтаира. Сутки там немного короче , примерно двадцать часов. У тебя есть двадцать пять часов на то, чтобы спасти Творца и вернуться домой. Потом границы начнут стираться,и я не смогу этот процесс остановить. Даже если не найдешь Творца, возвращайся. Лучше еще раз сходить, чем потерять свой мир навсегда.

-            Я понял, Ульрис.

-            Удачи, Таириэль. Я изменю точку выхода, насколько смогу. Будь осторожен.

Таир иумно втянул воздух и шагнул в портал первым. За ним тут же последовали Айвэ и Ворн. Темно-серая масса всколыхнулась, заискрила, поглощая драконов, и снова начала недовольно бурлить серым дымом, очень похожим на грозовые облака.

-            Будьте готовы. Хранитель Творца может открыть портал в любой момент, - предупредила всех Кьериэль.

-            А если нет? - едва слышно пробормотал Агни.

-            А если нет,то я найду способ попасть на Толиман, и вырву сердце Эдгису. Сделаю это очень медленно и с большим удовольствием, - опасно оскалилась Кьериэль. Ее глаза злобно сверкнули. Верхняя губа дернулась вверх, обнажая клыки. - Е[риготовьтесь.

Воины встали полукругом рядом с драконессой.

-            На перемещение цужно время, - встряхнул руками Ульрис. - Пока можно расслабиться. Давайте лучше займемся вашей защитой. Нам больше не нужны жертвы.

 

ГЛАВА 7

В начале дня, как всегда, не смотря ни на что,

Забыв усталость, болезнь и врожденную лень Старайся все свои силы направить на то,

Чтобы остаться в живых , пережив этот день,

День прошел, а ты все ещё жив!

А ты все жив...

Неважно, как ты поёшь, и неважно, что пьешь,

Неважно с кем ты теперь и тем более где.

Неважно, кто ты сейчас, кем ты стал через час;

Куда важней без потерь пережить этот день День прошел , а ты все еще жив!

А ты все жив...

Ты победил, ты силен и доволен собой:

Прошел ещё один день,ты его пережил.

Но завтра снова тебе предстоит этот бой,

И завтра снова ты будешь бороться за жизнь.

Наступит завтрашний день...

Ну, а пока что ты жив...

День прошел , а ты все жив!

День прошел, а ты все жив!

День прошел, а ты все жив (с) Черный обелиск Точку выхода из портала он изменил. Хотелось подстраховаться - мало ли, вдруг Ульрис не вытянет сразу троих. Таир и подстраховался. Взял и сделал в последний момент,даже толком не подумав о последствиях. И даже получилось. Ничего сложного,их лишь немного мотнуло в пространстве, теперь бы только понять, куда занесло. А вот это было уже сложней.

Драконы осмотрелись - ночной город встретил их желтоватым туманным небом, сквозь которое едва заметно просвечивал блеклый блин ночного светила и едва заметные

вкрапления мутных звезд, грохотом музыки, криками и шумом толпы где-то совсем рядом, как будто за углом шел многолюдный праздник. Яркий свет от домов, многочисленные факелы, полосатые улицы из-за приветливо распахнутых дверей и больших витрин. Очень темно в закоулках, но бесконечно светло на центральных улицах. И кругом лужи, как будто дождь шел несколько недель подряд.

-            Если бы не стрёмные дома,то я бы решил, что снова попал в мартовскую Москву, - пробормотал Таир, рассматривая желтое небо под ногами в жидком зеркале воды.

-            Вроде бы чисто, - кивнул Ворн. Он только что вернулся из переулка. Вид суровый и сосредоточенный. Одет во все черное, как и другие драконы, на голове завязана бандана, которая легко превращалась в черную маску. Он почти сливался с темнотой.

-            Давайте решим, как лучше действовать, - предложил Айвэ, взглядом скользя по окнам близстоящих домов.

-            Надо разведать обстановку и открывать портал на Альтаир,

- пожал плечами Таир. - Елавное, сделать это в безопасном месте, чтобы ребята не пострадали.

-            Все равно я считаю, что портал лучше открывать за городом, - авторитетно заметил Ворн. - Переулок , пусть и такой с виду безопасный, - это никому не нужный риск.

-            Я согласен. Но в городе мы сразу же смешаемся с толпой, - кивнул Айвэ. - Да и портал будет проще спрятать. И в случае отступления, в городе проще затеряться и выйти к назначенной точке.

-            В городе слишком опасно, - возразил Ворн.

-            Я боюсь,что наши передвижения по местности заметят, - настаивал Айвэ.

-            Их и так заметят, - хмурился Хранитель Пустынных земель.

-            Ворн прав, - вздохнул Таир. - Но в городе мы сможем начать действовать сразу же и уберемся с этого мира быстрее. На Толимане живут Хранители низшего мира. И это самые дерьмовые драконы, которые мне только попадались на пути. Это настоящие машины-убийцы. Поэтому иметь под боком портал - классная идея. Кроме того, в городе среди всех этих запахов нас сложнее вычислить, мы быстрее затеряемся. Я за город. Если переулок безопасный и проходной, то давайте рискнем.

-            Риск должен быть оправдан, - отрезал Айвэ. - Мы не имеем права ошибиться. На кону жизнь драконов. Я считаю, что это плохое место.

-            Хорошо, поищем другое место, - нехотя согласился Таир. Он мог приказать и настоять, но место и в самом деле так себе, сейчас лучше действительно перестраховаться.

Они обошли квартал. На улицах очень много людей.

Алкоголь льется рекой. Пахло наркотиками. Люди странно одеты, точнее, практически раздеты, и ведут себя как-то не особо адекватно. Казалось, что драконы попали на великий шабаш, потому что все это отдавало каким-то пьяно­наркотическим угаром. Таир бывал в разных мирах и старался с пониманием относиться к чужим порядкам и культуре, но тут даже он испытывал стойкое отвращение к окружающему пространству и населяющим его людям.

-            Я не чувствую драконов поблизости, - тихо сказал Айвэ.

-            Мне кажется, что в этой вони мы вообще ничего не сможем почувствовать, - сморщился Ворн.

-            И слава великим драконам, - суеверно выдохнул Айвэ.

-            Эй! Эй! А что за праздник? Мы только что приехали,и не хочется пропустить самое интересное, - остановил Таир пьяную в драбадан абсолютно голую девицу.

Девица громко икнула , пытаясь сфокусироваться. Его обдало запахом какой-то очень вонючей специи и алкогольных паров. Она обняла его за шею, практически повиснув на парне, и прошептала в губы:

-            У нас каждый день праздник, милый. - Язык прошелся по губам, явно намекая на поцелуй.

Таира едва не стошнило, он с трудом удержал на лице хоть какое-то подобие интереса.

-            Тормози , подруга, - хлопнул ее по плечу Ворн. Его лицо озарила коварная ухмылка. - Сначала взрослые, потом дети. - Он практически облизал ее масляным взглядом.

Девица переметнулась к нему:

-            Ты знаешь толк в хорошем, - томно растягивая слова, выдала она.

-            А то как же. Я очень хорошо разбираюсь в хорошем, - обнял ее Ворн.

Пальцы мужчины проворно прошлись по тонкой шее. Пережали сонную артерию. Девушка мягко осела к его ногам. Ворн переступил через тело,и драконы последовали дальше.

-            Из всех миров, где я был, в этом я почему-то хочу задерживаться меньше всего, - выдал Айвэ. - Давайте вон там посмотрим. Вроде бы место тихое. - Он показал в сторону большого разрушенного дома.

-            Елавное теперь в темноте ноги не переломать, - засопел Ворн, решительно направившись к разбитому окну.

Здесь было очень много разрушенных зданий. Вроде бы улицы,дома, какие-то здания непонятного назначения, а между ними, как гнилые зубы во рту наркомана, вот эти полуразрушенные здания. И мусор. Бесконечное количество грязи и мусора. Здесь не хотелось не только находиться, отсюда хотелось удрать, как можно скорее.

Айвэ остался наверху наблюдать за улицей. Ворн затаился в доме, чтобы отследить перемещения возможного врага, если его пропустит Айвэ. Таир спустился на цокольный этаж. Выбрал место поровнее и открыл портал домой. Дал четкую и крепкую нить для Кьери. Теперь остается только ждать. Он улыбнулся. Точно также он открывал портал на Альтаире для Айвэ и его драконов и магов. А теперь вот тяцет сюда свой маленький отряд, чтобы спасти Майю. Жива ли она?

Получится ли выйти с ней на связь или это слишком опасно?

Таир прислонился спиной к стене и закрыл глаза. Попробовал расслабиться и сосредоточиться на любимой. Нет, пустота. Вязкая, темная, осязаемая пустота. Он попытался продраться сквозь нее, разрезать ее мысленно, разрушить. Нет. Не видно Маечку. Пустота поглощала любые попытки пробиться к ней. Чертов Эдгис! Как же он ненавидел его. Еще Таир подумал об Эльвенэль. Здесь ли она? Рядом ли с Эдгисом или где-то еще? Увидятся ли они? Вот лучше бы не виделись. Таир отступил,дал ей шанс... Но сейчас, когда его девочка в плену, он убьет за нее любого. И не дай бог, если Эльвенэль к этому причастна. Таир больше не пощадит. К тому же за Эльвенэль еще и должок имеется. Нет, за ней много должков, которые шрамами написаны на его шкуре, но семью знахаря Таириэль ей так и не простил , а если она ещё и Майю тронула, он ее вообще уничтожит. Поэтому лучше бы они и дальше не виделись.

Между ними были отношения. Тогда Майя как-то вскользь написала об этом, не задумываясь и не заостряя внимания. Она как будто начала думать мысль , прорабатывать сюжет, потом отвлеклась, увлеклась, а когда вернулась,то думала уже о другом, перескочив многие события. А между тем, не все было так просто, как она написала в своих «Альтаирских хрониках». Когда Эльвенэль спасла Таириэля от тех диких придурков, которые едва не уморили холодом и голодом молодого дракона,то он по глупости тут же проникся к ней безграничным доверием и такой же огромной благодарностью. Ему даже какое-то время казалось, что он влюбился. И это было такое новое и удивительное для него чувство. Эльвенэль была значительно старше и, по сути, годилась ему в мамы, но Таириэля это не смущало. Красивая женщина активно поддерживала увлечение мальчика и подпитывала его влюбленность. Она играла с ним, как сытая кошка с мышонком - то чуть отталкивала, то приближала. Она обучала его азам магии, объясняла про людей и их коварство, учила, как выходить из ситуации аналогично тон, в которую он попал. Она кружила ему голову, была слишком близкой и далекой. Таириэль смотрел на нее влюбленным взглядом, внимал каждому слову и готов был жизнь отдать , потому что не было на свете прекрасней женщины, чем Эльвенэль.

Он как на духу выложил ей всё и про себя, и про Творца,и про все свои злоключения, и попросил научить открывать порталы, чтобы все-таки добраться до своего человека. Она куда-то тащила его сквозь миры , а Таириэлю только того и надо было: быть рядом с той, которую так преданно и нежно любишь, - вот оно счастье. Это он потом понял, спустя несколько лет, когда однажды лунной ночью зачем-то начал вспоминать и анализировать их отношения, что сначала Эльвенэль узнала всё, что хотела про Творца. Потом попыталась выйти на Майру через ее же порталы, но эта бестолковая дура-недомагиня портал-то открывала, а выход делала не в том месте, где надо, а как бог на душу положит и куда кривая выведет. Кривая обычно выводила охотницу куда угодно, но только не туда, куда ей было нужно. Тогда драконесса решила притащить не менее бестолкового дурака- дракона на Толиман, чтобы отдать его хозяевам, и пусть те разбираются, как выудить из ракушки недом агиню. И вот накануне перемещения на Толиман, Эльвенэль устроила ему ночь любви, ласки и романтики. Нет, у драконов это происходит немного иначе, чем у людей. Когда влюбляются люди,то у них меняется запах, они сразу становятся такими сладкими и едкими одновременно, их хочется нюхать и облизывать,их хочется пробовать на вкус, от этого запаха сносит голову. У драконов все ицаче. Драконы поднимаются в небо и переплетаются там. Они парят,играют с ветром и друг с другом, они складывают крылья и падают вниз, чтобы потом расправить их и снова взмыть вверх. Это танец, наполненный страстью , агрессией, прикосновениями и покусываниями. Эдакое фламенко драконов, когда растворяешься в небе, в полете, в переплетающихся лунных лучах и свете далеких звезд, когда растворяешься друг в друге. И изумительно красивая белоснежно-серебристая Эльвенэль так нежно заворачивает его в свои большие крылья. Она такая изящная, такая восхитительная,такая гибкая. От ее прикосновений Таириэль трепещет. Он тянется к ней. И кажется, что сегодня случится то самое волшебство, которое однажды случается с каждым драконом - они создадут пару и будут принадлежать друг другу раз и навсегда... А на рассвете он совершенно случайно услышал, как она говорила с помощником, отправляя его первым на Толиман. Она просила предупредить своего хозяина, что ведет к нему Хранителя Творца, что мальчик влюблен без памяти, и при умелом подходе и с его помощью, они смогут найти Творца и убить их обоих. Таириэль знал, что завтра, точнее уже сегодня, они отправятся в мир, где есть сильные маги, которые и помогут ему найти Творца и восстановить их мир, так обещала Эльвенэль, а потом Таириэль хотел покинуть чужого ему человека ради той единственной, с которой у них ночью почти состоялся обряд единения.

Таириэль был раздавлен свалившимся на него откровением. Он так свято верил ей, он доверял, открылся, вывернул перед ней дуну наизнанку, готов был впервые в жизни отказаться от чертовою Творца,из-за которого он терпел столько мучений, а оказалось, что любимая хотела убить его собственными руками, она предала, а предательства он не прощал. Но сначала, конечно же, Таириэль не поверил. И потребовал объяснений. Он кричал, махал крыльями, сердился и злобно рычал. Эльвенэль сказала, что тот все не так понял, речь шла о другом хранителе, что она хочет помочь своему любимому мальчику, хочет спасти, и его миссия - это священно. Таириэль отказался следовать за ней у самого портала. Он хотел проверить ее. Сказал, что между ними все кончено, что их пути расходятся, прости, прощай,и повернулся, чтобы уйти. Ах, если бы она тогда пошла с ним, за ним, то все было бы по-другому, но... Драконесса неожиданно напала на него. Она пыталась затащить его в портал. Внезапно сильная , агрессивная, до такой степени злая, что Таириэль сначала растерялся, увидев ее по-настоящему страшной и такой чужой. Он каким-то чудом вывернулся из ее смертельных объятий и попытался сбежать. Она преследовала его в воздухе, в воде, она гналась за ним, как одержимая. И это его ужасно пугало.

В какой-то деревеньке он спрятался в хлеву в образе огромной змеи,доведя свинью до внезапной смерти. Он пролежал, зарывшись в вонючий навоз, почти весь день, рискуя быть обнаруженным людьми, и только ночью смог покинуть убежище. Он бежал с этого поганого места, скрывался в горах, прятался в лесах, он менял облики по три раза на дню, пытаясь оторваться от преследования. Потом случайно в пустыне наткнулся на путешествующего Ворна, за которым тут же и увязался. Дракон взял его, смертельно напуганного и с разбитым сердцем, под опеку и обещал беречь и защищать, как единственного сына. Новоявленный «сын» был всеми лапами «за», потому что безумно боялся остаться один. Нет-нет, он не боялся драконессу, он боялся себя - душа болела так сильно, что Таириэль испугался, что не выдержит... Он прилип к большому и страшному дракону-воину на несколько долгих месяцев, потому что только Ворн мог защитить его от Эльвенэль и не дать свихнуться из-за предательства. А через некоторое время Ворн привел его в мир драконов, где он познакомился с Кьериэль, Дариэлем, Каланиэлем, нынешним Хранителем Средиземья, и Алтониэлем, Хранителем Северных земель. И вот Кьери сейчас спешит к нему, а ребята остались охранять его мир. Их мир...

Марево портала дрогнуло. Забурлило. Издало тихий утробный звук - бздышшш. И первой из тревожной кучи белых «облаков» выскочила Кьери. Замерла в воинственной позе. Потом увидела сидящего у стены друга и широко улыбнулась.

Таир поднялся и приобнял ее. За ней появились воины и маги. Все напряжены, держат оружие наготове. Драконы с длинными кинжалами и короткими ножами, на поясах и наручах закреплены метательные ножи. Цепи с колючими грузиками обмотаны вокруг талии - драконам нужна всего секунда, чтобы привести их в боевую готовность. Маги в рукопашный бой не вступают. Они владеют боевой магией - разят огнем и шаровыми молниями, но под длинными рукавами тоже прячутся наручи с метательными ножами. Таир скептическим взглядом окинул свою армию.

-            Я даже не знаю, как мы будем интегрироваться в таком виде в местцое население, - произнес удрученно. Умных слов он нахватался в Москве и теперь никак не мог от них отвязаться.

-            Здесь нет воинов? - выгнула бровь Кьериэль.

-            Здесь есть какой-то вертеп, в котором страшно находиться,

-                  вздохнул Хранитель. - И все почему-то ходят... Эм... Кхм... Полуголые. Ммм... Хотя на улице, прям скажем, не жарко.

-            Тогда надо превратиться в животных и идти к нужной цели,

-                  предложил один из магов. - Надеюсь, животные тут есть?

Все закивали. Таир удивился - почему эта мысль не пришла в

голову ему? Такое чувство, что он за всеми своими мыслями где-то посеял собственный мозг. Дракон должен быть холодным, жестоким и расчетливым, а не мямлей, каковой Таир себя ошущал в настоящий момент. Да, в любой ситуации лучше всего превратиться в какое-нибудь животное и изучить обстановку, а потом уж показывать свой истинный лик.

-            Нам нужен разведчик, который посмотрит территорию. Надо понять, как найти повелительницу, - обозначил Таир свои планы.

-            Великий, могу ли я предложить вам другой способ выйти на повелительницу? Он менее рискованный и более безопасный, - поклонился другой маг.

Таир подумал, что надо бы выучить их имена и запомнить

лица, а то они уже столько часов знают друг друга, а с именами проблема. Нехорошо.

-            Предлагайте, магистр. Я вас внимательно слушаю.

-            Прошу прощения, Великий, но есть ли у вас хоть что- нибудь,что держала в руках Творец, и идеально бы - вещь, принадлежащая повелительнице. Ну, вдруг...

-            Только кольцо. - Он показал палец.

-            Этого достаточно, - по-доброму улыбнулся маг, взял Таира за руку и закрыл глаза.

Кисть обволокло приятное, немного колючее тепло. Таир тоже закрыл глаза и расслабился, пытаясь представить Майю и увидеть ее. Видение пришло быстро. Сначала Таир увидел себя летящим в стае каких-то черных птиц. Их крылья хлопали не так, как у драконов, они не парили, они именно летели, активно работая крыльями. Сделали круг над замком. Спланировали ниже и шумно пролетели по галерее к тяжелой двери, ведущей в большой темный зал. Они, не останавливаясь, летели по коридорам и залам. Свет сменялся приглушенной темнотой,и снова сбивал все ориентиры яркими лучами. Таир почти не видел, куда летел, - то слишком темно,то слишком ярко, а стая несется вперед только по одной ей понятной траектории. Внизу под собой он видел очень много людей, и снова танцы, алкоголь, льющийся рекой, полуголые люди. Слишком шумно и страшно. Очень хотелось вырваться за пределы этих стен.

Стая неслась вперед,и он несся внутри стаи. Они миновали один зал, второй, третий. Потом стая резко сменила траекторию, а Таир как будто вывалился из нее и только тут понял, что это не птички, не летучие мыши, а какие-то странные существа, которых до этого он ни разу в жизни не видел. Они были размером с крупную ворону. И даже размах крыльев такой же. Вот только крыльев было не два, а четыре. Длинное гибкое червеообразное тело с неимоверным количеством когтистых рук и сильных мускулистых ног. Вдоль хребта отсвечивает металлом зубчатый гребень. Судя по преломлению света, он ещё и острый, как нож. Морда слепая. Пасть большая. Зубы крупные, острые и крепкие. Короткий нос вздернут, а уши большие и длинные. Они были ядовитыми и опасными, как стая голодных пираний. Меньше всего на свете Таир хотел бы стать предметом их внимания.

Проводив стаю взглядом, он глянул вниз. Помещение по сравнению с остальными маленькое и уединенное. Горит камин. Много свечей вокруг, хотя свет тоже есть. Из-за двери приглушенно звучит музыка. За большим столом сидит мужчина и изучает большой старый фолиант. Таир узнал бы этого мага из тысячи - точно такой же сейчас заперт в камере на Альтаире. Оказывается, Эдгис и Элхаон близнецы. По виду - все те же лет тридцать, хотя по факту ему должно быть под шестьдесят, если не больше. Взгляд суров. Лицо спокойное, но какое-то отрешенное, холодное и злое. Он явно чем-то встревожен или от чего-то томится. Перевернул страницу. И только сейчас Таир увидел ЭТО... Отражение себя. Голем был до такой степени похож на него, что Таириэль поперхнулся. Он стоял неподвижно около окна в тени колонны. Хранитель немного опустился вниз, чтобы лучше разглядеть глиняную тварь. Идеальное сходство, филигранная работа. Одет в его любимые джинсы и футболку, на ногах кроссовки, волосы собраны в высокую гульку,даже небритость точно такая же! Из заднего кармана торчит бандана (Таиру нравился этот глупый «хвостик»), а спереди за шлевку прицеплена кепка. Тот, кто создавал его, выполнил работу не просто безукоризненно. Эту модель можно было использовать в качестве эталона голема. Если бы Таир сейчас не висел от цего в несцольких метрах под потолком,то решил бы, что сошел с ума от раздвоения личности. Впрочем, когда удивление отступило, оц присмотрелся к двойнику. Выглядела копия весьма привлекательно - хорошая спортивная фигура, узкие бедра, прокачанные руки, широкие плечи, лицо красивое, да и гулька ему идет (надо так чаще ходить). Он был чертовски соблазнительным и сексуальным. Неудивительно, что Майя на него сразу же запала. Таир бы и сам на себя запал. Экий красавчик! И без присмотра! Таир самодовольно ухмыльнулся. Все-таки видеть себя в зеркале и видеть вот так вот - это совершенно разные вещи. Жаль, что из-за этого чертового голема у него теперь столько проблем.

Неожиданно веки истукана дрогнули, и он повернул голову, встретившись взглядом со своим живым прототипом. Таир непроизвольно отпрянул. Голем смотрел на него вполне осознанным взглядом, а Таириэль чувствовал себя попавшим в ловушку, он словно залип в нем, застрял, увяз, как муха в паутине. Пространство вокруг наполнилось какой-то странной вибрацией и начало закручиваться, сливаясь в узкую воронку, утягивающей Таира к голему. Он дернулся назад. Попытался как-то затормозить нарастающее притяжение, но оказался парализован. Паника и страх накатили на него волной. Хранитель заметался, пытаясь вырваться из невидимых оков, но, вместо этого, как та самая муха, все больше и больше вяз в силе голема. Существо вскицуло руку, как это раньше делал голем Майи. И Таир почувствовал, как глотку сжали сильные пальцы. Губы голема скривились в ухмылке. Но Таир и не думал сдаваться - что разрешено Маечке, то не прокатит у всех остальных.

- Тардор, - прошипел он в глаза голему, когда тот почти подтащил его к себе.

Истукан тихо выдохнул и... упал песчаной кучей к ногам несостоявшегося пленника. Таир рухнул на каменный пол следом. На шум повернулся Эдгис. Но то ли Таир был не видим,то ли одно из двух. Мужчина смотрел на кучу песка, земли и камней сквозь воинственного Таириэля. Взгляд мага стал понимающим и хищным, губы тронула улыбка. Он поднялся и едва ли не бегом вышел из кабинета в противоположную сторону от той двери, куда улетела стая.

Таир тоже не стал особо раздумывать. Взмахнул руками- крыльями и понесся догонять своих крокодильных пираний.

Едва он покинул кабинет Эдгиса, как его снова окружили пернатые чудики, часть из которых в ожидании суетливо порхала туда-сюда по коридору, а другая черной неприятной массой облепила шторы, картины и статуи. Таир отметил, что, видимо, находится в личных покоях, потому что здесь не было людей, только слуги и многочисленная охрана у дверей и по периметру, которые не видели незваных гостей.

И снова стая неслась вперед по коридорам и залам, через спальни и гостиные. Удивительные ощущения - перед ними словно не существовало преград: двери в последний момент открывались, люди то нагибались,то отходили с траектории полета - путь был очищен.

Коридор кончился. Они поднырнули в нишу, потом завернули в закуток. Низенькая дверца распахнулась,и чудики полетели вниз вдоль узкой винтовой лестницы. Таир не очень понимал, как эти странные существа не путаются друг в друге и в собственных крыльях, потому что их было много, а проход слишком тесный, фактически это была труба, где с трудом мог поместиться не очень тучный человек. Бой тут тоже невозможен - лестница закручена по часовой стрелке таким образом, что двум людям не разойтись, не развернуться. Ступени неравномерные, а где-то и вовсе отсутствовали.

Нужен другой путь отхода, потому что здесь драконы застрянут и проиграют бой.

Черная стая с громким шелестом опускалась по тоннелю словно в глубочайший колодец. Таир начал нервничать - слишком глубоко, слишком опасно. ..Ив тот момент, когда он уже хотел прекратить этот полет, стая вынырнула в подземные галереи. Судя по эху - здесь большое и пустое пространство, но низкие потолки. И ещё очень темно. Вообще ничего не видно. Он закрыл глаза и доверился слуху и интуиции. Иногда плеч и крыльев касались чудики, словно подсказывая направление.

Потом впереди мелькнул слабый неровный отблеск огонька. Одинокий факел. Они летели к свету. Теперь он видел, что существа подныривали под арки и облетали колонны, направляя его и оберегая.

Факел висел на стене около крепкой двери. Стая замерла. Шелест крыльев превратился в уверенное жжжжж, как будто рой пчел завис где-то совсем рядом. Таир осторожно толкнул деревянное полотно. Оно... пропало. Он залетел в камеру. Здесь было абсолютно темно. Вообще никакого намека на свет. Но Таир все видел - «пропавшая» дверь пропускала в камеру «свет» факела, как если бы она была открыта. Майя лежала на полу в дальнем углу, поджав ноги к животу. К стене тянулись цепи. Ноги и руки скованны, на шее тяжелый и грубый ошейник, который оцарапал нежную кожу. Лицо в кроводпотеках, губы разбиты. Она была в той же одежде, в какой пропала с праздника, только прекрасное красное платье теперь было грязным и рваным да украшения все пропали.

Таир опустился к ней и попытался погладить любимую по спутанным волосам, но руки-крылья были прозрачными и ни он, ни Майя не почувствовали этого прикосновения.

-            Моя, - с болью прошептал Таир.

Майя вздрогнула и широко распахнула глаза, настороженно вглядываясь в кромешную тьму.

-            Ты меня слышишь? - подался вперед.

Она обвела взглядом темноту и снова закрыла глаза. Не слышит.

-            Я уже близко. Просто дождись меня и ничего не бойся. Я с тобой, - погладил ее по плечу Таир, борясь с собой, чтобы не упасть рядом и не начать обнимать и утешать.

Из коридора послышался какой-то шум. Чудики беспокойно загудели, запорхали. Там что-то происходило, и цужно было срочно убираться с этого места. Таир еще раз посмотрел на едва живую девушку:

-            Я скоро. Дождись меня.

Он пулей вылетел из камеры. Дверь вернулась обратно. Стая рванула вглубь подземелья.

-            Приготовьте все для казни, - услышал Таир знакомый голос.

-            Да, всесильный. Будет исполнено, - заискивающе отозвался кто-то.

Таир почувствовал, как его настойчиво тянет вверх, в темноту под потолком, но услышанные слова не позволяли ему покинуть подземелье. Он сопротивлялся потоку, рвался против него.

По галерее шествовала целая процессия - Эдгис лично и как минимум дюжина стражников с факелами и еще столько же с оружием. Таир вцепился в него взглядом, наполненным ненавистью и презрением. В нем вспыхивал внутренний дракон, который уже не контролировался сознанием. Вот-вот перед их заклятым врагом возникнет Таириэль, который всенепременно одним движением лапы убьет мерзавца,истязающего его девочку. Ненависть воспламенялась, словно рассыпанный порох, искрила красными всполохами, взрывала его изнутри.

Эдгис резко остановился. Прислушался к чему-то. Замер. Потом темным тяжелым взглядом глянул в сторону Таира. Тот непроизвольно оскалился. Маг смотрел на него. Ему в глаза. Было ощущение, что он видит Таириэля, чувствует его, ощущает. Верхняя губа дернулась вверх, обнажая зубы, - он демонстрировал силу. Ухмылка такая, что кровь застыла в жилах. Эдгис не просто опасен. Он готов без малейшей пощады уничтожать своих врагов. Он вытянул руку и пальцем поманил дракона к себе. Таир рыкнул и в два прыжка достиг мужчины. Третий прыжок должен был сбить его с ног и лишить жизни, но... В глазах померкло. Таир упал и провалился в темноту...

 

ГЛАВА 8

В сети связок В горле комом теснится крик,

Но настала пора,

И тут уж кричи, не кричи.

Лишь потом

Кто-то долго не сможет забыть, Как, шатаясь, бойцы Об траву вытирали мечи.

И как хлопало крыльями Черное племя ворон,

Как смеялось небо,

А потом прикусило язык.

И дрожала рука У того, кто остался жив,

И внезапно в вечность Вдруг превратился миг.

И горел

Погребальным костром закат,

И волками смотрели Звезды из облаков.

Кац, раскинув руки,

Лежали ушедшие в ночь,

И как спали вповалку Живые, не видя снов...

А «жизнь» - только слово,

Есть лишь любовь, и есть смерть... Эй! А кто будет петь,

Если все будут спать?

Смерть стоит того, чтобы жить,

А любовь стоит того, чтобы ждать.. Легенда (с) Кино

 

Казалось, что сон резко оборвался. Вот еще, буквально только что, ты бьешься с врагом не на жизнь, а на смерть, какой-то сюжет, куда-то бежишь, что-то делаешь, а потом - бац! - белый потолок, теплая постель и ты, как дурак, весь в мыле. Правда потолок был закопченным, постель отсутствовала, но Таир, как дурак, был весь в мыле,точнее в поту, взъерошенный и возбужденный от случившегося видения.

-            Вы все записали, Храцитель? - учтиво уточнил маг, который все также держал Таира за руку.

-            Что записал? - не понял Таир.

-            Да, магистр, до последней буквы, - кивнула Кьериэль.

Магистр отпустил ледяную ладонь Таира.

-            Благодарю вас, Великий, за эту честь, - склонил голову.

-            Вы о чем? - удивленно переводил Таир взгляд с одного воина на другого. - Я отключился что ли?

-            Можно и так сказать, - доброжелательно улыбнулась Кьери, бросив на него короткий лукавый взгляд и снова сосредоточившись на рисунке на полу. - Но вот голема мог и не разрушать. Он был редким милашкой. - Драконесса скорчила милейшую мордочку. - Я бы его у себя приютила.

Эх... Да и в драку на Эдгиса можно было не бросаться. Он все равно тебя не видел.

-            Да что тут происходит?! - взорвался Хранитель Творца.

-            Мы вашими глазами увидели путь к повелительнице, - ещё раз поклонился маг. - Теперь можно действовать.

-            Мне показалось, что я сплю, - вздохнул Таир.

-            Да, это очень похоже на сон.

-            А зачем ты голема разрушил, Коварный? - хихикнула Кьериэль.

-            Он вздумал меня придушить. Сильный, гад. Но... - Таир глубокомысленно вздохнул, закатил глаза и выдал : - Но, quodlicetlovi, nonlicetbov.

Лицо девушки исказила гримаса притворного удивления. Драконы и маги, стоящие вокруг, улыбнулись.

-            А что за уродцы меня сопровождали?

-            Это вёрствурмы четырехкрылые. Если бы на вас напали, Великий, они бы защитили вас, - снова кивнул маг, вежливо улыбаясь.

-            Никогда не видел.

-            Они живут в мире магов. Пара сотен вёрствурмов способна обратить в бегство огромную армию неприятеля. Их единственный недостаток - слепота. В остальном - на их пути лучше не вставать. Они безжалостны и беспощадны. У них идеальный нюх и отменный слух. С хозяином они очень ласковы, но вот трогать руками их не стоит, потому что у них ядовитая слюна. Да и о стальной гребень можно пораниться. Кстати, вёрствурмы живородящие. Но для матерей это первая и последняя беременность. Детёныши вспарывают матери брюшко в момент рождения. Вот такие милые создания.

-            Чудики, - улыбнулась Кьери.

-            И нечего было меня подслушивать, - насупился Таир.

Драконы вокруг засмеялись. Таир тоже улыбнулся, а потом

сказал:

-            Так,трое наверх. Двое охраняют подходы к зданию, один пусть останется в доме. И скажите, чтобы Айвэ и Ворн спустились к нам. - Три дракона коротко кивнули и покинули убежище. - Нам надо продумать план освобождеция повелительницы. Кьериэль, что у нас есть?

Кьери тут же показала ему нарисованный на полу угольком план замка и пройденный Таириэлем путь.

-            Вёрствурмы повели тебя с дальнего конца в эту башню. Мы видели людей и воинов. Я записала их примерное количество, зафиксировала план. В этом крыле личные покои. Здесь большие залы для развлечений. Тут ров. Тут замок прилегает к горе и уходит в нее, я так полагаю. Тут стены.

-            Ну что? - сбежали по полуразрушенным ступеням Ворн и Айвэ.

-            Присоединяйтесь, Хранители, - широким жестом

пригласил Таир воинов.

Мужчины поздоровались с драконами и магами, приобняли Кьериэль.

-            Эдгис отдал приказ казнить повелительницу. У нас очень мало времени. Надо как можно скорее вытащить Майру из заточения. Это план замка. Как минимум его часть.

-            В башне должны быть вентиляционные окна. Я предлагаю по ним попасть в саму башню, а там уж спуститься вниз и спасти повелительницу, - предложила Кьери.

-            Никто в башню не полезет, - отрезал Таир. - Там взрослому мужчине це развернуться. Лестница сконструирована таким образом, что сражаться на ней невозможно и опасно. Мы окажемся в ловушке, даже если превратимся в животных. Нужен какой-то обходной путь.

-            Но мы его не знаем, - возразил маг. - Вёрствурмы провели вас самым коротким путем, Великий.

-            Эдгис со свитой пришел из другого конца подземелий. Значит, есть другой вход. Короткий путь не значит безопасный. Мы не можем рисковать драконами и вами, магистр.

-            Эдгис знает свои подземелья, а мы нет, - едва слышно проронил другой маг.

-            Вы можете остаться в убежище, - безапелляционно ответил Хранитель Творца и сурово глянул на магов.

-            Повелительница здесь? - спросил Айвэ, ткнув пальцем в жирный крест.

-            Да, - кивнула Кьери. - Вот тут люди, очень много людей. Я думаю, что больше сотни. Мы не можем оценить их боевые навыки. С виду это обычные люди, которых пригласили на праздник, но мало ли... А это - личные покои Эдгиса. Здесь уже появилась охрана. Нам предложили попасть к повелителю через смотровую башню. Но Хранитель считает, что это плохой путь.

-            Из подвалов мы не сможем улететь, - сказал Таир. - Там нет окон. Нам надо будет подняться на основные этажи, но...

Стал бы ты, Айвэ, устраивать праздник в замке, зная, что у тебя война с соседним миром?

-            Почему нет? - ползал он плечами. - Может у него день рождения. Что ж теперь лишать себя удовольствия?

-            Издеваешься? - нахмурился Таир.