Каталог статей.


Наследник. 6

Тоня громко захохотала, завалившись ей на ноги.

-            Прикинь, сколько возможностей! - заливалась девушка.

 

И только Майе было не смешно. Она дотянулась до телефона, который заряжался на тумбочке, запустила поисковик и вбила два слова - член рептилии.

-            Ёшкин кот, - отпрянула от открывшихся фотографий. Выглядело все просто отвратительно. Даже спать перехотелось.

-            А забей ещё «члены варана»! Там вообще ахтунг! - хохотала Тоня, размазывая слезы по щекам. - Я это знаю, потому что в школе делала доклад про варанов, и там был раздел про их размножение. И вот когда я это увидела... - захлебываясь от смеха, вещала она.

«Члены варана» Майя смотреть не стала. Ей и просто рептилий хватило. Она открыла почту. Увидела, что ни одного нового письма нет, кроме того, что она отправила несколькими часами раньше, безумно расстроилась и решила закатить мужу скандал.

«Как ты смел меня обмануть? Почему ты не сказал, что у тебя два члена? Как ты мог? Я верша тебе! А ты?! Ты мне не доверяешь? Ты меня не любишь? Грош цена твоим словам! Ну и сиди там со своей Кьери! А я тут останусь навсегда! И не смей ко мне больше подходить! Мы тебе никто и знать тебя больше не хотим! У тебя есть, куда пихать свои члены! Вот и иди в клоаку, придурок!»

И со злости нажала «Отправить». Пусть и дальше тайны свои скрывает, дебил.

Майю разбудили в такую рань, что она даже не поняла, спала вообще или нет. Казалось, вот только закрыла глаза, а уже кто- то требует внимания. Тоня, опухшая и мятая со сна, тоже сонно таращилась на медсестру, которая пришла с уколами и таблетками.

-            А как же постельный режим и крепкий сон? - простонала девушка, приподнимая край одеяла и выставляя кусочек попы.

-            Дома отоспишься, - фыркнула медсестра и вкатила ей шприц с лекарствами.

-            Ай! - возмущенно вскрикнула Тоня. - Больно же! Вы так уколы делаете, словно мстите всему миру за свое несчастное детство!

-            А может так оно и есть, - коварно оскалилась медсестра и протянула таблетки. - А будешь много говорить, отравлю, - проворковала, хитро прищурившись.

-            А я мужу пожалуюсь, и он превратит вас в крысу.

-            Муж у тебя волшебник? - рассмеялась она, направляясь к Майе.

«Муж у меня волшебник, - подумала Майя, но вслух ничего не сказала. Уколов она боялась с детства, а болезненные уколы так и вовсе ненавидела всеми фибрами своей души. - Сделает больно, точно превращу ее в крысу».

Но, удивительно, медсестра уколола ее совершенно безболезненно. Протянула таблетки:

-            Тебе анализы надо сдать до восьми часов, поэтому поторопись, а то процедурная сестра уйдет и вернется только в понедельник. Направление сейчас дам. Кровь берут в процедурном, это на выход по коридору до конца, там увидишь. У тебя есть десять минут. Таблетки выпьешь после того, как сдашь кровь. Вставай-вставай, чего лежишь?

Майя достала из-под подушки телефон - без десяти восемь. Оу... Надо поторапливаться. Она схватила кигуруми в виде милого розового единорога, быстро застегнула молнию, затянула волосы резинкой и, шаркая тапочками, унеслась сдавать анализы. Хорошо, что Таир ее не видит. Он бы свалился с кровати от смеха. Кстати, надо будет стереть то дурацкое письмо про члены. Чего ее вчера переклинило на пустом месте? Ну поржали и поржали, муж-то причем? Интересно, а у него в самом деле два члена или...

Майя вернулась в палату расстроенная и грустная. Мало того, что ей поспать не дали, так ещё и Таир молчит. Да, надо удалить свое последнее письмо, словно его и не было никогда. Таир расстроится, если прочитает его. А может быть даже и

обидится. Вообще, надо как-то контролировать себя, нельзя превращать его жизнь в ад, а самой становиться истеричной дурой. Пусть в их отношениях царит гармония и любовь, а не склоки и ругань. Она открыла почту. Одно непрочитанное сообщение так и висит. Таир опять не отвечает. Надо собираться домой. Вдруг там что-то случилось, и он нуждается в ее помощи? Он, конечно, молодец и все тучи руками разведет, но ее дракон уязвимый, как ни крути, поэтому...

Майя удалила непрочитанное письмо и перешла в «Отправленные», чтобы и там все подчистить. Открыла самое первое письмо и ахнула...

«Малыш, привет! Безумно по тебе скучаю, думаю каждую минуту и даже спать бы не мог, если бы так не выматывался. Прости, что долго не отвечал и заставил тебя нервничать, я был очень занят. Наш с тобой план сработал идеально, предатель выдал себя. Теперь мне надо загнать его в ловушку, чтобы окончательно разоблачить. Это уже дело техники и двух-трех дней максимум. Поэтому не переживай за меня. У меня всё под контролем, рядом Кьери и Агни, я тоже в безопасности.

Знаешь, это были два самых страшных и тяжелых дня в моей жизни. И хотя умом я понимал, что это всё неправда, что на самом деле всё хорошо, и моя семья в безопасности, всё равно грудь разрывало от боли. Я понял, насколько сильно зависим от тебя, как нуждаюсь в тебе и как сильно люблю вас. Вы - моя жизнь, Майя. Пожалуйста, помни всегда об этом.

А сейчас, малыш, прости, я спать, потому что глаза слипаются и едва держусь на ногах. Постараюсь отвечать чаще.

Люблю. Скучаю.

Твой.

ЗЫ. У меня один член».

Майя немедленно вынула из «Корзины» удаленное по ошибке письмо мужа и поцеловала телефон. Широко улыбнулась и счастливо заорала, плюхнувшись к девушке на постель:

-Тоня! Тоня! ТО-НЯ!!!

-            Че? - зевнула та. - Пожар? Меня не кантовать.

-            Он написал мне! - пощекотала она ей подошву.

Тоня захихикала и спрятала ступню под одеялом.

-            Че пишет?

-            Пишет, что работы много, что скучает. Скоро вернется.

-            Про ребенка спросил?

-            Нет. Только про себя рассказал.

-            Плохо, - откинула она одеяло и резко села. Майя аж вздрогнула и отшатнулась. - Ты не приучаешь его к; ребенку. Ты вообще уверена, что он тебя любит? Когда мужчина любит, то спрашивает про тебя, а не трындычит про себя.

-            Нет, в его любви я абсолютно уверена. Мой дракон однолюб. Мы вместе почти три года, и я ни разу не усомнилась в его любви к себе.

-            Майка, ну как ты так можешь? Включи женщину, будь более капризной, требуй больше внимания к себе. Он тебе подарки дарит?

-            Очень редко. Точнее один раз только дарил - украшения на свадьбу.

-            Вот! Вот в чем твоя ошибка, Майя! Пойми же! Чем больше денег вкладывает в тебя мужчина, тем жальче ему потом тебя бросить. Ты - это его инвестиция. Психология, понимаешь? Мне вот Любимка постоянно что-то дарит. Недавно подарил машину. Пока что небольшую, но через год я получу от него хороший кроссовер, потому что надо возить нашего сына на всякие дополнительные занятия, и ребенку должно быть удобно и безопасно в большой машине. Потом я думаю о том, чтобы расширить нашу квартиру. Пока у нас небольшая и нам хватит, но года через три нужна будет большая - ребенок подрастет. И квартиру я уже оформила на себя, понимаешь? В случае развода он ничего не получит. Он должен всё делать для семьи, для меня, для нашего сына. Когда женщина счастлива и

видит перспективу, то и мужчина далеко пойдет. Думай о будущем. У вас квартира есть? Вы где живете?

-            Здесь в Москве есть маленькая квартирка, а вообще в загородном доме живем.

-            Большой?

-Ну... Так...

-            Значит, маленький. Значит, капай ему на мозги, что дом нужен побольше, благоустроенный, чтобы всё в нем было - вода, газ, свет, дороги нормальные. А к дому тебе машина нужна. Ты водишь?

-            Не особо.

-            Вот если «не особо», то машина нужна большая и безопасная. Понимаешь ход мыслей? Не надо скромничать. Пусть он работает и обеспечивает вас. Мужчины созданы для того, чтобы дарить женщинам радость, делать их счастливыми.

-            А если он тебя бросит?

Тоня забавно всплеснула руками и снисходительно улыбнулась:

-            Ин-ве-с-ти-ци-я! Ты - его инвестиция. Он вложил в тебя кучу денег. Он не бросит, если ты тоже будешь умной. Мужик - существо примитивное. Ты его покорми, трахни, по голове погладь, нытье выслушай, самолюбие пощекочи - и он уже доволен. Они не любят менять то, что удобно и привычно. Поэтому будут тебе в зубах тапочки носить, если ты правильный подход к ним найдешь.

-            Я за партнерские отношения, - пожала Майя плечами. - Тема классная, но я не хочу, чтобы мой муж мне тапки в зубах носил. Он у меня более сложносочиненный организм.

-            У них у всех организм один и надо им тоже всем одно и то же - чтобы за сиську подержаться и присунуть было можно в любое время. Вопрос, как ты этим организмом будешь пользоваться и хватит ли у тебя ума удержать своего мужика, а то вокруг охотниц много бегает, глаз да глаз нужен. Пойдем завтракать, всю кану без нас съедят.

-            Да, я только умоюсь, - кивнула Майя, поднимаясь.

Нет, не хочет она таких отношений. Хочет нормальных и

Обычных когда ты его уважаешь, он тебя уважает, когда поддержка и любовь, когда гармония. Хочет, чтобы на равных и никак иначе. Вот даже взять Таира. Майя старше него по титулу, Таир вообще дракон. Но ей и в голову не придет обижать его и унижать. Хотя... Про члены-то она явно погорячилась. Господи, спасибо тебе, что Таир у нее мудрый. Другой бы уже давно убил свою «инвестицию» и дело с концом.

-            А кто из вас сделал предложение? - не унималась Тоня, явно словив свой любимый конек - гуру семейных отношений.

Они сидели в столовой и ели весьма вкусную манную кашу.

-            По факту я его подтолкнула. У мужа были некоторые проблемы. Он боялся, что я откажу.

-            То есть ты его подтолкнула, чтобы он сделал тебе предложение?

-            Ну да. Фактически я ему прямым текстом это предложила.

-            Спорим, он считает, что это он сделал тебе предложение? Вот я своего тоже так. Мы повстречались с ним, я поняла, что он мужчина неплохой, перспективный, не мямля, местами пробивной, и нужно его брать, а то другим достанется. И сделала ему предложение. Так и сказала - или мы женимся, или досвидос, дарлинг. И он сделал мне предложение. Но сам он считает, что это он проявил инициативу.

-            А какая разница-то?

-            Ой, Майя, я от тебя в шоке. Ты должна сделать своего мужика! Вот он у тебя кто? Журналист? А ты должна ему внушить, что он достоин быть главным редактором, а потом и выше идти. Кто там у них самый высокий? Вот мой пришел обычным менеджером по продажам. У него даже оклада не было. За год стал ведущим менеджером. Теперь я работаю, чтобы стал директором по продажам, а там и до коммерческого директора дорастет, потом партнером станет.

Понимаешь? Чем выше он взлетает, тем лучше обеспечена моя семья, а это уже не этот роддом, а лучший, не эта манка, а трюфеля с мраморной говядиной, путешествия, одежда, украшения. Благосостояние.

-            Чем выше взлетаешь, тем больнее падать, - напомнила она.

-            Ой! Да я тебя умоляю! Мозг! - Тоня ткнула пальцем в висок. - Если у бабы есть мозг, то лететь он будет в правильном направлении. А если баба мямля и дура, то ей хоть какого принца подгони, она его упустит.

Майя дернула плечами:

-            А мне всё равно, чем он занимается, лишь бы ему нравилось.

-            Ну и дура, - скептически изогнула губы Тоня. - Я не хочу работать и хочу хорошо жить. Хочу, чтобы мои дети росли в достатке, чтобы вопрос, где взять деньги, передо мной никогда не стоял. И я сделаю так, чтобы мой мужик всего этого добился.

Майя доброжелательно улыбнулась. Почему-то в Тоне она была уверена, как ни в ком другом: эта своего добьется, не с Любимкой, так с любым другим более перспективным.

Суббота прошла спокойно. К Тоне косяком приходили гости - родители, муж, подружки, поэтому на этаж она поднималась только для того, чтобы пообедать или поужинать и снова убежать к родне. Майя весь день провалялась в постели, лениво переключая три центральных канала, которые еще и рябили так, что глаза вытекали. Она поспала, побродила по коридору, похихикала с новой медсестрой, почитала книгу, которую взяла в местной настольной библиотеке, и решила, что сегодня надо лечь спать пораньше, пока Тоня опять не присела ей на уши со своим Любимкой. Почему-то Любимку ей было очень жаль. Тоня не такая простая, какой показалась с самого начала. Да, вчера вечером она попрыгала вокруг нее, как-то незаметно окружила вниманием и сделала себе должной, но сегодняшний утренний разговор не шел у Майи из головы. С одной стороны,

Тоня полностью права. А с другой... Ей ведь только девятнадцать, а она вон уже какая продуманная хищница. Майя вспомнила себя в этом возрасте - какой же она была дурой. Вспомнила Клименко, свою первую любовь и мужчину, - как же он ее развел, словно последнюю лохунжу. Вспомнила, чем это все закончилось... И снова сказала спасибо всем богам, что послали ей Таира. Он у нее самый лучший.

-            Майка! Смотри, что у меня есть! Пируем, подружка! - заявила Тоня с порога, счастливо сверкая глазами и крутя в руке объемный пакет. - Это моя мама приготовила специально для нас. Я попросила ее утром. Эх, ты бы видела мою маму! Она такая мировая! Я очень хочу, чтобы ты с ней познакомилась.

-            А что это?

-            Оооо, это офигенские блинчики с яблоком и бананом. Ты главное пакет потом не слопай. Моя мама готовит так, что язык проглотить хочется. А ещё тут жаркое с курочкой, хурма, гранат, бананы, яблоки. В общем, есть и есть, а потом лопнуть!

Она рассмеялась и принялась выкладывать еду на стол, чтобы разложить по тарелкам.

-            Лежи, я принесу, - махнула рукой, заметив, что Майя дернулась ей помочь. - Когда я сказала маме, что ко мне подселили детдомовку, она так напряглась сильно, хотела к главврачу идти и разбираться. Сама понимаешь, стереотипы и шаблонное мышление. Но я рассказала ей о тебе, и мама тут же к тебе прониклась. Она считает, что ты должна хорошо питаться и только домашней едой. Поэтому это всё, - широкий жест, - она приготовила только для тебя. Ну и мне велела есть.

Тоня изящно на цыпочках крутанулась с тарелками и уселась Майе в ноги, протянув ей ее тарелку с еще теплой картошкой с кусками курицы.

-            Это домашняя курица и своя картошка, так что наслаждайся натур-продуктом. Моя мама - богиня на кухне!

Еда действительно оказалась божественной - идеальная пропорция специй, соли и чеснока, вкуснейший соус и

мягчайшее мясо, эталонная мягкость картошки. Тоня была права - после еды хотелось облизать тарелку.

-            Ну? - вопросительно посмотрела на нее девушка. - Как тебе?

-            Я бы заплатила твоей маме, чтобы она научила меня так готовить, - честно призналась Майя. - Это лучшее, что я когда- либо ела.

-            Погодины ещё блинчики не пробовала. Мама и мед передала из деревни, настоящий, не этот разбавленный кисель с рынка.

Тоня снова подорвалась с кровати, быстро вымыла посуду, вытерла ее салфеткой, уложила блинчики идеальной стопочкой и щедро все залила медом. Налила чай. В этот раз она не стала кружиться, а осторожно перенесла бокалы на тумбочку, а потом подала ей тарелку.

-            И это тоже очень вкусно. Жаль, что у меня не получается так готовить. Но я учусь.

-            Вы с родителями живете?

-            Нет, Любимка купил квартирку на «Измайловской». Он считает, что сейчас там лучшее место для жизни - рядом большой парк, можно с собакой гулять. У нас родезийский риджбек - редкая умница. Потом там можно было бы гулять с ребенком, а потом мы бы оттуда переехали на Юго-Запад, ближе к нашим родителям.

-            Ты, наверное, в хороших отношениях с его мамой? - спросила Майя и тут же поняла, что наступила на больную мозоль. Девушка повесила голову.

-            Свекровь меня не любит, говорит, что я деревенщина. А я москвичка в пятом поколении, вся моя родня - городские еще со времен царя Гороха. Но мама говорит мне, чтобы я не обращала внимания на дураков. Они даже, представляешь, на свадьбу нам ничего не подарили. Мужской халат и всё. Подарок от родителей... А мои с квартирой помогли - дали первоначальный взнос на ипотеку, дальше уж Любимка сам

молодец, каждую копейку в семью несет. Ну да черт с ними. Пусть в аду горят. Не хочу даже думать о них. Я решила - родится ребенок, ни слова им не скажу, не покажу и помощи не попрошу. Пусть будут сами себе злобными буратинами.

Майя потянулась и обняла ее, зашептала в ухо:

-            Тебе уже очень повезло в этой жизни. У тебя есть родители, муж тебя любит и балует. Не держи на них зла. У меня и Таира никого нет. Мы никогда не знали ни мам, ни пап, были всего этого лишены. Знаешь, когда мы с ним познакомились, я была вся разрушена. Мой парень, самый первый, в которого я влюбилась и которому я доверилась, он жестоко кинул меня на деньги, потом преследовал, бил, унижал при всех. Мне было настолько плохо, что хотелось выйти в окно. Хорошо, что я жила на первом этаже. Когда я узнала об обмане, то несколько дней просидела дома, закрыв двери и задернув шторы - мне казалось, что все-все-все знают о моем позоре и будут смеяться. Мне было так плохо. А самое главное - ты никому не можешь позвонить, никто тебя не защитит, не спасет от преследоваций мудака. А потом появился мой Таир. И я столько глупостей наделала в самом начале наших отношений. Мне казалось, что он обязательно бросит меня, и я делала всё, чтобы он меня бросил. А он защитил. Ничего не просил, не требовал. Дал мне возможность привыкнуть к нему, поверить в него, довериться. Но самое главное, он позволил мне поверить в себя. И теперь мы вместе. Я уверена в нем, и знаю, что он верит в меня. У нас есть мы, наш малыш, наша семья. И я очень счастлива. Впервые в жизни я бесконечно счастлива. Я желаю тебе такого же спокойного счастья с твоим мужем. Как его зовут, прости?

-            Сережа.

-            Я желаю вам с Сережей счастья. Он хороший человек и любит тебя. Кстати, моего первого тоже звали Сережей. Кому рассказать - не поверят.

Тоня улыбнулась и погладила ее по спине.

-            Хорошо, что я познакомилась с тобой. И скажи, моя мама круто готовит?

-            Мега! - рассмеялась Майя.

Дверь распахнулась и в палату заглянула какая-то девушка:

-            Эй, Тонька, там твой пришел. Говорит, лекарства принес. Иди, запарился уже.

Тоня кивнула девушке, поцеловала Майю в щеку и сказала тихо:

-            Не скучай. Потом ещё поболтаем.

Майя какое-то время полежала, потом встала и пошла убирать и мыть посуду. Тонина мама действительно напекла блинчиков и приготовила картошки на две порции. Жаль, что Майя никогда не знала свою мать. Интересно, умела ли повелительница готовить? И каким был ее отец? Вот бы с ними познакомиться. Может быть, Кайливия тоже пекла яблочные блинчики... А может быть и нет...

-            Май, а где Тонька твоя? - спросила медсестра, когда она шла мимо процедурного кабинета в сторону туалета.

-            К ней муж пришел.

-            Беги, скажи, чтобы поднималась. Игорь Михайлович посмотреть ёе хотел. Анализы пришли.

-            Что-то плохое?

-            Да, нет, вроде нормально всё. Скорее всего на выписку готовить будет. Она тут и так третью неделю кукует.

-            Жалко, - вздохнула Майя и отправилась за Тоней на первый этаж.

Она спустилась на лифте вниз. Почувствовала, как по ногам пошел холод. Дошла до холла и поискала глазами свою новоявленную подружку. Та сидела у окошка и кокетничала с высоким мужчиной плотного телосложения. Любимка хорошо питается, и явно, ужиная, на часы не смотрит. Майя нацепила на лицо самую доброжелательную улыбку и подошла к парочке.

-            Тоня, прости, тебя Игорь Михайлович зовет. Анализы пришли.

-            Ой, милый, а это моя соседка по палате! - всплеснула ручками Тоня.

Любимка повернулся, и Майя поперхнулась от внезапного приступа ненависти. Перед ней стоял некогда очень красивый и яркий парень с отличной фигурой, а теперь разжиревший боров с двумя подбородками и пивным пузом.

-            Клименко? - прошипела она сквозь стиснутые зубы.

-            Пушкина? - выплюнул он, сжимая кулаки.

-            Ненавижу тебя, мразь! - заорали они друг на друга.

Тоня побледнела и шарахнулась в сторону. Люди вокруг

обернулись. Охрана напряглась.

-            Что ты здесь делаешь, подонок? - рычала Майя.

-            Какого черта ты лезешь к моей жене, сука? - вопил Сергей.

-            Вы, может, объясните, что здесь происходит? - пискцула Тоня, резко подрастеряв всю свою самоуверенность.

-            Это мой бывший! Это моя бывшая! - завопили они на всё здание, показывая друг на друга пальцами.

-            Это тот ублюдок, который кинул меня и бил!

-            Мудак этой суки порвал мне сухожилия! Я убью тебя, тварь! - Он сделал шаг вперед.

Майя тут же вытянула руку, чувствуя, как в центре ладони собирается магия для мощного воздушного удара.

-            Ну, ударь меня! Ударь! Ты, мразь, только и можешь бить женщин! Перед мужиками-то очко играет! Жим-жим! Сразу заднюю включаешь, очкодав хренов! - Она больше не даст себя в обиду! Только пусть попробует поднять на нее руку. Плевать на всех! Теперь она может постоять за себя! - Как ты мог, урод вонючий, присесть на уши девчонке? Как ты смел ее трогать и брюхатить? Ты вообще не имеешь права с женщинами общаться, пидорас!

-            Что ты несешь, маразматичка чертова? - Сергей покраснел так, что казалось сейчас лопнет. Кулаки побелели. Он готов был придушить ее, и это очень четко читалось в налитых кровью глазах.

-            Жирный урод! Как ты вообще смеешь размножаться, выкидыш недобитый? Нашел еще одну дуру? И чтобы зацепиться, обрюхатил ее? В этот раз у тебя такой был план, да?! Выродок! Тоня, он альфонс и подонок! Беги от него!

-            Детдомовская проститутка! Подстилка! Шлюха! Что? Твоя черножопая гнида тебя уже бросила? - Он зло рассмеялся.

Майя покрепче сжала зубы, борясь с сильнейшим желанием вдарить ему по морде со всей своей магической силой. Вдарить так, чтобы зубы вылетели, а поганый язык откусился. Она отлично помнила, как он ее бил, унижал, оскорблял, как выставлял перед всеми дурой. Но сейчас она готова дать отпор со всей злобой и жестокостью.

-            Заткнитесь оба!!! - по холлу пронесся оглушающий визг. - Я сказала, заткнитесь!!! Сел на место!!! А ты отошла на три шага назад!!! Быстро, я сказала! Что не понял?!

Небольшая кругленькая Тоня пнула огромного на ее фоне Сергея под зад и дернула за шкирку, резко сажая обратно на банкетку. Потом пальцем указала Майе, чтобы та отошла.

-            Что за балаган вы тут устроили? - заговорила громко и очень зло. - Как вам не стыдно?

-            Она врет! - попытался вскочить Клименко.

-            Сидеть!!! - рявкнула Тоня злобно.

-            Это он... - попыталась влезть в разговор Майя.

-            Заткнись!!! - приказала девушка. - Слушайте сюда, придурки! Я не знаю, кто из вас прав, кто виноват, не мое это дело! Было и прошло! У тебя, - ткнула пальцем в Сергея, - жена! У тебя, - показала на Майю, - муж! Все любимы, все счастливы! Отношения выяснять поздно! Поэтому сейчас вы пожелаете друг другу спокойной ночи и каждый пойдет к себе, думать над своим безобразным, мерзким, гнуснейшим поведением! Вы поняли меня, дебилы?

Майя сверлила ненавидящим взглядом Клименко. Клименко отвечал ей полной взаимностью. Тоня пнула мужа по ноге.

-            Я не слышу! - со злобой.

-            Пусть сдохнет, сука! - огрызнулся он.

Тоня двинула ему по ноге со всей силы.

-            Больно же!

-            Ответ неверный! Попробуй ещё раз! Ну!

Красивое некогда лицо перекривилось от ненависти и

отвращения. Майя поняла, что ему проще сожрать тарелку жидкого говна, чем произнести то, что трёбует жена. И это ее так рассмешило.

-            Спокойной ночи, Сереженька, - издевательским тоном проворковала она, состроив мерзейшую рожу. - И пусть тебе всю ночь буду сниться я. - Повернулась и быстро пошла к лифту.

-            Сгори в аду, шлюха подзаборная! - неслось ей в спину. Майя рассмеялась и показала ему средний палец. На душе

сразу стало как-то весело и хорошо. Главное, не проболтаться про Клименко Таиру, а то муж ему и вторую руку из плеча вырвет. И не жалко.

 

ГЛАВА 3

Снова снов осколки в разорванной струне.

Снова снов осколки в морозном окне.

Я хочу, так хочу твою любовь

Поднять до Солнца.

В темноте своей читай меня

Словно мантру любви.

Я- агма ноче, ноче силуам, я - мечты.

Мне близки твои желания.

Мысли в рунах твоих.

И то, что сейчас у нас есть на двоих.

В темноте своей найди меня,

В мыслях не отпускай.

Я- агма ноче, ноче силуам, я - мечты.

Мне нужны твои движения, —

Свет Луны золотой.

В своей темноте буду я лишь с тобой...

Снов осколки (с) Alekseev

За шесть дней до этого...

Она сделала глубокий выдох и закрыла глаза, пытаясь унять раздражение. В груди клокотало и булькало. Хотелось превратиться в дракона и полыхнуть огнем, чтобы выжечь здесь всё до основания. Майя ещё раз вдохнула и медленно выдохнула. Она повела себя как последняя дура, истеричка и вообще... Это было безобразно и недостойно повелительницы. Главное, дома никому не рассказывать о произошедшем,иначе Таир осудит, а подчиненные будут шушукаться за спиной. Она и так всю беременность ведет себя неадекватно, ещё и это до кучи.

- Ладно, спишем на стресс и момент неожиданности. Хотя... Удивительно, конечно, что я так на него вызверилась. Да и я у него, похоже, до сих пор любимая мозоль. Но что делать...

Клименко сам виноват.

Майя опустилась на кровать и осмотрелась. Интересно, Тонька теперь свалит из этой палаты? Пожалуется мамочке? Как она будет вести себя с бывшей любовницей своего мужа? Всё-таки Москва - большая деревня. В городе живет пятнадцать миллионов человек,и надо же Майке было вляпаться в эту чертову историю с Клименко и его беременной малолеткой! Кому рассказать - не поверят. Единственный вариант на пятнадцать миллионов! Она просто королева «счастливого» случая и теории вероятности. Так бы, черт возьми, в лотерею джек-поты закрывать.

-            Бред какой-то.

Надо всю одежду вернуть. Или сразу выкинуть? Майя решила пока не делать резких движений. Мадам Клименко вернется, и тогда будет понятно, что делать, а сейчас в душ и спать.

Тоня вернулась около часа ночи. Майя уснуть так и не смогла, ворочалась с бока на бок. Еще и мысли всякие в голову лезли по поводу Таира, беспокойство какое-то. Она разговаривала с ним, жаловалась, советовалась, сама себе отвечала. Фантазировала, как он ее обнимает, вспоминала его запах,тепло тела. От обиды хотелось завыть. Ну почему она снова вляпалась в эту гнусную историю с Клименко? Почему он снова появился тогда, когда Таир далеко и це может ее защитить? За что ей все это? Почему она должна сидеть здесь, в этом враждебном мире, когда там ее муж подставляет свою голову под удары врагов? Она должна быть рядом с ним, под его защитой, быть его опорой и поддержкой! Но Таир запретил... И не пишет. Она пока тоже не писала, боясь на волне дурного настроения, ляпнуть что-нибудь резкое и плохое. Хватит с него вопросов про члены. Еосподи, спасибо, что нормально отреагировал, а мог же и к черту послать со всей ее придурью. Тоня вошла в палату и замерла в дверях. Осмотрелась, прислушиваясь.

-            Майка, ты спишь? - спросила веселым громким шепотом.

Майя удивленно нахмурилась. Разборки отменяются что ли?

Тоня быстро скинула с себя платье, переоделась в ночную сорочку и подошла к ее кровати.

-            Двигай ноги, я слышу, что ты не спишь. Ну я бы точно не спала. Я бы, наверное, сбежала отсюда, - хихикнула по- идиотски.

Майя бы вот тоже сбежала, было бы куда бежать на ночь глядя. Она зевнула и нехотя подвинулась. Блин, ну опять трепотня до утра... Господи, за что?

Тоня улыбалась очень широко и открыто, словно узнала что- то интересное и важное. Майя магически быстро глянула на ее мысли, чтобы понять,что не так и чего от нее ожидать. Мало ли - схватит ножик и пырнет ее в живот... Мысли у Тони были все больше панические и истерические. Она понятия не имела, что делать. Ситуация для девушки была новой и внезапно очень неприятной. Почти сразу после скандала, велев мужу идти домой, Тоня поднялась к врачу, потом поговорила с матерью, после чего просидела в холле часа два и только после этого решила вернуться в палату.

-            Я поговорила с Сергеем. Он всё мне рассказал, - уверенно соврала она.

Майя недовольно вздохнула и закатила глаза. Хорошо, что в темноте не видно. Ладно, по крайней мере, убивать ее не будут, но надо быть готовой к любой неожиданности. Иначе...

-            Я хочу, чтобы ты всё мне рассказала.

-            Что именно?

-            Всё. Как вы познакомились. Что между вами произошло. Я смотрела в его глаза. Я ни разу не видела его таким. Он был готов убить тебя. Столько ненависти и злобы. Звериной злобы. Мне казалось, что он ударит. Я впервые в жизни его испугалась. Я хочу, чтобы ты всё мне рассказала.

Майя с трудом села. Почёму-то чертов сустав начинал болеть именно ночью, ноги словно мстили ей за то, что она посмела подняться. Поправила подушку под спиной.

-            Тебе не понравится то, что я скажу.

-            Мне надо. Прости. Я понимаю, что тебе, быть может, это неприятно. Но я хочу знать. Я ношу его ребенка. Сегодня я поняла, что совершенно не знаю своего мужа. Я увидела его другим - не любящим и трепетным человеком, а настоящим зверем. И мне это не понравилось.

Майя покачала головой и взлохматила и без того лохматые волосы. Ей не хотелось говорить, вспоминать, снова переживать всё это дерьмо.

-            Мы познакомились с ним в литературном институте.

Сергей учился на курс старше. Влюбил в себя. Красивый, галантный, стройный... - Усмехнулась. - У меня никогда не было ничего подобного, я повелась, как последняя идиотка на его слова, клятвы и обещания, просто мозгом потекла, ничего кругом не видела, кроме него... Стыдно даже. Он был первым во всем - первая любовь, первый мужчина, первый, кто надругался над моей душой. На новогодние каникулы мы собирались поехать на горнолыжный курорт. Но... В институтском туалете я случайно застала его с другой девушкой. Во время того самого процесса он рассказывал ей, я лично слышала, как поспорил с одним гопником, что раскрутит меня на отдых и кинет, а я как раз только купила путевки для нас в большой коттедж. Я сразу же отменила все заказы, сняла бронь, прогнала его, даже слушать ничего не стала. В итоге, он проиграл спор и его поставили на счетчик. Он начал меня преследовать, бить, унижать, запугивать, он требовал деньги за свой проигрыш, хотел, чтобы именно я его оплатила. Однажды это увидел Таир и заступился за меня, так я познакомилась со своим будущим мужем. Но Клименко не отступал. Он подловил меня,когда Таира не было рядом,и очень сильно избил. Таир успел чудом : его однокурсник видел, как Сергей зашел следом за мной в женский туалет, и позвонил ему. Тот сразу же прибежал. Ребята подрались,и Таир в драке повредил ему руку. Муж говорил об этом. Зато больше

Клименко никогда не трогал меня. А потом он выпустился, и последний курс я доучивалась уже спокойно.

Майя говорила тихо и без эмоций, сухо изложила факты и замолчала. Снова заглянула в мысли Тони. Г олова девушки была пуста. Майя даже ей позавидовала - у самой от нервного стресса начинали молоточки стучать в затылок, видимо, опять давление подскочило.

-            То есть он тебя никогда не любил? - наконец-то, нарушила тишину Тоня.

-            Нет. После всего этого, он быстро и совершенно спокойно замутил с другой телкой, а потом еще с одной. И телок выбирал побогаче и, прости,те чикули были ну очень горячими и дорогими цыпочками, из богатых семей и упакованными от и до. Я не уверена, что с тобой оц по большой любви. Скорее всего, ему от тебя что-то нужно.

-            Ты не допускаешь мысли, что он мог меня просто полюбить? - с ревностью в голосе поинтересовалась Тоня.

-            Нет, не допускаю. Клименко больше всего на свете любит деньги и предпочитает жить за чужой счет. Он паразит. Он всегда искал богатых телок, с которых можно что-то взять. Как я попала в его список интересов - вопрос сложный, ибо, по факту, у меня за душой не было совсем ничего, кроме небольших сбережений. Что ты ему дала?

-            Ничего. Он просто полюбил меня.

-            Тоня! Открой глаза! Этот человек не способен любить! - закричала на нее Майя. - Было что-то, что его в тебе заинтересовало. Квартира? Машина? Деньги? Твои родители богаты?

-            Нет. Мои родители помогли, но это не то... Машину он сам мне купил. Квартиру тоже... Это все на меня оформлено. Сережа прописан у своих родителей. Если он уйдет, то только голый. Ну... В смысле... Нуды поняла.

-            Какая ему выгода от этой женитьбы?

-            Никакой. Он любит меня.

Майя недовольно отвернулась, причмокнув. Тупая влюбленная малолетка! Клименко никогда и никого не любил за просто так!

-            Ты не понимаешь! - возразила Тоця. - Ты бы видела его взгляд! Он всегда так заботится обо мне! Так старается!

-            То-ня! Очнись! Он не способен любить и заботиться. За каждым его действием стоит какой-то тайный план.

-            Ты так говоришь, потому что тебя обидели.

Майя всплеснула руками и зашипела:

-            Меня обидел твой муж! Он обидел кучу женщин, не только меня! И если ты наивно полагаешь,что он в тебя влюбился, то будет лучше, если ты максимально быстро снимешь эти розовые очки и посмотришь правде в глаза - твой муж подонок, кидающий, бьющий и издевающийся над женщинами! Он везде и во всем ищет выгоду. И он обдерет тебя, как липку! Без трусов оставит!

-            Не кричи, - мягко попросила девушка. - Я поговорила с мамой. Она считает, что ты сама виновата.

-            Что?! - поперхнулась Майя от гнева.

Тоня резко подняла руку и продолжила:

-            Ну не в том смысле, что он тебя бил, а в том, что, возможно, была не слишком гибкой в отношениях, не нашла к нему подход.

-            Не нашла подход? Ты бредишь? Он познакомился со мной с одной целью...

-            Мама считает, - не слушала она, - что это всё ничего не значит, а вы могли вести себя так на эмоциях. Она говорит, что я должна обсудить с мужем эту проблему и выработать решение.

-            У тебя мама психолог что ли? - поморщилась Майя.

Тоня кивнула.

Она закрыла лицо руками и вздохнула - так вот откуда эти промытые мозги и дебильные умозаключения об идеальной семье. Майя не удивится, если ее мать в довесок к психологу еще и одинокая женщина, родившая ребенка «для себя».

-            У тебя есть отец? - спросила она без всяких «приседаний».

Тоня неуверенно дернула головой.

-            Он ушел из семьи,когда я была совсем крохой, но всегда помогал нам. Это он помог мне со свадьбой и с первоначальным взносом на квартиру. А что?

Что и требовалось доказать. Небось, забеременела от женатого,и тот, как честный человек, помогает ребенку уже девятнадцать лет. Отсюда и эта Тонькина принцессность - мать с ней как с писаной торбой всю жизнь носится, только самое лучшее для самой лучшей девочки-мимими-Тонечки, вот и вырастила идеальную дочь с промытыми мозгами для идеального мира, аж зубы сводит. Такая бы в детдоме не выжила, да и в приемной семье у нее было бы мало шансов не сломаться.

-            Тонь, я понимаю тебя, - как душевнобольной начала объяснять Майя. - Вот честно, понимаю. Если бы я оказалась в одной палате с любовницей своего мужа, и она бы начала на него наговаривать, то не знаю, как бы я сама себя повела в этой ситуации. Но я бы хотела, чтобы ты услышала ключевые слова - твой муж склонен к агрессии и насилию, оц хитрый, продуманный, он ничего не делает просто так, он альфонс и мошенник. Услышь меня, Тоня.

-            Я тебя услышала, Майя. Я подумаю над тем, что ты мне сказала. Пойми, он мой муж, я жду от него ребенка. Сейчас это самое важное.

-            Да,ты права. Давай спать. Я, честно говоря, устала. И извини меня за ту безобразную истерику внизу. Я не ожидала увидеть его, сорвалась. Во мне слишком много ненависти к нему.

-            Ты его до сих пор любишь?

-            Нет. Скорее, это обида на себя за то, что позволила ему войти в мою жизнь. Но в этом был и положительный момент - благодаря Клименко, я встретила любовь всей своей жизни и тоже жду от него ребенка. И, ты права, сейчас это самое важное. Так что... - она улыбнулась. - Спокойной ночи, Тоня.

- Спокойной ночи, Майя. Я понимаю. Правда. Ты тоже извини его. И меня. Если бы я знала...

Они обнялись. И это было приятно и как-то странно одновременно. Ладно, посмотрим, что будет завтра.

Завтра ничего серьезного не произошло. Тоня, как и вчера, провела весь день внизу, общаясь с родственниками. К ней приехала мама (с едой для детдомовки, хотя это и было немного странно после вчерашнего), потом заехал папа со сладостями, затем осчастливил Клименко, поэтому «ох, ни минуточки покоя, ни полежать, ни поесть, ни поспать» у Тони не было.

В отсутствие своей болтливой соседки, Майя весь день наслаждалась тишиной, валялась в постельке и щелкала каналы телевизора, пытаясь найти хоть что-то, что можно посмотреть. У них-то на Альтаире телевидения не было совсем, поэтому на Земле она отрывалась. Правда,иногда они с Таиром смотрели новые фильмы и сериалы по интернету. Особенно Таир перся от «Людей в черном», всякий раз выискивая там новый смысл, и ловил свежие новинки на торрентах - ему нравились исторические фильмы и сериалы про драконов.