Каталог статей.


Черное сердце. 10

-            Отдашь? - скептически приподняла она бровь.

-            Отдам. К тому же его все равно нельзя передавать без защитного заклинания, а я его не знаю. Вы же не хотите пострадать от магии амулета?

 

Чародейка закатила глаза и громко вздохнула:

-            Как ты думаешь, кто бы мог научить этих оболтусов защитному заклинанию?

-            Кто бы он ни был, - Фей учтиво поклонился, - Талисман я верну только хозяйке или хозяину.

Чародейка внимательно смотрела на него. Проверяет - врет или нет.

-            Они оба на тебе.

-            Без разницы. Только Тиасу или Къёле. Или вам придется забрать амулеты силой, - ухмыльнулся принц. Странно, еще месяц назад он бы и подумать не смел, что позволит себе так говорить с представителем высшей власти. А сейчас ничего...

И даже не страшно.

Больше она к нему с этим вопросом не приставала.

Вторая плохая новость заключалась в том, что ему все-таки придется предстать перед Советом. Тут Анжа тоже не стала ничего толком объяснять, лишь сказала, что это необходимо. Возможно, это было связано с тем, что теперь принц стал королем. И хотя процедура коронации пока не произведена, а дела в галактике передали временному наместнику, Фей все равно обязан предстать перед великими магами и получить их разрешение на правление.

-            Но мой отец хотел осуществить переворот. Вы сами говорили, что он должен был бы быть наказан. Дети Г алактик едва не погибли... Как я могу наследовать трон после всего того, что произошло?

-            Мой мальчик,твоя заслуга перед Вселенной так велика, - ласково произнесла волшебница. - Ты даже не понимаешь, насколько. Мы - я и мои сестры, сильнейшие чародейки во Вселенной - не смогли увидеть то, что увидел ты. Мы не могли это предотвратить. Мы даже не знали, с чего начать, с какой стороны зайти. А мы владеем даром предвидения как никто другой. И, поверь, мы останавливали колдунов и шаманов и не такого уровня. А тут полностью закрытое информационное поле, лишь обрывок единственного видения Тиаса - гибель

Къёлы. А потом мы увидели, что и он погибает в том бою с неизвестной нам силой. Мы начали искать способы спасти их, смотрели вариативность будущего. Но они всё равно погибали. С какой бы стороны мы не заходили, они всё равно погибали! Мы не могли их спасти. Ни я, ни Ваниша, ни Лержа, никто не мог их спасти. Тогда Иондера предложил спровоцировать врага. Мы думали, что он сошел с ума! На кону была жизнь Правителей Вселенной! Но Иондера настоял.

-            Почему вы не поехали с ними?

-            Мы были рядом и постоянно поддерживали связь. Мы искали врага.

-            Вы уже тогда знали про моего отца?

-            Нет. Мы ничего не знали. Мы очень рисковали жизнями близнецов. Если бы вы раньше сказали Иондере, что ты видишь Къёлу и то, как ее убивают, если бы вы не скрывали это, то никто бы не погиб. Он узнал всё слишком поздно...

-            Он напугал меня.

Анжа улыбнулась:

-            Бедный мальчик, мне так жаль, что Иондера не смог познакомиться с тобой получше. Ты ужасно его раздражал тем, что постоянно крутился около Детей Еалактик и отвлекал их от главной миссии. Он даже говорил с твоим отцом и просил его выслать тебя подальше от дворца. Кто бы мог подумать, что ты будешь так надежно укрыт покрывалом защиты.

-            Что ещё за «покрывало»? - нахмурился парень.

-            Помнишь, когда Иондера хотел посмотреть тебя, то его ударила твоя магическая защита? Он говорил мне. Это был наш с ним последний разговор.

Фейралисе кивнул.

-            Это и есть покрывало защиты. До тебя я видела подобное дважды. И дважды же ощущала удар магической защиты. Приятного мало, честно говоря. Это покрывало даруется хозяину с рождения, и никто не может причинить этому человеку вред и увидеть его магически до тех пор, пока

Мироздание не разрешит.

-            Здорово, - скептически хмыкнул Фей. - И типа теперь оно разрешило?

-            Подобное притягивается подобным, - ласково улыбнулась Анжа.

Он вздохнул и посмотрел в пустую тарелку. К черту все «покрывала», у него отец погиб...

-            Мы должны ехать.

-Мы?

-            Да, мы. Доктор хотел до обеда провести контрольные исследования,и, если все будет в порядке, то мы можем отправляться на Фариллу в нашу резиденцию. Надеюсь,ты не будешь возражать?

-            В другой ситуации я бы попросил вашего разрешения немного подумать, - отчеканил Фейралисе, учтиво склонив голову и уставившись на пятнышко на скатерти, чувствуя, как внутри все закипает от негодования. - Но вы говорите так, словно уже все решили и мое мнение здесь никого не интересует. Нельзя сказать, что я рад подобной перспективе и готов с вами куда-то ехать, но, увы, по закону я обязан подчиняться вышестоящей инстанции.

Анжа снисходительно улыбнулась и покачала головой:

-            Мне нравится твой характер. Тот ещё репей в хвосте будет.

Фей недовольно засопел, отчего чародейка окончательно

развеселилась.

Межгалактический центр оказался таким огромным, что в какой-то момент Фейралисе даже струсил. Громадное многоэтажное здание больницы соединялось длинными прозрачными переходами с другими такими же гигантскими зданиями неизвестного назначения. В небе то и дело мелькали летательные аппараты. Люди удивительной внешности и в странной одежде... Очень много людей... Просто безумно много людей... Он ни разу не видел ничего подобного. Отец никогда не брал его с собой в Центр, мотивируя это тем, что там нечего делать. Сейчас же для Фейралисе словно открывался другой мир - полный информации, жизни и магии. И где-то здесь ходили они, Кай и Айрисан. Он крутил головой, глазел по сторонам, рассматривал всё-всё, подмечая самые мелкие детали. Хотя, здесь все было крупное! И даже птицы какие-то не такие, к каким он привык у себя на родной планете, и деревья, и воздух! Да, Тиас был совершенно прав, когда назвал их планетку деревней. Фей всю свою жизнь прожил в деревне и даже не подозревал, что за пределами планеты столько всего интёресного!

Они миновали зал вылета. Фей как-то мимоходом подумал, что Детям Г алактик есть у кого поучиться передвижению инкогнито - рядом с хрупкой Анжей шагал рослый мужчина (видимо, охранник; Фей заметил его ещё в больнице - мужчина был постоянно рядом, но не подходил близко), а все вместе они смотрелись, как обычная семья - сын, мать и отец. Никому и в голову не придет, что эти люди, одетые в простые одежды, ца самом деле юный почти-король и чародейка Высшего Совета в сопровождении единственного телохранителя.

-            Прошу вас, госпожа, - мужчина местом пригласил Анжу пройти в открывшуюся дверь. - Ваш флиппер готов к перелету.

-            Приготовили каюту для его высочества? - мимоходом бросила женщина.

-            Безусловно. Самую лучшую. Вам будет очень удобно, ваше высочество, - впервые за всю дорогу из больницы до космодрома, посмотрел на Фейралисе сопровождающий. - Если потребуется, мы можем предоставить в ваше распоряжение слугу, который будет помогать вам во всем.

-            Это даже не должно обсуждаться! - величественно глянула она на мужчину. - Скажи Дестеру, что он переходит в личное распоряжение его высочества до моих особых распоряжеций.

Фей криво улыбнулся взгляду мужчины. Анжа в его палате и Анжа со своими слугами была двумя разными людьми. Первая - добрая и милая, вторая - властная и строгая. Какая из них

 

настоящая и что ждет его впереди?

 

ГЛАВА 10

Г осподин Маленький очень удивился, когда около стойки администратора сначала образовалось марево, а потом из него вывалились на идеально чистый пол кошмарно грязные и вонючие Дети Г алактик, девочка в некогда красивом платье и следопыт Ян Таковски. Вонь моментально заполнила небольшое помещение, отчего одна пара, ожидающая регистрацию, попятилась прочь от стойки, а другая пара гостей без промедлений покинула маленький холл гостиницы.

Заметив подобное бегство, господин Маленький страшно вытаращил глаза, намереваясь разораться на весь город.

-            Здрасти, - криво улыбнулся Ян, разводя руками, всем своим видом давая понять, что он тут ни при чем.

Глаза господина Маленького налились кровью.

Фей покачнулся, неловко взмахнул рукой, словно ловя опору, и обмяк.

-            Врача, - приказал Тиас, предупреждая гневные вопли хозяина и подхватывая падающего друга на руки. - Самого лучшего врача! Немедленно! - И он торопливо пошел в номер, молясь, чтобы господин Маленький не сдал его кому-нибудь еще. Ян и Лорни последовали за ним.

Дверь в номер Ян открыл отмычкой, чем вызвал недоумение у присутствующих. Но возражать никто не стал - Тиасу было очень тяжело, а Лорни слишком страшно.

-            Ты такой холодный, - пробормотал Тиас, укладывая Фея на постель. - Тебе надо в ванную и как следует прогреться. Ты переохладился.

Фей благодарно улыбнулся. Кожа очень бледная, взгляд вымученный, словно друг истерзан изнуряющей многомесячной болезнью.

-            Мы остановимся в этом маленьком номере? - хмыкнула девочка. - Кто будет меня мыть? Где прислуга?

-            Сама помоешься, - огрызнулся Ян.

-            Посмотри бок. Кажется, они пробили печень, - прошептал Фей.

-            Если бы тебе пробили печень, то ты бы уже умер от внутреннего кровотечения, - криво растянул губы в улыбке Тиас, разрезая кинжалом одежду в месте ранения. - Лорни, у тебя есть десять минут на то, чтобы привести себя в порядок. Надеюсь,ты умеешь пользоваться мылом?

-            Ты полагаешь, что я буду мыть сама себя? - глаза Лорниоры стали огромными от удивления.

Тиас зажмурился и задержал дыхание. Хотелось заорать на вредного ребенка, но он справился с гневом.

-            Ян, пожалуйста, найди добрую женщину, чтобы она помогла ее высочеству привести себя в порядок, - взмолился парень. - И можешь занять ванну, пока я буду заниматься братом, потом, если хочешь, я смогу осмотреть твою рану и еще раз подлечить позвоночник.

Удивительно, но Ян не стал перечить. Коротко кивнул и вышел.

Рука легла на ледяную кожу, посылая поток магии раненному органу. Да, задета печень, но, к счастью, сосуды не пострадали,иначе Фейралисе действительно истек бы кровью за те два часа, что они провели в плену. Тиас едва заметно выдохнул. Е[роникающее ранение в печень смертельно, а если еще повредить и воротную вену - сосуд в палец толщиной, - то через минуту-другую вся кровь окажется в брюшине и тогда всё. Совсем всё. Лорни стояла рядом и смотрела, как он занимается врачеванием, как руки светятся ровным серебристым светом, как проникающая в рану магия обволакивает и впитывается в ткани. Тиас прошептал заклинание восстановления внутренних органов. Послал поток Силы, соединяя ткани. Печень быстро регенерировала, рана затягивалась. Раньше на такое лечение у него ушло бы несколько часов и масса сил. Сейчас он делал это быстро и

почти без потери энергии. Когда он успел стать таким опытным? Тиас чувствовал что-то еще. И он пока не мог понять, что это такое. Словно какой-то паразит жил внутри брата и пожирал его. Отсюда эта слабость, странная неуверенная походка, бледный вид и уставший потухший взгляд. Фей недовольно скинул руку мага.

-            С тобой что-то происходит, я вижу, - возмутился Тиас. - Дай мне посмотреть.

-            Я сам разберусь, - жестко возразил Фейралисе.

-            Эй ты, принцесса! - стремительно влетел в дверь следопыт. - Пойдешь с этой женщиной. Она вымоет тебя и переоденет в чистое. - И прежде, чем Лорниора успела что-то возразить, Ян вышвырнул ее за шкирку в коридор.

-            Она, между прочим, наследная принцесса, - покачал головой Тиас.

-            Да хоть сама основа Мироздания, ненавижу детский визг, - огрызнулся Ян.

На пороге возник господин Маленький и какой-то старичок. Тиас вопросительно уставился на визитеров.

-            Вы просили врача, - кивнул хозяин.

-            Ах, да... Хорошо. Будьте любезны. Мои друзья ранены. Их надо осмотреть и обработать раны, - широким жестом указал на больных.

Однако вместо того, чтобы бодро зашагать к раненым друзьям, старичок принялся таращить глаза и суетливо кланяться, бормоча под нос нечто неразборчивое.

Тиас устало поморщился.

-            Что? - хмуро спросил парень у врача.

-            Ваше всемогущество, - пролепетал он, заламывая руки и взирая на юного вельможу глазами полными восхищения и почтения.

Тиас вздохнул и махнул рукой в сторону брата:

-            Пожалуйста, никаких церемоний, не надо всего этого. Просто сделайте свою работу. Пожалуйста.

Старик быстро закивал и боком попятился к раненым, не спуская с Тиаса восторженного взгляда.

Однако вот кто не собирался приседать в реверансах, так это хозяин гостиницы. Г осподин Маленький сурово взирал на перепачканное нечистотами покрывало на кровати, и его плотно сжатые губы и прищуренный взгляд не сулили высокопоставленным гостям ничего хорошего.

-            Пожалуйста, попросите горничных убрать здесь и перестелить постельное белье. Подайте ужин на четыре персоны в номер. Мы компенсируем вам все неудобства. И мне необходимо снова воспользоваться вашим ожде.

-            К вашим услугам, - недовольно проворчал мужчина и удалился.

Пока врач осматривал Яна, Тиас снял полукомбинезон, помог раздеться Фейралисе. Всю верхнюю одежду пришлось упаковать в пакет и выкинуть в коридор,туда же отправилась обувь. О том, в чем они завтра поедут к порталу, Тиас старался не думать. В крайнем случае, можно попросить господина Маленького отправить посыльного к продавцу за новой партией одежды.

Яна врач осмотрел быстро и не нашел у него никаких особых проблем. Ножевое ранение оказалось глубоким, но не опасным (видимо, колдун был не слишком опытным воином, раз не смог толком нанести поражающего удара). Поэтому парень был допущен к водным процедурам раньше остальных.

С Фейралисе доктор возился долго. Правда, прежде старичок попытался поохать, поахать и позаламывать руки сначала от восторга, а потом от возмущения, но Дети Г алактик это быстро прекратили - Тиас, слишком уставший и раздраженный, был не в состоянии выслушивать чьи-то причитания по поводу неправомерности нападения на первых лиц во Вселенной, а Фей едва держался, чтобы не отключиться.

-            Ваша температура внушает мне опасения, - произнес врач, рассматривая показатели.

Фей вымученно улыбнулся. Он вытянулся на кровати и отчаянно боролся с надвигающимся обмороком.

-            Он просто переохладился, - заступился за друга Тиас.

Старичок покачал головой:

-            Она просто неадекватно низкая. Она...

-            Доктор, у вас явно что-то не так с термометром, - прервал его Фей.

-            Да нет же... - рассеянно пробормотал он. Принялся мять живот, ощупывать что-то под ребрами. - Нет-нет, ваше всемогущество. С моим термометром все в порядке. Кожа бледная и ледяная. Слизистая очень бледная. Зрачки расширены. Хрипы в груди. Очень нехорошие хрипы. Вы всерьез больны. Я обязан доставить вас в больницу.

-            Исключено.

Доктор очень осторожно надавил около недавнего места ранения. Фей громко вскрикнул от боли.

-            Я так и думал. Печень... Я вижу, вас уже подлечили магией. Но вы должны понимать, что при подобном ранении надо обязательно пройти обследования. Магия магией, но поврежденное место...

-            Я понимаю и обязательно последую вашей рекомендации, - перебил его Фейралисе.

-            И температура вашего тела... Извините, но вы словно живой мертвец. Вам надо обязательно провериться. С вами что-то не так.

-            Хорошо. - Лицо Правителя Вселенной стало каменным, взгляд холодным. Он явно не желал обсуждать эту тему при свидетелях.

-            Пару дней в постели,и вы снова встанете на ноги, - торопливо закивал доктор, поднимаясь, сам отводит взгляд, хмурится.

Тиас расплатился с врачом. Тот снова начал активно кланяться и бормотать слова благодарности, пятясь задом к двери.

-            Я не знаю, как вы заставите его всемогущество это сделать, но ему срочно требуется медицинская помощь. У меня есть опасения, что он не дотянет до утра, как бы не хорохорился, - едва слышно шепнул старик на пороге провожающему его Тиасу.

-            Вы считаете? - выгнул бровь парень.

-            Я уверен. Дело не в ранении. У него температура трупа. С такой температурой не живут.

-            Спасибо.

-            Пожалуйста, немедленно доставьте его в хорошую больницу. Вселенная не должна потерять вас из-за глупой болезни. - Мужчина поклонился и стал похож на вопросительный знак.

-            Да, я обязательно сейчас же этим займусь. Надеюсь, мне не стоит напоминать вам о конфиденциальности?

Старик провел пальцами около губ, словно стирая рот, и преданно посмотрел на Правителя Вселенной.

-            Вот и славно. Спасибо большое за вашу помощь. А сейчас позвольте мне заняться братом.

Они наконец-то остались в номере одни, если не считать плескающегося в ванной Яна.

-            Ты ничего не хочешь мне рассказать? - спросил Тиас серьезно.

-            Завтра, хорошо, - зевнул Фей. - Вернемся во дворец и расскажу. У меня есть мысли, как спасти Къёлу. Может временной откат и не понадобится, сами вытащим.

-            Нет, поговорим сейчас. Кстати, перстень, - он кинул в Фейралисе кольцо, которое снял с пальца убитого колдуна, пока брат глазел на богиню. - Если я правильно понял, оно было реликвией вашего рода.

-            Оу, это очень крутая новость! - воспрял духом Фей. - Ты даже не представляешь, насколько! Считается, что этим кольцом владел великий Анаэль. Оно помогает работать со временем и восстанавливает разрушенный мир. Думаю, что магистр именно с его помощью планировал выстраивать новые отношения с Мирозданием после того, как Артуара разнесет мир в клочья.

-            Вот и хорошо. А теперь ты мне всё расскажешь.

-            Завтра, - он состроил несчастную физиономию.

-            Сегодня. Сейчас.

-            Отвали.

Тиас хотел настоять. Но из ванной вышел Ян,и Фейралисе не упустил шанса избежать неприятного разговора.

-            Ты здесь останешься на ночь или пойдешь куда? - спросил Тиас устало.

-            Здесь, наверное. Куда с мокрой головой на мороз? Ты меня уже выгоняешь?

-            Нет. Можешь цочевать в этом номере. Мне надо ещё поработать, связаться с Кигуртом... Почитать магические книги...

-            Я лучше в другом номере. Извини, здесь слишком сильно воняет.

-            Как хочешь, - пожал плечами Тиас. - Скажи, а почему ты вернулся за нами на Артуаре? Ведь все так удачно складывалось - врагов убивают корсы, ты выходишь и сухим из воды, и с деньгами,и с реализованными мечтами о свершившемся возмездии.

-            Горы многое ставят на свои места. С ними нельзя шутить. В горах невозможно притворятся. Дух гор раскрывает внутреннюю сущность людей. Я видел вас другими в горах, не такими, какими представлял. Я знал о вас всё. Я ненавидел вас. Но я видел, как ты кинулся спасать его в ту пещеру. Я видел, как вы... тупо прозвучит, но заботились друг о друге и обо мне. Как поддерживали друг друга и меня. Я видел, как он сидел на самом краю обрыва и в любой момент мог сорваться, потому что занял неправильную позицию в очень хрупком месте, где камни держались буквально на честном слове, но он спасал меня. Знаешь, если бы я в тот момент мог,то срезал бы его веревку и толкнул в пропасть. Там ниже острые выступы скал, он бы не успел ни в кого превратиться, разбился бы о камни. И в тот же момент я понимал, что если это случится, ты полезешь за ним и будешь его спасать так же, как он спасал меня. Я орал на него, чтобы он убил меня, потому что вылечить спину можно было только магией, я бы спасся от нечисти, а вы нет. И вы это знали. И он все равно лечил, понимая, что очень сильно рискует. Я слышал ваш разговор, когда вы обсуждали, как меня спасти, вывести из-под удара. И вы сделали это, даже зная, кто я, и что именно я предал вас.

-            А почему ты не ушел там, в пещере, когда колдун велел тебе следить за луной? Ты же мог сбежать. Деньги?

Ян посмотрел на него снисходительно:

-            Деньги? - усмехнулся неприятно. - Деньги играют важную роль в моей жизни, но они не определяют ее. Я знал, что колдун убьет вас, я целенаправленно вел вас на смерть. Но в мои планы не входило погибать самому. Когда вы сказали про третий кубок, я понял, что серьезно вляпался. Думаешь, у меня не возникали вопросы про этот чертов кубок и про то, почему пентаграмма защищает только магистра и в ней нет места для меня? Тогда я решил, что если спасу вас, то вы спасете и девчонку, за которой пришли, и меня просто потому, что бросать кого-то в беде не в ваших правилах. Я облажался только тогда, когда позволил магистру запустить обряд. Никогда не видел магов в действии. Хотелось посмотреть.

Твой брат, кажется, меня просчитал. Я понял это по его взгляду.

-            Да, Фей в тебя верил до последнего.

-            А ты?

-                  А я верил в Фейралисе. Он редко ошибается в людях. Я благодарен тебе за то, что ты дважды спас нас на Артуаре.

-            Благодарности в карман не положишь. Мне нужна достойная компенсация.

Тиас подошел к столу и достал из ящика несколько туго набитых кованых мешочков.

-            Здесь тридцать пять тысяч. Итого: сорок пять тысяч тенгерей чистого дохода. Надеюсь, достойная компенсация за все твои неудобства?

-            Более чем, - ухмыльнулся следопыт, ловцо сгребая деньги со стола. - Хотя за принцессу...

Тиас поднял на него совершенно черный взгляд. Он был настолько тяжелым, что придавливал не хуже могильной плиты. Ян миролюбиво поднял руки, показывая, что дальше спорить не намерен.

-            Не смею больше задерживать, - Тиас взглядом указал ему на дверь. - Осторожней со спиной.

-            Вонзишь в нее нож? - усмехнулся следопыт.

Тиас шутку не оценил. Переплел руки на груди. Взгляд остался устало-величественным.

Ян отвесил церемониальный поклон и медленным шагом, словно издеваясь, пошел к; выходу.

-            Ян, - окликнул его Сын Г алактик.

Парень обернулся.

-            Пожалуйста, сделай все от себя возможное, чтобы наши дороги больше не пересекались.

Ян снова ухмыльнулся, обнажая крепкие белые зубы, словно оскалившись:

-            А то что? - приподнял бровь.

Тиас ответил ему такой же полуулыбкой-полуоскалом:

-            Прощай.

Когда дверь закрылась и в комнате наконец-то стало тихо, Тиас устало опустился на постель и закрыл лицо руками. Ян... Сильный, волевой, решительный. Вспыльчивый характер и затаенный гнев всегда скрывают глубокое чувство боли. Ему кажется, что если он причинит боль окружающим, то это поможет справиться со своей болью, компенсирует ее, уничтожит... Но на самом деле это не так. Ян мог сколько угодно закрывать свои раны доспехами, набрасываться на

других, жить чувством мести, вот только от боли это его все равно не избавит. Что могло бы ему помочь? Тиас не знал. У него есть сестра и брат. Когда ему больно, он идет к ним. К кому пойдет Ян? Кто поможет ему? Кто залечит его раны? Теперь он богат и может начать все с начала. Начнет ли?

Фей вышел из ванной комнаты, вытирая лицо полотенцем. То ли свет лег так неровного ли из-за мокрых кашгацовых волос, обрамляющих бледное лицо, Тиас едва суеверно не перекрестился - темные круги под глазами, осунувшееся лицо желтоватого оттенка, заострившийся нос - казалось, что его друг только что восстал из могилы. Тиайленс заставил себя улыбнуться:

-            Можно тебе поручить Лорниору и ужин? Справишься?

-            Постараюсь, - отозвался Фейралисе, доставая из шкафа гостевой махровый халат.

-            Вот и славно, а я мыться.

Его надо посмотреть. Обязательно надо посмотреть. Что-то тут не так. И колдун что-то говорил про наполовину мертв - наполовину жив, видимо эти слова относились не к Къёле, как соврал Фей, а к нему самому, и доктор явно паниковал...

Вечно этот Фей усложняет еще больше то, что и так сложно.

Когда Тиас закончил с водными процедурами, Фей и Лорни крепко спали. Друг сдвинул кровати, чтобы им втроем было удобно. Принцесса прижалась к нему. Черные волосы рассыпались по подушке. Совсем как маленькая Къёла. Тиас любил любоваться спящей сестрой, ее умиротворенным лицом, иногда тронутым сонной улыбкой. Любил смотреть, как она просыпается. Сейчас, если приглушить свет, можно представить, что рядом с Феем спит сестренка. Его самая любимая девочка на свете. Такая ранимая и беззащитная. Фей что-то пробормотал во сне, повернулся на спину. И Тиас хищно прищурился - теперь-то брат не помешает ему себя посмотреть.

-            Ailor Difed Aglor, - тихо-тихо прошептал он и изящно

взмахнул рукой, словно протирая влажное стекло. Заклинание всевидящего ока поможет ему в борьбе с паразитом, что высасывает из друга жизненные силы.

Перед внутренним взором возник прозрачный сосуд. Только вот вода в нем была совсем черной. Взвесь грязи и песка лежала на дне, на самом верху вода была чуть-чуть прозрачной. Тиас видел, что прозрачный слой постепенно истончается, но никак не мог понять, почему. Он усилил заклинание. У сосуда появились... рога. Точнее не совсем рога, скорее две трубки, отходящие в стороны, а потом соединяющиеся немного выше и исчезающие в темноте. Из одной трубки в сосуд поступала мертвая грязная вода, а из другой - утекала чистая, живая. И мертвая вода явно отравляла свой сосуд. Кто-то высасывает из Фейралисе энергию и целенаправленно убивает его. Тиас сделал глубокий вдох, поборов в себе сильнейшее желание уничтожить паразита немедленно. Он мысленно провел рукой между соединившимися трубками. Оба потока заключены в свои собственные оболочки и их можно разъединить без вреда для донора. Что ещё можно попробовать сделать? Сможет ли он вычистить сосуд? В целом, да. Аккуратно «слить» грязь и оставить чистую воду, потом можно будет подпитать друга своей энергией жизни. Фей будет очень слаб, подавлен и угнетен, но за несколько дней сможет восстановиться. А вот саму грязь можно отправить хозяину обратно. Да еще пинка для скорости поддать, чтобы неповадно в будущем было паразитировать на магах. Тиас вдохнул побольше воздуха, намереваясь купировать связь, но в последний момент остановился. Любопытство взяло верх - кто же этот безумец, что присосался к Правителю Вселенной и сейчас пьет его энергию жизни? Он мысленно заскользил по черной трубке к источнику грязи, отмечая, что на половине пути живительная энергия совсем истончилась, поэтому до паразита доберутся лишь жалкие крохи энергии Фейралисе. Перед глазами неожиданно возникло лицо Къёлы. Тиас едва не потерял нити обряда. Она... она... Она была мертва.