Каталог статей.


Черное сердце.

Къёла, озираясь по сторонам, незаметно прошмыгнула в оранжерею. За ней семенила восьмилетняя Лорниора - виновница сегодняшнего торжества.

Девчонки - старшая и младшая - переглянулись и захихикали. Подхватив пышные бальные платья, они быстро пересекли огромное помещение по песчаной дорожке мимо белых ажурных лавочек, под раскидистыми лапами пальм, чьи мохнатые стволы прятались под переплетениями вьюнов и лиан. Маленькие тропинки, отходившие в сторону от основной дорожки, оставались почти незаметными под листьями папоротников и коренастыми, не выше колена, растениями, гибкие стволы и ветви которых были покрыты бархатным мхом. Вдоль дорожки росли незабудки, белые и желтые лютики-часики и сиреневые колокольчики. Къёла ещё никогда не была в такой красивой оранжерее и с радостью бы просто погуляла по ней, но они убегали от телохранителей, потому надо спешить. Лорни показала, как открыть замок на двери, и барышни шагнули на улицу. Прохладный вечерний ветер тут же ласково коснулся их разгоряченных от непродолжительного бега щек.

-            Фуф, оторвались, - вздохнула принцесса, быстро захлопывая дверь. - Я думала, что Амиса так и будет ходить за мной хвостом.

-            Амиса - телохранитель, она отвечает за тебя, - назидательным тоном произнесла Къёла, легко сбегая по ступеням. Девушка и сама чувствовала себя безмерно счастливой, скрывшись от собственной службы безопасности. Но не показывать же это ребенку. Дурной пример, как известно, заразителен. - Ты обязана ее слушаться, тем более сейчас, когда во дворце две тысячи гостей.

Къёла аккуратно расправила складки жемчужно-белой тафты подола юбки, поправила оборки воздушной органзы и чинно сложила руки. Она как будто мигом преобразилась - из озорной девчонки превратилась в особу голубых кровей с горделивым взглядом и безупречной осанкой (впрочем, другой осанки в этом корсете и быть не могло, иногда Къёле казалось, что, когда она его снимет, позвоночник с ребрами просто осыплются на пол настолько сильно он затянут). Лорниора последовала ее примеру - одернула пышное платье цвета небесной лазури, поправила кружева рукавов-фонариков и величественно глянула на гостью. Къёла тепло улыбнулась:

-            Ваше высочество, не хотите ли прогуляться по парку?

-            Сочту за честь, ваше всемогущество, - присела девочка в глубоком реверансе.

Это была очень плохая идея - пройтись по парку без охраны. В саду гуляло так много людей, что в какой-то момент Къёла начала нервничать - к ним то и дело подходили малознакомые вельможи, поздравляли принцессу с днем рождения, расшаркивались в поклонах, задавали вопросы, советовались или просто начинали что-то рассказывать, крайне ненавязчиво пытаясь присоединиться к прогуливающимся высокопоставленным особам. Нет, Къёла не испытывала снобизма в общении с людьми, разговаривала со всеми подчеркнуто вежливо и доброжелательно, как и подобает первому лицу во Вселенной, независимо от того, кто стоял перед ней - простолюдин, знатный маг или вельможа. Но сейчас девушка предчувствовала опасность. Тревога зародилась глубоко внутри. Она ещё и сама не понимала, чего боится, но что-то настойчиво едва заметно царапало сознание, интуиция упрямо шептала, что зря она навела морок на охрану и сбежала из-под их бдительного ока. Ох, чувствует ее сердце, очень зря.

-            Мне очень скучно среди этих незнакомых людей, - пожаловалась Лорниора, когда от них отошел очередной вельможа. - Зачем папа их позвал?

-            Понимаешь, мы, великие люди... - принялась объяснять девушка.

-            А мы великие?

-            Даже не сомневайся. Вот ты, например, рождена в семье известнейших чародеев, которые управляют стихиями. Это не просто стихии - огонь, вода, земля, воздух, - это основа Мироздания, гармония Мира, его стержень. И, увы, это огромная ответственность. Поэтому не всегда мы можем позвать на день рождения только тех, кого нам хочется позвать. Мы должны пригласить и важных людей...

-            Папа говорил вчера. - Лорниора остановилась, встала в важную позу, потрясла пальцем и произнесла царственным тоном: - Это дело политической важности!

Къёла рассмеялась.

-            Да, все так. К сожалению, он прав.

-            А мой папа самый сильный? Он сильнее тебя?

-            У нас с ним разные возможности. Твой папа умеет управлять стихиями. А я об этом имею только теоретическое представление. Но он помогает нам поддерживать гармонию и равновесие Мира. Без него мы бы не справились.

-            А я ничего не умею. Зато я умею кидаться молниями! Папа ругается на меня, говорит, что однажды я сожгу дворец.

-            Хочешь, я научу тебя управлять этим даром?

-            Нет, не хочу.

-            А что ты хочешь?

-            Гулять!

Лорни показала язык и, рассмеявшись, побежала вперед по крутому спуску к большому парковому пруду. Къёла шла следом. Гости почтенно расступались, пропуская ребенка, склонялись перед Къёрнеттой Лармой в низких поклонах. Правительница Вселенной каждого удостаивала вежливым кивком, при этом не спуская взгляда с Лорниоры. Все-таки что-то внутри беспокоит. Словно опасность где-то рядом. Надо возвращаться во дворец.

Къёла не любила все эти приемы и балы. Мало того, что с безопасностью всегда возникали проблемы, так ещё необходимо строго следовать протоколу. Шаг вправо, шаг влево - нарушение правил. Даже мимолетный взгляд мог нанести кому-то оскорбление или быть неправильно истолкован. Но как тут не ошибиться, если мнoго часов стоишь на одном месте и всем улыбаешься, говоришь что-то приятное, пожимаешь руки, принимаешь поцелуи сотен вельмож, при этом тебе ни в коем случае нельзя показать усталость, скуку или плохое самочувствие. Никому не важно, что в корсете ужасно некомфортно, что ноги в туфлях на каблуках затекли, что под ожерельем чешется шея или шпилька в волосах колет макушку, главное выполнение всех предписаний как того требует строгий дворцовый этикет. Сейчас же, когда официальная часть закончилась, все речи сказаны, гости сыты и вот-вот начнутся танцы, девчонки сбежали. Къёла навела легкий морок на свою охрану и на телохранителя принцессы и без особого труда улизнула при первой же возможности.

Девушка спустилась к озеру и вдохнула прохладный влажный воздух. Там у дворца цветы благоухали ванилью, а трава вкусно пахла корицей. В какой-то момент ей показалось, что она находится в кондитерской, и любимый аромат начал раздражать. Хотелось сменить сладость запахов на что-нибудь прохладное и соленое.

Лорни протянула ей кусок белого хлеба.

-            Там живут мои рыбки. Смотри! - Она пальчиками похлопала по воде, и спустя несколько секунд в прозрачной глубине засновали большие синие рыбины. - Хочешь покормить их?

-            Ух ты! - восхитилась Къёла, отрывая от хлеба и бросая в воду небольшие кусочки.

Рыбы подрыгивали, пытаясь схватить падающие крошки налету. Брызги светились радугами в лучах заходящих светил. Лорни смеялась и снова кидала хлеб в воду.

-            Смотри, сейчас приплывет он! Мы зовем его Великий Бу.

Къёла с интересом уставилась в синеву воды.

-            Смотри! Смотри! Великий Бу!

Синие рыбины засуетились у берега и ринулись врассыпную, как какие-нибудь мелкие пескари. По воде пошли пузыри. Огромный, не менее двух метров в длину, сом осторожно вынырнул с глубины, распахивая большущую пасть. Два толстых уса смешно топорщились в стороны. Он оказался велик в буквальном смысле этого слова. Звук, который Великий издал при выныривании, был очень похож на звук бу: так бабушки и дедушки пугают детей - бу.

Къёла отшатнулась от воды. Принцесса захохотала и кинула в распахнутую пасть сома специально оставленный для этого кусок хлеба. Великий снова произнес бу и ушел на глубину.

-            Хочешь, я его ещё раз позову? - смеялась девочка.

-            Давай, завтра, - поморщилась Къёла. - Покажем его Тиасу и Фейралисе. Пусть они тоже испугаются.

А потом они бродили по саду. Лорни показывала гостье, как прекрасна природа планеты Кигурт, как божественны закаты двух светил, как превосходны цветы, словно сделанные из зефира, и удивительны птицы, чье оперение считалось самым нарядным в галактике. Диковинные деревья, похожие на земные березки, но с колючками вместо листьев. На небосклоне зажигались звезды. Казалось, что гигантские светлячки вылезли откуда-то на бархатное покрывало разноцветного неба. Къёла с улыбкой наблюдала, как хорошенькая и очень нарядная Лорни носится босиком по газонам, задрав пышные юбки чуть ли не до самой талии. Как красноватые лучи играют в парче ее изумительно красивого платья, отражаются в сапфирах и аметистах диадемы и колье.

Когда светила цависли над горами, окрасив мир в оранжевый цвет, Къёла позвала девочку обратно во дворец. Скоро начнется фейерверк. Повелитель Стихий обещал что-то особенное, и им следовало поторопиться. Но Лорниора уговорила Правительницу Вселенной сначала зайти в детскую, чтобы посмотреть хотя бы несколько подарков. Она так

канючила, так заглядывала в глаза и умоляла, что Къёла сдалась.

Просторную игровую комнату завалили множеством коробок и разноцветных свертков. Большие, маленькие, очець маленькие, огромные - они лежали повсюду: на подоконнике, на полу, на столе, на полках. Къёла озадаченно присвистнула: они смогут разобрать подарки только к следующему дню рождения, не раньше. Но Лорниора так не думала. Девочка принялась торопливо открывать коробки.

-            Смотри, это украшения с планеты Конди! - жмурилась она от блеска драгоценностей.