Каталог статей.


Плохой друг. 7

Она долго бродила по городу и думала ни о чем. Вспомнила бабушку, вспоминала, как было хорошо быть маленькой и беззащитной.

В мире нет людей, которым мы нужны. Это всего лишь искусственно созданное убеждение, как муляж, бутафорский торт. Выглядит вкусно, а внутри пустота. Да и сам он вылеплен из картона.

Ключ вошел в замок, она переступила порог. В квартире было сыро, неуютно и уже почти темно. Мира не собиралась заходить к Яну. Не собиралась обсуждать, как она была счастлива, а потом ее послали на*уй из этой замечательной сказки.

Квартира, в которой никто не живет, сразу чувствуется. Здесь даже воздух становится другим. Но было абсолютно плевать на атмосферу, которая была вокруг. Гораздо важнее была атмосфера внутри. А там тоже было пусто, будто кто-то умер.

Мира свернулась калачиком на диване, накрываясь теплым пледом. Если бы можно было укрыться от всего на свете, она бы все деньги отдала, за такой плед.

Предательство еще долго остаётся в организме, это самый трудно выводимый токсин. Она плакала и понимала, что ни черта ещё не готова к этой жизни, никто не научил ее как правильно, а как нет. Как можно делать, и как нельзя.

Но ключ в замке повернулся, и входная дверь открылась, заставляя Миру сжаться сильнее и заплакать еще больше. Она не была готова ко встречи с ним. Не была готова, чтобы с неё срывали плед знакомые и родные руки, чтобы они прижимали к своей груди, гладили волосы. Мира почти задыхалась, когда он собирал губами ее слезы, она чувствовала себя ещё хуже от всех этих действий. Они ранили, выворачивали душу.

- Тише, малыш, ну что ты? - едва различимая за ее рыданиями и стуком глупого сердца фраза, как ещё щепотка

земли на собственноручно похороненное тело.

-            Скажи мне, что случилось?

Мира нашла силы посмотреть в его глаза, зная, что не имеет на это никакого права.

-            Все закончилось, - заикаясь от всхлипов проговорила она.

-            Он прогнал тебя? - Ян ласково провел ладонью по ее щеке.

-            У него есть другая, - проговорила Мира, чувствуя, как боль становится почти невыносимой.

-            У него всегда было много женщин, это не проблема, - Ян успокаивающе гладил ее спину. - Или я чего-то не понимаю?

-            Не понимаешь,- Мира попыталась его оттолкнуть, но ничего не вышло.

-            Ты что, дура? Я же тебе говорил включать мозги, и думать только ими,- Ян сильнее сдавил ее, что бы она перестала биться в его руках,- я мало тебе о нем рассказывал? Недостаточно, что бы ты поняла, что он животное? Оборотень, в человеческом обличье.

-            Я больше не буду с ним встречаться. Можешь искать себе новую подружку. У тебя же оказывается всегда есть запасные варианты.

-            Послушай, у нас почти все получилось. Ты должна взять себя в руки, девочка моя,- Ян гладил ее спину, уже чувствуя, как подступают волны желания.

Он соскучился, серьезно. Думал, что и она тоже. Но что-то было не так. Совсем не так, как должно было быть.

-            Ты влюбилась в него что ли? - Мира видела, как зрачки Яна расширились, дыхание стало более тяжёлым, а губы скривила усмешка. - Влюбилась, и тебя парит что у него есть другая баба?

Ян резко встал, так что кровать сильнее прогнулась, а потом подбросила Миру.

-            Ты влюбляешься во всех, кто тебя трахает?

Ян навис над ней, и ни один мускул на его лице не дрогнул от прилетевшей пощечины.

-            Я же тебе верил, думал мы делаем общее дело, думал наши отношения для тебя что-то значат...

-            Ты подложил меня под чужого мужика! - закричала Мира.

-            Я попросил тебя помочь мне проучить одну мразь, а ты разглядела в чудовище прекрасного принца?

Мира видела, как вздулись вены на его шее.

-            Я думал ты не такая, думал ты особенная. С первой встречи так думал, и до последнего сдерживал себя, чтобы держаться от тебя подальше, не марать своим грязным прошлым, а когда раскрыл все карты, я что получил? Очередной нож в спину?

-            Я тебя не предавала, не говори так! - Мира всхлипнула, чувствуя себя паршивее некуда.

-            Я бы ничего ему не рассказала, в любом случае. Ни о тебе, ни о нас. Никогда.

-            Ты просто шлюха. И это не оскорбление, а факт,- Ян оперся лбом в холодную стену, пытаясь привести свое дыхание в норму.

Сдерживая себя, чтобы не убить ее.

-            Я просто хотела быть счастливой. Чтобы меня любили,- Мира рыдала, переходя на крик,- я тебе не нужна, и ему не нужна. Никому! Ты и он очень похожи. Как отражение в зеркале, а я хотела найти хоть в одном чувства. Ко мне. Их нет, Ян.

-            Ты мне говорила, что любишь. Я места себе не находил. Думал, какая же я скотина, что же я делаю. А тебе оказывается, только в радость. Нравилось с ним? Нравилось, да?

Он подскочил, прижимая содрогающееся тело к кровати изо всех сил. Так, что Мира чувствовала, как ее грудная клетка прогнулась.

Она ощущала себя шлюхой. Теперь окончательно. Да ей нравилось, и да, она никогда не произнесет этого в слух, потому что находясь здесь, ныряя в прошлое, она была счастлива с Яном и ей было с ним хорошо. Тоже.

-            Что я должна сделать, что я должна сделать ещё чтобы вы оба от меня отстали? Это ты надломил мою жизнь, а он сломал окончательно.

-            Не ставь меня рядом с ним, даже в одном предложении. Он ничтожество, мерзость.

-            Ну так; и куда я тебе после него? - Мира уперлась руками в стальные плечи, выигрывая хоть немного воздуха.

-            Он сказал, что закатает меня в асфальт, если я предам его, - проговорила она, блуждая глазами по лицу Яна.

-            А ты сама чего хочешь? Что для тебя важнее, кто тебе нужен, Мира?

-            Уходи, пожалуйста. Дай мне побыть одной.

-            Осталось совсем немного. Ты должна закончить начатое.

Ты слишком много пережила. Я бы никогда не хотел тебя делить с кем-то. Тем более с ним. Я с ума каждый день сходил, когда тебя не было рядом. Знаешь, что нужно жертвовать иногда самим дорогим, что у нас есть, дабы добиться справедливости. Самым ценным. Я пожертвовал твоими чувствами. Надеялся, что они сильнее, чем всякая х*йня, которой он тебя успел подкупить. Нужно было просто убить его. Все равно мы теперь не можем быть вместе. Ты же влюбилась. И тебе стало по*уй на мои чувства, на мое желание быть с тобой. Сейчас, все зависит от тебя, Мира.

-            Я не влюблялась в него, - Мира ощутила, как ледяной страх сковывает ее горло.

-            Я просто жалел твою психику, только поверхностно рассказал, на что он способен. У меня есть видео, не одно видео где он издевается над людьми, многих из них уже нет в живых. Хочешь посмотреть? Показать тебе с каким наслаждением он это делает?

-            Хватит, Ян, пожалуйста, хватит, - Мира зажмурилась, пряча лицо в ладонях.

-            Прости, - Ян снова прижал её к себе, - прости, я просто ревную тебя, ревную как сумасшедший. Мне одна мысль

невыносима о том, на что я пошёл, но я больше не могу никому верить.

Ян отнял от лица ее руки, обхватывая его своими.

-            Девочка моя, маленькая моя девочка, мы же должны быть счастливы после всего, через что мы пойдём.

-            Я не могу тебе поверить, прости. Больше не могу. Не после всего, что произошло. Я хочу побыть одна.

Мира снова натянула на себя плед, и свернулась калачиком. Ян не уходил. Лежал рядом, тяжело дышал, и иногда гладил ее.

Мире даже не хотелось думать о его намерениях. Настоящий ли он сейчас, или нет. Она даже не заметила, как провалилась в сон, потому что в этой реальности больше оставаться не хотелось.

 

ГЛАВА 19

Митя проснулся обнимая подушку. Солнце, такое редкое среди этих дождливых дней, проникло сквозь толстые стекла и хоть и не грело, но отыгрывало лучиками на белоснежной простыни. Мите бы больше было по душе, если бы эти лучи играли на обнаженном теле Миры, которой почему-то не было рядом, но и так не плохо. Он потянулся, откидывая одеяло, открыл огромный шкаф, доставая оттуда домашние штаны и футболку. Митя редко одевал такую одежду, сейчас работа обязывала его носить костюмы, в которые он облачался с самого утра, а вечером просто скидывал их в корзину для грязного белья, и засыпал как убитый. Сегодня же, оц устроил себе полноценный выходной, с домашней одеждой, и одной молоденькой особой, которую он не отыскал даже в куче разворошенных вчера подарков.

Обойдя весь дом, его настроение стало еще более хмурым. Отсутствие контроля раздражало,и именно это превращало его в параноика. Закрывшись в кабинете, Митя открыл вкладку где отображалась съемка с его камер, еще раз осмотрел каждую комнату, которые, как им и полагалось раньше, были пустыми. После этого, Митя отмотал время. Немного полюбовался со стороны тем, что вчера происходило.

Черт возьми, он даже не задумывался, что камеры могут преподнести ему такие прекрасные кадры. Улыбнулся, когда Мира утром потянулась к нему губами, встала с кровати. Она была абсолютно счастливой. По крайней мере, об этом говорило приближенное изображение ее лица. А потом, потом она среагировала на его телефон.

Лицо на видео изменилось, и Митя не стал досматривать.

Во-первых, сперва его охватила злость.

Да, она его подружка, но и место нужно знать. Телефон для него был слишком личной вещью. Как зубная щетка или трусы.

А после, появился страх. Что если звонила одна из тех куриц, которые частенько обрывают его номер?

Он подхватился с места, разблокировал телефон и вошел в звонки.

-            Твою мать!- выкрикнул Митя, отбрасывая в сторону мобильный.

Ну а что, кого винить? Сам виноват. Еще вчера говорил на серьезные темы, обозначил их отношения, а сегодня конкретно облажался. Простит ли? Он бы не простил. Ни за что не простил. Разбил бы лицо, выбил всю правду, о том, где, когда и сколько раз, а после... После, наверное бы убил?

Привязанность выросла с геометрической прогрессией, он и сам не заметил, как из мужика, обычная девчонка, превратила его в ручную собачонку, которая готова служить, лежать в ногах и облизывать ее.

Митя задержал палец над ее номером, но потом просто его отбросил. Что он скажет? Не бросай трубку, это не то, что ты подумала? Да она даже не поднимет.

Митя взъерошил волосы, не зная что ему делать. Покупать огромный букет, скрестись под дверью, устраивать очную ставку со звонившей и доказывать, что она ничего для него не значит? Может быть это сработает? Жестоко, но это не оставит шанса сомневаться. Митя ещё раз вошел во входящие, набирая номер, который уничтожил его идеальное утро, а все кто портят его жизнь, обязаны за это ответить.

Мира проснулась с головной болью,и ощущением, что в глаза засыпали килограмм песка. Но сквозь прикрытую дверь пробивалась полоска света и вместе с ней, аппетитный запах. Мира поднялась, чувствуя неприятный озноб, который бывает во время простуды, и прошла на свою кухню.

-            Ты вовремя, - обернулся Ян, отставляя в сторону вымытую тарелку.

-            Что ты делаешь? - Мира залезла на стул с ногами, глядя как на плите стоит кастрюлька.

-            Перцы фаршировал. Сомневаюсь, что у меня получилось так же вкусно, как и у тебя, но я старался.

Мира с удивлением наблюдала за тем, как он открыл крышку,и выложил вначале на одну, а после на вторую тарелку по фаршированному перцу. - Осторожно, горячий.

-            Я не голодна.

Она отставила тарелку подальше и грустно улыбнулась.

Это ли не то, чего она хотела совсем недавно? Ян рядом, здесь и сейчас...

-            Слушай, у меня для тебя кое-что есть. Не думаю, что это будет приятно слушать, но... Наверное, я должен тебе это включить.

Ян повертел в руках мобильный, будто бы еще колеблясь, а после, зашел в аудиосообщения.

-            Да по*уй мне на нее. Я ещё за пи*дой не бегал. Разницы никакой нет, внутри они бл*ть, все одинаковые.

Голос был знакомым. Почти родным. Почти. Если бы не все слова, которые лились из динамика. Грязные и ужасные. Позволял ли себе Митя при ней настолько нецензурно выражаться? Точно нет.

-            Это обо мне?- она подняла глаза полные слез, и размытый силуэт Яна приблизился к ней.

-            Слушай, Мира.

-            ... Выкинь ее где-нибудь посреди трассы, я е*ал ее истерики. Телефон и деньги тоже забери, пусть за автостоп наяривает, шкура.

-            Выключи, - Мира поморщилась не в силах больше этого слушать.

-            Это не о тебе, это еще об одной. Такой же как и ты. Он не разделяет.

-            ... Что я себе ещё одну шлюху не найду? У мяса все равно короткий срок годности, это протухло.

Запись закончилась,и Мира посмотрела на Яна, сидящего в её ногах.

Он достал из кармана второй телефон, ее, и положил на стол рядом с ней.

-            Он звонил уже два раза.

Мира продолжала смотреть на Яна, как-то отстраненно, словно ее и не было в этом теле.

Внутри что-то окончательно сломалось. Мира чувствовала себя игрушкой, попавшей в руки злобному мальчишке, который вначале вырвал их суставов руки, после выдернул волосы, прожег спичкой глаза, и от злости пнул, как футбольный мяч, который ему так и не подарили.

Внутри все так же было зябко, как будто смерть действительно накинула на плечи свое черное одеяние.

Телефон завибрировал снова, и Мира взяла его в руки.

Ее опустошили до последней капельки. Вынули все, что было внутри,и так хотелось чем-то это заполнить. Нет, она не была шлюхой, как говорил Ян, не была мясом, как считал Митя. Она просто хотела любви. С рождения, с детства, хоть на минуту в этой гребаной жизни она хотела чувствовать, что ее кто-то любит.

Мира подняла трубку, не отрывая от Яна своих глаз.

-            Через полтора часа буду у себя дома, - проговорила она, не желая слушать, о чем говорили по ту сторону,и сразу же нажала отбой.

-            Сейчас нет пробок, часа пол ехать, - хмурясь проговорил Ян, когда она притянула его за голову, ища в обычном поцелуе спасение. Стягивая платье, и ища исцеление в прикосновениях, вакцину в горячем дыхании, и таблетку в резких толчках.

Ей. Просто. Хотелось. Любви.