Каталог статей.


Золотая рыбка. 6

За эти дни, он изрядно истосковался, вымотал себя ее образами, что въелись в память, оставляя там глубокий отпечаток.

И вот тогда то, ему будет плевать на ее запреты, протесты и спесь. Тогда то, Денис схватит Золотую в свои

объятия, и она уже не сможет вырваться. Его шестое чувство пробудилось, уверяя в том, что Кира с ним на одной волне.

Золото, которое было у нее в крови, в которую Денис испачкался, когда нес ее на руках; золото, которое было в слюне, которую она передала ему своим поцелуем, метастазами разнеслось по всему организму, как самая опасная болезнь. Денис был болен ею напрочь, до мозга кости, до дрожи в руках, до сладких кошмарных снов, в которых Золотая являлась ему.

Парень крепче вцепился в руль, пытаясь прийти в себя.

" Соберись, тряпка”,- приговаривал он сам себе, - " ты нужен совсем для другого.”

Одни рождены ползать, а другие летать. Денису же было плевать на оба вида, потому что, каким-то чудом, ему было необходимо видоизмениться настолько, чтобы уметь приспосабливаться по обе стороны баррикад. Иметь сильные крылья, чтобы взлетать как можно выше, иметь незаметный окрас, чтобы не выделяться среди серости. Хранить в себе силу, чтобы свое не стало чужим, и умудряться лить елей в уши, как благостный нектар, когда это необходимо. И как вы считаете, удобно жить в таком гибридском тельце? Пушистом, колючем, гладком, горячем и холодном одновременно?

Ни хрена не удобно.

Порой от того что целостность не чувствуется, у Дениса рвало крышу. Он был разбит внутри на миллион своих клонов, которые монотонно выполняли работу. Этому улыбнуться, этому пожать руку, этого поблагодарить за подачку в виде заработной платы. А уже по дороге домой, нестерпимо хотелось на кого-то нарваться и молотить бедолагу до кровавой жижи, пока не отпустит. Пока не вырвется наружу вся чернота, а перед глазами не запляшут полосы отсутствующего сигнала телевизора.

Но сегодня он был не один. Не на задворках своего района, и преследовал новую цель.

Бл*дство чистейшей воды.

Их встретили на входе, незаметно скользнули взглядом по одежде, уделив Денису немного больше внимания.

Тона заведения были пастельными, никаких кричащих элементов, словно не желая привлекать на себя внимания, они делали акцент на посетителях. Однако роскошь может быть не только кричащей. Денис увидел, как в огромном зеркале, в массивной раме, отразились их фигуры. Тряпки действительно придавали ему солидности. Ника уверенно повела его в главный зал, с достоинством обхватывая его руку.

Черный кожаный диван, налакированный стол, в котором можно увидеть свое отражение, сверхвысокие потолки снова заставили себя почувствовать не в свое тарелке.

Как она там сказала? Кафе? Денис мысленно ухмыльнулся, отпихивая подушку в сторону.

Это еще зачем? Типа сидел,и захотел прилечь?

Люстра, словно большой массивный канделябр, находилась прямо над ними и Денису невольно вспомнилась церковь. Там он видел что- то подобное.

-            Ну как тебе?- Улыбнулась Ника, замечая, что все это, приводит Дениса в восторг.

-            Впечатляет,- коротко кивнул он,- прям чувствую себя Золушкой на балу.

Подоспевший официант, вежливо представился и предложил паре меню.

-            Я предлагаю сегодня насладиться море-продуктами. Здесь отличный шеф- повар.

-            Рули процессом,- согласно кивнул парень,- я голоден и готов съесть хоть целого кита. Здесь подают кита?

-            Нет.

-            Плохая кафешка,- умозаключил он.

-            Нам пожалуйста крудо из дорадо,- даже не вникая в меню, произнесла Вероника,- и вдову Клико.

Официант услужливо кивнул и не доставая лишними

репликами и рекомендациями, обещал подать ужиц в течении двадцати минут.

-            Вдова?- Денис сдвинул брови,- это ещё кто?

-            Это вино,- рассмеялась девушка,- не бойся, людей мы есть не будем.

-            Что за идиотское название?

-            После того, как Франсуа Клико умер, он оставил своей жене компанию, которая занималась банковским делом,торговлей шерсти и изготовлением шампанского. Мадам Клико, направила все свои силы именно в последнюю отрасль.

-            Любила видимо выпить,- хмыкнул парень.

-            Клико совершила большой прорыв в технологии шампанизации, именно она избавила игристое вино от некрасивого осадка. После ее смерти, "дом Клико”, стал именоваться, как "Вдова Клико". Вот так вот,- Вероника окончила краткий экскурс и улыбнулась.

Из рубрики : " почувствуй себя тупым" . Откуда же простым смертным знать о таком? Даже пиджак стал сжимать со всех сторон от этого пафоса.

-            Я на минутку отойду? - Ника взяла сумочку, собираясь встать.

Ее фигура отдалялась куда- то в сторону, а Денис, с интересом, принялся рассматривать все вокруг.

Породистые девочки, одна краше другой, сидели за небольшими круглыми столиками, ровно держа спину. Казалось, что под облегающим платьем к ним привязана палка, которая не дает согнуть плечи. Это очень бросалось в глаза. А ещё бросалась в глаза кожа, длинные не естественные ресницы, пухлые губки, волосы разного цвета, но одной длины по пояс. Парню показалось, что он сидел не в кафе, а в миниатюрном кукольном домике, густозаселенном самыми дорогими моделями Барби.

Он вертел головой, откровенно рассматривая все, что попадало в поле зрения, пока отсутствовала Ника.

Внезапно, взгляд Дениса пал на стол у окна, тоже большой, похож на их. Эффектная брюнетка, в ярко- красном топе, с до боли знакомыми чертами лица и грустными глазами. Внутри все рухнуло, а подняться сил уже не было.

Что он там хотел в машине? Схватить ее? Прижать к себе?

"Ты трус Денис, трус”- вещал внутренний голос, пока парень не моргая следил за ней.

Одна, она сидит совсем одна. Это ли не тот самый шанс? Шанс получить все и немножко больше? Цепочка жгла шею, напоминая о себе. А что, в любом случае, все можно спихнуть на нее.

Денис резко встал, опасаясь, что пока он будет мямлить, явится Ника, и он не успеет ничего сказать. В глазах даже потемнело. Сердце заглушало своим биением не громкую музыку и голоса людей. Идти было совсем немного, но ватные ноги не слушались и каждый шаг был подобен первому.

-            Привет,- Денис присел на диван напротив, стараясь не выдавать волнение.

-            А ты что здесь делаешь? - Задала вопрос Кира, действительно удивившись.

-            Пойдем, нам надо поговорить,- парень схватил ее руку, крепко сжимая.

-            Я не одна, и ты видимо тоже.

-            Мне это не мешает. И тебе тоже. Пойдем, если не хочешь, чтобы я выволок тебя отсюда. Я каждый день, мать твою думаю о тебе.

-            Хороший костюм, только он тебе не идет,- Кира попыталась одернуть руку, но Денис только усилил хватку, делая ей больно.

-            Ты так считаешь? - Парень и бровью не повел не сводя глаз с нее.

Она была просто великолепна. Он боялся, что отведи он взгляд и она исчезнет. Растворится. Разве не судьба второй раз подсовывает ему шанс?

-            Именно. Ты идиотски смотришься.

Денис на секунду отпустил ее руку и Кира немного расслабилась. Обиделся? И хорошо. Она привыкла всех обижать и быть плохой. Все вокруг такие тонкие натуры, даже тошно.

-            А так? - Парень снял с себя пиджак, оставаясь в белоснежной рубашке.

-            Что ты делаешь? - Прошипела Кира, замечая на себе посторонние взгляды.

-            Тебе же не нравится,- пожал плечами он.

-            Главное, чтобы Веронике нравилось. Это же она тебя сюда притащила?

-            Ты ревнуешь, Золотая?- Денис улыбнулся, расстегивая на рубашке пуговицы.

Тут уже Кира конкретно запаниковала. Сейчас придет на пару минут отошедший Гера, и неизвестно, чем все это может окончиться. Еще раз доставлять ему боль, издеваться и смотреть, не было никакого желания.

-            Хорошо,- сдалась девушка,- пойдем выйдем.

Она поднялась с места, направляясь к выходу и лихорадочно соображая, где можно спрятаться от Германа. Он не должен увидеть их вместе. Не сейчас. Не сегодня.

-            Нам нужно поговорить где-нибудь, не долго, - Кира подошла к девушке, стоящей за стойкой.

Она лишь молча кивнула, но Денис прочел в её взгляде ничто иное, как удивление. Неужели он действительно выглядит настолько тупо? Естественно, есть несовместимые вещи.

Их с Кирой завели в небольшой зал, и оставили наедине. Какая-то випка, не иначе.

-            Я весь во внимании, - Денис сложил на груди руки, глядя на девушку.

-            Совсем уже крыша съехала? - Она принялась расхаживать между столов, как назло демонстрируя все свои лучшие стороны.

-            Ты же пожелала уединиться?

-            Я сделала все, для того чтобы Герман не вышиб из тебя последнее дерьмо.

-            Беспокоишься обо мне?

-            Жалость к униженным и убогим не грех.

-            Ты каждый раз повторяешь это, когда выходишь с ним на люди?

-            Слушай, что тебе от меня надо? - Вспыхнула Кира.

Длинный тонкий каблук, неспешно отстукивал о плитку. Красивые пальцы, водили по гладкой столешнице, когда она огибала очередной стол.

Гибкая, плавная, идеально сложенная.

-            Мальчик попал в другой мир, и считает, что имеет здесь на что-то право? Глупая ошибка, - Кира цокнула языком. - Тебе здесь ничего не светит.

-            А я упрямый, - Денис в упор смотрел на девушку, расхаживающую по небольшому помещению, и подавлял желание переубедить её в обратном.

-            Расшибешь лоб, и разобьешь коленки. Тобой перекусят и выплюнут.

Кира подошла ближе, делая вид, что ее интересует положение его воротника. Часть цепочки попала в поле зрения, но она решила игнорировать это. Слабые места, на то и слабые.

-            Думаешь, ты нужен Веронике? Пришёл весь такой самоуверенный, нарядный, ты знаешь во сколько обходится здесь средний чек на человека?

-            Нет, - Денис ухмыльнулся, глядя на девушку сверху.

-            И ещё смеешь подходить ко мне и пытаться о чем-то говорить? Ты кто такой вообще?

Кира отпустила его рубашку, желая дальше отправиться в свое путешествие.

-            Не мельтеши! - Денис подхватил её за талию, усаживая на край стола.

Кира с силой толкнула его плечи, и когда поняла, что этот метод не действует, залепила звонкую пощечину.

Кто вообще дал ему право, её хватать? Она толкала почти идеальную речь, держалась независимо и отстраненно, напуская на себя все величие, на которое только была способна, а ее грубо перебили и посадили на стол болтать в воздухе ножками? Это раздражало как никогда.

-            Если ты высказалась, теперь говорить буду я.

Сжав зубы процедил Денис. Он проглотил эту пощечину.

Едва не подавился, но проглотил. Придавив её руки к столу, как тисками, он грозно нависал сверху. Неужели эта девчонка действительно ничего не боится? Или у него на лбу написано то, что он не способен сделать ничего плохого? Но это же бред, бред же?

-            Я сказала все что хотела, убери свои руки, мне плевать, что хочешь сказать ты.

Кира трепыхалась под ним, изо всех сил. Не желая уступать.

-            Нет ты выслушаешь...

-            Нет я буду говорить тебе в параллель, чтобы заглушить это никчемное жужжание.

-            Ты будешь слушать, Кира, - Денис усилил нажим, и заметил как она поморщилась, но уперто скрыла это.

-            Меня не интересуют бредни рожденные в твоей голове, - Кира попыталась стукнуть парня ногой, но он прижал её колени своими.

Внутри нее все бушевало от гнева, она чувствовала себя бабочкой, которую прикололи к полотну, еще живой.

-            Меня тоже мало интересует то, что интересует тебя.

-            Можешь держать меня сколько угодно, хоть сверху ложись, тебе все равно не заткнуть мне рот.

-            Сверху говоришь? - В глазах Дениса мелькнул нездоровый огонёк, и Кира по-настоящему испугалась.

-            Это было образно, идиот, - уже без львиной доли спеси, проговорила она.

-            Я всегда все понимаю прямо, Золотая.

Денис опрокинул её на спину, так, что воздух из легких вышел без остатка.

-            Это все не от большого ума, - Кира старалась выискивать колкости из последних сил, но понимала, что это все уже выглядит убого.

Она чувствовала себя распятой. Связанной по рукам и ногам. Пригвожденной к этому столу, внимательным взглядом.

-            Есть много способов, заставить закрыть кому-то рот, - проговорил он, опуская взгляд на ее губы. - Тебе повезло, потому что ты провоцируешь меня на самый приятный из них.

И не нужно сейчас делать вид, что тебе все равно, не нужно делать вид, что ты не хочешь меня.

Денис прижался к ней своим телом, еще крепче сжимая руки.

"Чувствуй меня. Так же сильно, настойчиво, как и я тебя."

Он провел языком по тоненькой шее, даже не сомневаясь, что ее тело тут же ответит дрожью на его прикосновения.

Еще пару секунд, и их губы слились воедино.

Вот оно. То самое необходимое. Честно говоря, Денис думал, что все будет намного сложнее. Его Золотая совсем перестала вырываться из плена, либо смирившись с этим, либо наслаждаясь.

Еде то за стеной сидела другая девушка, и наверняка задавалась вопросом, куда он исчез, возможно она даже спросила у кого-нибудь, но вряд ли получила ответ. Да даже если и получила, его это не волновало. По крайней мере сейчас, когда он повторял то, что уже делал ранее, только теперь более старательно и глубоко, без лишних глаз, и она ему отвечала.

Мать вашу, отвечала с таким безумным жаром, что рубашка на его теле, который раз за это короткое время казалась неуместной.

Он осторожно опустил руку на ее колено, проверяя, позволит

ли она ему что-то большее, выпущенное запястье, в тот же миг взметнулось и обхватило его шею.

Лечат ли безумство поцелуями, или они наоборот провоцируют прогресс?

В том, что Кира безумная, он уже давно убедился, то, что ему ничего не светит, знал и без неё. Но нахождение с ней рядом, напоминало изощренную пытку. Денис чувствовал себя изголодавшимся человеком, перед которым ставили аппетитный, в меру прожаренный стейк, аромат которого скручивал желудок в узел. Протянешь руку – верёвка, привязанная к ней натянется, срывая с крепления "барашек", который отрубит кисть. Не протянешь - медленно и мучительно будешь сдыхать от голода, чувствуя, как все слипается внутри.

Но Денис не мог терпеть, не мог ждать медленного и мучительного конца. Он в который раз тянул к ней руки, и гильотина исправно работала, отнимая у него же, его части.

И как остановить это безумие? Как разорвать то, что и так тонко? Рука Дениса скользнула выше, забралась под тесную юбку, слишком тесную, чтоб её черти подрали, и впилась в бедро.

Кира лишь сдавленно простонала, чувствуя его злость.

-            Мне не нравится твоя юбка, проговорил он, - давая ей вдохнуть. - Она не позволяет мне добраться до твоей задницы.

-            Хватит, Денис,- умоляюще простонала девушка, чувствуя, что она находится на грани.

На той самой грани добра и зла, когда она готова отречься от света и примкнуть к тьме. Наплевать на моральные принципы, семейные ценности и узы дружбы. Еще немножко, и она предаст Германа, и так же подло подставит Нику.

-            Хватит говорить мне хватит,- раздраженно ответил парень, жестко раздвигая ее ноги.

Узкая юбка задралась насколько это возможно, но полного доступа к желаемому так и не открыла.

Главный непреодолимый барьер. Им выступал ни Гера, ни Ника, ни на удивление Кира, а именно это гребанная красная юбка.

-            Мы должны вернуться,- снова слабый протест снизу, хотя руки, жадно изучающие его тело, просили совсем об обратном.

-            У меня нет долгов. Я никому ничего не должен,- отчеканил Денис, задирая ее короткий топ и открывая себе тем самым изумительный вид.

Наверняка, здесь есть камеры. Но Кира совсем потеряла себя, провалилась в темную бездну, когда его губы обхватили ее грудь.

Она громко застонала, выгнувшись, забыв совсем обо всем.

Ее главным желанием было, что бы это не кончалось никогда.

В дверь негромко, но уверенно постучали, спихивая ее с мягких небес, на грубый стол. Девушка встрепенулась, осознавая насколько все это было глупо. Она же знала, что их будут искать, знала, что ничем хорошим это не закончится. Тогда зачем позволила?

Другая Кира внутри нее, оказалась сильнее и взяла все в свои руки, а когда получила желаемое, скрылась, не рассказав, что делать дальше.

Поправив свою одежду, она пригладила руками волосы, и мысленно поблагодарила Бога, за то, что додумалась воспользоваться стойкой помадой. Однако, она все равно была уверена, что от глаз постучавшего, не скроется ни припухлость губ, ни ошалелость в глазах.

"Только бы это был не Герман" - вертелось в её голове, вместе с мучавшим её вопросом: что делать дальше? Может ли вообще иметь какое-то значение то, что сейчас произошло? Как быть, и как себя вести, после того, что она себе позволила?

Открыв дверь, она облегчённо выдохнула, когда увидела, что за ней стоит девушка, которая их сюда и впустила.

-            Ваш спутник ищет вас, уже два раза подходил, и спрашивал все ли с вами в порядке, и не нужна ли вам помощь?

-            Спасибо, что сказали.

Кира обернулась в сторону Дениса, его грудь все ещё неспокойно поднималась, а в глазах не потух тот огонек, что заставлял впивать ногти в ладони.

Что она должна сказать ему? Что ей все понравилось, и они теперь пара? Или то, что она тоже хочет его, и теперь ей плевать на все и на всех? Не один из вариантов ей не нравился. Все казалось до ужаса кривым и неправильным.

-            Прости, - произнесла она одними губами, и прикрыла за собой дверь, выходя из комнаты.

В первую минуту Денис не поверил своим глазам, во вторую поверил, и его удивление сменила слепая ярость.

Серьезно?! Прости? Прости за что? За то, что почти заставила поверить в то, что человек которому не все равно, не способен на такую страсть, или за то, что на мгновение позволила ощутить счастье, а теперь оставила с разбитым корытом? Желание вытрясти всю дурь из нее вернулось с новой силой, и он рывком распахнул дверь возвращаясь в зал.

-            Ты что так долго? - Герман приподнялся, поднимая с дивана шикарный букет алых роз, тон в тон к её сегодняшнему наряду.

-            Все хорошо?

-            Я не знаю,- растерянно ответила Кира, хватая бокал со стола.

-            Ты себя хорошо чувствуешь? - Гера оставил букет, придвинувшись ближе к сестре,- ты вся бледная. Что болит?

Девушка прикрыла глаза, ощущая смесь стыда и отвращения к себе. Болит чувство недосказанности, болит страх, страх обидеть и ранить близких людей.

-            Все хорошо, родной,- попыталась выдавить из себя улыбку, девушка, касаясь слегка небритой щеки брата.

Герман тут же отреагировал на ее жест, целуя руку. От этого стало мерзко еще больше. Как вообще такое возможно? Пропустить через свою шкуру всю палитру эмоций. От самых

ярких, страстных, безумно приятных, неопознанных, до полной ненависти к себе.

Кира подняла глаза, потому что знала. Знала, что в другом конце зала, за ней следит пара глаз.

Кира поборола свой страх, и пошатнулась от того, что увидела. Таким взглядом можно проклинать, и не надо тебе ни каких особых знаний и способностей. Если между двумя людьми появилась связь, её можно чувствовать и на физическом уровне.

Ей казалось, что ещё один выстрел и она мертва.

-            Видела, кто там сидит? - Перебил Нику Денис, совсем не вникая в то, что она говорит.

-            Кто? - Девушка обернулась, глядя через плечо, и изобразила неподдельное удивление.

-                  А у них, я смотрю, все сдвинулось с мертвой точки? - Вероника посмотрела на Дениса, анализируя его реакцию.

Задело или нет?

-            Может, пойдем и спросим у них об этом?

-            Да ну, не удобно, - воспротивилась Ника. - Они же вдвоём, наверное, хотели... Вот тебе было бы приятно, если бы к нам кто-то подсел?

Честно? Да. Это было бы просто прекрасно, но произносить этого парень конечно же не стал.

-            Ну мы не долго, - Денис встал, обхватывая ладонь девушки, и ей ничего не оставалось, как посеменить следом.

-            Добрый вечер, не помешаем?

Денис подошел к злосчастному столу, мысленно призывая болтушку-Нику, пустить свои умения в нужное русло, и она не подвела:

-            Кира, Гера, одними дорогами ходим.

Кира вымученно улыбнулась, а Герман решил не напрягать себя и этим. А после того, когда Денис сел рядом с его сестрой, оставляя Нике место рядом с Германом, выпустил наружу неприкрытую ненависть.

-            Что вы сидите скучаете?

Кира вздрогнула, когда на ее бедро уверенно легла рука, вспоминая как правильно дышать, не привлекая к себе внимания.

-            Мы не скучали,- процедил каждое слово с особым недовольством Герман.

-            Какие красивые цветы,- Ника не удержалась и прильнула к букету,- повод есть? Может я не в курсе?

-            Нет никакого повода,- ответила Кира, хотя вся ее сосредоточенность была направлена под стол, туда, где рука Дениса, властно сжимала ее бедро, медленно, но уверенно поднимаясь все выше и выше.

-            Я не думала, что увидимся здесь,- пожала плечами Ника.

Глупое вранье. Она посмотрела на Дениса, который даже не

смотрел на Киру, и немножко успокоилась. Может быть, его страсть поутихла?

-            Первый раз здесь? - Обратился Г ера, к Денису, пытаясь изобразить неподдельный интерес.

-            Да, Ника вот пригласила,- широко улыбнулся парень, раздвигая колени Киры ладонью настолько, насколько это позволяла ее тесная юбка.

Гели бы в зале был не такой приглушенный свет, не этот интимный полумрак, то возможно, кто-нибудь, из сидящих напротив и заметил бы что творится под столом.

-            И как тебе здесь?

-            Здесь? - Денис скользнул непозволительно высоко.

-            Ещё не знаю, но уверен что понравится.

Кто-то внутри нее издал продолжительный "оох", и внутри что-то рухнуло.

Кира опустила руку вниз, и вцепилась ногтями в его кожу, заставляя остановить эту наглость.

Денис улыбнулся. Она не видела этого, а почувствовала, когда он нежно погладил костяшки её пальцев.

-            С чего такая уверенность? - Герман переплел замком пальцы, держа их перед собой.

-            Мне кажется, что меня всегда будут хорошо принимать. И там, и здесь, и везде.

Кира вспыхнула как подожженная спичка, она не верила своим ушам.

Ведь ей не казалось это? Ведь он действительно имел в виду то что...

-            Кира, а что с тобой? - Участливо поинтересовалась Ника, - ты приболела?

Хотелось встать, и раскинув руки в стороны заорать: да. Приболела. Тронулась умом и заразилась слабоумием растеряла свою гордость, краснея от пошлых фразочек и бесцеремонных прикосновений. Не даром сегодня так вырядилась.

Кира находилась в абсолютной растерянности, потому что с неё в два счета сшибли корону и заставили притихнуть.

-            Неважно себя чувствую,- выдавила из себя девушка, действительно не соврав,- мы хотели с Германом побыть наедине.

-            У вас свидание? - Сдвинув брови, поинтересовался Денис.

Ну же, пусть она ответит. Явно же, что дорогая бутылочка

вина, роскошный букет роз не был обычным семейным ужином. И ее наряд до безумия сексуальный, был одет не для него. Для брата постаралась?

-            А у вас? - Переспросила Кира, впервые за все это время столкнувшись с ним взглядом.

Если она скажет, что у них с Германом обычный ужин, совместное времяпровождение, то ни капли ни соврет и не обидит брата. А что же скажет Денис? Вряд ли ему удастся ответить так же неоднозначно.

-            На свидание принято приходить с цветами, - ухмыльнулся он.

-            И все же?

-            Что? - Широко улыбаясь спросил он.

-            У вас свидание? - Раздраженно повторила Кира.

-            Ну я же ответил...

-            Ты не ответил!

-            Кира, - одернул её Герман. Его взгляд требовал, чтобы она пришла в себя.

-            Какая разница каким словом называть это? Свидание, не свидание, - проговорила Вероника. - Нет ничего более сильного и созидательного, чем пустота, которую люди стремятся заполнить.

-            Опять завела свою шарманку, - Герман недовольно цокнул.

-            Разрешите, я оставлю вас,- Кира была на взводе.

Ей казалось, что еще несколько минут в этом сумасшедшем доме, в который она собственноручно засадила себя, и она свихнется полностью. И если это произойдет, то никакой ток уже не поможет.

Денис услужливо встал, пропуская девушку.

-            Хватит так смотреть,- прервал его зрительный контакт, с удаляющейся фигурой Киры, Герман.

-            Да ладно? А то что? - Денис чувствовал напряжение, и винил в этом всех собравшихся здесь людей.

Хотелось вытолкать их с особой злостью, и остаться наедине с Золотой.

-            Перестаньте,- толкнула в бок Геру, Ника,- не нужно портить отдых.

-            Кто его здесь может испортить, перестань, - Денис улыбнулся Нике.

-            Так, а что с Кирой? - Встрепенулась подруга. Она звонила мне недавно, говорила, что плохо чувствует себя. Бледная вся в туалет побежала. Не беременна?

-            Что ты несешь? - С ненавистью процедил Герман.

Одна только мысль о том, что внутри его любимой девушки, может расти чужой плод, убивала его.

-            Нет, ну а мало ли. Надо будет разузнать у неё.

Вероника притихла, когда Кира вернулась, немного свежее, и румянее.

-            Ты не пересядешь? - Спросила она, остановившись рядом с подругой.

Денис громко фыркнул, а Вероника лишь согласно кивнула, освобождая место, рядом с Германом.

Как только, Кира села, ей стало немного легче. Наличие родного человека, немного поумерили пыл и вернули с небес на землю. Оно и хорошо.

Так она чувствовала себя увереннее.

Кира придвинулась поближе к Гере, и положила свою голову ему на плечо, а спокойствие, растекалось по ее телу.

Герман напрягся, но не растерявшись, приобнял сестру за талию.

Сейчас ему хотелось остаться с ней наедине. Или и так нормально? Пусть этот козел смотрит и понимает, что у него нет шансов.

-            Кирюш, точно все в порядке? — Ника состроила грустный вид, и не упустила случая прижаться к Денису. На ее взгляд, все складывалось наилучшим образом.

-                  Может температура? - Герман приподнял девушку за подбородок, и прикоснулся губами к её лбу. - Холодный...

Челюсть Дениса напряглась, как и его руки. Что все это значит? Новая игра, в которой его снова облапошили? Какого черта она меньше часа назад, так самозабвенно отдавалась его рукам, а теперь сидит притулившись к этому уроду? Чем наполнена её голова?

Подгоняемым каким-то нелогичным порывом, он притянул к себе Нику, и потершись носом о её ухо, прошептал первую пришедшую на ум романтическую хрень, которые действуют на девушек безотказно. Ника засмеялась, и чмокнула его в губы.