Каталог статей.


Темный лорд. 7

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

- Эй, ну, Хесс, почему ты никогда меня не слушаешь? Вот же ты идиотка, Хесси. Очнись же!

 

Голос Аластора и мертвого поднимет. Причем не думаю, что это в переносном смысле. А я была живой. И очнулась, когда он принялся едва ли не орать мне в ухо. Еще и руку на живот положил, прямо под майку. Рука оказалась теплой, даже горячей. И мне не нравилось, что от прикосновения внутри разливалось нечто приятное и тягучее. Как темный мед. Сладкий и с легким оттенком горечи.

-            Лапы. - я открыла глаза и повторила. - Убери лапы.

Аластор немедленно отдернул руку и даже поднял ее кверху.

Подумал и поднял вторую, помахал ими.

-            У меня руки, милая. Лапы это к Лексу в его второй ипостаси. Как ты себя чувствуешь? Мозги не превращаются в кисель? Не тошнит? Кожа не отслаивается? Не хочется орать от кошмаров?

-            Заткнись! - сделала я большие глаза.

Но после таких вопросов прислушалась к себе. Нет, все было в порядке, ну насколько может быть после обморока. По крайней мере того, что перечислил Аластор, у себя не нашла.

-            Я в норме.

-            Я очень хочу тебя отшлепать. - рык Аластора заставил Кесси поджать хвост и удрать под кровать. Оттуда мигом донеслось шипение, писк и чавканье. КатШи кого-то нашла.

-            Рискни. - зарычала я в ответ.

-            Рискну, Хесси, если продолжишь лезть туда, где опасно. Ты же заглядывала туда, когда они были удовлетворены. И то потом обвешалась ловцами снов, чтобы не сойти с ума от кошмаров. Какого черта, Хесс!

-            Первое - не ори. - предупредила я. - Второе - все же хорошо. Третье - мы с тобой в связке из-за обещания перед Мэб. Судьба

Лэйгена неизвестна. Если ещё и тебя прикончат или высосут как персик, то жить мне считанные секунды.

-            Отлично.

Аластор заглянул под кровать, покачал головой и предупредил:

-            Кесси, кости выкинуть. Иначе будут вонять. Я ведь недавно выводил всех гомункулов. Откуда они лезут?

-            Еомункулы.

Я скатилась с кровати, больно ударившись коленями о твердый пол. Аластор не слишком любит ковры, предпочитая паркет из редких пород деревьев или роскошную каменную плитку.

-            Ал! - я уже наполовину забралась под кровать. - Ал, как давно гомункулы появились опять? И... Мэри что-то сказала? Кесси, отдай!

-            Мое! - проурчала КатШи сквозь набитый рот. - Мое. Отдай. Он сырой. Тебе не понрави...ом-ном-ном.

Но я все же вытащила у нее из пасти остатки гомункула и прямо сидя на полу начала разглядывать. Теплое дыхание на щеке подсказало, что Аластор присоединился ко мне.

-            С каких пор ты ешь гомункулов? - поинтересовался он особенным шепотом, от которого мурашки возбуждения по телу.

У кого угодно, но не у меня.

-            Очень смешно, Ал... Аластор.

-            Мне больше нравится Ал, Хесси. Заметь,так меня называть можешь только ты.

-            Спасибо за доверие. Смотри, что это?

Кесси успела сожрать добрую половину гомункула, оставив задние ноги и часть спины. Вот на ней то я и заметила что-то странное. Что-то... неправильное.

Это выглядело как рисунок. Но при этом не являлся им. Скорее татуировка, которую кто-то или что-то наложил красками. И касаться ее не хотелось.

-            Не понимаю. Гомункулы...

-            Да, на их телах не бывает узоров. Знаешь, почему жители подвала разнервничались?

-            Почему? - спросила Кесси вместо меня. - Дайте я доем.

Я молча показала ей кулак. И взглядом посоветовала сидеть под кроватью и облизываться. Не выношу, когда она сжирает добычу и не вылизывает шерсть от крови.

Аластор провел пальцем по остаткам гомункула.

Поморщился.

-            Хесс, на теле Мэри было то же самое. Она... сгорела. Сгорела, едва ее начали допрашивать.

Мы встретились взглядами.

-            Сто... - прошептала я. - Сгорела? Мэри? Ты уверен?

-            Рассыпалась пеплом.

Мне показалось во взгляде Аластора мелькнуло нечто, похожее на панику. Или растерянность. Оно и понятно. Огонь, который в мгновение ока сжигает до пепла...

-            Кто-то не хотел, чтобы его узнали?

-            Ты ещё не родилась, Хесс. - Аластор потер лоб, хмыкнул. - Впрочем, я тоже. Война с демонами закончилась примерно за пару лет до связи моих родителей. В принципе, думаю, поэтому Мэб обратила внимание на моего отца-смертного. Она хотела отвлечься от ужасов войны. Думаю, Королевы до сих пор просыпаются от кошмаров. Они смогли выгнать демонов, только объединив силы. Но полностью запечатать вход в их мир, так чтобы никто не пролез...

-            Мелочь пролезает.

-            И это доказывает, что пока врата работают, не пропускают тех, кто способен реально навредить Тир-На-Ног. Мелочь они пропустят, могут не заметить.

-            Системы не без изъянов. - заметила я. - Так, что будем делать с этим?

-            Я доем. - буркнула КатШи из-под кровати. - Он был жирненький.

-            Иди на кухню и попроси свежего мяса. - предложил Аластор. - Хесс, за мной.

-            Куда?

-            Перекусим по дороге и отвезем гомункула старику Рику.

-            Фу! - вырвалось у меня.

-            Он хороший специалист, ладно? Потому будь паинькой. Что ты на меня смотришь?

Я и правда сидела, и пялилась на Аластора. Потому что он кое-чего так и не сказал. А я ненавидела тайны. Особенно такие, когда от них тянет злом и опасностью. Извините, но одно дело, когда любимый устраивает тебе сюрприз в виде романтического ужина на крыше небоскреба с живой музыкой. И совсем другое дело, когда Темный принц хмурится и едва ли не обнюхивает остатки гомункула со странной тату.

-            Что. Это. За. Знак?!

-            Когда ты сердишься, Хесс, у тебя глаза горят. Прямо как у кошки.

Я почувствовала, как верхняя губа вздергивается. Отлично, теперь мне хочется оскалиться на наместника. А его это явно забавляет, хотя в глубине глаз и продолжала дрожать тревога. Только вот я не могла понять почему.

А спустя пару секунд поняла почему.

-            Некоторые из жителей Тир-На-Нога стали прислуживать демонам. Кто-то боялся и хотел выжить после их победы, кто- то жаждал власти, которую они обещали. Демоны клеймили своих последователей. Обычно оно ставилось так, чтобы его не заметили.

-            Но... - я просто развела руками. - Но ты сам сказал, что сильные демоны сюда не проходят! Вы бы почувствовали?

-            Не знаю. Демонов нельзя почувствовать. Черт, это сложно объяснить. Когда увидишь демона,ты его узнаешь. Но ты не можешь ощутить его запах. Потому что они... ну не пахнут.

-            Стерильные?

-            Мы их не чувствуем, Хесс. Как и они нас. Демоны это...это... ну что-то вроде нашего темного “я”.

Извините, но тут не выдержала и хихикнула. У сидхе есть темное “я”? Темнее их самих? Он эту херню может наивным девочкам вешать на уши. Я-то видела вечеринки сидхе и то, как они поступали с теми, кого считали ниже себя.

- Сначала Лэйген. Потом все остальное.

Да уж, Аластору мало кто возражал. Потому он даже замер, хотя уже собрался выйти из комнаты.

-            Дорогая,тут появились демонические знаки.

-            А ещё все это совпало с исчезновением Лэйгена и... - тут я осеклась, не решаясь рассказать про сон. - И предательство Мэри. И все остальное. Давай достанем твоего брата. Если он в порядке, то, возможно, сможет нам рассказать интересные вещи.

Темный принц продолжал думать. Потом развел руками.

-            Хесс, я тебя люблю за здравомыслие. Хотя иногда можно его слегка поубавить. Между прочим, наш секс мог бы помочь обоим сбросить напряжение.

Я показала ему фигу.

-            Даже в такой момент ты думаешь о сексе?

-            Это просто предложение. Скажем так, когда спасем Лэйгена,то можно расслабиться перед остальными делами.

-            Пошли во двор. - мне удалось сдержаться. - И это...свои мужские фантазии пока спрячь.

-            Пока?

-            Пока не решим проблему с Лэйгеном. Потом зови своих любовниц и отрывайся на всю катушку.

Аластор только хохотнул и первым вышел из комнаты. Отлично, вот и поговорили. Он когда-нибудь будет серьезным?

Я выбрала центр парка. Там был фонтан в виде певчих птиц. Вода вокруг них создавала подобие клетки. Деревья и кусты росли вольно, переплетаясь и образуя стены вокруг центра. Идеальное место.

-            Телохранители и мурианы на позиции.

Аластор подошел ко мне, встав чуть сбоку. Поправил прядь моих волос.

-            Ты поняла, что делать с кисточкой.

-            Ну... - я размяла пальцы рук, достала подарок Удачи. - Одно я поняла: тянуть с этим нельзя. Фраза “не тяни Удачу за хвост” явно подходит к этому моменту. Будь наготове.

-            О, да.

В руке Аластора появился меч. Длинный, с серебристым лезвием и точно объятый холодным пламенем. Ого, меч Зимы.

-            Мэб дала его тебе?

-            Лэйген не любит оружие. А сама Мэб сильна и без него.

Я еще раз покосилась на лезвие. Оно внушало странный ужас. Хотя остальные вроде реагировали нормально. Меня же холодный огонь заставлял ежиться.

Ладно, пора вызывать Дверь. Я закрыла глаза, но перед мысленным взором стоял меч Зимы. Да черт подери!

-            Что такое?

-            Аластор, отойди подальше.

Наместник явно хотел что-то спросить, но промолчал. А просто отошел, убрав из моего взгляда меч. Так что дышать стало легче.

Дверь появилась, но опять выглядела точно полупрозрачное объемное изображение. Не исчезала - уже хорошо. Значит так, теперь действуем быстро. Почему-то я всей кожей ощущала как быстро надо действовать.

Все отошло на задний план. Осталась лишь кисточка, согревающая пальцы. Точно в замедленном кадре я видела цак поднялась моя рука. На миг закрыла глаза, отдавая власть... кому? Удаче? Случаю? В любом случае, моя рука двигалась,

подчиняясь отнюдь не мне. Кисточка порхала возле Двери. И там, где она ее касалась, все становилось реальным. На моих глазах Дверь врезалась в реальность этого мира. Я снова ощущала слабый запах хвои и леса, видела блеск бронзовой ручки.

Удача буквально заставила Дверь снова стать реальной.

А кисточка растаяла, превратилась в серебристый дымок. А он быстро смешался с прозрачным теплым воздухом.

-            Приготовься. - сквозь зубы прошипела я.

Не знаю, что будет за Дверью. Мотнула головой и одним рывком открыла ее. На миг показалось, что Дверь подалась с некоторым усилием, но затем все же распахнулась.

-            В сторону.

Аластор первым подошел к порогу Двери.

-            Не пересекай ее. - у меня голос упал до шепота. - Что-то не так. Мне...

-            Страшно? - спросил наместник.

Он вглядывался в то, что находилось за Дверью.

-            Чаща Тир-На-Нога. Место Тумана. Лэйген! Лэйген!

Его голос утонул в клубящемся серебристом Тумане за

Дверью. Именно так, с большой буквы. Туман казался живым, наделенным разумом.

-            Лэйген! - позвала и я. - Лэйген! Сюда!

Черт, если кто-то из нас пересечет черту,то Дверь исчезнет. Два раза подряд открыть Дверь не получится, особенно после ее странного поведения. Я не всесильная, в конце концов.

В Тумане бродили тени, меняли форму,исчезали и вновь появлялись.

-            Лэйген! - голос Аластора стал буквально рыком. - Лэйген! Тащи свою задницу сюда!

-            Ал!

Одна из теней стала более отчетливей.

-            Аластор!

-            Лэйген! - наместник выругался от всей души. - Сюда!

Старший сын Мэб вынырнул из тумана, шатаясь и едва ли не падая. Точнее, он начал падать, но Аластор успел подхватить. И одним рывком втащил через Дверь. И буквально через мгновение она исчезла.

- Никогда не связывайся с сидхе. - выдохнула я.

И осела на траву, пытаясь унять головокружение. Открытие Двери отнимает много сил.

 

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Я помнила Лэйгена с детства. Он нечасто появлялся в резиденции Аластора, хотя в Г орхейме ошивался, как только возвращался с очередной экспедиции из глубин Небывальщины. Его выбором становились самые отвратительные клубы, самые запретные удовольствия. И все равно Лэйген часто ходил недовольным. Я втайне опасалась, что у старшего брата Аластора проблемы с психикой.

-            Как он? - хрипло спросила у Аластора.

Спросила почти чисто для вида, так как сама видела, что хреново. Лэйген если и сумел до нас добраться, то сейчас явно не мог двигаться. Сидел и смотрел в никуда. А ещё его била крупная дрожь.

-            Ты сама как?

Аластор подошел ко мне, оставив Лэйгена в руках двух врачей. Они уще хлопотали над ним, используя самые современные технологии из этого мира и из многих других. Некоторые вообще выглядели как нечто желеобразное и булькающее. Уф-ф-ф!

-            Он пока в шоке. Думаю, скоро пройдет.

-            У сидхе бывает шок?

-            Смотря с чем столкнешься.

Аластор помог мне встать, я же даже облокотилась от него. Ноги пока подрагивали. А Темный принц мигом этим воспользовался и облапал меня за талию, еще и прижал к себе посильнее. И все с таким заботливым видом. Я даже на миг уткнулась носом ему в грудь, вдохнула его запах. И... сразу же отстранилась.

-            Мне кажется твой брат сейчас требует больше внимания.

-            Он в надежных руках. Хесс, а вдруг ты упадешь?

-            У тебя тут травка. - махнула я рукой. - Это будет даже приятно.

-            Согласен. - Аластор просто неугомонный. - Вместе это будет приятно вдвойне.

Он даже в такой ситуации не забывает шутить. Я только на миг закатила глаза. А затем переключилась на Лэйгена.

-            Как он?

Один из врачей - киборг с наполовину человеческим лицом - ответил приятным баритоном.

-            У него глубокий шок, мы сейчас вводим ему успокоительные и ещё кое-что, что поможет его нервной системе и мозгу восстановиться. Вы пока не можете с ним разговаривать.

-            А у сидхе реально может такое случиться?

-            Зависит от многих факторов. Что-то очень сильно повлияло на его разум. Это Тир-На-Ног, леди, здесь много таких вещей.

-            Не для сидхе. Они здесь с начала времен.

-            Значит что-то пришло извне. Простите, леди, мы заняты пациентом.

В этом киберврачи. Вежливые, дают неопределенные ответы, а потом и вовсе отправляют прочь. Я посмотрела на врача- человека. Но та сейчас была занята тем, что надевала на голову Лэйгена какой-то обруч с кучей проводков.

Твою мать, с одной стороны мы нашли Лэйгена,и я могла с чистой совестью удрать обратно в Торонто. К спокойной жизци, к своей квартирке и вечерним сериалам. С другой - меня продолжало терзать что-то изнутри. Это как сорицка в глазу. Она не опасна, но постоянно напоминает о себе.

-            Аластор!

Наместник отвлекся от распекания хищного растения. Он подошел ближе, и я заметила, что веселье то у нашего Темного принца напускное. Его тоже что-то терзало.

-            Что могло так шокировать чистокровного сидхе. - спросила я тихо. - Что это, Ал?

-            Ты ведь понимаешь, что я не знаю?

Почему-то мы перешептывались, стоя вплотную друг к другу.

Точно боялись, что кто-то услышит.

-            Понимаю, что тебя это пугает.

-            Надо вызвать Мэб. - произнес Аластор. - Пусть заберет Лэйгена в Зимний Двор. Там он придет в себя быстрее.

-            Надо выяснить, что его так шокировало.

-            Пока он не в состоянии сказать “бе”, Хесси, а ты собираешься его допросить?

Мы одновременно посмотрела на Лэйгена, окруженного врачами. Да уж, он и правда пока выглядел не слишком способным к диалогу. Странно было видеть сидхе таким беспомощным. Я привыкла считать их едва ли не всесильными. Оказывается, у них есть слабые места.

И это почему-то очень пугало. Очень. Безумно.

Что могло напугать его до такой степени?

-            Зови Мэб. - ответила я. - Попробую поговорить с ней. Она ведь обещала вознаградить, если мы найдем Лэйгена живым.

-            Ты потратишь ее благосклонность на возможность задать вопросы? Не попытаешься снять свой долг передо мной?

-            Ну ты же описываешь себя как благородного. Просишь тебе довериться.

-            Серьезно, Хесс?

Я опустила взгляд на свою руку, которую сжали пальцы Аластора. Осторожно, но при этом так властно. Как это получалось только у наместника. Вот почему все женщины вокруг него таяли и падали в постель, раздеваясь на ходу.

Одна я почему-то продолжала сопротивляться. Может, потому, что хотела большего? Взрослея рядом с сидхе, поняла одну вещь: к сексу они относятся как еде. Если голоден - перекуси. Моногамных пар у них нет, даже супруги могут приглашать в свою постель кого угодно. С чего бы Аластору быть другим?

Возможно, потому что часть его была человеком?

-            Серьезно. А теперь убери лапы и вызывай Мэб. Давай уберем Лэйгена подальше. Не скажу, что я рада его видеть.

Даже такого, со слюнями на подбородке.

-            Согласен. Тем более? он пока все равно ничего не скажет.

Я снова посмотрела на Лэйгена. Да уж, на прежнего

лощеного сидхе он походил мало. Поморщилась и отвернулась. Извините, может я и злая, но сочувствия не испытываю. Помню, как он пытался зажимать меня в темных углах, помню его мерзкие руки, о которых мечтали остальные и его шепот. Когда он говорил, что я радоваться должна от его внимания.

Тогда Аластор меня спас. Наверное, поэтому я сейчас ему помогаю. По сравнению с братцем он просто милаха. Ну насколько это возможно для сидхе.

Неожиданно повеяло морозом, мне на руку упало несколько снежинок. Красивых, слишком красивых. Я сглотнула и невольно сделала шаг ближе к Темному принцу. Тот нащупал мою руку и сжал. Странно, но стало легче.

Остальные упали на колени. Я заметила, что взгляды их устремлены на траву. Та тоже побелела от инея.

Сама же склонилась в низком реверансе, в то время как Аластор отвесил поклон. Не столь раболепный, как у остальных подданных, но почтительный.

-            Мило.

Мэб уронила это слово, точно кусок льда. Я даже ощутила его холод на языке. Но продолжала смотреть вниз. И все еще застыла в реверансе. Черт, вот же хорошо Аластору! Поклонился и выпрямился. А я не могу, пока она не подаст знак. А если не подаст? Стоять так пока спина не затечет? Я мысленно скрипнула зубами. И тут же услышала:

-            Посмотри на меня, девочка.

О, про меня вспомнили! Не сказать, что я сильно счастлива, но так можно выпрямиться. В глаза Мэб, правда, смотрела с трудом. Все равно, что смотреть в Бездну, где правят лед и холод. Вау, немного пафосно, но что поделать.

Впрочем, особо в них смотреть мне и не пришлось. Мэб лишь мельком одарила нас вниманием, а все остальное перенесла на

Лэйгена.

Врачи замерли, как изваяния, когда она склонилась над Лэйгеном. Никогда бы не подумала, что Королева Зимы может так нежно касаться кого-либо. А она не просто касалась, а обнимала старшенького, заглядывала в глаза. У него такие же синие глаза. Не такие холодные, как у матери, но надменные. Точно надутый индюк, а не сидхе.

О чем это я? Сейчас глаза Лэйгена выглядели пустыми. Он не реагировал на прикосновения матери. Продолжал сидеть на траве и смотрел в никуда. Я же подумала, что опасно смотреть на то, как Королева Зимы стоит на коленях рядом с сыном. Ладно Аластор, но я и остальные... она могла подумать, что мы видим ее слабость. О Господи! Сглотнула и постаралась думать позитивно. Несмотря на заледеневшие ладони. И губы онемели от холода. Хотя Мэб и не старалась нарочно воздействовать на нас холодом.

Наконец она выпрямилась. Снова Королева Зимы, а не взволнованная мать, не понимающая, что с ее сыном. Взгляд мазнул по врачам, они упали на траву, скованные льдом. Вот же фа-а-ак.

-            Все равно они ничего не могли сделать моему мальчику. - небрежно бросила Мэб. - Найдешь новых.

-            Это были лучшие. - скрипнул зубами Аластор. - Я просил не убивать моих людей.

-            Они - мои подданные. - пожала Мэб плечами.

-            Г орхейм - нейтральная территория, которая подчиняется мне. Ты забыла об этом... мама? Четыре Королевы подписали договор кровью.

Мэб попыталась взглядом растоптать Аластора. Но тот выдержал. Хотя его рука, сжимавшая мои пальцы, казалась ледышкой.

-            Ты можешь выплеснуть на меня свою ярость. - сообщил Аластор. - Но прежде чем это сделать, вспомни, кто питает Дворы энергией. Под чьим руководством Г орхейм процветает.

Вы выбрали меня вместе. А ты хочешь все разрушить? Из-за своей ярости? Ты - Королева Зимы и Тьмы. Твои эмоции - лед и рассудительность.

Мэб слушала его, не моргая. Я же старалась дышать через раз. Но глаз не отводила. Вот именно сейчас не стоит показывать страх. Иначе тоже свалюсь ледяной статуей.

-            Ты можешь оживить их. - наконец, подала голос Мэб. - Я пришлю своих врачей, они знают, как это сделать. Лэйгена забираю с собой. Вы нашли его. Где?

Ее взгляд пронзил меня сотней сосулек. Даже дышать стало больно. И это Мэб не злилась.

-            Там был туман. - ответила я коротко. - Лэйген бродил в нем.

-            Какой цвет у тумана?

-            Серый... - я поправилась. - Серебристо-серый и очень густой. Точно живой.

Мэб кивнула,точно ей все понятно.

-            Хорошо. Я сдержу слово. Что ты хочешь? Любовника? Денег? Власти? Чего? Только быстрее, я хочу отдать Лэйгена в надежные руки.

Ну да, парой фраз размазала младшего сына и показала, кацая она стерва.

-            Мы нашли это.

Я подняла с травки остатки гомункула. Протянула Мэб, и та спокойно взяла их. Даже пальцами поковыряла, отчего на белоснежной коже остались кровавые потеки.

-            И что? Они как тараканы. - она осеклась: заметила метку. - Не демоновы яйца, я думала их всех переловили.

-            То есть?

-            Девочка, таких гомункулов в войне демоны использовали, чтобы подслушивать и вынюхивать все, что может стать полезным. Его сожрали? Ну отдайте, пусть доедят. А ещё лучше сожгите, они на вкус отвратительные.

-            Но после войны прошло слишком много лет! Еомункулы столько не живут.

-            Метка продляет жизнь.

-            Ваше Величество. - проговорила я тихо. - Скажите, Врата надежно запечатаны?

Мэб фыркнула. Такой человеческий звук из уст надменной Королевы Зимы.

-            Мы запечатали их вчетвером. Четверо сильнейших сидхе, девочка. Ты представить себе не можешь, какая это мощь.

Врата не пропустят никого. Мелочь не считаем, они призваны задержать тех, кто может нацести вред Горхейму. Четырех принцев и их войско. Это все?

-            Почти.

-            Я почти восхищена такой наглостью. - мурлыкнула Мэб. - Ну давай, говори.

-            Когда вы проверяли Врата?

-            Проверяли? - удивилась Мэб. - Зачем? Заклинание надежно, Врата не открыть. К тому же мы перестраховались. И они постоянно перемещаются по Тир-На-Ногу. Мы запечатали их, а заодно сделали все, что никто о них не вспоминал. Так надежнее. Это все? Тогда я ухожу. И на будущее, девочка,твой лимит моего терпения истощен.

Она легко подхватила Лэйгена на руки, точно он был младенцем. И исчезла, оставив после себя вихрь быстро растаявших снежинок.

 

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

- Извини, но твоя мать...

-            Стерва? - тем же тоном спросил Аластор. - Сука? Редкостная тварь? Да, есть такое. Но для нее это комплименты, как ты понимаешь. Секунду...

Он отвлекся, чтобы велеть слугам перенести пострадавших в медицинское крыло. И предупредил, что должны прибыть врачи-сидхе. А после потащил меня куда-то к выходу из резиденции.

-            И куда мы теперь? Отвезем гомункула?

-            И это тоже. А заодно мне срочно нужно вдохнуть свежего воздуха где-нибудь в центре Г орхейма в очень дорогом ресторане. И передохнуть. С тобой.

-            Из-за Мэб?

На этот раз мы поехали в ярко-красной машине, похоже на вытянутую каплю без колес. Передвигалась она на антигравитационной подушке. И обладала интеллектом. Ясно, одна из тех машин, что прибыли из кибермира и попросили убежищ. Она чувствовала настрой пассажиров и в зависимости от этого подбирала музыку.

-            Ты же не поверишь, если я скажу что-то другое?

-            Тем более,ты не сможешь. - хмыкнула я. - Сидхе не врут, а когда начинают не отвечают прямо на вопрос, то значит не хотят отвечать. Так что, это из-за Мэб?

Аластор провел рукой по волосам. Я вдруг поймала себя на мысли, что у него красиво расстегнуты рубашки. Всегда так вроде небрежно, но при этом необычайно элегантно. Этот засранец даже в джинсах выглядит как аристокарт. И почему я сейчас об этом думаю? Может потому, что мой взгляд на его рубашке,темно-серой с крохотным красным ярлыком. Дизайнерская штука от местного модельера.

-            Мать не скрывала, что предложила мою кандидатуру на

роль наместника, чтобы я был подальше от ее глаз. Такое болезненное напоминание о моем смертном отце. О ее слабости.

-            Сидхе любят любовь, прости за тавтологию, но при этом считают это слабостью.

-            Чужую любовь. - поправил меня Аластор.

По щелчку его пальцев открылся бар. Я покачала головой, а вот наместник решил налить себе чего-то алкогольное. Судя по запаху.

-            Хесс, ты рядом с сидхе прожила кучу лет. Неужели не поняла? Им нравится ощущать чужую любовь, смотреть как люди страдают из-за нее, делают глупости. Любовь и боль - две основные эмоции, которые питают сидхе. Но сами... сами они предпочтут тупо потрахаться.

-            Мгм.

-            Вспомнила вечеринки? Я же не пускал тебя на них.

-            Ты серьезно думаешь, что подростка можно удержать запретом?

-            И охранциками.

Я фыркнула, показав этим звуком, как отношусь к той охране. Да и вообще не хотелось вспоминать о прошлом. Там в какой- то момент мне казалось, что Аластор отличается от остальных сидхе. Что он ко мне относится по-особому. И это понимание наполняло грудь приятной теплотой.

Какой я была дурой! Сейчас даже вспоминать смешно.

-            Ал, в Горхейме лучше. Он сумасшедший, но искренний. Лучше, чем жить в вылизанном Ледяном замке, где даже камни готовы подставить подножку. А еще я хочу поговорить с Лэйгеном. Хотя, может, сразу вернуться домой?

Аластор махом допил содержимое стакана.

-            Хесс, где связь между этими двумя предложениями? Мы нашли Лэйгена. И что дальше?

-            Тебя не волнует его состояние?

-            Меня волнует гомункул. - признался Аластор. - И то, что мать отказывается видеть в нем теоретическую опасность. Да, возможно, мы с тобой придурки. И демоническая метка осталась на гомункуле со времен войны. Но! Она была так давно, что любая метка потеряла бы силу. Они, знаешь ли, подпитываются от демонов.

-            Почему Мэб этого не вспомнила?

Аластор потер подбородок, где пробивалась легкая щетина.

-            Возможно, она не хочет вспоминать?

-            Возможно, стоит ей это сказать?

Наместник кивнул. Он выглядел удивительно спокойным. Я вот, например, паниковала, скажи мне, что в Тир-На-Ног могли опять пробиться демоны. Лично с ними не встречалась, видела только мелких тварей. Но и этого хватило.

-            Давай пообедаем без рассуждений о демонах. Не знаю, как ты, Хесс, но я хочу просто насладиться обедом и компанией.

Я покосилась на “компанию” и вздохнула. Есть хотелось. А вот наслаждаться обществом Аластора... с этим проблемы.

“Ты должна служить ему. - в голосе раздался голос одного из воспитателей. - Ты подаришь ему девственность. Смотри на него, запоминай форму губ. А сейчас прочитаем книги, которые нравятся наместнику. Ты должна выучить их наизусть”.

Скажите, как нормально общаться с человеком, ради которого тебя растили как домашнюю зверюшку?

-            Ты уверяешь, что не собирался воспитывать меня как свою любовницу?

Аластор закашлялся и убрал стакан в бар. Машина явно ощутила его настроение и чуть убавила музыку. Чтобы мы могли разговаривать совсем тихо.

-            Нафиг мне обученная любовница? Я тебе говорил, Хесс!

-            Но меня обучдли служить тебе!

-            Когда я узнал об этом, ты сбежалд! Ты, блин, Хесс предпочлд удрать, д не поговорить со мной!

-            С тобой? - вызверилась я. - Когдд мне было говорить с тобой? В перерывах между бабами и делцми Г орхейма?

Мы здмолчали, глядя друг на друга и глубоко дыша. Эх, сейчас бы по старым добрым традициям выплеснуть ему бокал в лицо. Но, во-первых, у меня нет бокала. Во-вторых, я так не сделаю, потому что с наместником подобное не прокатит.

-            Ну хотя бы сейчас поговорили. - первым заговорил Аластор. - Дела давно минувших лет и все такое. Я пытался с тобой связаться на Земле, но ты как-то не слишком стремилась ответить. Это была идея Мэб. Она хотела сделать мне идеальную любовницу.

-            Нахрена?!

-            Кто знает, что в голове у Королевы Зимы. В любом случае, теперь ты знаешь, что это была не моя идея. Хотя такие ролевые игры в “хозяина-рабыню” было бы прикольно попрактиковать.

Я молча сунула ему под нос оттопыренный средний палец.

-            В курсе. - согласился Аластор, оглядев фигуру. - С тобой номер не прокатит. Жаль. У меня есть симпатичные наручники.

К одной руке с факом прибавилась вторая.

-            Хесс, я понял, можешь убрать конечности от моего лица,тем более, мы приехали. И тем более, не стоит ронять мой имидж среди населения.

Я послушалась его совета. Значит, Аластор все же не знал о моей ситуации? Возникает вопрос: почему он был не в курсе того, что происходит в его же резиденции.

Возможно, ему было не слишком интересно?

Возможно,тогда я ему была не слишком интересна?

Возможно, он о чем-то догадывался, но бросил все на самотек?

Возможно, я напрасно сейчас моршу лоб и задаю кучу вопросов.

Но они все равно скакали в голове, пока машина останавливалась напротив дверей ресторана.

-            “Сладкие мечты”? Серьезно? Ты привел меця в ресторан Песочника?

-            Почему нет? - Аластор распахнул дверь и ждал, пока я выберусь. - Тут хотя бы реально можно расслабиться.

Так, тот факт, что он сейчас придерживал дверь передо мной, явно говорил о расположении. Я читала это на лицах прохожих. Аластор слишком видная фигура, чтобы остаться незамеченными. Туристы не знали, кто он, но роскошная фигура и лицо сидхе притягивали их взгляды. В Г орхейме сидхе появлялись не так уж часто, а вот слухи о них бродили самые разные.

Ненавижу, когда все пялятся. Тем не менее, я вышла, покосилась на протянутую руку Аластора и молча пошла к ресторану.

“Сладкие мечты”. Надпись, которая медленно вращалась над трехэтажным зданием. Она сияла золотыми песчинками, переливалась и притягивала взгляд. Столики здесь были забронированы на цесколько лет вперед. Исключение могли сделать разве что одной из четырех Королев. Потому мне было интересно: Аластор заранее заказал столик или он в таких хороших отношениях с Песочником?

-            Я всегда держу здесь столик. - ответил Аластор,точно читая мои мысли.

-            Ясно.

Мимо текла толпа. В основном туристы. Это место недалеко от Бульвара, так что народ здесь и днем, и ночью. Кафе и рестораны на длинной улице постоянно открываются и прогорают. И лишь некоторые остаются и приносят хороший доход. В Г орхейме жизнь кипит,и все быстро приедается. Надо обладать настоящим талантом, чтобы много лет привлекать внимание, если ты можешь танцевать на лезвиях и плакать кровавыми слезами,то этого недостаточно. Это развлечение для неискушенных туристов на один-два раза.

Другое дело - ресторан Песочника. Я увернулась от крупного мужчины, который шел по тротуару, поспешила за Аластором. Тут и затоптать могут. Тем более сейчас вечер. Время, когда всех начицает тянуть на приключения. Ночь в Г орхейме не время отдыха, а время безумств и скрытых желаний.

- Я никогда здесь не бывала прежде!

-            Зря. - тут же отреагировал Аластор. - Тут невероятные блюда. То, что ты хочешь и что могла попробовать только во сне. И вкусы просто нереальные. В прямом смысле слова.

Я точно очутилась во сне. Ресторан явно располагался в какой-то карманной Вселенной. Потому что изнутри он казался бесконечным. И постоянно меняющимся. Как сон. Стоило пройти сквозь двойные двери и все изменилось.

Аластору пришлось взять меня за руку, но я едва это отметила. Лишь глазела по сторонам, отмечая то водопад, что возникал прямо из воздуха и исчезал в полу, то цветы, что распускались на потолке и из них сыпалась золотая пыльца, то парящие в воздухе столы с посетителями.

Несмотря на огромные размеры самого ресторана, столиков тут оказалось не так уж много. О чем я не преминула сказать Аластору.

-            Тут просто те, кто не против компании. - улыбнулся наместник, наклоняя голову. Мы прошли под свисающими кустами с крошечными разноцветными розами. В глубине него заметила сверкающие глаза. Но их обладатель остался невидим.

-            То есть тут ещё есть вип-кабинки?

Я переступила через ручей, который сверкал точно жидкий хрусталь. Несмотря на то, что обстановка постоянно менялась, неудобство не чувствовалось. Напротив, в душе рождалось...

спокойствие. Провела рукой по лицу.

-            Ты точно во сне, Хесс. Можешь выбрать любую обстановку. Смотри.

Я сделала ещё пару шагов и... все изменилось.

Мы стояли на берегу океана. Я слышала шорох волн, то, как они накатывали на мелкий белый песок и отступали. Едва уловимый бриз нес запахи соли и лета.

-            Это твой столик?

-            Сегодня он выглядит так.

Я присвистнула. Ладно, удивил.

-Что?

-            Ну... - я обвела взглядом белоснежный тент из тонкой ткани,такие же кресла и стол. - Я скорее ожидала увидеть нечто в стиле брутального садомазо. Все же сидхе и все такое.

-            Я не сторонник подобных игрищ Если бы дала себе возможность узнать меня поближе, то узнала бы. Прошу. Кстати, может, сменишь наряд.

Что? Я опустила взгляд и выругалась вслух. Джинсы и майку сменило белое платье с высокой талией и без рукавов. Волосы заструились по спине и плечам. При этом я продолжала себя ощущать в прежнем наряде.

-            Точно во сне. - прошептала себе под нос.

-            Идем. Ты можешь за столом заказать то, что хочешь.

Аластор, в белой рубашке и серых штанах, уже отодвигал

одно из кресел. Его волосы свободно лежали на плечах, бриз трогал черные пряди и запутывался в них. Чертов сидхе, чтобы его! Я подавила вздох и присела на предложенное кресло.

-            И где меню?

-            В твоей голове. Что ты хочешь?

Океан продолжал шуметь, а где-то послышалась тихая мелодия. Она едва угадывалась. И звучала так;, что внутри что- то перевернулось, защемило.

-            Воды. Мне надо холодной воды.

-            Вина. - в тон мне повторил Аластор. - Тебе нужно вино.

Предлагаю розовое,из винограда Летнего Двора. Самое то для такой обстановки.

-            Отличный выбор.

К своей гордости: я не подпрыгнула, когда человек появился прямо из воздуха. Такой мужчина с небольшим брюшком и круглыми очками на чуть длинном носу. Серый костюм с едва заметной искрой сидел отлично.

-            Мисс Грин, наслышан о вас.

Я свирепо глянула на Аластора.

-            Нет, нет, - заметил это незнакомец, - дело не в наместнике, хотя ваши имена часто произносят рядом друг с другом. Просто я иногда смотрю какие сны вы смотрите.

-            Вы - Песочник?!

-            Он самый. Наместник, рад, что вы посетили ресторан. От заведения и лично от меня предлагаю попробовать вот эти закуски.

На столе, рядом с узкими бокалами, возникли тарелки с яркими закусками. Я осторожно попробовала кусочек и едва не застонала от блаженства. Вкус невероятно нежный, насыщенный и такой,точно я только что попробовала все самые любимые блюда.

-            Невероятно!

-            Именно так! - обрадовался Песочник. - Именно так. Я помню, как в одном из снов вы искали кондитерскую с особыми десертами. Думаю, сегодня отыщите.

Аластор послал мне улыбку и отсалютовал бокалом. Еще и улыбался так, точно лично ца кухне все это готовил.

-            Благодарю. - ответила сдержанно. - Мне пока сложно все это осознать. Песочник, а вы не могли бы... перестать посылать кошмары.

Небо на миг точно потемнело, но затем снова стало голубым и безмятежным. Как и глаза Песочника.

-            Ты давно не видишь кошмаров, Хесс. - ответил он безмятежно. - Горхейм во сне - да. Ты скучала по нему, пока

не вернулась сюда. А тут спишь без сновидений, настолько устаешь. Хочешь, сегодня во снё прогуляешься по хвойному лесу?

-            Но как же... - я посмотрела на Аластора, - буквально на днях видела самый настоящий кошмар! Честно!

-            Она орала. - подтвердил наместник. - Так, что я проснулся и тот гарем, что меня ублажал, рассеялся.

-            Вам снились пони. - зевнул Песочник. - Которые просили покормить их пончиками.

Я не выдержала и хихикнула. Но тут же стало не смешно. Потому что... потому что...

-            Погодите, но если мне ничего не снилось, а я видела то, что видела...

-            Это был не сон. - кивнул Песочник. - Это было видение, мисс Грин.

Закуски мне уже не казались такими невероятными.

-            Поэтому ловец снов и не помог. - Аластор кивнул своим же словам. - Ну да, почему мы сразу не подумали о видении?

-            Наверное потому, что у меня не бывает видений.

-            Хорошего вечера. - мягко проговорил Песочник. - Мисс Грин, не могу вам помочь с видениями, но в моих силах подарить вам это. Из уважения к тому, как на вас смотрит наместник.

Я с недоверием уставилась на золотую коробочку в его руках. Небольшая, в таких обычно дарят браслеты. На вид она выглядела тяжелой, и когда взяла ее,то поняла - не ошиблась. Ощутимый вес, тепло, а по всей поверхности я заметила крохотные иероглифы.

-            Ларец с отборными снами?

Честно, я шутила. И потому икнула, когда Песочник все с той же улыбочкой кивнул.

-            Серьезно?!

-            Мисс Грин, я серьезен со всем, что касается моего дара. Просто перед тем как лечь спать, проведите рукой по ларцу. И

к вам придут самые отборные сновидения. Работает на территории Тир-На-Нога. На Земле могут быть перебои, сами понимаете.

Я кивнула. Магии на Земле очень мало, крохи. Это и плюс,и минус. Смотря с какой стороны посмотреть.

-            Большое спасибо. - я поставила ларец на стол. - Я обязательно им воспользуюсь.

Песочник чуть склонил голову и исчез в облаке золотой пыли. И снова вокруг безмятежность и океан. Белая ткань едва заметно шевелилась от бриза, а закуски казались ярким пятном на столе.

-            Спокойный обед? - спросила я у Аластора.

-            Поверь,тут нас никто не побеспокоит. Появление Песочника - дань уважения.

-            Ага, а новость про видение - отличный штрих ко всем этим яствам. Песочник также насылает и кошмары?

-            Скорее он их контролирует. Кошмары - дело рук нас самих. За нас!

Я скептически хмыкнула, но вино попробовала. Ладно, это шикарно. Это бесподобно. Как и еда, и окружение.

Лишь одна деталь вносила диссонанс и не давала расслабиться. Чертово видение, если верить Песочнику.

-... Хесс!

Я заморгала и поняла, что ушла в себя. И Аластор сидит напротив меня, щелкает пальцами, а ещё хмурится.

-            Я позвал тебя сюда, чтобы расслабиться! Хесс, судя по твоему лицу, ты нефига не делаешь этого. И хлещешь вино как воду.

-            Извини. - я отставила бокал. - Черт, да. Да, я не могу расслабиться, потому что никогда не была способна к видениям. Никогда! Это же дар! У меня его нет. И никогда не было. Видения приходят с первыми месячными или с первыми поллюциями, если речь о мужчинах.

-            Я в курсе, дорогая. Но тебе не кажется, что думать лучше после того, как дашь мозгу отдохнуть.

-            Мозг не отдыхает. - отрезала я. - Разве что во сне и то не до конца. В любом случае... что? Что такое?

Я уставилась на протянутую руку. Аластор неуловимо быстро оказался возле меня. И явно куда-то приглашал. Длинные пальцы и сильное запястье в обшлаге белоснежной рубашки.

-            Музыка. - сообщил наместник. - Самое то, чтобы расслабиться.

Я точно и правда оказалась во сне. Потому что иначе с какой радости приняла приглашение Аластора? Может потому, что помнила какой он непревзойденный танцор?

Песок под ногами стал каменной площадкой, когда мы закружились под мелодию. Она возникала точно из воздуха, обнимала и увлекала за собой. Ничего пошлого или страстного, лишь голый восторг. Так во сне испытываешь бесконечное счастье непонятно от чего.

-            Это все не вовремя. - голос у меня, правда, звучал неубедительно.

Ведь можно иногда расслабиться? Хоть на чуть-чуть? Даже с Аластором. В конце концов, он клялся, что никогда не пытался меня ни к чему принудить.

-            У нас всегда все не вовремя. - согласился Аластор. - Мы не вовремя встретились, не вовремя нормально поговорили. Я слишком не вовремя понял, что ты значишь для меня.

-            Прекрати.

Музыка мешала связно думать. Она заставляла меня плыть по ее волнам, подчиняясь уверенным движениям Темного принца. Он увлекал меня за собой.

-            Я ничего не делаю, Хесс. Просто помогаю тебе расслабиться.

Его голос сливался с музыкой, заставлял мои напряженные мышцы становится податливыми. Точно я много лет жила в постоянном напряжении, а теперь поняла, что время отдохнуть.

Одна моя рука покоилась в его ладони, вторая касалась шеи.

И от кончиков пальцев растекалось тепло. Не возбуждение, нет. Здесь оно было, но приглушенное, рассеянное.

“Здравствуй, дочь. Посмотри на дело наших рук”.

Г олос из видения смыл наваждение, точно холодной волной. Музыка стала вдруг едва слышимой, а я отступила. Аластор не пытался удержать меня, лишь следил зелеными глазами, в которых что-то плавилось. Что-то, что пугало.

-            Я отдохнула. - мой голос звучал точно через вату. - Спасибо. Пора возвращаться к нашим проблемам.

-            В этом ты вся, дорогая. Не пыталась расширить свой взгляд?

-            Я расширю, когда разберусь с видениями и метками. Без обид, Ал, но меня это сейчас волнует сильнее чем твои планы и все такое.

Темный принц вдруг рассмеялся. Нет, не так: он захохотал. Точно и не склонялся только что медленно к моему лицу.

Точно не пытался загипнотизировать взглядом.

-            Черт подери, Грин, ты единственная, кто может вот так отказаться от танца со мной.

Остатки вина выветрились из головы. Оно оказалось таким же легким и непрочным, как и сны.

-            Еще один плюсик в мою копилку, Ал. Давай закругляться. Тем более, мы тут пробыли целую вечность.

-            На самом деле всего час. Но тут время может течь по- другому. Идем.

Выходя из вип-кабинки, я на миг ощутила укол глубоко внутри. Такое ощущение бывает, когда просыпаешься после прекрасного сна. И несколько минут лежишь, вспоминаешь то, что уже бледнеет в воспоминаниях. А внутри тянет что- то,точно старая рана. Точно нечто, что ты долго прятала.

Чем ближе мы подходили к выходу из ресторана,тем сильнее бледнело воспоминание о танце.

-            Да. - уловил мое состояние Аластор. - Это фишка ресторана Песочника. Побывав здесь, ты затем мало что можешь вспомнить. Но тебя тянет назад. Как прекрасный сон.

- Мило. Я предпочитаю реальность.

А реальность выходила не очень. Я это поняла, когда вышла из ресторана. И увидела на тротуаре, прямо перед дверями, стояла Кристель. В роскошном белом платье, с фатой в распущенных волосах и безумными глазами. Красивая, но явно не в себе.