Каталог статей.


Признание Самбера. 4

Еще одна совсем не нужная профессия для молодого города. Как и курьер, некрофор не пользовался здесь особым спросом. Кладбище в одну могилу не так уж и сложно содержать в порядке.

Молодой мужчина, даже поначалу радовался, что ему достался такая работка. А точнее, полное ее отсутствие. Ведь не это ли здорово, когда ты исправно получаешь заработную плату, но при этом не делаешь ни черта? Он считал именно так.

Но, в один, из серых, дождливых дней, когда вода превратила землю в кашу, и та неприятно пачкала ботинки, он возвращался домой.

Время было позднее, из бара его вежливо попросили, и с достаточным количеством алкоголя в крови, но в недостаточно хорошем настроении, он уныло брел по заученным тропинкам.

Было даже желание покинуть этот город к чертям собачьим, чувствуя свою обостренную не востребованность и нереализованность. Дамы в Самбервилле тоже были особо не сговорчивыми, и это только лишь приумножало тоску в душе.

Замеченная у своего дома фигура, бросила тело в дрожь. Кто в такое позднее время, мог дожидаться его?

Врагов у него не было, впрочем, как друзей и женщин.

-            Господин мэр, - парень облегчённо выдохнул.

С мэром у него были достаточно неплохие отношение, если это так можно назвать. Мистер Самбер, на пушечный выстрел к себе никого не подпускал, был нелюдим и неконтактен.

Но, несколько раз, в баре, они перекинулись парой слов, и даже, мэр угостил его первоклассной выпивкой.

-            Где тебя носит? - Выплюнул тот, совершенно не собираясь церемониться и выбирать выражения. - Хватит жрать за мой счет, Рэй, - мистер Самбер схватил парня за ворот куртки, пытаясь сфокусировать на нем взгляд.

Свой жестокий, холодный взгляд, которого так все боялись.

Но, перед глазами все плыло, перекрывая картинку, которую транслировал мозг, разноцветными, яркими пятнами.

Пьян или под наркотиками? Рэй мог отличить алкоголика от наркомана, но не сейчас.

-            Бери лопату и пойдем. Ты нужен мне, - мэр наконец отпустил его, хватаясь левой рукой за висок.

Да что с ним? Ему плохо? Таким, Рэй его еще не видел. Слишком странный. Стараясь, задавать минимум вопросов, он в два счета оказался на своем заднем дворе, хватая лопату, которая почти все время стояла без дела...

Молча, без всяких слов, слегка пошатываясь, Самбер шел к своему дому, а Рэй следовал за ним.

Опомнился он, когда за его спиной захлопнулись ворота.

Особняк мистера Самбера, был жутким местом. Он стоял здесь ещё до того, как появился город и слухи о нем ходили разные. От кровавых жертвоприношений до психиатрического

госпиталя, в котором лечили или же все- таки пытали душевнобольных, несовместимым с жизнью, разрядом тока. Была еще история, что здесь жила дама, вдохновленная и одержимая историей о венгерской графине, Эржебет Батори. Она заманивала в свой дом бедных крестьянок, кормила, обещала работу, а после, подвешивала их молодые тела на крюки, в большом зале, купаясь в стекающей крови.

Говорили, что там даже на полу остались пятна крови жертв, которые так и не удалось стереть. Пол, как и очень многое в особняке, господин мэр не захотел менять, желая не убивать дух того времени.

Все было тщательно перекрашено и переклеено, хоть немного напоминая о том, что на дворе отнюдь, не шестнадцатый век.

Ходила ещё одна история, которая была ещё более нелепа, чем остальные.

Будто бы дом, принадлежал молодому мужчине, статному и богатому, имеющему важный титул. Мужчина был скрытным, но очень влюбчивым и жен менял, как перчатки.

Обиженные и брошенные дамы, покидали его, исчезая, как он сам утверждал, в неизвестном направлении.

Все раскрылось очень внезапно. Очередная молодая жена вошла туда, куда входить ей было строго на строго запрещено. Она вскрыла тайную комнату своего мужа, обнаружив там семь изуродованных трупов. Что случилось дальше, никто не знает, но, городские жители, в красках дополняют историю концовкой небезызвестной сказки " Синяя Борода”.

Есть ли в доме та самая потайная комната - неизвестно, но семь древних могил, на заднем дворе дома, привносили то самое чувство сомнения.

Когда ты сидишь в баре, то это все кажется абсурдным и смешным, но сейчас, Рэю было совсем не до смеха.

- Копай, - грозно приказал мэр, указывая пальцем, на один старинный, каменный памятник.

Самбер перевел свое внимание на Лиама, который пил пиво, иногда поглядывая на большой экран плазмы.

-            Ну а ты? Может быть, хватит на сегодня?

-            Я подожду Джес. На улице стало рано темнеть.

-            Это лишнее, - разрезал воздух рукой, мужчина, - иди домой, а то всякое бывает. Никто не застрахован от случайностей, ведь так? Случайно можно и переспать с кем-то, - мэр водил пальцем по поверхности стойки, - случайно можно и убить. Да, Лиам?

-            До встречи, - парень пнул свой полупустой стакан, хватая со стула куртку.

-            Я люблю людей, которые все понимают с полуслова, а ты, Джес? - Самбер широко улыбнулся, довольный своей небольшой шалостью.

-            Они, наверное, вас огорчают, да? - Девушка вздохнула, и чтобы не встречаться с Кайлом взглядом, принялась складывать аккуратной стопочкой меню.

-            Меня больше огорчает то, что ты не попросила у меня выходного в этот день, - хмурясь проговорил мужчина. - Я узнал в последний момент, и это меня расстроило.

-            Мистер Самбер, - Джес вздрогнула, не зная, что говорить.

Левое запястье налилось тяжестью, от нового, ещё не

привычного украшения.

Сегодня, ранним утром, Джес разбудил курьер. Он был не из местных, она никогда не видела его в городе. Парень протянул маленькую коробочку, перетянутую атласной чёрной лентой, пожал плечами, на попытки узнать имя отправителя, дождался подписи, и нырнув в свою крошечную, почти игрушечную машинку, оставил Джес в полном недоумении.

Присев на край дивана, она с любопытством сняла упаковочную бумагу. На колени упала маленькая открытка, с лаконичной и короткой печатной подписью: "С Днём Рождения".

Джес даже вздрогнула от осознания того, что совсем забыла о своем празднике.

Ее жизнь была так уныла и однотипна, что вряд ли одна единственная дата, повторяющаяся каждый год, может что-то изменить.

Отложив открытку в сторону, Джес наконец-то раскрыла тёмную коробочку, и ахнула. На подушке, аккуратным кольцом, лежал браслет, отбрасывая блики на черную поверхность. Его цвет был глубоким, красным, почти бордовым, словно капли крови заморозили в ледяные кубики и продели сквозь них нитку. Это был альмандин, или пироп, Джес никогда особо не блистала в науке о камнях, но это были самые красивые камни, которые она когда-либо видела.

С трудом застегнув одной рукой браслет на своей руке, Джес залюбовалась тем как он сочетается с её слегка оливковой кожей, представила, как он будет выглядеть в более позднее, темное время. Камни станут менее прозрачными, впитают в себя черноту ночи и осеннюю прохладу улицы, когда она будет идти домой. Украшение произвело на Джес такое впечатление, что снимать его больше не хотелось.

И вот сейчас, невольный взгляд упал на запястье, а на языке вертелась догадка, разрываемая противоречиями.

Еще тогда, она подумала, что отправитель - Кайл, даже, можно сказать, была в этом уверена. И уже открыла рот, чтобы поблагодарить его, учитывая то, что он действительно знал о ее дне рождения, но, браслет принесли рано утром, а мистер Самбер утверждал, то, что узнал о событии Джес совсем недавно...

Что-то здесь не клеилось. Если это не господин мэр, то кто? Ни одна кандидатура не приходила больше на ум, а если это был он, то было бы вежливо оставить его без благодарности?

-            Мистер Самбер, мне сегодня утром принесли подарок, я думала, что... - Выдавила из себя Джес, чувствуя стыд.

Кайл потянулся к ее руке, его пальцы надёжно скрывали перчатки. Кожа покрылась мурашками от прикосновений.

-            Думала, что это я подарил? - Закончил за нее предложение мужчина, перебирая красные кубики.

Джес только шумно сглотнула и кивнула невпопад.

-            Если бы я предпочёл дарить что-то подобное, то остановился бы на рубинах, Джес. Изысканная женщина, заслуживает изысканных камней.

-            Простите, я совсем не это имела в виду, - девушка окончательно смутилась, деликатно освобождая свою руку.

Что происходило у неё внутри? Как бороться с этим и стоит ли вообще это делать? Мужчина напротив был притягателен. Она отрицала это слишком долго, но теперь сломалась. А стоило ей вспомнить сон, который она по своей же глупости приняла за реальность, щеки и вовсе стали пунцовыми.

Такими людьми как он восхищаются, исходящую от них силу, ощущают физически. Даже все эти зеваки, чудным образом угомонившиеся, болтали всякие небылицы, только потому, что любому мужчине сложно признать превосходство над собой, другого мужчины.

-            Я хочу, чтобы ты закрыла бар, сейчас, - проговорил Кайл, - оставила, или пригласила только тех, кому действительно рада, и отметила свой день рождения. До полуночи еще два часа, за два часа можно успеть многое.

-            Я не могу, вот так, использовать это место в своих целях, - неуверенно начала она.

-            Это мой подарок, Джес.

Кайл смотрел на девушку, не переводя взгляда.

Он чувствовал, что давит на нее, но ничего не мог с собой поделать.

Ему хотелось остаться с ней наедине, хотелось поиграть с контрастами, подарить нежность и внимание, а потом смешать это с грубостью и удовольствием. Разложить прямо на этой барной стойке, которую ежедневно лапают сотни мужских рук, но малышка Джес, все эти годы, остаётся нетронутой.

Все недвусмысленные фразы и предложения, за столько лет, не развратили её, рабочая форма, которая создана для провокации мужчин, совсем не придавала ей вульгарности. Большая часть мужского населения города, уже давно смирилась с "неподатливостью" официантки, но только не Самбер. Ему хотелось ощутить, как шпоры на ее сапожках, врезаются в его спину, когда он наматываёт на кулак длинные волосы, и трахает языком её рот.

- Мне совсем некого пригласить, да и потом, если я проведу этот вечер за работой, мне не придётся чувствовать себя такой жалцой, - честно призналась Джес.

Предлагать мистеру Самберу провести этот вечер с ней, она посчитала неслыханной наглостью. Он и так предлагал ей заведение, в её полное распоряжение. В конце концов, никто кроме нее не был виноват в том, что у нее совсем никого нет. А господин мэр, уже неоднократно проявляющий к ней благодушие, вполнё мог согласиться, из вежливости,или чего лучше - жалости. Как бы тогда она чувствовала себя сидя с ним за одним столом? Как бы быстро под ногами разошлась земля и поглотила её, дальше сгорать в своих недрах от непомерного стыда ?

Но он не стал её слушать. Не стал потакать тому, чего она на самом деле не хотела. Возможно, это отобразилось у неё на лице, возможно,таки сжалился, чего Джес боялась больше всего, но через десять минут бар был абсолютно пуст, и Джес не оставалось ничего другого, как метаться по кухне, судорожно соображая чем накрыть стол, которого,и в планах не было.

Когда ты долгое время находишься в одиночном плаванье, гребешь веслами воду, в своей скудной лодочке, рано или

поздно твои руки опускаются. Затаившийся штиль, нагнетает апатию, и тебя начинает тошнить от воды вокруг. А потом, совершенно случайно, на горизонте, который ты уже устала наблюдать, появляется КТО-ТО. Он крепит к твоей лодке крюк,и вытаскивает из этого болота. В такие моменты, ты не испытываешь ничего кроме благодарности. И на мгновение,тебе совсем не важен мотив этого поступка. Сегодня ты спасена, а все остальное будет завтра.

Разместив на столе закуски, девушка замерла у бара. Она не собиралась пользоваться добротой мэра, которой и так уже было слишком много, и собиралась платить за ужин сама. В конце концов, нормальные люди именно так и делают? Праздники чуть ли не каждый день разворачивались на ее глазах, только вот она, не имела к ним никакого отношения.

Нужно было определиться с выпивкой, что-то не очень дорогое, но достаточно приличное. Не самая легкая задача.

Джес отправила палец в рот, досконально просматривая ассортимент, который знала наизусть, но никогда не рассматривала под таким углом.

-            Возьми вот это, - Джес почувствовало спиной мужчину, а его рука едва коснулась плеча, когда он указал на бутылку тосканского вина, - мне нравится его вкус.

Сухое. Красное. Четыреста долларов за бутылку. Его никогда никто здесь не брал, но мозги уже плохо работали от такого тесного контакта.

Джес поднялась на небольшое возвышение, зацлиная всех Богов помочь ей не выпустить вино из дрожащих пальцев.

-            Я помогу, - Самбер принял из ее рук бутылку,и подарив полуулыбку, направился к столу, который она подготовила. Достал из кармана металлическую увесистую зажигалку и зажег свечи.

Джес до последнего не знала , стоит ли вообще ставить их на стол, поэтому примостила их на краю, и оставила незажжёнными.

Теперь, когда их пламя танцевало в тёмных глазах, сидящего напротив, ей и вовсе стало мало воздуха.

-            Расскажи мне о себе, что-нибудь, чего я не знаю, - проговорил Кайл, не притрагиваясь ни к еде, ни к напиткам.

Джес заметно нервничала , ей хотелось опрокинуть в себя этот бокал целиком, но по понятным причинам, не могла себе позволить этого.

-            Я из Оклахомы, - решила начать издалека Джес.

-            Интересно, я там никогда не бывал... - Проговорил Самбер.

- Знаком с этим штатом,только благодаря печальной истории...

-            Теракт? - Осмелившись поднять взгляд, спросила Джес.

-            Любое неповиновение власти, несет за собой человеческие потери, и зачастую, страдает тот, кто не виновен, - резковато ответил Кайл. - Меня впечатлило другое... это правда, что люди, в память об этой трагедии, берут ежегодно семена от уцелевшего после взрыва столетнего вяза, расположенного в зоне комплекса, и сажают их по всему городу?

-            Правда, - кивнула Джес, - таким образом они отдают дань памяти погибшим.

-            Ты говоришь "они" , а не "мы", ты не скучаешь по дому?

-            Мой дом здесь, - пожала плечами девушка. - Здесь, мне нравится больше.

Она умышленно умолчала о муже. Сколько можно постоянно тревожить его своими мыслями?

-            В Оклахоме у меня осталась одна сестра,и то, мы с ней не общаемся. Но, я не думаю, что причина в этом. В Самбервилле, у меня тоже никого нет, но здесь, я чувствую себя лучше.

Кажется, Кайла удовлетворил этот ответ. Он откинулся на спинку стула, продолжая вращать в руках бокал на тонкой ножке.

-            Мне важно, чтобы ты чувствовала себя комфортно. Всегда,и особенно сейчас.

Кайл протянул фужер, предлагая выпить.

-            За твой день рождения, Джес.

-            Спасибо, - пробормотала девушка, делая глоток, вместе со своим спутником. Ее глаза задержались на губах, обхватывающих тонкое стекло, на кадыке, который дрогнул, на украшенных татуировками пальцах, когда они ослабили пару пуговиц воротника.

-            Чем ты занималась, до того, как вышла замуж? - Е[оследовал новый вопрос.

-            Играла на скрипке, - Джес покраснела, опуская взгляд.

-            Почему скрипка? Это инструмент, на котором играют черти, а ты, можешь мне поверить, настоящий ангел.

-            Я была не так хороша, для того чтобы приходить во сне к Тартини, и играть ему сонаты, - Джес улыбнулась,и сама словила себя на мысли, что чувствует себя уже более уверенно, раз способна шутить в присутствии мэра.

-            Я не верю, что человек, способный на такую любовь, что-то другое может делать в пол силы. Это ведь не про тебя, Джес.

Ты максималистка, это как твой плюс, так и минус. Что же заставило тебя бросить играть? Муж был против?

-            Мне пришлось оставить оркестр и переехать. Вначале мы жили в Миссури, а после Тим рассказал мне о Самбервилле, было очень интересно стать частью того, что только появляется на свет, воссоздается по кирпичику. Везде, где я жила до этого, уже была своя история, созданная за много веков до нас.

-            Совсем недавно, мне помнится, ты говорила, что хотела уехать отсюда. Легко предположить, что город стал тебе ненавистным, - мэр взял бутылку и добавил мареновой жидкости в бокалы.

-            Сейчас, я чувствую все иначе.

"Благодаря тебе”, - застыло на губах, но так и соскользнуло.

Даже выпитый алкоголь, не давал девушке переступить ту черту,тонкую грань, которая из мэра города, превращала мистера Самбера, в желанного мужчину.

-            Сегодня твой день, - улыбнулся он, и в бликах свечей, его лицо стало еще красивее.

Почему она раньше этого не замечала? Как она могла упустить это?

Тогда, мэр взял всю ответственность за похороны на себя,и только сейчас, она понимала , насколько огромной была эта услуга. Она бы не смогла. Не справилась бы со всем этим одна. Его вовремя и безвозмездно подставленное плечо, облегчило жизнь. Дало вкусить горе лишь в полсилы.

А потом, ей выплатили компенсацию. Такую, что полгода, Джес только и делала, что страдала. Вряд ли, без этих денег, ей бы удалось так долго жить, не занимаясь ничем.

Незримая рука, которая крепко сжимала ее руку, всегда была рядом. Рука мистера Самбера.

А дальше, он ворвался в ее дом, без приглашения, заявляя, что в бар требуется бармен, и именно она должна занять это вакантное место.

Джес была очень зла на напыщенного, самоуверенного мэра, который силой заставил ее выйти на работу.

Так она думала тогда .

Как же все изменилось. Как же, она была ему благодарна.

-            Ты можешь попросить у меня любое желание. Я не смогу отказать тебе, - продолжил Кайл, вытаскивая ее из воспоминаний.

-            У меня и так есть все, о чем я могла бы желать, если рассуждать здраво, все остальное воплотить невозможно...

-            Тогда, просить снова придется мне?

Самбер приподнял бровь, наблюдая за девушкой. Она успела переодеться в свою одежду. Тонкий свитер под горло, тёмные джинсы. Волосы собраны в хвост,такие густые, что резинка, вот-вот норовила лопнуть. Кайлу нравилось, как краснеют её щеки, когда она смотрит на него. Как не выдерживает взглядов, застенчиво улыбается, смущается, почти искренне. Только он чувствовал, уже как несколько дней ощущал, что ее мысли перестали быть невинными. Уснувший на левом плече демон, открыл глаза и в предвкушении потирал руки.

Распять бы ее прямо в храме, разлить церковный воск по молодому телу, зачарованно наблюдая как он схватится, делая место ожога розовым, а потом остудить, заставить вздрогнуть, до рези в запястьях натянуть верёвки, вырвать из горла стон, отправляя его в высокий свод потолка, доводя грех в состояние Абсолюта, в святом месте принуждая молить о пощаде его, а не какого-то выдуманного Бога.

Но, Кайл жалел внутренний мир монсеньора, по крайней мере пока, и не спешил устраивать такого рода представление.

-            Смотря, о чем вы попросите... - Неуверенно ответила Джес, - если это в моих силах...

-            Потанцуй со мной, - проговорил мужчина, и этого было достаточно, для того, чтобы пустить под ее кожу ток.

Он не стал ждать ответа. Зашел за барную стойку, включил стереоустановку, заполняя опустевший бар романтической музыкой шестидесятых.

Джес на мгновение задумалась, о том, откуда здесь вообще такой репертуар? Она никогда не натыкалась на подобные песни, тем более, с первого раза.

Наверное, когда ты что-то создаешь,твое творение, вплоть до мелких деталей, подчиняется тебе беспрекословно.

Джес вложила подрагивающие пальцы в протянутую ладонь. Широкую.

Сильную.

Сегодня, руки господина мэра, были теплыми. Ее ладошку жгло огнём, а спину и вовсе обдало лавой вулкана, когда он притянул её ближе, прижимая к себе.

Джес забыла как дышать. Просто из головы вылетело то, как это делается. Ее пальцы неуверенно коснулись плеча, вторую руку по-прежнему обжигало прикосновением.

Легкие протестующе ответили спазмом,и тогда она вдохнула полной грудью. Вдохнула, но лучше бы этого не делала.

Весь её мир содрогнулся, губы пересохли, когда Кайл смог поймать её взгляд, Джес не ощущала больше ничего, кроме объятий, в которых хотелось утонуть, запаха дорого парфюма, которым, как ей казалось, пропитывается она сама. Самбер вел её в танце, а она чувствовала , как слабеют ноги, как болезненно тянет грудь, от плотного соприкосновения, как жар со спины медленно сползает вниз живота.

Он смотрел на нее своими темными глазами, и она плавилась, не способная к сопротивлению.

-            О чем ты думаешь, Джес? - Кайл склонил голову,и его губы едва коснулись уха.

Невинный шепот, пробуждающий внутриутробные вибрации.

-            Вы хорошо танцуете, мистер Самбер, - прошептала в ответ девушка, потому что голос куда-то исчез.

-            Потому что мне приятно это делать. С тобой приятно. Не хочется выпускать тебя из своих рук.

"И не выпускай", - мысленно прокричала Джес, но так ничего и не ответила.

Интересно, он понимал , что с ней делал? Или со стороны она выглядела просто безмозглой тупицей, неспособной поддержать беседку, произнести ответный комплимент. Банально улыбнуться?

-            Расскажи мне, что тебе снилось той ночью, - голос стал ещё ниже, и Джес показалось, что она летит в пропасть.

Одно, только лишь, воспоминание, заставляло ее почувствовать приятные волны по телу, которые, своим покалыванием, вызывали в ней череду мурашек. Хорошо, что ткань достаточно толстая,и он не почувствует этого.

-            Мне до сих пор стыдно, что я ворвалась в ваш дом. Простите.

-            Это не то, что я хотел услышать, - немного резко, с нотками приказного тона.

Все в стиле мистера Самбера. Но если бы было по-другому, разве, она бы обратила на него свое внимание?

-            Мне нечего рассказывать, - еле выдавила из себя Джес,

стараясь не выдать свою дрожь с потрохами, - обычный сон, но очень реалистичный.

-            Тебе было хорошо, в этом обычном сне? - Ухмыльнулся он, понимая, что никаких подробностей, от малышки не услышит.

Скорее всего,там было что- то слишком пошлое, настолько, что ей и вспоминать об этом стыдно. Вот, она краснеет даже.

-            Можно, я не буду отвечать?

-            Значит, я расценю это, как "да".

Еще одна самодовольная улыбка. Давно его не заводили простые разговоры. Хотелось искусить ее, да так, что бы сам дьявол со своим яблоком позавидовал. Самбер давно имел на нее виды, но все никак не решался.

Не будет ли ему скучно?

Принесет ли она ему то самое удовольствие, которого он так давно не получал?

Ответ пришел сам по себе, в тот день, когда она появилась на его пороге, вся раскрасневшаяся, возбужденная и растрепанная, и начала обвинять его. В чем? Узнать так и не удалось.

Узнать детали.

Что же малышка Джес себе нафантазировала? Вопрос о том, кончила ли она, так и вертелся на языке, но не правильно было бы спрашивать это вслух. Тем более сейчас, пока Самбер не поставил ее на колени.

Вместо этого, другой вопрос слетел с языка, когда пальцы сильнее вжались в ее спину.

-            Что у вас с Лиамом, вы дружите?

-            О, нет, я сегодня впервые увидела его за долгое время.

-            Он пришёл к тебе?

-            Не думаю, - Джес пожала плечами, наблюдая как движутся губы Кайла. Какой к черту Лиам? Как бы она хотела говорить только о мужчине, пленившем её душу, но понимала , что не имеет на это никакого права. Сейчас их вечер закончится, они попрощаются,и сказка подойдёт к концу.

Стало до горечи грустно, потому что, Джес понимала, что никогда не сможет дать такому мужчине все то, в чем он нуждается. С Тимом все было проще. Она любила его, и знала , что он тоже ее любит.

Но, Джес ни разу не могла припомнить, чтобы у неё хотя-бы однажды, вот так сильно тряслись коленки от простого танца, от обычных прикосновений.

Кайл поднял их сплетенные руки, заставляя девушку обернуться вокруг своей оси, а когда она снова повернулась к нему лицом, прижал так сильно, что Джес, от неожиданности, вцепилась в его шею.

Его взгляд снова растворял её до состояния молекул. Рука переместилась выше сжимая затылок, достаточно сильно, для того, чтобы вскрикнуть, но у неё давно уже не было на это сил. Вторая рука поползла по бедру, задрала свитер, лаская обнаженный бок. Джес представила, как черные узоры на его запястьях подобно толстым корням вековых деревьев, врастают в её кожу, питаются кровью, стремятся забраться в самое нутро.

Ощущения были настолько сильными, что она закрыла глаза, отдаваясь судьбе, а через мгновение, почувствовала как ее губы поглотил жестокий, подобно убийце, поцелуй.

Еубы Самбера, властно ласкали её. Настойчивый язык, резко оборвал всякие её ответные попытки, заявляя кто здесь правит балом. Его правая рука по- прежнему сжимала затылок, а вторая прижала девушку еще крепче к себе, настолько близко, что она почувствовала возбуждение Кайла. Ей хотелось тоже запустить пальцы в его волосы, тоже что-то сделать, но все его поведение просто кричало о том, что это лишнее. Еосподин мэр привык брать, то, что ему хочется. А при сложившейся ситуации, слово "мэр" можно было просто опустить.

Одно короткое движение и тесный бюстгальтер больше не сковывал ее. Зато на его смену пришла горячая мужская рука, которая жадно сжала грудь.

Джес застонала , потому что здравый смысл давно покинул

чертоги разума.

Она не понимала, что происходит,только звон бьющейся посуды стоял в голове, и слетевшая на пол черная ткань, которой был накрыт стол, мелькнула заторможенной картинкой. Хотя, нужно было ее оставить. На ней обязательно отпечатались бы следы всего происходящего, и утром, это послужило бы доказательством того, что все было.

На самом деле.

Деревянный стол упирался в позвоночник, а Самбер не спешил раздеть ее и...

-            Джес, прости, - он навис над девушкой, не спеша заканчивать то, чего так хотелось, - я пользуюсь своим положением, а это не правильно, по отношению к тебе.

Он коротко улыбнулся, застегивая пуговицы на рубашке, которые неизвестно когда успел расстегнуть.

Волна возбуждения отхлынула так быстро, что ей показалась ледяной своя собственная кровь. Уже который раз за этот вечер, готовая провалиться сквозь землю Джес, проскользнула мимо мужчины,и выбежала в уборную, плотно закрыв за собой дверь.

Прохладная вода свела зубы, гиперчувствительная кожа, готовая к прикосновениям и поцелуям, неприятно ныла.

Дрожащие пальцы сами нащупали лямки бюстгальтера, с трудом застегивая его.

Как выйти обратно? Что говорить? В голове крутились миллионы вопросов. Джес была готова отдать что угодно, за то, чтобы когда она цашла в себе силы выйти,там никого не оказалось.

-            Джес, у тебя все в порядке?

Девушка вздрогнула, когда в дверь постучали. Когда голос, который так её волновал, снова раздался рядом,и от него отделяла только тонкая дверь.

-            Я войду?

Золотистая ручка медленно прокрутилась влево, раздался

щелчок открывшегося замка. Джес стояла как; вкопанная, и не могла пошевелиться.

-            Прости меня ещё раз, я не хочу, чтобы ты избегала меня или боялась, - проговорил Кайл, медленно проникая и заполняя собой все небольшое пространство.

-            Я должен держать свои желания при себе, ведь это не то, что тебе нужно, верно? - Спросил он, пристально глядя в испуганные глаза.

-            Ты ведь по-прежнему, любишь своего мужа, а я просто внес ненужный разгром в твои мысли, ведь это так?

Джес не знала что ответить. Все происходящее поставило ее в тупик. Она не понимала , какого ответа он ждет от неё.

К своему собственному стыду, она понимала , что в объятиях мистера Самбера, она ни разу не вспомнила о своем муже. И сегодня, спустя столько лет, впервые четко осознала, что он мертв. А к еще большему стыду, поняла, что и при жизни, он не был способен вызвать в ней таких сильных чувств, которые до сих пор тлели пепелищем недавно разожжённого костра.

-            Джес? - Его пальцы ласково прошлись по щеке девушки, голос мягко и глубоко ласкал, обволакивая невидимой паутиной. - Ответь мне, я правильно сделал, что остановился?

-            Я не знаю, - выдохнула она, не желая брать на себя никакой ответственности.

-            А кто должен знать, если не ты?

-            Мне нужно время, чтобы подумать и ответить на этот вопрос.

Минимум ответственности и минимум разговоров.

-            Я проведу тебя домой, не хочу, чтобы тебе что-то угрожало.

-            Ни в одном городе нет ниже уровня преступности, чем в нашем, - отрешенно проговорила она, закрывая кран.

-            Тем не менее. Не отказывай мне в удовольствии провести с тобой ещё несколько минут.

-            Мне лучше остаться, - ещё одна попытка.

Попытка избежать стыда, который пронизывал ее тело насквозь.

-            Мне нужно убрать все к утру.

-            Завтра у тебя будет выходной, - Самбер снова коснулся ее раскрасневшейся щеки.

Смущение, стыд - это все стало чем-то запредельным, с тех пор, как он вырос. Вершителю судеб не ведомо подобное.

В детстве у него было немного игрушек, но сейчас, он обзавелся собственными марионетками, которые исполняли все что угодно, стоило только потянуть за тонкую нить.

Но,иногда так; хотелось испытать чего-то земного.

Даже Зевс спускался с Олимпа, пресыщенный окружением и вниманием богинь.

Сейчас, Кайл дернул за невидимую нить, и Джес покорно кивнула, опустив глаза.

Еще раз дерцул, - и она закрыла пустой бар.

-            Спасибо вам за вечер, - она все-таки решилась хоть что-то произнести.

-            Не нужно. Мы с тобой одиночки,и совсем не удивительно, что нам захотелось провести время вместе. Мне некуда спешить. Дома меня не ждет жена с детьми. Так что, это ты скорее делаешь одолжение, одаривая меня своим вниманием.

Они медленно ступали по асфальту, который уже слегка покрылся первым инеем. Холод настойчиво проникал в город, а Джес все думала, позвать ли мэра в гости, на чашку чая? Он же говорил, что у нее есть право на одно желание?

Объектом всех ее желаний, сейчас был именно он. И может быть, монсеньор был прав? Не стоит скрывать больше своих чувств?

Но, произошедшее в баре действовало на нервы и не давало покоя. Она уящ там, показала насколько подвержена его власти, которая своей силой сметает все на своём пути... А потом эти вопросы... Джес вздохнула, и из ее рта вырвался пар.

На улице было тихо и безлюдно, только голые деревья покачивали ветками, бросая тень на жёлтый отблеск фонарей.

Совсем скоро должен был выпасть первый снег. С недавних пор, Кайл терпеть не мог первый снег, он ассоциировался у него с чувством безысходности. Привкусом потери. Один единственный день в году, когда его накрывала грусть, и он не пытался с ней ничего сделать. Позволял заполнить тело, грудную клетку, и пугающую пустоту внутри нее. Он вспоминал чужие, весёлые лица, огни фейерверков и гирлянд, с украшенного к празднику особняка. Белая фата невесты,и такие же белые хлопья, падающие ему на плечи. Этот день стал точкой невозврата. Новой главой в сожжённом рукописном томе.

-            Вот мы и пришли, - отвлекла его от тяжёлых воспоминаний Джес.

Самбер чувствовал, как она напряжена, как пытается на что- то решится, размышляя, морщит под шапкой лоб, но не решается сказать.

Ему даже стало скучно. Так всегда. По особой иронии, все сходит с рук тому, кто боится действовать. Не смотря на то, что в своих мыслях, он грешнее голодного бродяги, прикарманившего в магазине булку. Но ведь в заповеди об этом ни слова.

-            Я пришлю тебе подарок завтра, на свое усмотрение, если ты не определилась, - проговорил Кайл.

-            Подарок?

Дящс хотелось вскрикнуть, что самым лучшим подарком для неё станет возможность избавиться от одиночества, но она промолчала.

Между ними повисла липкая тишина. То самое, противное чувство, когда что-то пошло не так, и ты не в силах ничего исправить, не зная причины.

-            До встречи, Джес, - мужчина улыбнулся краешком рта,и вздернув воротник повыше, убрал руки в карманы.

-            До встречи, мистер Самбер.

Замерзшими пальцами, она потянулась к замку, бросая

 

тоскливый взгляд на удаляющуюся фигуру.

ГЛАВА 4.

Г роза обрушилась на город посреди ночи, беспокоя своим шумом людей, заставляя выбираться из тёплых кроватей, сновать по дому, закрывая все окна, для того, чтобы обезопасить жилье от нежелательной влаги, вглядываться сквозь плотную пелену дождя, высматривая то, что не стоило бы высматривать, и подслушивая то, что не нужно было подслушивать.

Пожилая миссис Максвелл, свесила с постели сухие ноги,и постанывая побрела к приоткрытой веранде. Она была одной из самых взрослых жителей Самбервилля. Женщина приехала сюда с четырьмя сыновьями, ещё во времена основания города, с целью помочь им обжиться, и уехать обратно. Перспектива обеспечить бесплатным жильем сразу четырёх сыновей, в тот момент выглядела очень соблазнительно. Не имея достаточного количества финансов, миссис Максвелл, не задумываясь отправилась с детьми сюда,и как-то прикипела к этому месту. К маленькому домику, с уютной верандой, красивому парку, если пройти совсем немного, к милой соседке, которая частенько заглядывала к ней, предлагая помощь. Женщина прикрыла дверь, сквозь равномерный шум воды, ей послышались посторонние звуки. Мотнув седой головой, она спешно перекрестилась, ругая себя за то, что пропустила службу. Звук повторился.

Миссис Максвелл даже сделала шаг в сторону двери, но вовремя одернула себя, опуская взгляд на свободную, ситцевую ночную рубашку в синий цветочек.

- Завтра. Завтра утром, - пробормотала она сухими губами, забираясь обратно в постель.

Всю ночь ей спалось плохо,то ли гроза так действовала на организм, то ли дурные мысли не давали покоя, но ранним утром, нарядившись в спортивный костюм, миссис Максвелл,

аккуратно переступая лужи, направилась к своей соседке. Приоткрыла маленький замок на заборе, прошлась по серой плитке, и тихонько постучала в дверь.

Отчаянное чувство тревоги тупо кольнуло в сердце, когда дверь приоткрылась.

-            Джессика? - Хрипло прикрикнула женщина, - Джес,ты дома?

Пугающая тишина, действовала угнетающе.

-            Джес...

Миссис Максвелл схватилась рукой за грудь, когда открыла дверь спальни. Ее пальцы задрожали, грудь сдавило в немом крике. Стараясь ни к чему не прикасаться, и сохранить рассудок до того момента, как совершит важный звонок, женщина бросилась обратно к своему дому, уже не разбирая дороги.

Рич Алертон, выбросил второй окурок на землю, опираясь спиной на бок полицейской машины. Подниматься не хотелось, курить третью, растягивая время тоже. Легкие уже жгло горечью, капилляры в глазах сушило от недостатка сна.

"И почему эта миссис Максвелл, не могла позвонить на час позже?" - крутилось в его голове, когда он оттолкнулся от тачки, лениво шагая к зданию. Его мощные ботинки, не стесняясь луж, рассекали воду, полицейские штаны, были аккуратно убраны в высокое голенище с крепкой шнуровкой, темная куртка с соответствующими нашивцами, была к лицу Алертону. Да и в принципе, ему все было к лицу, даящ хронический недосып, которым он страдал.

Толкнув дверь, он поднялся на второй этаж, создавая эхо тяжёлой обувью, и заставил девушку сидящую за столом

вздрогнуть, когда появился в приёмной мэра.

Кто бы знал, как ему не хотелось здесь быть. Не хотелось говорить с мистером Самбером. Излагать детали. Выслушивать вопросы. Его вполне устраивало работать в городе, в котором никогда ничего не происходит. Все эти гонки, а уж тем более нудные расследования, которые интересны, разве что, в "Шерлоке", совсем не прельщали.

-            Мэр у себя? - Проговорил Рич,и девушка неуверенно кивнула, глядя в голубые глаза, смотрящие на нее из под тёмных хмурых бровей.

-            Ну объявляй, - коп неопределённо махнул рукой в сторону, занимая ближайшее кресло, которое тут же под ним прогнулось.

-            Входи, - вывела его не из самых приятных размышлений, блондинка, которую будто бы совсем недавно достали из кукольной коробки и усадили за этот стол.

Вообще, подобные персонажи были большой редкостью в этом городе,и Рич, скользнул взглядом по своему отменному внешнему виду, убеждаясь, что эта цыпочка легко может оказаться у него на крючке, стоит лишь только пожелать.

Он пригладил короткие, темные волосы, расправил плечи, и постучал.

Чисто для приличия.

Если бы Алертон не был настолько наглым и самоуверенным, то вряд ли бы его держали начальником полиции.

-            Мистер Самбер, я, - начал было он, войдя в кабинет,и тут же запнулся, спотыкаясь взглядом о еще одну блондинку, сидящую напротив мэра.

Парень отдает предпочтение белокурым барышням? Если это так,то в этом их вкусы полностью совпадают.

-            Амели уже уходит, - устало пояснил Кайл, перенимая все внимание от идеально ровных ног девушки, на себя, - что у тебя, Рич?

-            Сегодня утром нашли труп.

-            Ты свободна, что не ясного? - Серые глаза обесцветились, брови сомкнулись, а тембр голоса стал в миг грубее и жестче.

-            А это секрет какой-то? - Бегло улыбнулась Амели, пожимая плечами, - все равно в городе все скоро будут болтать об этом.

-            Да, в принципе, не секрет, - Рич покачал головой, и не дожидаясь предложения сел в одно из кресел, - все равно практически каждому будет задан вопрос, где он провел сегодняшнюю ночь.

-            И ты решил начать с меня? - Кайл откинулся на спинку своего кожаного кресла.

-            Не совсем, просто хотел поставить в известность, но если вы настаиваете, мэр...

-            Чей труп обнаружили? - Скрывая раздражение, задал вопрос Самбер.

-            Где вы были этой ночью? - Прищурившись,и никак не реагируя на грозный тон, ответил вопросом на вопрос Алертон.

-            Ты меня в чем-то подозреваешь, Рич?

-            Закон наделил меня правом задавать вопросы, я просто делаю свою работу. Это вызывает проблемы?

Амели поежилась, чувствуя напряжение возникшее между двумя мужчинами. Не смотря на то, что она видела копа всего несколько минут, он уже был для неё значительно симпатичнее мерзкого господина мэра, который никак не хотел идти ни на какие уступки.

Но, коп оставался обычным копом, а мистер Самбер главой города, и его расположение было куда важнее, чем дикое желание пронаблюдать за тем, как его закуют в наручники и выведут, прижав мордой к стенке.

-            Я был дома. Как и любой порядочный человек.

-            Кто-то может это подтвердить? - Сухо, и как- то без особого интереса задал свой следующий вопрос, Рич.

-            Ты идиот? Все прекрасно знают, что я живу один.

-            Вас видели последним с жертвой, - следующая стандартная фраза, от которой Амели заерзала на стуле.

-            Кто это сказал? - Скулы мэра зашлись в движении.

Гребанные предатели. Как они смеют давать показания, и порочить в них его имя?

-            Люди, - пожал плечами Рич, - посетители бара, в котором работала Джес.

-            Джес? Что? - Глаза Самбера округлились,и лицо застыло в ледяной гримасе.

То ли боль, то ли страх,то ли отчаяние.

Амели с интересом наблюдала произошедшие с мэром метаморфозы, и не понимала , либо это качественная актёрская игра, либо ему действительно жаль погибшую девушку.

-            Мистер Самбер, когда вы последний раз видели жертву?

-Я...

Почему-то не хотелось рассказывать о слабом ростке отношений, которые завязались между ним и Джес.

-            Было поздно. Я засиделся в баре. А после, я провел Джессику домой.

-            Что было дальше? - Рич лениво задавал вопросы, раскачиваясь на стуле. Хотелось, конечно, завалить мэра вопросами, поставить в тупик, но красивые ножки напротив сидящей цыпочки, никак не давали сосредоточиться на деле.

Кто она? Откуда? Что за неизвестная прекрасная гостья?

-            Дальше я пошел домой. Все.

-            Кто-нибудь может подтвердить ваше алиби? - Снова повторяющийся вопрос, за который хотелось схватить гребанного засранца за грудки и выкинуть из своего кабинета.

-            Кайл и я, провели эту ночь вместе, - на свой страх и риск, проговорила Амели. - Вполне разумно, что в моем присутствии говорить об этом не этично.

Рич оживился, в его глазах даже сверкнуло удивление, когда он ещё раз бегло пробежался по ее фигуре глазами.

-            Мистер Алертон плохо воспитан, - Амели украдкой

посмотрела на мэра, пытаясь угадать, что он чувствует,и пришлось ли ему по душе её заявление. Как и прежде, ничего увидеть не удалось. Непроницаемая, плотно сидящая маска никуда не делась.

-            Что с Джес? - Голос даже слегка дрогнул, хотя он старался держать себя в руках. Прозвучавшее ранее слово «труп», не укладывалось в голове.

-            Ее изнасиловали и задушили. Но, труп чист. Ни следов спермы, ни потовых выделений. Мы возьмем объекты - образцы. Возможно, ногтевое содержимое разъяснит нам ситуацию.

Самбер слушал его, прикрыв глаза.

Смотреть было больно.

Все раздражало.

Его утро было прекрасным, и во что оно превратилось? Больная на голову девица, ворвавшаяся в кабинет,труп. Что дальше?

-            Экспертиза уже приехала?

-            Да, они работают, - утвердительно кивнул Рич.

-            Будем надеется, что не зря, - Кайл резко поднялся и подошел к окну, пытаясь хоть что-то разглядеть, в размытом от дождя отражении, - у тебя все?

-            Все, - ухмыльнулся Алертонщ подмигнул Амели.

-            Тогда ты свободен, -монотонно проговорил мэр, - держи меня в курсе всех новостей. Любых. Даже незначительных.

Сильным желанием было следом вытолкнуть из кабинета и Амели, чтобы наконец, остаться наедине со своими мыслями, и той информацией, которая только что легла на его плечи.

-            Я же обещала , что могу быть по-настоящему полезна, - девушка поднялась со своего стула,и медленно, выстукивая каждый свой шаг длинными каблуками подошла к Кайлу.

Очень невесомо, она прошлась ладонью по его спине, и остановила движение, положив руку на плечо.

Неужели, эта каменная стена настолько непреступна?

Когда она пришла сюда, то у нее было два неизменных варианта: шантаж и соблазн.

Или же и то, и то, но в правильной дозировке.

-            Я по-прежнему не увидел пользы, - Кайл едва заметно тряхнул плечом.

-            А мне показалось...

-            Решил не выставлять тебя полной дурой. Полной дурой с псевдо благими намерениями. Ты действительно настолько беспринципна?

Самбер резко развернулся, и в достаточно просторном помещении стало тесно.

-            Не понимаю к чему эти беспочвенные обвинения, достаточно просто сказать "спасибо",и поинтересоваться, чем можно помочь в ответ.

Амели напустила на лицо улыбку, стараясь не выдавать своих опасений. Она не была глупой девушкой,и прекрасно понимала , что сейчас лезет в клетку ко льву. Если раньше, она просто засовывала туда свои пальцы, дразня хищника,то сейчас вошла туда полностью, рискуя в любую секунду быть растерзана.

-            Ты решила обеспечить мне алиби, не зная где я был этой ночью. А если это я её убил? - Кайл навис над ней темной тучей, сбивая ровный ритм дыхания. Его лицо было в паре сантиметров, глаза горели нездоровым блеском.

-            А может быть, это я её убила, и тем самым обеспечила алиби себе? Такой вариант не пришёл вам в голову, мистер Самбер?

Она отпрянула от него, разворачиваясь спиной. Елупый жест, но выносить это давление было сложно.

За спиной молчали, вероятно переваривая услышанные слова.

Так-то. Амели ликовала внутри, от того, что не упустила возможность посоревноваться с "Мистером Остроумие".

-            Нужно прикрепить это заявление к делу, - проговорил Кайл, возвращаясь в свое кресло.

-            Минутой ранее, мне не казалось, что вы так тесно

сотрудничаете с полицией, - Амели оперлась обеими руками на стол, теперь оказавшись в более выигрышном положении. - Так что, с ответной услугой, мистер Самбер? Неужели мне придётся совершать анонимный звонок в полицию,и говорить, что вы заставили меня придумать вам алиби?

Перебирая пальчиками, Амели потянулась к телефонной трубке.

-            Не то, чтобы я этого очень хотела, но вы мне не оставляете выбора...

В своей голове Кайл уже разорвал её на части. На ровные, симметричные кусочки, получая от этого истинное удовлетворение. Какого черта она вообще свалилась на его голову? Особенно сейчас, когда все его мысли заняла Джес, в его офисе эта блондинка смотрелась совсем нелепо.

-            Как ты слышала , освободилось место официантки, - холодно проговорил он.

-            Фу, - Амели сморщила носик. - Этот вариант мне не подходит, но я ценю ваше рвение, мистер Самбер.

-            Тогда, я могу тёбя снова отвезти на прошлое место. Ты опять напрашиваешься на длительную прогулку.

-            Я не люблю гулять по такой погоде, - отмахнулась девушка, - а ты очень изобретательный и я уверена, что придумаешь что- нибудь.

-            Послушай, - Самбер схватился за виски, ощущая, как все происходящее начало выедать ему мозг.

Вгрызаться в извилины.

-            Мой город - это совершенный пазл. Все идеально и все на своих местах. Картинка сложена. А я не просто парень, у которого много денег. Каждое мое решение, заранее обдумано. Каждый человек, который ест хлеб с моих рук, сидит на своем месте, и я не собираюсь выбивать кого-то из строя потому, что меня об этом просишь ты. Ингредиенты смешаются,и картинка потеряет свой совершенный вид, понимаешь? Я не могу этого допустить.

-            Твоя картинка уже потеряла вид, - фыркнула Амели, - сегодня одна деталь твоего пазла вылетела, образовывая прореху. Чем ты будешь закрывать эту дыру? Может быть, есть смысл, собрать более объёмное изображение? Придумать новые должности, для полезных людей. А я сделаю все, что ты скажешь. Только убирать рвоту за местными алкашами - это не мое.

-            Приходи ко мне завтра с утра. Я придумаю что- нибудь. Только уйди с глаз моих.

Самбер чувствовал, как дает слабину. В каждом своем слове, он допускал непростительную слабость. Это было сродни повиновению. Такому непривычному и пугающему.

Но он успокаивал себя. Успокаивал себя тем, что любого пошатнет новость, которую ему сегодня принесли. Механизм действительно дал сбой.

Он потерял жителя города, ценного сотрудника, и... Джес ведь успела стать чем- то большим, нежели симпатичная официантка из бара?

- Как сходила? - Марта поднялась с постели, сонно глядя на Амели.

-            Более чем удачно, - девушка сияла, не в силах скрывать своего приподнятого настроения. - Можно даже поужинать где-то, и немного выпить.

-            Было бы здорово, - Марта потянулась за халатиком, - Алекса не звонила?

-            Я бы сказала , - отрезала Амели, поджав губы.

-            Может мы сами, хотя-бы с другого номера, ну просто попробовать?

-            Вечером, - отрезала девушка, прямо не отвечая на вопрос.

Ее саму, не меньше подруги волновал этот вопрос, но она прекрасно понимала, что единственный путь непременно привёл бы ее сюда, но она так и не объявилась, не смотря на то, что уже прошло столько дней.

-            Представляешь, официантку из бара этой ночью придушили, - решила перевести тему Амели. - Здесь опаснее, чем я думала. И этот Самбер, предложил мне её место. Еще чего?

-            Да ладно? - Марта вскинула свои кукольные брови.

-            Ага, я то думала что здесь тишь да гладь.

-            Надеюсь, полиция разберётся...

-            Здесь полиция то, что надо, - усмехнулась подруга, вспоминая сегодняшнего копа. — Не уверена, что мы бежали бы с прежней прытью, как недавно. С такими блюстителями закона, и нарушить что-нибудь не грех.

-            Ты уже переключилась? -

-            Канал "Мистер Самбер", скучен и одцообразен, - махнула рукой Амели, - мне с ним не интересно работать.

-            Работать? - Подруга усмехнулась, заплетая свои волосы в одну длинную косу.

-            Да, Марта, работать. Я одна всегда отмахиваюсь за всех.

-            Я сегодня поговорю с ним. Мне тоже нуяща работа.

-            Что? - Амели громко рассмеялась, на смелое заявление подружки, - и кем, позволь узнать, ты хочешь работать? У тебя не получится.

-            Я могу помогать в храме, - пожала плечами девушка, - это не сложно,и туда ходит весь город. Можно узнать всю подноготную твоего мэра.

-            Конечно, как же я могла забыть. Ты опять за старое?

-            Амели, это он. Я уверена, - не совсем решительно произнесла Марта.

-            И что? Даже если это он, то что? Покажешь ему свои порнографические рисунки? Расскажешь, как тебя ломает все двадцать пять лет без плотских утех, и попросишь обесчестить тебя? Это ты видишь в своих видениях, Марта?

-            Закрой свой рот, - прикрикнула на нее, девушка, чувствуя, что еще немного,и она залепит ей пощечину.

Она наспех натягивала все то же черное платье, очень сожалея, что когда-то поделилась своим самым сокровенным.

-            И куда ты идёшь? - Схватила ее за руку Амели, - Не ставь мне палки в колеса, я только нашла с ним общий язык.

-            Мне наплевать на тебя, и на твой общий язык. Это же твой девиз по жизни? Может пора с тобой поступать так же? Ты бросила Алексу и я не собираюсь сидеть и ждать, пока меня постигнет та же участь. Амели, я тоже знаю твои болевые точки, но не нажимаю на них. Подумай над этим. А если ты боишься, что мэр увлечется мной и ты останешься не у дел,то не переживай, он не в моем вкусе. Я же в твоем понимании больная извращенка.

Марта выдернула свою руку и громко хлопнула дверью.

Сейчас она была зла на Амели. Зла, как никогда. Все это время, Марта пыталась не перечить, особо не выпячивать свою точку зрения, но этот контроль со стороны подруги, уже изрядно её душил.

Мысленно, она вернулась к своей жизни тремя месяцами ранее. Даже запах булочек и какао вызвал бурчание пустого желудка. За окном светило солнце,тёплый ветер прорывался в окно небольшой уютной кофейни. Не во многих местах, хотелось задержаться надолго как в этом.

Марта жмурилась от вкуса кофе, отламывала от воздушных булочек небольшие кусочки и просто наслаждалась внутренней умиротворенностью, что с ней случалось крайне редко.

-            Можно присоединиться? - Спокойный и немножко сладковатый голос, донесся откуда-то сверху.

Марта подняла свои темные, кукольные глаза, без зазрения совести рассматривая собеседника. Аккуратно уложенные волосы, крепкое телосложение, ослепительная улыбка и небесные глаза. Наверное, если бы на ее месте сидела Амели,

она бы не удержалась от соблазна, трахнуть этого красавчика.

-            Я все равно скоро ухожу, - сухо произнесла Марта, допивая свой кофе.

Компания слегка подпортила ее настроение. Ей не нравилось общество мужчин, да и вообще, мужчины вызывали какое-то опасение и особую подозрительность.

Они были для нее, словно инопланетная раса,и вступать с ними в контакт не хотелось.

Но, мужчина похоже не чувствовал ни сухости в ее голосе, ни неловкости, присаживаясь рядом.

Он раскрыл не очень толстый глянцевый журнал, лениво листая страницы.

Марта отметила про себя, что не видела ещё такое название, хотя любила читать прессу. Стало цемножко интересно. Ну, совсем чуть- чуть.

Молодой человек увлеченно присвистнул, заставляя девушку вздрогнуть.

-            Ну надо же, - добавил он, - про наш город уже и в журналах пишут.

Он отпил глоток кофе, во все глаза читая статью, которой был выделен целый разворот.

Марта старалась не пялиться, да и задавать какие-то вопросы, завязывая тем самым разговор, желания не было. Но, любопытство брало свое.

Она видела кричащий заголовок, напечатанный большими буквами, который обещал рассказать о тайном городе, возникшем из ниоткуда.

-                  Я слушаю, - несостоявшийся собеседник, на мгновение оторвался от чтения, сжимая в руках, вибрирующий телефон.

Еще мгновение, и он поднялся, кивая Марте.

Что это значило, она не знала, но фигура его,так же быстро растворилась из кофейни, как и появилась. Важный, по всей видимости, звонок, заставил парня оставить недопитый кофе и журнал.

Пестрые глянцевые страницы попали в ее руки, отбрасывая солнечные блики. Ничего особенного она и не надеялась прочесть, просто отличное средство убить время.

Но, бегло прочитанный текст, одним мгновением разрушил образовавшуюся идиллию.

Крепко сжавшиеся пальцы, едва не раздавили чашку, сдоба, чуть не стала поперек горла.

Марта даже не в силах была полностью прочитать текст, настолько гипнотический эффект оказывал мужчина, который смотрел на нее, с одной из страниц.

-            Вам плохо? - Раздалось откуда-то из-за плеча, но Марта отмахнулась, выбегая на улицу. Ей нужен был воздух.

Много чертового воздуха.

"Храм восстановленный на территории Самбервилля, представляет собой настоящую историческую ценность".

"Монсеньор Самбервилля рассказал в коротком интервью, как проходят службы в одном из..."

Марта несколько раз моргнула,изо всех сил пытаясь убедить себя, что ей кажется. Ведь прошло столько лет... Ведь мужчины в рясах так между собой похожи... Ведь совпадений не бывает...

-            Нет! - Выкрикнула она, споря с самой собой.

Нет.

Похожи все остальные, а он никогда не был похож на других. Ему никогда не шла эта дурацкая ряса, он был слишком красив, слишком молод для этой роли, которую ему уготовил кто угодно, только не Бог.

Дрожащими пальцами, Марта принялась вбивать название города в Google Maps. Испещренные змейками дорог континенты и близлежащие города рябили в глазах.

Марте всегда было поручено искать место для их новой аферы, и именно сейчас, она чувствовала, что диапазон ее поиска значительно уменьшится.

Следующие несколько дней, прошли как в туманной дымке. Так ведет себя наркоман, готовый пойти на все, ради новой

дозы. Ломающийся и корчащийся под весом тектонических плит, одержимый одной целью, мерцающей сомнительным Граалем в одинокой суматошной дымке.

Была масса вариантов, масса людей и мест, где все можно было провернуть гладко. Да так быстро, что никто бы и не спохватился, пока серебристый бок самолёта, уже ласкало бы небо нового города. Но, Марта не сдавалась, отметая на своём пути все, что могло бы ее сбить с траектории к намеченной цели.

Теперь, она напоминала эквилибриста, балансирующего на горящей веревке, готовой вот-вот лопнуть под ее ногами, когда снизу улыбалась бездна.

И она нашла.

Нашла! Не самый лучший вариант, как казалось тогда, и довольно паршивый, как было известно сейчас, но истинные мотивы все равно остались при ней. Девушка не стала делиться этим с подругами, для счастья, ей было достаточно знать, что совсем скоро её будет отделять всего лишь несколько часов от того, с кем она просто обязана увидеться.

Вряд ли,тогда она могла знать, что судьба не преподносит подарки просто так.

И сейчас, злясь на Амели, и слегка побаиваясь её вспышек агрессии, она не могла смириться и молчать как раньше. Она просто не могла себе этого позволить.

Ноги сами завели её в храм. Всегда такой молчаливый и одновременно многословный. Воды утекло немерено, сделано было слишком много, но где если не здесь человек по- настоящему заслуживает на прощение? Она замерла у алтаря, не зная что выбрать: причастие или разговор с глазу на глаз. Первое бы отобрало право у монсёньора, выражать свои истинные эмоции, наложило бы вето на его запрет.

А второе... Марта боялась, что снова струсит, стоит ей попасть в этот омут зеленовато-карих глаз.

- Вы всегда ходите после окончания службы.

Девушка вздрогнула от раздавшегося тихого, бархатистого голоса, который эхом пронесся по зданию. Это было подобно тому, словно сам ангел спустился с небес для аудиенции с ней. Только с ней.

Коленки подрагивали и даже непривычно длинное для нее платье, не могло скрыть этого.

-            С Богом лучше говорить один на один, - Марта опустила длинные ресницы.

Но сколько не прячься, она понимала, что этот день настал.

И скрывать то, что она его ждала, было абсурдно.

-            Что у вас случилось? - Монсеньор слегка нахмурился, будто чувствуя, что странная девушка, выучила сюда дорогу не просто так.

-            Я грешна, святой отец, - она выдохнула, чтобы немного успокоиться, но это не помогло.

Ничего не могло ей помочь сейчас.

-            Или даже не так. Я одержима.

-            В каждой душе живет Бог,- попытался утешить девушку, монсеньор, - демоны не могут вселиться туда, где уже живет Г осподь.

-            Ты не помнишь меня? - Марта наконец подняла глаза и встретилась с ним взглядом.

-            Бог... - Как-то неуверенно сорвалось с его губ.

-            Хватит о Боге, - немного нервно оборвала его девушка.

Бог. Бог. Бог.

Разве она недостаточно сделала в свое время, для того, чтобы создать пропасть между ними как можно больше?

В глазах священника промелькнуло что-то непонятное, челюсть под гладко выбритой кожей напряглась, подушечки пальцев закололо от желания и невозможности коснуться.

-            Кристиан, скажи, ты ведь меня вспомнил?

-            Я думаю, вы в печали,искать утешение...

-            Кристиан, ответь мне на вопрос!

-            Все ответы уже наполняют наше сознание, стоит обратиться к свету...

-            Прекрати! - Слёзы градом потекли по щекам Марты.

Она чувствовала себя провинившимся невольником, которого каждое слово стегало как острая плеть.

-            Мне нужно готовить храм к завтрашнему траурному дню, я могу предложить вам молитвенник...

Монсеньор деликатно кивнул, разворачиваясь к выходу из зала.

-            Я все равно никуда не уйду! Я буду приходить снова и снова, слышишь? Снова и снова пока ты не сдашься!

Бросила она в спину, плотно обтянутую черной рясой.

Почему священники носят такую одежду? По ком этот траур? Разве быть ближе остальных на шаг к Богу это такое большое несчастье?

Черный ураган снес Марту с места, пригвоздил к барельефу позолоченной стены, стиснул горло, предотвращая поступление пропитанного воском воздуха. Она чувствовала, что едва касается пола носками своих туфель. Ногти инстинктивно впились в стальную удавку, где-то справа руку пекло от горящего пламя.

-            Зачем ты сюда приехала? - Услышала она у самого уха, прежде чем открыла глаза.

-            Ты знаешь, - прохрипела девушка, потому что рука и не думала давать слабину.

-            Уезжай отсюда, - прошипел святой отец, не в силах обуздать бешеное желание свернуть очень тоненькую изящную шейку.

Она слишком близко. Так близко еще никто никогда не был. Хрупкое тело замерло, он это чувствовал, а разделяла их тела только плотная ткань их одежды. Лишь непроницаемая ряса, которая накладывала невидимый, но вечный венец безбрачия.

У всего есть своя цена. Если ты хочешь быть преподобным, откажись от всего мирского. Кристиан это сделал. Сделал один раз. Сделал и второй. Это не сложно. На все воля божья.

И теперь, его точно никто не сломает. Ни маленькая девочка, с огромными невинными глазками, ни взрослая девушка, с глазами самого искусителя.

Он уже был на самом дне, уже пробовал на вкус лаву, невидимые шрамы на языке, по-прежнему ощутимые деснами, при каждом произнесенном слове, напоминали о самом тяжком грехе.

-            Кристиан, мне больно...

Мужчина ошущал пальцами каждый шейный позвонок, словно от него исходили лучи рентгена.

Что он себе сейчас позволял? Имел ли на это право?

-            Кристиан... - Из последних сил прохрипела девушка,и он разжал хватку, позволяя опуститься ей на колени.

-            Называй меня монсеньор, - все ещё пытаясь усмирить внутренний ад, проговорил он, глядя на нее сверху вниз.

-            По-всякому, по-всякому, как ты захочешь, - бормотала она.

-            Ты одержима, Марта...

Святой отец резко одернул ногу, в которую отчаянно вцепились женские пальцы.