Каталог статей.


Снег. 30.1

Все по местам!

- Привет, Лолка! А я замуж выхожу! Привалило счастье, б..., на старость лет.

 

Слегка незнакомое без макияжа лицо Ларисы дышало на меня перегаром и счастьем. Заглядывало в дверь прачечной гостиницы.

 Я рада, - я честно улыбнулась в ответ. - Замуж - это прекрасно.

 Это здорово! Гуляем сегодня в шесть в караоке у Нарика. Приходи! Кирюшку приведи. Я Кристину пригласила, но она неважно себя чувствует.

Я кивнула, соглашаясь. Моя родственница махнула рукой и побежала дальше.

 Серега ее откинулся. Третий раз на этой дуре женится между посадками. Гуляет, - поморщился Айк. - Если бы не Кир, никогда бы близко к своему дому не подпустил.

 Это твой дом? - удивилась я. Вытащила из стиральной машины постельное белье в большую пластиковую корзину.

 Нет. Но Криста - моя родная тетка, так что мне все достанется. Если что.

Парень поднял тяжелую корзину и пошел впереди меня на выход.

Здесь, в узкой полосе пожарного отчуждения между плотно сросшимися дворами перегородок не было. Не гуляли отдыхающие и не сваливали ненужное барахло местные жители. Белый полотняный мир царил над всем запахом стирального порошка и отбеливателя. Тут хозяйки гостевых домов сушили бесконечное постельное белье. Мы с Айком привычно делали мир чище. Резковатые порывы теплого ветра помогали нам, надувая паруса пододеяльников.

 Доброе утро, - улыбчивый голос застал меня врасплох среди колыхающегося белого цвета.

Я поднялась на цыпочки и поглядела поверх веревок.

Егор стоял в дверном проеме. Светло-коричневый костюм, галстук и прочий официоз. Снисходительная взрослая улыбка на загорелом лице. Чистый и ухоженный. Безупречен от тонкой морщинки на лбу до шнурков английских туфель. Все- таки поймал. Настиг в узком переходе. Как не уходила никуда в далеком июне.

 Привет-привет, - я не стала махать ему рукой. Хлопнула наволочкой, расправляя.

 Я заходил к Кристине, все ей рассказал. Про ее здоровье, в двадцатый раз, - начал Егор в пространство между нами. - Лола, нам надо поговорить. Ты так не считаешь? Ау! Ты слышишь меня?

 Слышу! - ответила я громче. Опять хлопок в моих сильных, уже не таких тощих руках.

 Я пришлю лекарства с курьером , а вечером снова загляну. Да? - он явно вкладывал смысл в это вопросительное «да».

Что сказать? Я растерялась. Начинать заново с ним отношения , а тем более выяснять старые не хотелось. Хотя... Нет. Не нужно это. Неправильно. Хватит.

Я нашла, как мне показалось , подходящие слова:

 Не, я не могу, у меня вечером свадьба. Надо ещё голову помыть.

Я протянула гласные в словах, невольно копируя красавицу Лариску.

 В смысле?

Егор вдруг возник прямо перед моим носом. Слегка оттягивал вниз веревку с полосатыми полотенцами между нами. Улыбка ореховых глаз тянулась знакомым ароматом кардамона сквозь бельевую отдушку. Словно хотела дотронуться до моих губ и не решалась.

 Моя сестра, она же мама Кира выходит замуж. Я приглашена на торжество, - я против воли улыбалась в ответ.

 Вход строго по пригласительным или я тоже могу участвовать? - шутливо спросил Егор.

Влажные махровые тряпки красиво расположились на дорогих лацканах пиджака. Притяжение между нами снова попыталось поднять голову. Зачем? Не надо.

 Вряд ли тебе там понравится, - я отвернулась и пошла вдоль наволочек-пододеяльников. - Дешевая еда, разговоры на разные темы...

 Я все же рискну, - заявил Егор,догнав меня у дверей. Не прикасался. Но не уходил. Ждал хоть какой-нибудь ответ.

 Как хочешь. Пока.

Я не стала поднимать глаза и разглядывать его реакцию. Бочком скользнула мимо доктора в коридор и ушла.

Айк внимательно заглянул мне в глаза, когда я вошла на кухню.

 Что? - спросила раздраженно. Достало это бесконечное разглядывание. Словно все за шиворот меня держат. Пытаются оторвать от пола и направить в любимую сторону.

 Лола, ты это... Ну, будь... Поласковее с доктором, что ли... Нам не вытянуть Кристу без него, сама знаешь, - Айк тщательно разглядывал что-то крайне важное под моим левым ухом. - Он же нравился тебе всегда. Че за динамо теперь?

 Ты думаешь,что доктор здесь только из-за меня?

 Ну не из-за старушки Кристины же, красавица моя! - заржал облегченно мой приятель.

Е1,окнул языком на прощание и отправился в любимое караоке. В душе поднялась какая-то муть, кружила и не спешила опадать. В голову лезли банальности про долг и клятву Е иппократа.

 Как ты? - я присела на край постели, взяла Кристину за руку.

 Нормально, - слабо усмехнулась она в ответ. - Твой доктор прислал мне кучу таблеток.

 Почему он мой? - я развернула лист назначений. - Мы с ним не общались сто лет.

Аккуратный, четкий почерк. Абсолютно читаемый. У врачей редко такое встречается, хотя почем мне знать, как это принято в Европе.

 А чей же? Ты думаешь,что уважаемый Егор Аркадьевич меня вылечить мечтает? Дорогие таблетки возит аж из самой Еермании? Или он все это делает для кого-то другого, вдруг ставшего удивительно несговорчивым? Слепым, немым и глухим? - женщина сделала пару глотков травяного чая.

 Ты не веришь в человеческую доброту и милосердие? - усмехнулась я.

 Верю, - твердо заявила Криста. - Но только не с такими мужиками, как Егор.

 Почему? - состроила я детское личико. Забралась в кресло напротив кровати с ногами. Налила себе отвара в чашку из термоса. Фу! Еадость неимоверная. От горечи онемел кончик языка. - Ужас какой! И это доктор прописал?

 А то, кто же? Вот возьми конфетку, - женщина отпила из большого бокала с синими рыбами по кругу, как ни в чем не бывало. - Уважаемый Ееоргий Аркадьевич у нас в соседях пять лет живет без малого. Здрасте-здрасте, как дела? Вот и все общение. Пару-тройку раз обедал у Айка в кафе. Только баклажаны мои его устраивали. Ничего больше никогда не заказывал,даже пирожков. Никаких, ни с мясом, ни с яблоками. А они у меня лучшие на всем побережье! С мальчиками моими всегда небрежно-насмешливо , а то и вовсе через губу, разговаривал. Снисходил еле-еле. Вдруг этой весной словно подменили мужика. Ласковый, вежливый, мчится по первому звонку, лечит даром, сама простота и милота. Ест на кухне все подряд, как обычный человек, чуть ли не пальцами из кастрюли. Что это, скажи,да? Ближе к народу стал,да? На пол сел, что бы мы за своего его держали? Да? Ага, жди! Одна девушка с зелеными глазами прихватила доктора за хрен, вот он и потек. Давала,давала и вдруг перестала. Терпеть таких двуличных не могу!

Серьезная моя взрослая подруга села в подушках. Хлебнула снова горчайшего полезного чайку. Посмотрела на гору лекарств на столе возле термоса. Опомнилась.

 Спасибо ему,конечно, за заботу и все такое. Таблетки его наверняка стоят каких-нибудь немеряных денег! Но! Лола, девочка, запомни : Егор для таких, как мы - человек другой породы. Мы для него мусор , пыль под ногами. Не любит он нас,дорогая. Пренебрегает. Я чувствую. И по-другому не будет никогда. Потому я не верю уважаемому доктору Ееоргию Аркадьевичу. Ни на вот столечко, - Кристина обозначила самый кончик ногтя. Румянец вернулся на ее мягкие щеки. От пылкой речи или от препаратов безнадежно ненадежного доктора?

 Не нравится он мне, - упрямо повторила женщина и протянула мне конфету в прозрачной обертке.

 Бывает, - я засмеялась. Сунула леденец за щеку. Очень приятный вкус. - Это тоже доктор прислал?

 Да, целую банку. Красивая такая жестянка с Дюймовочкой и принцем на крышке. Неужели из самой Еермании припер, шикарная задница? - Кристина вдруг смутилась и стала смеяться вместе со мной. Махнула сквозь выступившие слезы полной рукой. - Ладно,так уж и быть , пусть живет себе на здоровье, господин доктор. Разрешаю. Уж больно конфеты его вкусные.

Мы хохотали от души и до икоты.

Кирюша сидел рядом со мной в пластиковом кресле за длинным столом. Ел большой апельсин. Его маменька в белом платье и с искусственной розой в желтых волосах занимала торец вместе с жилистым дядей в красной рубашке. Жених и невеста. По обе стороны от них напивалась дружественная обоим компания. Синие перстни татуировок на мужских пальцах: когда, за что, сколько раз. Дамы в ярких платьях. У взрослой брюнетки из чересчур низкого декольте выглядывал между серьезными грудями синий с красным распятый

Христос. Говорили исключительно на народном русском.

По правую руку от жениха я узнала дядю Фрунзика. Он кивнул мне, как своей и поднял вверх стакан с красным вином, приветствуя и ухмыляясь. Я отвернулась к ребенку. Стало реально неуютно. Страшновато даже.

 Дорогие мои! - Лариса отлепилась от супруга после очередного «горько!». Слегка пошатнулась, но устояла на ногах. - Это моя сеструха Лолка! Она за Кирюхой моим присматривает! Если обидит кто, я глаза выцарапаю! По- любому!

Декларация выбила новобрачную из сил. Она упала на стул и жадно выхлебала остатки шампанского из свадебного фужера. Остальная сервировка изысканностью не страдала. Г раненый стакан с красным полусладким - здешнее все. Какое-то мясо, фри, кетчуп , помидоры-огурцы. Есть я даже не пыталась. Пить - тем более. Добрый Кирюша щедро делился со мной дольками безопасного шоколада.

 Не сомневалась,что найду тебя здесь. Здравствуй!

Этот резкий голос я узнала бы из тысячи. Посмотрела в

темный мир за кругом света.

В широком платье для беременцых объявилась. Да. Я вспомнила. Лара зовут эту женщину. Машинально пересадила Кирюшу к себе на колени, уступая ей стул. Рядом. Жена Андрея тут же заняла место. Облила обоняние запахом Брайт Кристалл от Версаче. Тошнота мгновенно взяла за горло. Мой мальчик сунул мце кусочек апельсина в онемевший рот. Спасибо, хороший мой. Втянула воздух через ноздри, чтобы раздышаться. Вонь ненавистного парфюма ударила поддых.

 Привет, тёзка! - пьяный возглас Ларисы вернул меня к жизни. Я очухалась.

 Здравствуй, дорогая моя. Замуж вьтттша? - острый звук женского голоса перерезал застольный шум.

Мне одной так показалось. Остальные не заметили. Нормально бухали и матерились.

 Ага! Ты, я слышала,тоже. За любимого нашего Андрюшу? - новобрачная выковыряла откуда-то табуретку и утвердила жирный зад в узком атласном платье рядом.

 Да, - гордо сообщила Лара.

 Поздравляю! - горячо проговорила Лариса. И уже гораздо тише. - Как я тебе завидую! Как он еб... ся! Ёб..рь-перехватчик! Никого в жизни лучше не встречала! А у меня мужиков было по жизни, пиз...ц! Слушай! А колечко в х... е у него ещё есть? Как я любила его, ё... твою мать! Сука, век не забуду!

Виновница торжества побырику наплескала винца в близстоящие стаканы.

 Бабы! Давайте выпьем за Андрюху , пока мой не видит. Лолка , присоединяйся, блядь! Тебя же он тоже трахал, не слабее, чем нас с Ларкой. Сука! Чудо , а не мужик! На слова ласковый и на подарки не жадный! Бля, - женщина в белом выпила залпом. До дна.

К моему вящему изумлению, счастливая супруга самого ласкового и не жадного чудо-мужика охотно поддержала тезку. Выглотала стакан вина, как воду.

Я даже вид делать не стала, что пью. Глядела на двух Ларис чуть ли не с восхищением. Ждала, что дальше будет. Кирюша ерзал и пытался угнездиться на моем костлявом плече. Спать ему пора. Надо уходить. Сердце бешено колотилось между отвращением и любопытством.