Каталог статей.


Снег. Часть 4.

-            Послушай, подруга. Так не пойдет. Попользовалась и слиняла.

Ни имени не сказала, ни спасибо. Я так не привык, - он улыбнулся одними губами. Смотрел за мою спину. Там скрипела кровать. Дружок моей соседки шевелился.

-            Лола, девочка моя, у тебя проблемы? - и этот нарисовался.

Веселое выдавалось утро.

рекомендуем сервисный центр

Мой бывший стоял в коридоре

строго напротив навязчивого парня. Секунд пять они разглядывали друг друга.

-            Дверью ошибся. Сори, - засмеялся Андрей. Даже руки вверх поднял. Демонстрируя добрые намерения. Развернулся и ушел. Насвистывал. Амурские волны, кажется.

-            Кто это? - мой прежний кавалер попытался было вдвинуть себя за порог.

-            Никто, - я захлопнула дверь перед его носом.

Пошел на! Мы все выяснили с ним ещё в прошлом году. В католическое Рождество. Месяц прошел. Все никак не успокоится.

-            Лолка, у тебя права есть? - спросила Светка.

Наш обед плавно перетекал в ужин. Ее лохматый бойфренд сидел, развалясь, рядом с ней на кровати. Щупал нетрезвой уже рукой мою соседку по комнате за добрую попу. Та терлась благодарно о его ребра.

-            Есть. А что? - мне не нравилось смотреть на них. Придется снова искать место. Г де же мне переночевать?

-            Поехали с нами на море. Г ерка машину взял, - гордо сообщила Светка.

-            Где? - прикололась я над последним глаголом. Светик была родом из провинциального городка. Необъятной родины моей.

-            Не где, а куда, - наставительно поправила меня девушка. - На море. Каникулы. Сессию ты завалила. Декану не дала. Выпрут тебя по-любасу. Ты нам подходишь. Рулишь и не бухаешь, - с простотой невозможной объяснила барышня.

-            Поехали! - махнул правой, свободной от подруги рукой Г ерка.

Худой, мелкий, нестриженный и небритый. Один глаз его приклеился к серьезному бюсту рядом. Второй, явно не дремлющий, рыскал по мне. Окосеет скоро.

-            Чё там делать? Лед ногой разгонять? - посмеялась я.

-            Тебе-то какая разница? Нифига же не делаешь, поехали! - со свойственной ей логикой заявила Светка.

И без всякого перехода повалила своего красавца на кровать. Полезла в штаны, наплевав на его желание и мое присутствие.

Я забрала сигареты со стола и вышла вон.

-            О-па!

Лампочка беспощадно осветила мир вокруг. На пороге стоял Андрей. Я спросонья щурила глаза и не верила им. И все же это был он. В синей форменной куртке и таких же брюках.

Фуражку заломил на затылок. Бросил дорожную сумку на пол. Стоял и ухмылялся.

Весь вечер я мыкалась по знакомым. Наконец, ботаник Лешка сжалился и дал мне ключ. От той самой комнаты, где я

так интересно провела прошлую ночь. Сказал, что там нет никого. Соврал.

-            Попалась, красавица. Вот я все-таки везучий. Думал о тебе весь день. Вернулся, а ты тут, теплая и ждешь, - он раздевался, не глядя на меня. Сам с собой разговаривал.

-            Я тебя совсем не ждала, - резко хотела я ответить. Но вышло не очень.

Г лаза приклеились к крепкой заднице в черных трусах. Стройные ноги. Сильные руки. Сухая, рельефная мускулатура. Какая-то татуировка на левом предплечье. Андрей развернулся ко мне. Подошел к кровати и присел на корточки.

-            Я иду мыться. Весь день на ногах и в мыле. Пойдем со мной, - он улыбался и смотрел мне прямо в душу. Или что там сейчас у меня вместо этого.

Я хотела его. И он это видел. Я спрятала глаза в сторону и упрямо покачала головой.

-            Ну, как знаешь.

Он легко поднялся. Стянул трусы прямо на пол и ушел в крошечную душевую. Я осторожно вылезла из-под одеяла. Взяла платье. Пошла к входной двери. Сбежать хотела. Через полупрозрачную перегородку хорошо был виден силуэт. Он снова насвистывал тот же вальс.

-            Иди ко мне. Хватит попусту глаза греть, - раздалось из-под воды.

Он даже не повернулся. И так знал, что стою и гляжу на него. Отклеиться не могу. Ладно. Чего я боюсь, в самом деле?

Андрей действительно мылся. Никаких глупостей. Уступил мне половину воды и все. Высокий какой. Я едва доходила ему до подбородка. Мой рост выше среднего. Из-за худобы кажусь ещё длиннее. Взяться не за что, говаривал мой бывший.

Однако, находил каждую ночь, за что.

-            Вот это ты худющая! А ночью не казалась, - заметил Андрей, выключая воду. Вытирался полотенцем и разглядывал меня с нахальным, веселым интересом.

Я невольно прикрыла грудь рукой.

-            А вот этого не надо. Грудь твоя - просто нечто. Сниться мне будет потом в море. Обкончаюсь во сне, как пацан. Если повезет, конечно, - он отнял мою руку и стал сам вытирать воду с моей кожи. Сухим, жестковатым полотенцем.

Не знаю, делал ли он это нарочно, чтобы завести меня. Но получилось у него, без вариантов. У меня руки тряслись и даже губы. Так хотели его поцелуев и остального. А он только смотрел, ухмылялся и гладил рукой через шершавую ткань.

-            Ладно, пойдем, поедим что-нибудь. Жрать хочу невыносимо.

Он спокойно обернул бедра полотенцем и ушел в комнату. Бросив меня одну в душе. С дрожащими руками и ватными от похоти ногами. Я кое-как замотала на себе полотенце. Короткое, под самый корень.

-            Ну, где ты там?

Я по стеночке пошла на зов. Он сидел на стуле возле стола. Что-то там лежало, какая-то еда. Сама мысль о ней была мне противна. Я присела на краешек стула рядом.

-            Не хочешь есть?

-            Нет.

-            А чего хочешь? Говори, не стесняйся. Здесь все свои.

-            Тебя.

-            Я вижу. Выпьешь?

-            Я не пью.

-            Совсем?

-            Совсем.

-            Ну, надо же!

Он засмеялся и потянул меня к себе. Лег в кровать и положил сверху. Я счастливо выдохнула. Целовала везде, где хотелось. Андрей заложил руки за голову и смотрел. Свет горел полный. Я добралась до главного. Как же я скучала! Не по члену, понятно. Этого добра хватает вокруг меня. По настоящему, обжигающему желанию в себе. По наслаждению. Гладкая

нежная кожа. Г орячий ток крови. Вибрация нервов. Испуг и радость партнера. Стекающего покорно прямо в мои ладони. Его страх и облегчение одновременно в моем горле. Стон и разрядка горячей судорожной волной. Я выпила его до дна. Оргазм и рук не надо. Я села, вытерла ладонью губы и рассмеялась.

Бледный в искусственном свете лампы на потолке Андрей обалдело смотрел на меня. Новыми глазами. Словно только что увидел.

-            Вот это ты мастерица. Зря я, дурак, вчера тебе не позволил,

- проговорил он после паузы.

Я легла рядом. Он обнял. Стал целовать. Осторожно, словно спугнуть боялся.

-            Продолжим? Или у тебя есть ещё фокус в запасе? - тихо спросил в ухо. Лизнул быстрым языком.

Я засмеялась. Щекотно.

-            В голландском борделе девушка надевала резинку клиентам без рук, только одним ртом. Жалко, до меня очередь не дошла. Наш радист завалил ее раньше, - рассказал зачем-то Андрей. Стал целовать в шею.

-            Давай, - усмехнулась я. Мне понравилось его удивление. Пять минут назад. И новый взгляд.

-            Что? - не понял он.

-            Презерватив.

-            Зачем?

-            Увидишь.

Я села на его бедра. Разорвала упаковку зубами. Какой там заморский бордель! Человек, с которым я прожила три года, научил меня ещё и не таким кудрявым штучкам. Затейник.

-            Вот никогда бы не подумал, что найду такое чудо на седьмом этаже в общаге Технического Университета, - длинновато высказался парень. Потом. Когда мы отдали друг другу все, что смогли. Все, что было.

-            Можно, я закурю? - попросила я.

Оторвала лицо от его плеча. Курить хотелось на инстинкте. Как фицальная точка. Мы всегда курили с Олегом после секса. Он меня приучил. Так. Сюда я не думаю и не вспоминаю. И так расслабилась до ненужности. Это все Андрей. Первый человек, за весь прошедший год подобравшийся так близко ко мне.

-            Кури. Делай, что хочешь, - он улыбнулся, нашел мою ладонь и поцеловал. Внутрь, тыльную сторону. - Спасибо. Никто меня в жизни так не трахал. Даже в голландском борделе. Прости. Зря вспомнил.

Он чмокнул мои пальцы ещё раз, теперь уже насмешливо. Снял пафос признания. А он не дурак. Вполне возможно, что и по жизни тоже.

-            А я? Вернешь мне комплимент?

Андрей свободно лежал на подушке, снова заложив руки за голову. Лампочка на потолке разрешала нам не скрывать ничего. Ни в телах, ни в разговорах. Я, с давно забытой свободой, разгуливала по комнате, в чем мама родила. Нашла в кармане платья сигареты. Села на подоконник, закрутив в два оборота длинные ноги. Курила в холод приоткрытого окна.

-            Не слышу! - вернул меня к началу голос Андрея.

-            Как-то так, - ухмыльнулась и покачала в воздухе небрежно ладонью с дымящейся сигаретой.

Не говорить же этому самодовольному красавцу, что лучше него... да я уже забыла, когда было со мной подобное. Но признаваться! Фиг. Выстрелила бычком в черную пустоту за окном.

-            А ты стерва, - заметил вечно догадливый Андрей.

Вылез из кровати и подошел ко мне плотно. Все его

отчетливо намекало на бис. Молодец.

-            Можно, я рассмотрю, что у тебя там? - спросила я нежно.

Не реагируя на стерву.

-            Можно, - разрешил он снисходительно. Забыл про свой комментарий в мой адрес.

Взяла в обе ладошки его снова готовое естество. На валике остатков крайней плоти отливало сталью крохотное колечко.

-            Г олландский бордель? - прикололась я. - Звенишь им, проходя через рамку в порту? Показываешь на таможне? - я веселилась.

-            Вот ты...

Я не дала ему договорить. Залепила рот губами. Смелая я была сегодня до невозможности. Как раньше. Сама удивлялась, вспоминая себя такую.

-            Кто тебе этот здоровяк из коридора?

Андрей залил кофе в белом пузатом чайнике кипятком. Запах разлетелся вокруг отличный. Роскошный просто аромат.

-            Тебе кофе в постель или в чашку? - отпустил древнюю шутку. Стоял у стола и ухмылялся.

Утро серело позднее.

-            Я сейчас, - смущенно схватила платье и убежала в туалет.

-            Вот ночью ты не стеснялась. Г олая ходила рядом, - высказался он, когда я вышла из душевой, разглядывал меня с улыбкой.

Я невольно поправила влажные кудри на затылке.

-            Это мой бывший, - я свернула с темы. Про голых и стеснительных.

-            Такой здоровенный? Как он тебя не раздавил? У него, наверняка, член толще, чем твоя рука! - расхохотался Андрей.

Явно хотел вывести меня. Если не на чистую воду,то хотя бы из себя. Или он так шутит? Собственный член сравнивать с моей рукой не пытался? Похожий получил бы результат.

Идиот. Я замолчала. Заткнулась. Пауза.

-            Как кофе?

Я кивнула. Тот действительно стоил восхищения. Я нюхала его, осторожно отпивая мелкими глотками. Сахар бы мне не помешал. Я люблю сладкий кофе.

-            Давай, я сахар положу.

Мягкий голос. Сильные пальцы кидают аккуратно в мою кружку два куска рафинада. Потом еще один. Отгадчик-

волшебник. Сунул в кофе столовую ложку обратным концом. Помешал. В одну сторону. В другую.

-            Может быть, посмотришь на меня? Обиделась? Прости. Я не хотел.

На безымянном пальце у него светлел след от кольца. На правой руке. Где оно? В портмоне, как обычно? В пятом кармане джицсов? Везет же мне на женатых, гадство!

Я молчала. Глядела в черный кофе.

-            Значит, ты теперь ничья девушка? Или тот, в кровати,теперь твой парень?

Я оторвала глаза от кружки в желтый горошек. Какое его гребаное дело?

-            Просто я хотел бы побыть твоим парнем. Если ты свободна. Андрей широко улыбнулся. Открыто. По-мальчишески,

обаятельно. Это сильно.

-            Моим парнем? В голландском борделе? - прикололась я. Не хуже, чем он. Пятью минутами раньше.

-            Вот я дурак! Зря тебе рассказал. Мы идем на Тихий.

Он все так же улыбался, не отпуская мой взгляд. Знает,

наверняка, как действует на женщин такая его улыбка.

-            Тогда в иокагамском, - я закончила шутку.

Андрей хотел подлить мне кофе. Я убрала чашку. Поднялась на ноги. Надо разбегаться.

-            И часто ты выходишь на ночную охоту?

Не улыбается больше. Внимательно смотрит. Хочет знать.

Как и почему я оказалась в его постели.

-            Это была случайность. Я искала, где бы переночевать, - я сказала правду. Почти всю.

-            А попался я. Как и вчера.

Он кивнул и не спрашивал больше. Видел, что я не вру. И договаривать не стану.

-            Я понял. Не хочешь быть моей девушкой, не надо. Я ухожу в море на два месяца. Предлагаю встретиться. Или хотя бы созвониться. Вдруг у нас снова получится так же здорово, как сейчас? Эй, отвечай, не молчи.

Он хотел притянуть меня к себе на колени. Я уверцулась и пошла к дверям.

-            Нет. Ты так не уйдешь.

Он поймал меня у двери. Стал целовать. Я отвечала. Расставаться было горько и не хотелось. Желание остро, в бессчетный раз, стянуло нас обоих.

-            Мы ее ищем по всей общаге, а она здесь целуется! Поехали! В дверном проеме торчала Светка. Руки в боки. Праведный

гнев. Коричневые глазки ощупывают мужчину в подробностях. Особенно очевидную эрекцию под молнией брюк. Крепкий зад не остался незамеченным. Голый торс - само собой. Быстрый взгляд снова уперся в мужской пах. Короткий нос почуял воронку похоти над нами.

-            Ладно. У тебя есть полчаса, - милостиво и слегка хрипло разрешила Светка.

Герку понеслась трахать, не иначе. Зачем я согласилась с ними ехать?

рекомендуем сервисный центр