Каталог статей.


То, что нельзя забыть. 6

Необходимое отступление

Во время интенсивной переписки с господином Длугачем я получил неве­роятное приглашение Министерства культуры Белоруссии быть гостем на празд­нествах, посвященных Марку Шагалу, и первому международному пленэру его имени, организованному по инициативе ЮНЕСКО.

Подробнее: То, что нельзя забыть. 6

То, что нельзя забыть. 5

Но там же, в Токио, на вернисаже я впервые увидел цены на свои работы. До этого я очень мудро не интересовался ими в Париже. На выставке в Токио лист с ценами был вложен в каждый каталог. Они были выше тех, по которым покупал у меня Клод Бернар, в десять, одиннадцать, тринадцать раз. Я дрогнул. По возвра­щении в Париж увеличил свои цены для галереи на сто процентов. Клод Бернар и бровью не повел, заплатил. Но с этого момента «любовные отношения» начали мало-помалу деградировать и к концу 1989 года оборвались окончательно.

Подробнее: То, что нельзя забыть. 5

То, что нельзя забыть. 3

В страхе потерять эту единственную надежду на спасение, перебираю паль­цами листик за листиком, как драгоценные четки. Вот уже они касаются моего лица. Запах свежей зелени животворно растекается по всему телу. Почувство­вав упругость ветки, я с превеликой осторожностью подтягиваюсь вверх. Я чув­ствую легкое веяние свежего ветерка. Еще одно усилие! Локоть левой руки уже на поверхности земли. Судорожный рывок и...

Подробнее: То, что нельзя забыть. 3

То, что нельзя забыть. 4

Одержимый работой, я потерял чувствительность к реальности за стенами моей рабочей комнаты. Вернул меня к жизни телефонный звонок. Мужской го­лос в трубке был французским. Я позвал Марину, свою дочь, она знала англий­ский. Человек в пространстве тоже владел английским языком. Свидание было назначено во второй половине того же дня.

Подробнее: То, что нельзя забыть. 4

То, что нельзя забыть. 2

Отступление

Перенеся страшную операцию, пережив невероятный психологический шок, Евтушенко появился, и это уже грандиозно, в Париже в большом зале ЮНЕСКО. Его вела к кафедре под руку его жена Маша. Я увидел изможденное, усталое, изрезанное вдоль и поперек глубокими «шрамами» страданий, страс­тей, переживаний лицо, напомнившее разом лик России.

Подробнее: То, что нельзя забыть. 2