Каталог статей.


Путешествие по России. 5

Ямские лошади здесь очень дешевы, иначе столь долгие поездки были бы мне не по карману. Стоимость лошадей при поездке из Санкт-Петербурга в Москву составляет ю санти­мов за версту на одноконной повозке, а значит, 30 сантимов за версту на тройке.

За переезд от одного ямского стана до другого, а это в среднем 20 верст , ямщик брал с нас по 40 сантимов за версту и еще дополнительно 32 сантима за версту (приблизительно 29 сантимов за километр) за пробег лоша­дей. Восточнее Москвы и в Сибири стоимость проезда одной версты на одноконной повозке составляет 6 сантимов, но для поездки по труднопроходимым дорогам мы обычно запряга­ем четверку лошадей, и это составляет лишь 23 сантима за ки­лометр, причем вместе с наймом ямщика.

Во Франции для такой тяжелой повозки, как наша, для двух человек и одного слуги пришлось бы брать трех лоша­дей, что вместе с оплатой труда ямщика составило бы 8о сан­тимов за километр. Это в три раза больше* чем мы платим здесь. Однако не всякому путешественнику приходится пре­одолевать по Франции 14 ооо км, которые нам предстоит проехать по России. Ямщик, если ему дать 40 сантимов за 20 верст (более 5 льё), падает перед путником на колени, благо­даря его за щедрость, а ведь возничему часто приходится пре­одолевать по 30 верст под холодным дождем и поминутно спрыгивать в грязь, чтобы подвязать злосчастные крепления повозки. Нелегко достаются чаевые от путников!

Пермь, 4 часа утра 16 июня. — На подходе к Перми у нас вновь появились ямщики того склада, с которыми мы так хорошо ладили в южной России27. Поэтому за последние 24 часа мы проехали более 200 верст.

Приехав в Пермь вчера в час ночи, мы встретили солдата, выделенного нам управляющим в качестве адъютанта. Не­смотря на неурочное время, в доме нас уже ждали.

Вчера я весь день провел на Мотовилихинском заводе28, что было мне очень интересно, а вечером посетил добрейше­го управителя, чтобы отблагодарить его за помощь.

Вот бы провести здесь все лето! Русские, особенно те, ко­му поручено опекать меня, столь гостеприимны, что мне не­зачем беспокоиться о крыше над головой и еде. Расскажу те­бе, как я провел вчерашний день.

В 8 часов утра я со своими двумя спутниками отправился на завод. Управитель и его люди были в полном нашем распо­ряжении. Позавтракали и поужинали мы у него, и это про­изошло до того естественно, что ему даже не пришло в голо­ву специально приглашать нас. Объезжая окрестности заво­
да, мы пользовались принадлежавшими ему тарантасами, а в 8.30 вечера на двух его Повозках отправились к пермскому гу­бернатору, взяв с собой и остановившегося в этом городе Дрю*9.

Статус местного губернатора аналогичен положению префекта департамента с той лишь разницей, что губерна­тор возглавляет территорию в десять раз большую и пред­ставляет власть намного сильнее и бесконтрольнее нашей. Он3° живет один — его жена занимается воспитанием детей в Санкт-Петербурге — в принадлежащем ему доме, отстроен­ном вновь после недавнего пожара31, который уничтожил весь город.

Нас, естественно, сразу пригласили к столу. Свой огром­ный дом губернатор полностью предоставил нам, уверяя, что это его нисколько не стеснит. Мы договорились, что если в ходе экспедиций нам придется проезжать Пермь, то всегда будем останавливаться в его особняке.

Желая полностью завершить исследование этой части Пермской губернии, я намереваюсь проехать по Прикамью до Соликамска, севернее которого населения уже нет, и осмот­реть тамошние многочисленные металлургические заводы.

Узнав об этом, любезнейший губернатор сразу же отпра­вил туда своего человека, чтобы тот заранее подготовил для нас лошадей. От Перми до Соликамска ямщиками служат кре­стьяне, которые часто отпускают в лес лошадей, так что тре­буется определенное время, чтобы их оттуда вернуть. Благо­даря содействию губернатора мы за короткое время многое сумеем сделать. Соликамск находится в трех ямских станах отсюда. Ночью будем ехать, а днем изучать тамошние метал­лургические предприятия и рудники.

Сегодня в 7 часов вечера мы вместе с Дрю отправимся в путь. С нами хочет поехать его жена, но при медленной ско­рости и скверных дорогах такое путешествие вряд ли пока­жется коренной парижанке увеселительной прогулкой. Для трех тарантасов мне, Дрю и Перетцу понадобится 12 лоша­дей, и без любезной помощи нашего губернатора, заранее оповестившего об этом крестьян, эту поездку невозможно было бы осуществить.

Вернувшись обратно в Пермь, я намереваюсь отправиться на восток, в сторону Екатеринбурга, чтобы побывать на Урале 

Екатеринбург, 29 июня 1844                                 

Мы с супругами Дрю проехали довольно долгий путь от Перми до Екатеринбурга, и теперь все вместе собираемся по­бывать на нижнетагильских заводах.

Края, которыми мы едем, все так же восхитительны. Будь Западная Европа поближе, сюда хлынул бы поток туристов. Пермскую губернию можно сравнить с английским парком размером с Нормандию и Бретань вместе взятыми, в кото­ром природа расположила лес, лужайки и водоемы не хуже самого опытного садовника. Мы не перестаем любоваться здешними красотами, хотя и видим их изо дня в день, а про­должительность и дальность поездок не идут ни в какое срав­нение с теми, что у нас на родине.

Наш экипаж, с которого мы вынуждены были сойти, что­бы быстрее преодолеть крутые дороги и безлюдные леса Верхнего Прикамья, снова верно служит нам на пути в Екате­ринбург.

Я постоянно жалею, что ты не смогла поехать со мной. Госпожа Дрю очень довольна путешествием, но тебе ехать было бы намного удобнее, потому что ее транспорт ти­пичная для этих мест открытая повозка с кожаным пологом, в то время как моя напоминает наглухо закрытый дом. Ты нашла бы в ней хорошую постель, кухонную плитку, стол, столовый прибор, тарелки, стакан, чайную чашку, бу­тылки вина и рома, сосуд с молоком. Утром у тебя всегда был бы чай, днем — шоколад, ну а вечером, неплохой ужин и выбор вин. Конечно, здешние дороги не назовешь удоб­ными, но к ним быстро привыкаешь, так что сегодня ночью я, несмотря на ухабы, грохот и смену лошадей, проспал це­лых семь часов.

Нижнетагильский завод, 6 июля 1844 г. 

До сих пор мне вообще не удавалось отдохнуть, что меня сильно раздражало. Я преодолевал огромные расстояния, на­спех осматривал заводы, собирал и разбирал багаж, загружал и разгружал повозки. Но уже с прошлого воскресенья у меня, слава Богу, все иначе.

Я стремился быстро осмотреть рудники и заводы Ураль­ского пояса, а также и предприятия, находящиеся между Ека­теринбургом и Пермью, как уже удалось сделать в Прикамье. Однако чтобы хорошенько изучить их, мне придется кое-где задержаться подольше.

Для этого я выбрал нижнетагильские рудники и заводы. Поскольку сие огромное хозяйство принадлежит господам