Каталог статей.


СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 6

Итак, «мир не нужен», «мир никому не нужен», этот бесцельный и бес­смысленный мир — вот что открывается, когда приходит скука. Не страх смер­ти, который тоже может парализовать любую активность, но ужас бытия. Это парадокс, так как мы привыкли считать, что только ничто вселяет страх и ужас, ничто, в котором тьма и неизвестность. А здесь совсем-совсем другое. Здесь свет и известность, и именно это и вызывает оторопь и ужас.

Подробнее: СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 6

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 5

В скуке более всего ошарашивает бесцельность, какая-то наглая и вопию­щая бесцельность всего нашего существования, одним взмахом перечеркиваю­щая все деловую и высококоньюнктурную прагматику жизни.

Подробнее: СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 5

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 3

Когда речь идет о настоящей скуке, то не в расчет, конечно, скука в значе­нии «скучать по кому-то». Здесь скука выступает в значении тоски и связана с простым желанием увидеть любимого человека. «Скучать по кому-то» означает лишь одно — мне с этим человеком как раз не скучно, а его отсутствие вызы­вает желание вновь увидеться, граничащее с тоской.

Подробнее: СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 3

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 4

Скука — довольно честное и нелукавое состояние. В нем трудно обмануть самого себя или кого-то, ибо в скуке проявляет себя великое равнодушие ко всему, к себе, другим, миру, вселенной. Это чистая незаинтересованность, бес­корыстие и неутилитарность. В этом смысле скуку можно воспринимать в боль­шей степени как эстетическое, нежели этическое и психологическое явление.

Подробнее: СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 4

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 2

Не об этой скуке идет речь. Такая скука вообще не скука, а скорее леность и расслабленность духа. Она не сопровождается никакими душевными тревол­нениями, а скорее свидетельствует об отсутствии таковых. И когда проходит такая скука, то она проходит бесследно, не затронув ничего в глубине человека, оставив его на том же самом месте. Такая скука не преображает, она просто проходит.

Подробнее: СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 2