Каталог статей.


Дороги! Дороги? Дороги...

Кажется, что в современном мире добраться от одной точки на карте до другой раз плюнуть. Но в реальности наших дней, имея под рукой даже самое современное техническое оснащение, пу­тешествие по нашим просторам иногда стано­вятся крайне экстремальными. Как мы только ни добирались до необходимого места!

 

Летишь на вертолёте. Вокруг сплошная тайга и скалы. Куда приземлиться, куда посадить пилоту свою машину? Небольшая проплешина между вершинами гор и практически горизонтальная площадка, зависаем, приближаемся, а результат нулевой, сплошные валуны, курумники. Так по­иск необходимой посадочной поляны занимает больше времени, чем сам полёт...

Однажды летом нам необходимо было перева­лить через два перевала третьей категории слож­ности, чтобы выйти в верховье реки Кокса. С на­груженными рюкзаками, катамаранами и плота­ми, задача выглядела весьма туманной. Но помог случай. В соседней деревне нам показали алтай­ца Тимку, у которого были лошади. Мы сговори­лись с ним о том, что он доставит нас к месту дислокации за две фляжки медицинского спир­та. Мы взгромоздили рюкзаки и плавсредства на лошадок и по тропе стали подниматься к перво­му перевалу. Налегке идти было приятно. Погода стояла великолепная, тропа шла по хвойному ле­су. Рядом протекала чистая прозрачная речушка. Настроение у нас было бодрое. Через пару кило­метров проводник потребовал от нас первую фляжку со спиртом, и мы по наивности ему её да­ли. Первым залпом он ополовинил флягу. Мы еле-еле вырвали у него спиртное. На смуглом ли­це Тимки нарисовалась улыбка, обнажившая светло-жёлтые зубы.

Сам алтаец был низенького роста, с чёрной, как смоль, шевелюрой. Лицо проводника было изреза­но множеством морщин, которые тянулись от уз­ких глаз во все стороны. В отличие от смуглого ли­ца эти прожилки были белёсыми и создавали ил­люзию какой-то южно-американской индейской расцветки. Чёрные плотные брюки из брезенто­вой ткани, защищали ноги от колючки. Поверх од­ноцветной рубашки была надета безрукавка из шерсти. Несмотря на тёплую погоду, он её не сни­мал. Говорил Тимка быстро и непонятно. Через каждое слово добавлял матерное, это резало слух и от общения с ним становилось невыносимо не­приятно. К нам он относился пренебрежительно заискивающе, ведь мы владели спиртом.

Следующие пару километров все шли в абсо­лютной тишине, только наш алтаец что-то бор­мотал себе под нос. На очередном привале он вновь потребовал флягу. Но в этот раз мы ока­зались более решительными и отказали на­стырному проводнику. Тогда Тимка в ультима­тивной форме заявил, что дальше лошади не пойдут. В результате нам пришлось дать глотнуть ему чистого медицинского ещё раз.

Дорога пошла веселее, до перевала оставалось ещё несколько километров, но на очередном привале алтаец допил остаток живительного на­питка, упал под сосну и, сказав напоследок фразу: «Лошади устали и дальше не пойдут», уснул, креп­ко схватив поводья лошадей. Что мы только не делали, но ни уговоры, ни холодная речная вода медленной струйкой пролитая на его лицо, ни демонстрация второй фляги со спиртом не дали никаких результатов. Тимка крепко спал, от него разило страшным перегаром и обманом.

Пришлось нам сгружать с лошадок своё имуще­ство и медленным темпом покорять сложные для водников перевалы. Нам всё удалось, вершины ока­зались покрыты снегом и льдом, а путь вместо су­ток занял трое. Но под тяжестью рюкзаков медлен­но и осторожно шагали по тропе с целью дойти до очень красивой реки.

Атомная быль

Алтайскую культуру и древний быт мы начали изучать в музее посёлка Чемал. Нас встретили уди­вительные люди, которые с гордостью и теплотой рассказывали о своих крепких родах, показывали гербы и флаги. С любовью и теплотой, оберегая каждую реликвию и артефакт, хранительница се­мейного очага показывала нам дом алтайца, разде­лённый на женскую и мужскую половины.

В мужской половине на столике кочевника ле­жал увесистый ученик Макса Борна «Атомная физика», который сразу привлёк моё внимание. Зачем в этом уютном, уставленном утварью и древними историческими предметами доме это творение Нобелевского лауреата? Неужели все современные культовые обряды проводятся бла­годаря современным физическим технологиям? Рядом с мослами и алчишками, старинными шахматными алтайскими фигурами находился моток стальной проволоки, спутанный своеоб­разным образом. Заржавевший и кое-где спутан­ный, он лежал в центре символического стола. Вопросы путались в моей голове? Как это сюда попало? Какие символические обстоятельства привели сей продукт технического прогресса в древнюю хижину кочевого народа?

Пожилая алтайка с воодушевлением нам рас­сказывала о древней посуде, с помощью которой получали муку, хранили мёд и масло. Привлекли наше внимание бараньи кишки, очищенные и вымытые, которые активно использовались в быту, как лучшие антисептики.

Мой взгляд снова и снова падал на толстенную книгу и непонятную проволочную фигуру. А нам показывали старую люльку и козьи подкладки для малыша, первые, так называемые, памперсы. Уди­вительные приспособления, которые помогали выживать алтайцам в суровых климатических ус­ловиях, были просты, оригинальны и сделаны собственными руками мужчин и женщин.

Кресало с небольшим камнем помогало полу­чать искру для очага, железные кошки- лазить по горам и добывать кедровые шишки. Необычайно важные лекарственные средства, сделанные из сухого детского отреза пуповины, спасали от различных болезней,

Мамочки эти сушёные остатки носили за по­ясом, и по их количеству можно легко было оп­ределить количество детей в семье. Удивитель­ные и необычные древние календари и карты были вырезаны на самых важных атрибутах до­ма: на сундуках, столике и буфете.

И вот экскурсия подошла к концу. Задаю мучав­ший всё это время меня вопрос о центральных вещах экспедиции: учебнике атомной физики Борна и непонятной проволочной фигуре. Полу­чаем абсолютно банальный ответ. Оказалось, что сделанный в Новосибирском академгородке ок­таэдр, просто был потерян на горе Белухе. Архе­ологи его нашли и подумали, что он наверняка является древним культовым атрибутом алтай­цев. Так объёмная проволочная фигура украсила экспозицию, но в один прекрасный день в доме появились физики, которые быстро распознали в неизвестной археологической находке физи­ческую атомную модель. Долго пытались объяс­нить гостеприимной хозяйке, что это такое. Но измучившись непониманием хранительницы алтайских традиций, подарили с автографами книгу гениального учёного Макса Борна «Атом­ная физика» с пожеланием: «Прочитайте и всё поймёте».