Каталог статей.


наш север. 29

Отдельная большая тема - труды о. Иоанна натуралистического, естественно-научного ха­рактера, которыми он начал заниматься по реко­мендации путешественника и мореплавателя Ф.П. Литке.

 

В «Записках об островах Уналашкинского от­дела», в 3-х частях (1840 г.), приведены обшир­нейшие сведения, подробно описывающие тер­ритории русских владений в Северной Америке, состав, обычаи и нравы коренного населения, его общую характеристику, сведения о климате, растительном и животном мире Алеутских ост­ровов и Аляски.

Широкую, поистине мировую известность, по мнению академика АП. Окладникова, получили труды о. Иоанна в области этнографии, лингви­стики, фольклора. Это, помимо «Записок..», «Ха­рактерные черты алеутов», «Мифологические предания колошей», «Замечания о колошском и кадъякском языках и отчасти о прочих наречиях в Российско-Американских владениях, с присо­вокуплением российско-колошского словаря», «Опыт грамматики алеутско-лисьевского языка».

«Значение трудов Вениаминова, — писал АП. Окладников,— заключалось в том, что он помогал учёным выйти за круг привычных представле­ний, основанных на изучении норм и законов европейских языков. Его исследования открыли дверь в огромный непознанный мир языков Аме­риканского континента».

В разные годы были написаны святителем Ин­нокентием и церковно-педагогические труды: «Наставление священнику, назначаемому для об­ращения иноверных и руководствования обра­щённых в христианскую веру», «Записка о дет­ском воспитании», «Духовенство и народное об­разование», «Несколько мыслей касательно вос­питания духовного юношества». Эти работы со­храняют актуальность и по сей день, особенно в плане воспитания подрастающего поколения. (К некоторым из них мы обратимся ниже).

«ДЛИННАЯ ИОГИЛА»
АРХИЕРЕЙСКОГО СЛУЖЕНИЯ

«...Скажу нечто и о путешествии моем по Кам­чатке и Охотской области. Из Камчатки выехал я 20 октября 1842 года и 3 апреля прибыл в Охотск, проехав более 5000 вёрст на собаках и отчасти на оленях и пробыв собственно в пути 68 дней, а прочее время проведено в прожитии на разных местах. Повозочку, в которой я ехал, очень можно назвать гробом, только вместо хол­ста или миткалю внутри она обита медвежиной... Очень часто приходилось ехать по таким узким и глубоким дорогам, пробитым в снегах, что до­рога представлялась длинною могилою...».

Описывая так «длинную могилу» в рассказе о путешествии по Камчатке и Охотской области (ныне это территория Магаданской области и Чукотки) в письме митрополиту Московскому Филарету (а также писателю АН. Муравьёву), вла­дыка Иоанн невольно даёт образ своего жизнен-

23

ного пути как «погрсбённости» в могилу всех собственных, личных и необязательных попече­ний и услаждений ради высшего - евангельского служения Богу и ближним.

Подобно тому, как монахи и схимники ставили в сенях, на виду, сделанные своими руками гробы и выкапывали себе могилы, дабы помнить о главном, так у архиерея - апостола северов дея­тельный путь был наполнен тем же смыслом, разве что охватывал ещё множество людей, как это складывалось у великих святых, к примеру, у его современника батюшки Серафима Саровско­го.