Каталог статей.


Второе пришествие Страшного суда. 2

А недавно мне врач сказал, что у меня... в общем, случилось чудо, у меня сейчас со здоровьем всё в порядке и шансы родить очень велики. Вы сами можете видеть... Когда я от врача шла, я просто... я не знаю... я такая счастливая была! Я просто на крыльях домой летела! Мужу сказала... вы даже не представляете, какое это для нас счастье!

 

   -- А кто у вас муж? Он здесь, в зале?

   -- Муж?.. -- растерянно переспросила Ксения. -- Да, у меня есть муж... Я не помню... Должен быть...

   -- Ну вот, что и требовалось доказать!

   Ксения растерянно заморгала, уткнулась в платок и зарыдала.

   Тут уже поднялась мама Ксении.

   -- Ваша честь, ну, зачем им ребёнок? -- сказала она дрожащим голосом. -- Уважаемые присяжные, будьте благоразумны! Они же девочке всю жизнь изуродуют! Они даже воспитать нормально не смогут! Им ребёнок и не нужен! Они же сами признались!

   -- Не вам решать, смогут или нет, -- зло сказала судья, нервно постукивая коготками по столу

   -- Ну, пожалуйста, не отбирайте у меня девочку! -- взмолилась Ксения. -- Я её мама! Она сама выбрала!

   Бересклет почему-то сильно разволновался.

   Из зала суда подала голос учительница Анна Михайловна.

   -- Самое чудовищное, что эта ушлая особа успела обманным путём войти в доверие к ребёнку, -- зло сказала она. -- Посмотрите на неё: ребёнок уже в животе. Интересно было бы узнать, как ей это удалось? Посулила какой-нибудь подарок, сладостями купила или запугала, в конце концов?

   -- Но поймите же, материнство... да это невозможно! Ваша честь, вы тоже женщина, вы должны меня понять!

   Лицо Альбины перекосила нервная гримаса, а Анна Михайловна ещё больше окривела. Эх, Синичка! Ну откуда эти женщины могут знать о материнстве!

   -- Ах, прекратите разыгрывать спектакль! -- с раздражением сказала судья. -- Это суд, а не цирк!

   -- Извините, ваша честь, здесь я вынужден вмешаться, -- сказал Бересклет. -- Мне кажется, обвиняемая и вас хочет ввести в заблуждение. Как я понимаю, милая дамочка косвенно обвиняет меня, что это я отдал девочку в семью пьяниц, так сказать, отбросов общества...

   -- Это кто отбросы?! -- вскинулся Графин. -- За базаром следи!

   -- Извиняюсь, я, кажется, применил аллегорию. Естественно, я хотел выразиться об этих прекрасных людях иначе... И всё же.... Дело в том, что я отдал девочку этой замечательной супружеской паре из соображений гуманности... -- с грустью покачал он головой. -- У подсудимой, как она утверждает, есть любимый муж, они счастливы. Не всяким родным душам выпадает быть вместе. А Хлобыстовы глубоко несчастные и ущербные люди. Мало того что они не любят друг друга, они ещё и испытывают сильнейшую неприязнь и патологическую ненависть по отношению друг к другу. Отсюда их пьянство, наркомания, частые измены, неустройство в жизни... Они уже практически и не живут друг с другом. У потерпевшего сейчас другая женщина, которая, кстати, присутствует здесь. Вот она... Вас, кажется, Нелли зовут? Ну, неважно... Но наша святая обязанность -- спасти брак Хлобыстовых. Мне кажется, ребёнок внесёт в их жизнь некий смысл, свяжет их, подтолкнув ближе друг к другу, явится, если хотите, неким лучиком в их тёмном и беспросветном царстве.