Каталог статей.


Ким Чен Ыр. 3

Судно Iзадержали, и опять Ким Чен Ир, который руководил ходом опе­рации, был молодцом - все пла­кали от счастья и рукоплескали. Впрочем, после длительных пе­реговоров с США договорились- таки моряков вернуть домой, а судно оставили на приколе, чтобы демонстрировать народу как одну из побед великого во­ждя и для воспитания неприяз­ни к империализму.

Главнокомандующий не си­дел в кабинете с бумажками, постоянно наматывал круги по стране, держа руку на штурва­ле. Однажды он прибыл на гра­ницу, чтобы показать, как надо охранять рубежи родины. Гово­рят, что сразу же всю местность заволок густой туман, и враги не смогли увидеть вождя. А едва вождь отбыл, туман рассеялся.

Ну и как после таких историй не верить, что сама природа гото­ва помогать отцу народа? Толь­ко ради этого можно вытерпеть и плохое питание, и тяжёлый труд. Хотя о пропитании своего народа, живущего на не самых плодородных почвах, вождь тоже думал постоянно, то объ­являя картофельную револю­цию и предлагая перейти с риса на картошку, то расширяя поля риса. Главное - верить в идеи чучхе, а остальное приложится.

«Наш способ есть чучхейский, нет лучшего способа; нам нельзя отбросить свой способ под нажимом других; надева­ешь одежду, которая тебе идёт и в которой тебе удобно дей­ствовать, и выглядишь ты кра­сиво; наденешь чужую - тебе неудобно, да и действуешь неуклюже; мы должны жить от начала и до конца по-нашему; и политику вести по-нашему, экономику и культуру развивать Я по-нашему, и обороноспособ­ность страны нужно укреплять Я по-нашему».

Характер.

Дай Водолеям волю, и они подчинят своей власти всех. 

Так-то Водолеи те ещё тираны. Гово­рили, что характером Ким Чен Ир пошёл в мать, вспыльчивую и волевую женщину, от которой сам Ким Ир Сен иногда норовил сбежать куда подальше. Мать переселилась в иной мир, когда мальчику было семь лет, и маче­ху он терпеть не мог. Однажды, когда ему было уже пятнадцать, Ким Ир Сен приехал с семьёй в Москву, и сын, повздорив с ма­чехой и не стесняясь посторон­них, стал ногами выталкивать её из машины. Со сводными бра­тьями и сестрой тоже всё было сложно. Тем более что на одного из них Ким Ир Сен оставил бы страну с куда большим желани­ем. Сподвижники намекали Ким Ир Сену, что его юный Ким уж очень несдержан и вообще хам, но отец объяснял это тем, что мальчик вырос без матери.

Водолеи сторонятся шума толпы, но в центре внимания побыть никогда не откажутся. Ким Чен Ир любил собрать дру­зей и гульнуть в компании кра­савиц. И коньяк Ким Чен Ир любил. Ходили разговоры, что после смерти отца он три года пребывал в депрессии, заливая страдания спиртным и давая от ворот поворот всем иностран­ным гостям.

И пошутить он любил. То дол­лары начнёт швырять с купече­ским размахом, а то как-то раз на открытии в столице КНДР первого валютного магазина предложил друзьям набрать себе любых товаров. Те и разгу­лялись на сотни тысяч импери­алистических денег. Финотдел ЦК партии, конечно, оплатил, кто ж посмеет возмутиться?

И ещё однажды пошутил: мило улыбался на встрече с россий­ским президентом, руку жал, с готовностью подписывался, что не будет баллистическими ракетами пулять куда ни попадя и вообще свернёт их производство, а потом заявил, что это такая шутка. Вот и верь потом северокорейским лидерам.

Личное

Водолеев любят и многое им прощают. Если они добиваются известности, то с лицами про­тивоположного пола вообще не церемонятся. А всё потому, что умеют к себе расположить, когда захотят. Толстоватый, круглоголовый Чен Ир был ма­стером открытых улыбок и до­бродушного смеха. Особенно когда вокруг щебетали краси­вые девушки. Улыбка вроде бы от уха до уха, морщинки лучи­ками у глаз, а взгляд мрачнова­тый, цепкий. Сначала увлечён­ный кинематографом Чен Ир зацепил им актрису, которую Ким-отец недсаловал, даже ког­да она постаралась и родила емуКима-внука. Следующую жену отец выбрал Ким Чен Иру сам, но бабочка, символ ра­дости, и рядом не пролетала: с папиной избранницей люб­ви не случилось. Папы потом не стало, и сын опять свернул налево, приведя в дом жену из театральных. Балерина роди­ла ему Ким Чен Ына, которого и провозгласили «великим по­следователем», На этом «солнце нации» не угомонилось и на­чало подбивать клинья к музы­кантше Ким Ок. Эта жена уда­лась по всем статьям и пошла по жизни плечом к плечу с Чен Иром, работая с его документа­ми и возглавляя комитет по де­лам искусств.

Закатилось «солнце нации» не на диване валяясь, а совер­шая очередную инспекцион­ную поездку по стране. Газеты писали, что инфаркт с вождём случился после того, как он уз­нал о неполадках на одной из гидроэлектростанций. Значит, нужно было работать ещё луч­ше, так, чтобы вождей до при­ступов не доводить. Вся страна тогда стонала и рыдала, люди бились в истериках и рвали на себе волосы. Природа тоже не смогла смириться с потерей и отреагировала странным све­чением на горе Пэктусан и гро­хотом обвала.