Каталог статей.


я знаю. 10

А потому я вынужден просить, чтобы агентство “А. А. Ковальский и детективы” прекратило ра­боту над поручением пани Ментиросо, ибо результаты уже не послужат интересам клиента. Я пояснил, что хотел бы забрать все имеющиеся по данному делу материалы, а также выплатить все причитающиеся суммы согласно ставкам, оговоренным с па­ни Ментиросо.

Ваш дядя сделал вид, будто усердно ищет инфор­мацию в своих блокнотах, ежедневниках и среди прочих запи­сей, а также два раза звонил по номеру точного времени и повторял мою просьбу автоматическим часам. В конце концов он заявил, что по счастливому стечению обстоятельств поруче­ние было выполнено не далее как вчера, после чего оценил его в сумму, от которой я чуть не начал кататься по полу в пароксиз­ме смеха.

Тем не менее я согласился на этот разбой средь бела дня и предложил ему выслать счет в канцелярию “Малиновский и Глыдр”. Ваш дядя исчез в чуланчике у себя за спиной, вынес от­туда серый конверт — вот этот — и вручил его мне. Когда мы, по­кончив со служебными обязанностями, расслабились, я спро­сил вашего дядю, хорошо ли он знал Халину Ментиросо. Дядя ответил, что до восемьдесят девятого года встречался с ней очень часто и, хотя она и портила ему показатели, искренне ее полюбил, потому что она была неплохая девушка. На этих встречах она пересказывала ему произведения мировой литера­туры, на чтение которых вашему дяде никогда не хватало време­ни. Сегодня он жалеет, что ничего из этого уже не помнит. Они не виделись больше десяти лет. В марте или апреле Халина при­шла в агентство “А. А. Ковальский и детективы”, узнала вашего дядю, и это показалось ей настолько забавным, что она сразу же предложила ему заняться ее поручением. Сдается мне, она вери­ла в его изрядную компетенцию и моральные устои. Кстати ска­зать, вы знаете, что по-испански значит “Ментиросо”?

—   Не знаю, — холодно ответил я.

—   Лгунья, — самодовольно объяснил Пумский.

Из всей этой речи я сделал вывод, что мой сосед любит ще­гольнуть инициативой, что он болтун, зазнайка и вообще не­годяй и страшный проныра. К счастью, внешность и речь Станислава Пумского в комплекте с визиткой канцелярии “Малиновский и Глыдр” произвели на дядю столь сильное впечатление, что он изъял аутентичные материалы из своего личного архива, где хранились копии всех дел, которые вело


мые черные сценарии ее судьбы, которые оправдывали бы то, что случилось со мной.