Каталог статей.


я знаю. 8

уют семейного очага был ему обеспечен. В тот день, когда он уст- роил прием по случаю помолвки, приехала сестра Матильды вместе с Матильдиными детишками. Какова же была его ра­дость, когда он обнаружил у детей характерные фамильные чер­ты, такие же, как у него самого, его отца, деда и прадеда. Однако сестра Матильды заявила, что никогда не оставит детишек отцу, которого они не знают, и мачехе, которая производит впечатле­ние недоразвитой.

Бернард счел решение свояченицы неспра­ведливым, но не смог удержаться от сравнения с нею своей не­весты. Когда же, полушутя, сказал, что его женой скорее должна была бы стать сестра Матильды, та ответила, что ни о чем дру­гом не мечтает с той поры, как впервые его увидела. И в тот же миг наш герой понял: именно она, та, которую он прежде не за­мечал, лучшая из сестер. Что же ему еще оставалось, кроме как исполнить желание этой упорной и злоехидной, верной и жерт­венной и при всем при том прекрасной девушки? Однако сперва надлежало выпутаться из предыдущих обязательств. Поэтому он распустил слухи, что якобы масон, атеист и скрытый дарвинист. Богобоязненные родители невесты сами лишили его чести пой­ти с ней под венец, благодаря чему сиротки обрели отца, сестра Матильды — мужа своей мечты, Бернард — покой и счастье, а я дотянул до рассвета и до конца книги.

На следующее утро, где-то около двенадцати, меня разбудил яростный стук в дверь. Я обернул голову мокрым полотенцем и пошел открывать.

— Чего вы так колотите в дверь? — буркнул я Станиславу Думскому.

— Я стучал нормально, вот так. — Он согнул палец и проде­монстрировал.

—   Прекратите!

—   Вы больны? — спросил он с вежливым участием.

—   Слишком долго читал ночью.

—  Если книга паршивая, последствия могут быть плачев­ными, — нравоучительно изрек он. — Я возвращаюсь от ваше го дяди.

Я выразил удивление, что он обернулся так быстро, при­гласил его войти, извинился, что холодильник сломался и что нечем угостить, и попросил рассказать о результатах визита.

—  В половине одиннадцатого я посетил контору вашего дя­ди. Обстановочка там, надо сказать, прямо как в хорошем ужа­стике. К сожалению, ваш дядя портит весь эффект своим при­сутствием. Я воспользовался визиткой, которую мне за полчаса до того вручил один из начинающих сотрудников канцелярии “Малиновский и Глыдр”, и представился адвокатом и душеприказчиком.

 

наше агентство, хотя, как мне кажется, закон это запрещает. Дядя, наверное, подумал, что Халинин адвокат прекрасно знает, какого рода поручение она доверила нашему агентству, а поскольку хотел получить на этом еще какие-то деньги, по­мимо тех, что вытянул из Халины Ментиросо, то не мог слиш­ком грубо дурачить почтенную канцелярию.