Каталог статей.


Свято место пусто не бывает. 2

   -- И у меня денег нет, -- равнодушно сказал Шмыганюк, не обращая внимания на сына. -- И вообще, это ваши проблемы, отставьте меня.

   Женщина хотела ещё что-то сказать, но тут подскочили две толстые тётки, должно быть родственницы со стороны жениха, запели, перебивая друг дружку, что-то очень деликатное и, не давая опомниться, повели женщину и детей в другой конец зала

. Мальчики упирались и плакали, а Владик скучающе отвернулся и ещё сильнее задёргал ногой.

   -- Что же вы своих детей бросили? -- укорчиво спросила Ольга Резунова.

   Шмыганюк поморщился с таким видом, словно ему и разговаривать-то тошно. А вот у Леры вышибло заглушку.

   -- Это ты во всём виноват! -- полыхнула она на меня ненавистным взглядом. -- Мы с Владиком давно уже должны были пожениться! Если бы не ты, Владику не пришлось бы жениться на этой клуше! И этих бы гадких детей не было! А теперь, когда ничего не мешает нашему счастью, ты и твоя подружка ещё смеете нас в чём-то упрекать!

   Я к ужасу увидел яростно пульсирующую синюю жилку на левом виске Леры -- верный знак, что нельзя говорить ни слова, опасно даже извиняться. Я тупо и угрюмо молчал и умоляюще подавал знаки Ольге, призывая и её держать язык за зубами. Однако Оля всё равно огрызнулась:

   -- Да никто вас не упрекает, -- насмешливо сказала она. -- Совет да любовь. Мы вас не трогали, вы сами притащились.

   Лера свирепо смотрела то на меня, то на Ольгу, растерянно выбирая, на кого обрушить свой гнев.

   К счастью, молодожёнов позвали к главному столу. Шмыганюк нежно, но настойчиво повлёк невесту восвояси, которую трясло как в лихорадке, отчего фата свалилась набок, а бисерные бусинки в волосах брякали, как кастаньеты.

   Я с облегчением смотрел на их гордые спины и думал над сложностью и коварством бытия. А ведь и правда я помешал Лере стать счастливой. Почему мы не расстались сразу, как только обнаружилось, что никакой душевной привязки у нас нет? Лера даже детей не хотела. Признаться, мне было жалко дорогую супругу, с её ранимой и подвижной психикой. Боялся, что развод нанесёт чудовищную травму, явится для Леры страшным ударом, который ввергнет её в страшную и разрушительную депрессию или, как минимум, обострит все её многочисленные комплексы. Усилится жестокая и беспощадная борьба с лишними граммами. Совершенно отказавшись от пищи, Лера превратится в тощий анорексичный каркас и доведёт себя до той крайности, когда уже ничего исправить невозможно. Вот так, грамотно и наивно, размышлял я в своей прошедшей жизни, продолжал тянуть резинового кота за резиновый хвост и даже где-то гордился своим благородством, подспудно надеясь, что "на том свете мне зачтётся". Но судьбу всё же не обманешь. Мы всё равно расстались. Расстались неожиданно и бесповоротно. И что-то я пока на этом свете никакой похвалы не дождался. Да и в рай не пустили... Видимо, когда апостол Пётр открывал ворота, тут же, увидев меня, поспешно их захлопнул. Даже объяснять ничего не стал. И не мудрено: ложь порождает ложь, а кривые дороги уводят чёрт-те куда. И теперь Лера выходит замуж за Шмыганюка, а семь лет назад могла повстречать свою судьбу. Своего любимого человека, который сделал бы её доброй и счастливой, в отличие от меня, расхлеставшего в хлам нервы несчастной женщины.

   Хотя, может, Шмыганюк -- это и есть её судьба?

   ...-- Совершенное бескультурье, -- сказал Николай Сергеевич. -- Мы тут радуемся за них, искренне завидуем их счастью, а они нам настроение испортили.

   -- Да, женишок, конечно, не подарок, -- сказала Ольга Резунова. -- Даю голову на отсечение, не любит он её.

   -- Чью голову? -- спросил Николай Сергеевич.

   -- Ну не свою же! Шмыганюка этого. Не нравится он мне.

   -- Так это... бывшая жена Шмыганюка была? И дети его?-- спросил я и не узнал своего голоса.

   Ольга не спеша зацепила вилкой ломтик сёмги и, стряхивая с него капельки масла, сказала:

   -- Ну да, были женаты, развелись. Три года назад застукала Владика с твоей женой. Ушла не задумываясь. Хотя... давно сама хотела уйти. И зачем такому детей рожала?

   -- Понятно. А что раньше не застукала? Ведь они уже давно вместе.

   -- Вообще-то это твоя всё подстроила. Раньше, наверное, не хотела.

   -- Однако... -- ещё больше озадачился я. -- Какие тут вещи проясняются.

   -- И не говори, то ли ещё будет!