Каталог статей.


Ольга Погодина "Жизнь сделала из меня азартного игрока". Часть 1.

Она не ходила нив детсад, нив школу. Такая вот индивидуалистка! И на многие занятия в театральном тоже не ходила. Из принципа. Педагоги не нравились. Такой вот крепкий орешек! 


Ольга Погодина — человек яркий, взрывной, непримиримый. И актриса — такая же. Она запомнилась зрителям после фильмов "Женская интуиция", "Убей меня! Ну, пожалуйста", "Телохранитель", "Три дня в Одессе", сериалов "В ритме танго", "Капкан", "Срочно в номер"... А год назад стала еще и продюсером. В планах — освоить профессию режиссера. Зачем? Ну, прежде всего, чтобы играть не там, где приходится, а где хочется. Кроме того — вызов самой себе. Это же интересно! "Разве может быть что-то интересней моментов преодоления?" — искренне удивляется Ольга.
— Кино я люблю до смерти, невероятно люблю. Оно вошло в мою жизнь с детства. Я помню себя с очень маленького возраста, лет с двух с половиной — трех. Родители рассказывали как анекдот, что мультики я не смотрела — они мне потом начали нравиться, когда я стала взрослой, и сказки терпеть не могла, в куклы не играла. Я все время смотрела кино. Мне было два с половиной года, когда шел какой-то английский сериал, один из первых, просочившихся на наши экраны. И я, патологическая "сова" — для меня рано проснуться — подвиг, — вставала в восемь утра и садилась к телевизору...
Смешно сказать, но, наверное, уже с тех пор я больше всего на свете хотела сниматься в кино. Моя мама была актрисой, она, естественно, знала эту профессию от и до и понимала, что состояться в ней — один шанс на миллион. Поэтому она по¬ступала очень мудро — не отговаривала меня, а просто говорила правду. Поэтому я была ко всему готова.
Мама до моего рождения жила в Нижнем Новгороде и работала в Большом драматическом театре. Потом они с папой переехали в Москву, и маме, когда я родилась, пришлось отказаться от работы. Я была хлипким, болезненным ребенком, ни в какие ясли и детские сады, конечно, не ходила. Но мама развивала меня, как могла, — водила в театр, кино, на выставки, в музеи. Помню, как меня первый раз
привели в цирк. Мы ушли оттуда минут через десять — я сказала, что не могу на это смотреть. Цирк произвел на меня ужасающее впечатление. Нет, сейчас я восхищаюсь артистами цирка, например мои большие друзья — дрессировщики Запашные. Но тогда я даже не отдавала себе отчета в собственных эмоциях, просто чувствовала: все, что происходит на арене, пронизано такой опасностью, таким риском для жизни, что я, маленькая девочка, не могла этого вынести. Я уже не смотрела на представление как на развлечение.
Зато с театром — все наоборот. Мне сегодняшний театр до отвращения неинтересен. Когда я была маленькая, играли Смоктуновский, Ефремов. Я видела один из последних спектаклей "А дальше тиши¬на" с Раневской и Пляттом — он произвел неизгладимое впечатление. И я ни за что не пойду в нынешние театры. Какой может быть МХТ, если там спектакли ставит такой патологичный человек, как Серебренников?! Думаю, Смоктуновский уже пять раз в гробу перевернулся.
Что касается сегодняшнего кино — да, я понимаю, что сейчас не лучшие времена. Но я верю, что нашими усилиями начнется переход к лучшему. И, скорее всего, по этой причине я стала продюсером "Ода-фильм". — Я знаю, что мне нужно, и точно знаю, как это делать. И стараюсь. И вообще, надо много работать, чтобы сегодняшнее кино стало прекрасным, как раньше. Те же гайдаевские фильмы! Пока земля будет вертеться, какой сумасшедший скажет, что это плохо?..
Я — трудоголик. Совсем не бытовой человек, ненавижу праздники, дни рождения, какие-то, не приведи Бог, семейные посиделки. У меня от них скулы сводит, и мама у меня такая же, и папа. Я в этом смысле совершенно не социальный человек, просто в нашей семье каждый привык заниматься своим делом. К тому же постоянно не хватает времени. Вот сегодня вечером приеду домой — и буду править шестой вариант сценария, который прислали авторы. Дай Бог, запустим зимой. Это полный метр, но пока не буду ничего рассказывать. Скажу только, что у меня там роль, готовлю материал специально для себя, хочу, чтобы мне было интересно, комфортно, я много лет искала эту идею. Надеюсь, что Алексей Пиманов (мы оба продюсеры на нашей студии) будет режиссером картины. Мы с ним работали на картине "Три дня в Одессе" — к счастью, у нас одинаковый взгляд на кино, поэтому все удается.
Вот видите, о кино я могу говорить бесконечно, у меня даже какого-нибудь определенного увлечения нет. Занималась фотографией, но это нельзя назвать хобби, потому что хобби подразумевает более или менее постоянное занятие. А я могу фотографировать, могу не фотографировать, у меня нет к этому ни привыкания, ни привязанности. Знаю, многие любят путешествовать, но это не для меня, так как я панически боюсь самолетов. Даже отказалась от двух больших картин, по¬тому что там постоянные перелеты.