Каталог статей.


Её ветреное увлечение.

Если бы ей кто-нибудь сказал, что она окажется способной так себя вести... Ох, она бы ему ответила!..


Владислава Андреевна считала себя серьезной женщиной. В двадцать шесть она защитила диссертацию о хазарах, в которой никто в институте толком ничего не понимал, кроме ее оппонента Николая Николаевича. В двадцать семь расписалась с Николаем, а в двадцать восемь развелась, когда увидела, что знаток древних фибул не способен самостоятельно купить продукты по списку. Более того, может заблудиться по пути к супермаркету. А она уже спланировала до тридцати непременно родить... Куда там — он сам ребенок, а двоих она пока не планировала. И подумаешь. Пусть зверь бежит на ловца самостоятельно. Серьезная женщина переписала планы. В пункт один перебралась карьера. Студенты постановили: красотка, но зануда. Однажды первый красавец курса попытался соблазнить историчку, чтобы та на радостях поставила всем "автоматы" — и в результате сам завалил экзамен...
Беспокоит всё
Даже в самом абсурдном сне Владе не приснилось бы, что она мчится с горки на роликах... Если бы не ее ненормальная подружка Женька. Это она когда-то, еще в институте, затащила серьезную девушку в ночной клуб, после чего Владислава Андреевна смогла авторитетно заявлять, что "такие экстремальные развлечения не для ее здоровья"... С обсуждения проблемы здоровья, собственно, и началась новая авантюра.
— Евгения, у меня что-то с организмом, — мрачно признавалась Влада подруге в один праздничный день, который она совершенно не знала, куда девать: библиотека закрыта, Интернет упал, а у провайдера выходной.
— Что беспокоит? — профессиональным тоном уточнила физиотерапевт Женька.
— Ну... все! Голова по вечерам раскалывается. Утром не могу из постели выползти. Сердце как-то стучит. И вообще депрессия.
— А ты спортом занимаешься? Кроме бега по аудиториям?
— Не-а... В бассейне хлоркой пахнет, а во все эти модные фитнесы я не верю.
— Так приходи к нам! На роликах в парке кататься. У нас целая компания. Каждую пятницу вечером рассекаем.
— Шутишь! Я вообще-то уже не школьница.
— Да ладно! Там тридцать человек самого разного возраста, один дядька лысый, у него внучка. Член какой-то академии...
Член академии Владиславу поколебал. А убедило экономную преподавательницу предложение подарить ей не нужную подружке пару роликов.
Медвежьи услуги
Влада затравленно озиралась по сторонам, но никто из собравшихся возле клумбы у памятника не показывал на нее пальцем. Все были заняты собой: кто-то натягивал наколенники, кто-то хвастался новым "шлемофоном". Женьки не было. Подруга успела в прошлый и позапрошлый раз научить Владу нескольким хитростям катания, но сегодня Евгении позвонил муж: у сынишки поднялась температура. Уходить как-то глупо, размышляла новенькая: уже добралась, зашнуровалась...
— Вам чем-нибудь помочь? — вежливо обратился к ней рослый парень в очках. Серьезная женщина заколебалась, но вид у собеседника был интеллигентный, совсем не нахальный. Она объяснила, что еще не роллер, а только учится. А народ, кажется, собирается в массовом порядке по аллее вниз стартовать. А она не умеет...
— Это несложно, — успокоил добровольный помощник. — Сначала давайте вместе. Хватайтесь! Не забывайте, тормозить внешней ногой...
Несколько раз они спустились с несложного склона, Влада уже начала входить во вкус, и вдруг "учитель" подтолкнул ее к крутой дорожке и весело закричал: "Теперь сама!" Она от неожиданности лихо заложила вираж, но уже в конце спуска, в совершенно безопасном месте вдруг перепугалась и резко дернулась в сторону. И, конечно, оказалась на асфальте.
Смущенный парень поднял "раненую", усадил на лавочку и принялся осматривать рассеченную коленку.
— Ну что же вы... — бормотал он растерянно. — Вообще защиту надо было, конечно, купить... Ничего, у меня есть специальный аэрозоль... Очень хорошо заживляет!
Он достал из рюкзачка баллончик, встряхнул... И в следующую секунду Влада оказалась почти с ног до головы в какой-то белой пене.
— Ой! Простите! Я нечаянно! Я сейчас! — разволновался спаситель-неудачник, но серьезная женщина уже вскочила со скамейки, отряхивая одежду и вытирая ноги и руки от липких белых хлопьев.
— Спасибо, хватит с меня! До свидания! — И она решительно похромала к выходу из парка.
Сидел за колонной
Через неделю коленка зажила, а Владислава успокоилась и раскаялась. Она с нетерпением ждала пятницы, чтобы помириться с очкастым тренером. Но на "по-катушке" его не оказалось. Влада не ожидала, что так расстроится. Она уже сама была готова просить прощения, хотя до этого воображала, что извиняться будет он. С чего бы это? На этот раз ей помогали другие, в ее обучении даже немного поучаствовал тот самый лысый академик. Но ей нужен был не он...
И в следующую пятницу парень не явился. К этому моменту он успел присниться Владе три раза, и она готова была побороть гордость и начать о нем расспрашивать, но с ужасом поняла, что не знает даже, как его зовут. "Вот такого роста, вот такие плечи и очки? Понятия не имею", — пожимала плечами Женька. Депрессия ее подруги, кажется, грозила усугубиться...
...Владислава Андреевна принимала экзамен, иронично выслушивая шедевры о "трипульской культуре" и "универсаме Центральной Рады". Взяла очередную зачетку, подняла глаза и... густо покраснела. Перед ней был тот самый роллер из парка.
— Молодой человек, — как могла строго произнесла она, — почему я вас не видела на лекциях?
— А я за колонной сидел! — весело процитировал он старый анекдот. И уже серьезнее добавил: — Я просто не очень люблю этот предмет... То есть не любил... Теперь обязательно буду. Вы не смотрите на оценки в зачетке по всяким там историям с психологиями — я в основном специальность штудирую. Последние две недели за курсовиком просидел, не разгибаясь... Проект рисовал. А сам все беспокоился: как ваша нога?
— Лучше, чем ваши знания по всяким там историям, — сухо отрезала Влада. — На переэкзаменовку жду вас в следующую пятницу. В три. На кафедре.
Лучшее средство
Здоровье подруги, видимо, наладилось. Скулы порозовели. В глазах прыгают озорные искры... Кажется, занятия на свежем воздухе пошли ей на пользу. Ага, оказывается, дело тут не только в беге и прыжках. Общение — лучшее средство от депрессии! Женя хорошо знала, что прописывать в подобных случаях.
— Евгения, это кошмар! — с ликованием жаловалась Влада. — Я, серьезная женщина, влюбилась в двоечника! Причем рассекая на роликах! Нечего сказать, очень серьезное увлечение для без пяти минут завкафедрой... Что можно сказать о моем облико морале?!
— Ну, по крайней мере, ты справедливо назначила ему переэкзаменовку...
— Ага, чтобы встретиться с ним уже наедине, без посторонних! — и Влада расхохоталась так звонко, как, кажется, не смеялась со второй четверти десятого класса...