Каталог статей.


Её ветреное увлечение.

Если бы ей кто-нибудь сказал, что она окажется способной так себя вести... Ох, она бы ему ответила!..

Подробнее: Её ветреное увлечение.

Начальница по жизни (женская история).

Жалоб на проблемы и несовершенство мира Настя не одобряла...

Уж она знала об этом больше всех. Она вообще не понимала, как это при таком беспорядке солнце по утрам еще встает, а вечером заходит. Ничем Настю не удивишь: работа у нее такая. Она работала в компании, занимающейся организацией массовых мероприятий, вторым человеком после шефа. А второй — это человек, который отвечает за все.

Подробнее: Начальница по жизни (женская история).

Женщина на один день (женская история).

Существуют тысячи, а то и миллионы замечательных женщин — красивых, умных, добрых, — на которых, тем не менее, "никогда не женятся". А почему, собственно?
Мы почему-то привыкли считать "женщину на один день" синонимом "женщины легкого поведения". И очень зря, между прочим. Можно стремиться к вечной любви, одновременно просиживая часами у телефона в ожидании Его звонка. А Он не звонит. Ну, вот встретились один раз, все было вроде бы замечательно — а он больше не звонит. И "легкое поведение" тут ни при чем. Просто так получается. Почему-то. Ну, вот само собой получается...

Подробнее: Женщина на один день (женская история).

В горящую избу.… Сто раз (женская история).

Нехорошо быть эгоистом и думать только о себе. По логике получается, что хорошо быть альтруистом и заботиться исключительно о других. Только кому именно хорошо, спрашивается?
Всякий раз, вспоминая Ирину, я думаю одно: это великая, великая женщина. Шутка ли: буквально в одиночку сумела избаловать целый мир! По крайней мере, если бы он, мир, достался бы ей в распоряжение, точно сумела бы взвалить его на себя целиком.

Подробнее: В горящую избу.… Сто раз (женская история).

Чекистка.

Наталья Громова

На полях очерка Марины Цветаевой «Дом у Старого Пимена»

В очерке Марины Цветаевой «Дом у Старого Пимена» описан загадочный эпизод с «чужим дедушкой» Иловайским. Напомним, что он был отцом первой жены Ивана Владимировича Цветаева Варвары Иловайской — рано умершей — и, соответственно, дедом сводных сестры и брата Марины Цветаевой — Вале­рии и Андрея.

Дмитрий Иванович Иловайский остался навсегда человеком XIX века, в ХХ век так и не перешедшим. Он был автором многочисленных учебников по исто­рии, по которым учились гимназисты. И ярым монархистом, выпускавшим чер­носотенную газету «Кремль», единственным ее сотрудником и автором, откры­тым и страстным антисемитом. В 1920 году большевики забрали его в ЧК. Ему тогда было почти девяносто лет.

Подробнее: Чекистка.