Каталог статей.


Последние месяцы 1941 года. 9

Так как я никак не мог припомнить среди своих знакомых Ковалькова, оказавшегося провокатором, то сказал Сверчкову, что хочу увидеть его, по­чему, когда поеду обедать, заеду в полицию посмотреть на него. Сверчков обещал выполнить мое желание. И что же оказалось! Я действительно знал этого Ковалькова как свидетеля, вернее сказать, стукача-провокатора по проходившим в Смоленском облсуде делам по обвинению по ст. 58-10 УК, то есть в антисоветской агитации, техника электростанции Острейко, бух­галтера какой-то смоленской организации Ильенкова, начальника отдела искусств Смоленского Облисполкома Треппеля, преподавателя Облпар­тшколы Георгиевского, по которым я в 1939 — 1940 гг. выступал в качестве защитника. Ковальков, в прошлом работник потребительской кооперации, дважды был осужден за растрату, и почему-то этот осужденный уголовник оказался в Смоленской тюрьме в следственной камере вместе с обвиняемы­ми по политическим делам и создавал им так называемое «камерное» дело, то есть дело об антисоветской агитации, проводимой в камере тюрьмы.

Подробнее: Последние месяцы 1941 года. 9

я знаю. 8

уют семейного очага был ему обеспечен. В тот день, когда он уст- роил прием по случаю помолвки, приехала сестра Матильды вместе с Матильдиными детишками. Какова же была его ра­дость, когда он обнаружил у детей характерные фамильные чер­ты, такие же, как у него самого, его отца, деда и прадеда. Однако сестра Матильды заявила, что никогда не оставит детишек отцу, которого они не знают, и мачехе, которая производит впечатле­ние недоразвитой.

Подробнее: я знаю. 8

1942. 4

Арест его как подпольщика смутил меня, так как, возбуждая ходатай­ство о его освобождении из плена, я дал поручительство в его благона­дежном поведении. Смущение мое особенно усилилось после того, как дня через три после ареста ко мне пришел зондерфюрер из абвергруппы Кутлер и спросил меня, каким путем Никулин был освобожден из плена и какие документы имеются об этом в горуправлении.

Подробнее: 1942. 4

Дружба. 58

Выходя из дома, Радин пытался представить себе заведение, где собираются любители собачьих бегов, тесное, прокуренное, смахивающее на ноттингемский паб, куда они студентами заходили выпить пинту-другую под футбольные разговоры рабочих с табачной фабрики Player's, которая сгорела потом от непотушенной сигареты.

Подробнее: Дружба. 58

Мир. 1

А выяснилось: все эти годы он тебя помнил.

Подробнее: Мир. 1