Каталог статей.


Трудный подросток.

Лишь объединившись, смогли мы справиться с трудностями…

Оксана

Он оставил опять свет в туалете! Ух этот Антон! Таким растет разгильдяем! Он весь в папочку!
— Выключи за собой свет! — требовала я, входя к нему в комнату, на двери которой была табличка с надписью «Danger!», расположена над черепом и на ней кости. М-да… Очередной от папули подарок…

 

— Сама выключи, — буркнул сын и не отрывался от экрана.
— Дружок послушай — повысила невольно я тон. — Нажать не проблема на выключатель, но речь идет ведь о твоих привычках. А электричество беречь необходимо.
— Ладно, я буду гасить, — Антон произнес так, словно он отмахивался от какой то назойливой мухи. Он сидел по-прежнему, уставясь в компьютер, и даже головы не повернул.

рекомендуем технический центр

— Даю еще полчаса тебе на твои чаты. А потом за историю принимайся. Завтра у тебя контрольная, ты помнишь? Я проверю…
— Ага, — невозмутимо продолжал он стучать по этим своим клавишам. Я принялась за глажку. Минут через сорок я снова вернулась. Антошка застыл, словно в одном положении.
— Быстро выключи комп и возьми книгу! — потребовала. Однако закатил сын глаза и что-то себе прошипел под нос. Лишь когда подошла я ближе, подчинился.
— Ох история. Через час я буду проверять ее с пристрастием. — Добавила очень строго, прежде чем выходить, убедилась, что он склонился над своим учебником.

Закончив гладить, я начала варить на завтра суп, чтобы осталось сыну только подогреть, когда вернется он из школы. Чистила лук и картошку, думала, как долго протянется еще этот его «трудный возраст». Антон пару лет как изменился, стал вообще неуправляемым. Подросток он, что делать… Если так продолжаться будет и дальше, нервы мои не выдержат этого.

— Ну вот, теперь готово, — Антоша вошел ко мне на кухню и протянул учебник. — Можешь свой допрос начинать.
— Когда была начата первая мировая? — спросила я, пропустив его колкость мимо ушей.
— Э… Погоди пока… Сейчас я вспомню, — промямлил он.
— Не знаешь ты. Иди и учи, а то схлопочешь опять двойку.

Старалась как можно поспокойнее говорить, хотя внутри кипело все. Была просто уверена: лишь самообладание и твердость способны приносить положительные результаты. Да кто же мне поможет? Рассчитываю исключительно я на себя.

Виктор

Когда вошел в квартиру своей бывшей жены, сразу сын выскочил из комнаты.
— Ура пришел папа! Наконец-то! — воскликнул радостно он.
Я любил тоже наши выходные. Правда, случались они всего пару раз за месяц — на уик-энд и две среды, после занятий Антоши английским.
— Ты не забыл взять свои учебники? — спросила строго Оксана.
— Ой господи! — возмутился он. — Опять ты то же самое спрашиваешь!

Однако с ним мы оба знали: на выходных следует отдыхать. Взял у сына его рюкзак открыл аккуратно входную дверь.
— Виктор, ему помоги с математикой, — дала напутствие Оксана, обожающая всем раздавать поручения. — По географии его спроси, в понедельник контрольная. Прошу тебя, отнесись серьезно к этому. На носу ведь конец года. Не хотим же мы, сын наш стал двоечником… Ее покровительственный тон просто невыносим!

рекомендуем технический центр

— Конечно, мы не хотим, — соглашался я.
— И еще помните: не пиццей жив единой человек, — сказала она догнав в коридоре, мы уже собирались входить в лифт.
— Но еще брокколи и цветной капустой, — добавил ей я, рассмеявшись, Антон, когда тронулась кабинка, поднес свою ладонь к шее, показывая, как тошнит его от вечных овощей мамы. — Так, что будем сегодня мы делать? — спросил на улице я.
— Ну… Сначала в кино, потом в боулинг, — предложил мне сын.
— Заметано! — я согласился и, хитро поглядел на Тошку, таинственным голосом уточнил: — А до этого?
— Пицца! — мы воскликнули почти одновременно.
— С овощами возьмем, — подмигнул многозначительно сыну. — Или, с грибами, например. Что ты скажешь?
— Ага! Грибочки — полезные очень овощи, — он сострил.

Мы в машину сели и поехали. Честно если говорить, нашим отношениям можно было даже позавидовать. А Оксане, что скрывать, не удалось к нему найти подход. Ведь сама дружба по себе никогда не возникает, нужно ее строить. Вместе свободное время проводить, искать интересы, взаимопонимание… А также… Очень важны беседы. Без всяких нравоучений.

— Как в школе дела? — спросил я. — Как там с географией у тебя? Возникла проблема какая - то?
— Спокойно, папа! Сам с этим справлюсь! Ты меня ведь знаешь, — ответил подросток тоном, который не допускает сомнений.
— Конечно ты справишься. Ведь — мой сын. А может, не понимаешь чего-то? Говори мне, не стесняйся!
—Да я все прекрасно понимаю. Эта вредная училка просто взъелась на меня. Противная такая баба!

— Знаешь, в школе я тоже не любил свою географичку, — искренне я признался.— А математичка еще хуже была.
— Вот-вот. Только физрук классный у нас!
— Ну правильно! Мужчина заниматься должен физкультурой и быть сильным. Его иначе никто не станет просто уважать… А с самого утра завтра, поедем мы в аквапарк.
— Супер! — радовался Антошка. — Виват говорю аквапарку!

Оксана

Когда Антон выходные проводил у отца, могла я хоть немного от него отдышаться. Однако относительным был этот отдых меня отравляли все равно постоянные переживания. Увы бывшего мужа нельзя никак назвать ответственным. Он пошутить, посмеяться и потрепаться, вот, что для него главное. Развлечения - стихия Виктора.

А вот с этим человеком построить серьезные и прочные отношения не удалось мне. Пока сами мы жили, все шло просто прекрасно. Но рождение Антона полностью нашу жизнь изменило. С Антошкой мне Витя практически и не помогал. Он отлынивал от домашних дел и никакой заботы о нем не проявлял. Я как-то осознала быстро свою ответственность за ребенка, а вот ему полностью себя ощутить отцом вообще не удавалось.

рекомендуем технический центр

Начались претензии, обиды, ссоры и потом жуткие скандалы. Мы расстались. Но сын подрос, и с ним стало уже интересно играть, то Виктор контакты с ребенком возобновил. Оно понятно — игрун так и есть игрун. В результате легло на мои плечи самое трудное — уборка, воспитание Антона, занятия и готовка…

А супруг мой вошел себе в роль брата, а не его отца. Он Тошку развлекал. Неудивительно, что он обожает так своего папочку.

Виктор

Провели уик-энд, классно, правда? — когда сына подвозил к дому, спросил я желая убедиться, что все ему понравилось. Надеялся, у меня ему удается отдохнуть. Ведь жизнь бывает так часто монотонной и унылой. Еще будет время, когда мальчику нужно будет напрягать мозги и думать о работе. Потом обеспечивать свою семью отвечать за многие вещи. А сейчас развлекается пусть. Детство дано для этого.

— Просто все было супер! — Антон воскликнул. — Спасибо тебе папа!
— Ладно, тогда беги! Все пока!

Я постоял, он вошел уже в подъезд и потом взглянул я наверх. Оксана наблюдала как обычно из окна. Наверняка напряженная была и озабоченная. По-моему, ее это главная проблема. Не способна она расслабиться даже на минуту. Не умеет прощать. Именно потому она так несчастлива. И из-за этого с ней у нас ничего так и не вышло. Впрочем, я должен признать: сначала шло все хорошо. Пока сын не родился. Раньше всегда я думал, как классно иметь ребенка и открывать мир для него, всему его учить…

К сожалению, она превратила радость моего отцовства в тернистый путь, который состоит только из страданий, запретов и предписаний. Постоянно каких-то болезней опасалась, инфекций. В итоге стал бояться я даже подходить к нашему малышу. Если что-то делал для него, все равно, по ее мнению все, очень плохо.

Я просто перестал ей предлагать помощь и отстранился. Когда Оксана жить захотела отдельно, то воспринял новость с облегчением. Какой смысл был бороться с таким человеком, до которого никакие аргументы не доходят? Что можно ему доказать? Как все объяснить?!

С тех пор уже прошло четырнадцать лет. Больше я так и не женился — хватило вполне одного раза. В профессиональном отношении дела мои идут прекрасно. Каким бы странным не показалось это бывшей жене, благодаря все развлечениям. Сейчас создаю я компьютерные игры. Приятное очень занятие!

Оксана уверенна наверняка, что я закончу скверно свою жизнь. Она во всяком случае, предсказывала такое, когда расставались.

рекомендуем технический центр

Оксана

Опять опоздала я на родительское собрание! Ну как все успеть, ведь столько дел?! Положила передо мной классная руководительница листок с его оценками. Боже сколько двоек нахватал трудный мой подросток! Аж, стало дурно. Пара только троек… И по физкультуре лишь «пять». «Ну, прибью я его просто!» — в бешенстве решила я.

Расстроилась, что совершенно и не воспринимала, что говорит учительница. Я очнулась только, когда попросила она меня после собрания остаться. Подошла к столу и с ней начала говорить первой:
— Я все поняла уже, вижу все оценки охламона этого…
— Вот именно, угрожают ему двойки по математике, географии и по истории — слабенькая тройка. Ведь он умный мальчик мог бы намного лучше учиться.

— В этом-то дело. Дома с него шкуру спущу, точно!
— Может, твердого запрета достаточно на компьютер? — предложила мне учительница. — И исключить это, — она протянула небольшую консоль мне для игр, которую недавно Виктор подарил сыну. — играл Антон на уроках, я отобрала эту штуковину у него. Теперь вам возвращаю.

— Да, никаких больше игр! И я ноутбук заберу. Даже и не представляла, что настолько все запущено. Сын мне говорил, что плохие оценки он исправил,— объясняла я и сгорала со стыда.

Когда пришла домой, Антон, сидел как всегда в чате. Без слов я подошла и захлопнула ноутбук, вынесла к себе его.

— До каникул — компьютера никакого и игр! Тебе годовые двойки грозят по многим предметам! Что себе ты думаешь, Антон?! Неужели тебе не стыдно? Мне хотелось на собрании спрятаться вообще под парту! Какой позор! Какой же позор, о Господи!

— Мама, не преувеличивай! Вечно ты напрягаешься. Как часто слышала я это «напрягаешься»! Дрожащими руками я набрала номер Виктора потом выпалила:
— Ну вот спасибо! Вот помог так ты сыну с его уроками! А я ведь тебя просила! Ну в общем, учти: не встречаетесь вы теперь до конца года! Ясно?!
— Хм… Ты преувеличиваешь. Как и всегда, — прозвучало мне ответ.
— А как обычно ты, ведешь безответственно себя. Остался незрелым, таким как и был всегда. И тут выскочил Антон из квартиры. Я к окну рванула и увидела, что выбегает он из подъезда.

Виктор

Что у вас там случилось? — спросил, услышав, как громко кричала Оксана: «Вернись!» — Это Антошке? Куда побежал он? Ведь поздно уже!
— Ты спрашиваешь меня?! Тебе знать лучше, вы так всегда понимаете друг друга! Боже, если он с собой что-нибудь сделает?! Это из-за тебя все! — она вдруг сильно разрыдалась.
— Успокойся для начала. Слезами не поможешь тут.

рекомендуем технический центр

— Ах, ты стал таким рассудительным! Надо же… Жалко только, что поздно. Просила помочь ведь, подготовить к контрольной его по математике! А вы с ним чем занимались? В твои идиотские играли игры?!
— Благодаря этому, ка выражаешься ты, идиотским играм, не приходится ему завидовать сверстникам! — сказал я, начиная уже нервничать. — Могу купить запросто сыну все, что только он пожелает!

— Ну-ну, — согласилась язвительно Оксана. — Купить это все. Вот именно! От ребенка считаешь можно откупиться так просто? Нуда, тратить зачем силы, душу, время наконец! Подарил ему игрушку — и все достаточно. Добрый ты папочка! А что из сына потом вырастет, не задумывался никогда? Станет он потом порядочным человеком? Останется ли вечным мальчиком, который привык к развлечениям?!

А черная работа вся, естественно мне достается. Пойми, ежедневное воспитание с запретами даст только хороший результат! Поэтому и слежу я за его уроками, режимом, стараюсь парня не распускать, правильно кормлю, убираю, стираю.…

— А я голодом его морю, ясное дело, — усмехался я. Честно говоря, надоело мне выслушивать глупости от бывшей жены, хотелось прекратить скорее бесполезный разговор.
— Не нужно строить из себя дурака, — сказала Оксана. — Конечно, оба вы считаете плохой меня, я приучаю к дисциплине Антона и добросовестности! Кому понравится это?! Зато остаешься ты замечательным и понимающим папочкой… Подарочки делать по выходным и на готовеньком всем нетрудно… Вот если бы воспитывал ты его каждый день, настроение твое значительно ухудшилось бы. Уверяю я тебя. Ладно, тратить не хочу попусту время, пойду лучше искать сына! — И отключилась.

«Нужно скорее мне найти Антошку», — я решил и сразу набрал его номер. Он не отвечал, я набирал его снова и снова и наконец дозвонился.
— Папа, — простонал трагически Антон. — Приедешь ты за мной? Прошу я тебя!
— Где сейчас ты?
— Возле центра. Ну приезжай!

Я в машину прыгнул и увидел через пять минут сгорбленную его фигурку. Он на автостоянке стоял, возле магазина. Вышел из салона направился к своему сыну.
— Идем давай, пройдемся, — я предложил ему. — Тебе купить колу?

Он кивал. В сквере сели мы на скамейку. Я ждал молча.
— Папа, — сказал Антон, — я жить хочу с тобой!
— Мне тоже этого хотелось бы, сынок. Но не согласится твоя мама. Сейчас нельзя. Давай поговорим после каникул, да, хорошо?
— Нет, — возразил трудный мой подросток. — Я умоляю! Не заставляй возвращаться меня туда! Она совсем меня не понимает. Я прошу. Я учиться буду, обещаю! Все оценки исправлю…
— Ну, идем тогда. Отвезу к себе тебя, а потом говорить поеду с мамой. Посмотрю, что удастся мне сделать…

Оксана, к удивлению, сопротивлялась недолго и быстро согласилась! Не ожидал, что так она поведет себя. Бывшая была странная какая -то и тихая. Она подавленная, что ли… Уговорил ее в общем я.

— Антон, давай вставай! — крикнул утром, распахнув двери в его комнату. — Уже семь часов. У тебя пятнадцать минут, для того, чтобы одеться и умыться. И приходи сразу завтракать.
— Угу, — пробормотал сонно мальчишка, — сейчас я встаю, папа…

рекомендуем технический центр

Я в школу приготовил бутерброды, положил пару бананов в кулек и яблок — пусть не думает она, что ребенок у отца лишен витаминов! Допив свой кофе, я взглянул на часы: уже двадцать минут восьмого!
— Идешь? — громко звал Антошку. А в ответ — полная тишина, ни звука.
— Так не пойдет дело! — разозлился я. — Давай вставай! На дороге пробки, ты сейчас опоздаешь! Антон приоткрыл лениво один глаз:
— Папа, пять минут еще! Ну, пожалуйста…
— Ну-ка, немедленно давай поднимайся! — стянул одеяло с него. — Раз и два!
Сын сидел долго на кровати и потом поплелся он в ванную… Мы в результате, выехали вовремя. В школе за минуту были до звонка, на работу опоздал я на полчаса.
— Сегодня ровно ляжешь в десять, — я сказал Антону, вернувшись со своей работы. — Почему, знаешь сам, не так ли?
— Да хорошо, — согласился он. — Что у нас там на ужин?
— Крокеты рисовые с овощами. Замечательно, да правда?
— Хм… Совсем у тебя как и у мамы… Я предпочел бы пиццу…
— Ладно, оставим мы их на завтра. Заказывай, звони пиццу. Ведь всего лишь живем раз!

Мы поболтали, поужинали и разошлись по комнатам. Мне нужно было обдумать хорошенько стратегию своей новой игры, сын занимался уроками. Так я наивно себе полагал. Но вошел в его комнату, оказалось, что болтает с кем-то он в чате. На следующий же день оба мы проспали…

— Не нужно переживать, пап. У нас нет все равно первого урока. Учительница заболела. — Успокоил Антошка меня.

«Пора жесткий вводить распорядок укреплять так сказать дисциплину, — по дороге решил я на работу. —Сын трудный у меня наверное подросток? Так нельзя».
— Давай уберем сейчас дома, — сыну я предложил вечером. — Вымой чашки, они с тобой нам еще пригодятся.
— Да о’кей, — согласился он пошел потом к себе. — Минутку…

Я подумал, за посудой. На письменном столе уже скопилась куча грязных чашек… Не знаю я, что в его понимании означала «минута», но посуда вся досталась мне. Прибрать пришлось тоже самому. Но решил: учеба ведь важнее всего.
— Ты зубришь? — спросил, заглядывая в комнату.
— Зубрю, — сказал Антон и не отрывал глаз от компьютера. — Консультируюсь по урокам с Полей. У нас в математике она ас. Только не буди завтра меня. У нас будет третий урок. Доеду, сам трамваем.

Оксана

Отпросившись пораньше с работы, я приехала к сыну в школу робко постучала.
— Здравствуйте! Есть еще классный руководитель с восьмого «А»? — у географички я спрсила.
— Вот-вот она будет. Вы пожалуйста входите. Хорошо даже, что вы пришли. Я выставляю как раз оценки. К сожалению, поставить вынужденна Антону за год двойку. В августе ждет его переэкзаменовка. Сами вот посмотрите, — подвинула она мне для просмотра классный журнал. — В течение четверти он не исправил ни одной своей оценки, даже не явился он ни на одну из контрольных. На последних уроках его не было тоже. На всех остальных он присутствовал в тот день, — добавила с обидой женщина.

Я посмотрела в журнал, провела вдоль строки пальцем и, не поверила своим глазам:
— Но откуда, у него столько пропущенных было уроков?! Ничего вообще не понимаю! Ничего абсолютно…
— Что не понимаете именно? Это называется прогулы. Сегодня и позавчера и в понедельник. Дальше: в пятницу и во вторник.

рекомендуем технический центр

В те же дни и Ростислава не было. А ведь они дружат. Вполне возможно, прогуливают вместе. Выходит, как Антон к Виктору переехал, стал устраивать самостоятельно себе «выходные»! «Маленький такой негодяй! Взрослый… тот еще! Мальчик, безответственный такой игрун! — я думала о том, что чувствую, как все закипает внутри. — Нет, с классной говорить сил нет уже!»

Опрометью из школы выбежала я и поехала к своему бывшему мужу. Нажала домофон, но не открыл мне никто. Тогда я позвонила на мобильный Виктору и произнесла ему отрывисто:
— Жду возле дома. Надо поговорить срочно.

Виктор

Затормозил на перекрестке, почувствовал, что мобильник завибрировал. На экране, был номер бывшей. Подъехал к дому, увидел ее, она чернее тучи, конечно это, не сулит ничего хорошего
— Давай идем! — рявкнула мне Оксана. — Подождем сейчас наверху, когда Антон вернется. Неизвестно откуда, правда, но не из школы так это точно. Я только что там была. У него одни прогулы! Это достойный сын! Сегодня забираю его домой! Все хватит!

Открывая дверь квартиры, замер я на пороге, узнал музыку из своей последней, недоделанной еще игры. Звук стрельбы вопли чудовищ было нельзя спутать. Мы вошли с бывшей. За компьютером сидел Антошка и приятель его Ростик. Так сильно увлеклись они происходящим, что не услышали даже нас.
— Господи, что же творится здесь?! — заорала Оксана.

Они вскочили со стула. Я к столу подошел и выключил компьютер. Стало тихо, что слышно было, как дышит тяжело жена как бешено, сердца колотятся у пацанов.
— Антон, ты здесь что делаешь? — спросил, наконец я.
— Э… Мы… Я… — виновато он мямлил..
— Твой сын, — перебила Оксана невнятный его монолог, в школу не ходит. И теперь, по крайней мере мы знаем, чем занимается он вместо уроков. А еще и с кем. Ростислав, мама твоя наверное, обрадуется, когда позвоню ей… У тебя тоже будут две годовые двойки?
— Как двойки?! — изумился я. — Не понимаю ничего!

Ростик попрощался поспешно и выбежал.

Антошка стоял как вкопанный.
— Как же ты мог?! — я спросил с упреком.
— Хотел другу показать новую игру…
— В то время когда уроки?! Ты обещал, что возьмешься за учебу. Конец ведь года, заниматься необходимо… От тебя больше ничего абсолютно не требовалось. Так ты меня подвел!
— Да сам ты подвел нас! — взвизгнула на меня Оксана. — «Можешь доверять! Можешь доверять!» — передразнивала она меня, повторяя мои слова из последнего разговора. — Ну и поверила. Что дальше?! В общем, сына я забираю.

рекомендуем технический центр

И до переэкзаменовки никакого компьютера, никаких его дружков. Вообще ни-че-го! Даже он без меня из дому не выйдет! Всем ясно?
— Оксана, пожалуйста, успокойся, — попросил я.
— Немедленно Антон собирай свои вещи! — повернулась она туда, где стоял сын. Но уже его и след простыл! Выскочил я в коридор и входная дверь была распахнута…
— Убежал он… — констатировал факт я и вернулся в комнату.
— Так ты чего ждешь? — Оксана спросила с раздражением.

Мы с ней выбежали. Тошки не было нигде. Обошли дом, потом поехали медленно вдоль улиц, постоянно набирая его номер…
—Давай возвращаемся! — произнес я. — Будем дома ждать. Если этот оболтус до вечера не вернется, сообщим тогда в милицию.
— Я лучше к себе поеду. Может, все-таки он пошел туда.
— Сомневаюсь я. Но поезжай, если надо так… «Оксана права: во всем моя вина. К ребенку относился, как уже к взрослому. Да… Действительно, из меня отец никакой…» — с горечью думал и со стыдом, оставшись. Размышления были прерваны звонком от жены.
— Антон уже нашелся, — она всхлипнула и отключилась.
Я не мешкая поехал к ней. Она открыла, вся полностью заплаканная. Немудрено такое дикое напряжение. Ведь сам я тоже был измотан.

Оксана

Было начало одиннадцатого. Сидела я и тупо посмотрела на экран мобильного. Что же я наделала? Не реагировала бы всегда резко, то умела бы сдерживать себя… Не один Виктор в этом виноват. Я хороша тоже… Надо чаще ходить было в школу и беседовать со своим сыном. Найти подход к нему не только ему приказывать, дергать его без конца. Вдруг мальчик потом что-то сделает с собой?! У меня все аж похолодело внутри. Услышала звонок телефона и подумала: «Боже, так сделай, чтобы нечего с ним не случилось. Только не это!»

— Оксанка,— услышала голос в трубке свою маму.— Антошка к нам приехал. Говорит, больше он не может жить с вами. Послушай, пусть может пока у меня останется? Переночует, приготовлю я его омлет с сыром любимый, поболтаем с ним… Все успокоятся и всё перемелется… Как скажешь?

— Хорошо. Как хочешь… — выдохнула я с облегчением, отключилась и потом набрала Виктора.
— Антоша нашелся, — сообщила, через пятнадцать минут он уже позвонил мне в дверь.

Сдержаться вообще не могла, катились слезы ручьем. Бывший подошел близко ко мне. Очень близко и мне так хотелось, чтобы он обнял меня и погладил как в детстве по голове сказал, что будет все хорошо… Как устала я отвечать за все абсолютно! Положила на плечо голову…

рекомендуем технический центр

— Ну не плачь, — прошептал мне он. — Мы решим все… Я тебе буду помогать. Обещаю. Знаю, ты мне снова не веришь, но убедишься вскоре… Нам нужно общую выработать стратегию.
— Стратегию? — не понимая переспросила я. — Какую, еще, стратегию?
— Послушай. Я в одном абсолютно уверен: долго бабушка не выдержит и он скоро вернется. Бежать ему будет больше некуда. Мама моя живет не в этом городе. Очень я надеюсь, что туда Антон не поедет…
— Да… Может он и поехать. Ты отправиться ведь мог куда твои глаза глядят… Он весь в тебя…
— Да мог. Но было это давно… Теперь нам нужно создать наш общий фронт. Должны, наконец мы воспитывать Тошку вместе. Видишь, получается, не хорошо, если порознь. Толку мало.

Виктор

Оксана такая была расстроенная… Я чувствовал, что без моей поддержки она не выдержит больше
— Антошка наш у бабушки, — шептала жена.
— Вот такой ловкач! Знает он босяк, что бабушка над ним всегда сжалится… Оксана, хотел я сказать… В общем, за то, что вообще произошло, вина на мне. Я не справился, — искренне признался. — Знаешь так все ясно, я понял… Правильно, что сердилась! Есть тебе за что! Думал, когда Антон ко мне переберется, будет все как в выходные. Оказалось, что он подросток трудный, он убирать вообще не хочет, посуду мыть тоже, вещи где попало бросает… Учиться его не заставишь! Да врет он постоянно и манипулирует мной… Ты вообще как, с ним справлялась?! Я не представляю…

— Я справлялась? Никак, сам видишь. Видишь до чего дошло… — тихо она произнесла. — Вместо правильных отношений и хорошего контакта, я дрессировала просто сына. Были бы были у нас хорошие отношения, не захотел переезжать бы куда-то он, ведь, правда? Это и моя значит вина. Все на себя не бери…
— Нет! Ты все делала, что смогла! Ко мне он переехал, как знал, получит он полную свободу. Не ошибся, он хитрец! Действительно получил ее.

— Знаешь ты, что? — Оксана выпрямилась вдруг, словно встряхнулась. —Как-то странно мы все поделили. Как-то нелепо… Ты ему давал полную свободу, потакал, что бы ни делал он. Я взяла же ответственность на себя…
— Да ты права, пожалуй… Что-то есть, в этом, — признал я. — Мальчишке необходимо все вместе иметь, а не отдельно.
— Ты прав, Витя — жена согласилась.

Как же она редко со мной раньше соглашалась! А вот сейчас… Я был доволен тем, что нашли мы общий язык.
— Теперь сам я пойду к его классной руководительнице, — тут же пообещал я. — Прямо пойду завтра. Вместе с Антоном. Утром его заберу, и удастся, может, что-то сделать еще. Если нет, то спрошу, какой готовить нужно материал к переэкзаменовке. Будем летом вместе зубрить.
— Еще и как зубрить! — повысила она голос. — Не поедет никуда летом. Даже не выйдет во двор во время своих каникул!
— Ты так думаешь, что это лучшее решение? — прервал Оксану я, чтобы снова она себя не накручивала. — У меня другая есть идея. Надеюсь, она получше. Вот меня послушай…

Оксана

Конечно, он был прав. Запрет и приказ ни к чему не приводит хорошему, и вряд могут я улучшить как - то ситуацию. А если опять Антошка сбежит уже только не к своей бабушке?.. Действовать мы должны осторожно. Оказалось, годовые оценки невозможно изменить, и мы решили разделить на двоих подготовку. Я взяла географию на себя, а Виктор — взял математику. Кроме того, сыну разрешили поехать в спортивный лагерь на неделю.

Как только он вернулся, взялись с ним за географию. В день трех день часов оказалось достаточно, чтобы усвоить материал. В начале августа забрал Витя его в «мужской поход». Поехали они с рюкзаками в Крым, захватили с собой учебники по математике. Когда звонила я сыну, он мне отчитывался, какие уже прошли они разделы. Все по плану шло, поэтому позволила я себе расслабиться немного…

рекомендуем технический центр

Виктор

Из похода возвращались мы счастливые, а также отдохнувшие. К тому же мог я сказать с полной уверенностью, что он прекрасно усвоил материал. Правда, постоянно мне приходилось искать путь, как заставлять его учиться. « Три задачки — будем уже разжигать костер», «Давай быстренько этот раздел добьем, а потом в Алушту спустимся, искупаемся и сходим куда-то в кафе»…

Трудный подросток сосредоточиться умел, но сыну нужно было еще знать: что после занятий ожидает его что-нибудь очень приятное. Перед переэкзаменовкой с Оксаной мы по очереди Тошку, проверяли. Он оба предмета, сдал, в один день, сильно нервничал. Мы впрочем, тоже. Оба на один день взяли отпуск, в машине сидели недалеко от школы и его ждали.

— Только не нужно волноваться! Антон все сдаст, — успокаивал Оксану я, которая кусала губы от волнения и почти плакала.
— Сдал!!! — радостно вдруг воскликнула она, куда-то глядя вдаль, поверх головы.
Действительно, выбежал он из школы и размахивал табелем, радостный и улыбающийся.
— Я все сдал! — орал во всю он глотку.

Я сразу завел мотор. Антон сзади уселся, и мы вместе поехали. Оксана вся сияла. Она сына обняла. «Надо их угостить самым вкусным мороженым», — я решил и нажимал на газ.

Оксана

Сидели мы в тихом кафе, я наблюдала с удовольствием за Антошкой и Виктором. До чего они похожи, о боже мой! Ну одинаково абсолютно, с таким детским выражением лица, из креманок вылавливали фрукты, доверху которые наполнены сливочным мороженым. Витя, наконец, закончил священно действовать, ложечкой подчистил сладкие остатки и сидел с очень довольным видом и задумчиво смотрел в окно.

Я посмотрела на своего бывшего мужа. Странно, злости, обиды я больше на него не чувствовала, а только благодарность. Если бы не он, не получилось бы ничего… На душе так легко было и светло, даже лететь хотелось…

Виктор мой взгляд перехватил, кивнул и улыбнулся. Я его поняла без слов. Означало это: «Видишь, все нам удалось. И бояться нечего теперь». Да и сама я верила, что не вернется прошлое. Вернее, верить этому хотела.

Трудный был подросток? Ведь плохих не бывает детей. Бывают беспомощные только родители, которые не могут взаимопонимание с ними найти и подход. Как же хорошо, что мы это вовремя поняли!