Каталог статей.


Последние месяцы 1941 года. 12

23 августа 1942 года произошло открытие постоянного городского театра. Попытки к организации такого театра начались еще с весны 1942 года, но тормозом на пути к осуществлению этого было недоброжелательное отно­шение к нашим начинаниям со стороны начальника Отделения пропаганды доктора Кайзера.

Подробнее...

Последние месяцы 1941 года. 11

Теперь эта инспекция упразднялась, сам В.  А. Ясинский назначен начальником Лепельского округа, а сотрудники частью уехали с ним, частью вошли в штат Окружного управления. Заме­стителем начальника Окружного управления стал Н. Г. Никитин, бывший до этого начальником Починковского района и ушедший оттуда из-за бо­язни бомбардировок.

Подробнее...

Последние месяцы 1941 года. 10

Пичман же я назначил завхозом больницы. Мне это посоветовал К. Е. Ефимов. Мы считали, что когда она сама займется этим делом, то отпадет повод к постоянным ее кляузам доктору Хампелю. Проработала она до начала марта 1943 года, когда вместе с остальными фольксдойтчами уехала в Лодзь. О дальнейшей ее судьбе ничего не знаю.

Подробнее...

День первый.

— Во сколько завтра служба начинается? — спросила меня насельница Наташа поздним воскресным вечером.

Я пожала плечами, и тогда она обратилась к соседке слева — мать Феоклите, нашему келарю — похожей на специальную круглую деревенскую бабушку в очках, переднике и с ласковыми шаркающими интонациями рекламы «Домика в деревне». Походка у нее тоже ласковая и шаркающая. Однажды осознав, что отказать я ни в чем не могу (не затем же я приехала, чтобы лентяйничать), мать Феоклита волевым решением взяла меня в помощники и использует при всяком удобном случае. Разгадав ее хитрость, я научилась удирать до того, как мы встретимся глазами и она вспомнит о каком-нибудь деле. Если не считать этого, у нас с ней душевные отношения, и она всегда пытается меня подкормить или напоить чаем.

Подробнее...

День двенадцатый.

Тяжело просыпаться на утреннюю шестичасовую службу — глаза не открывают­ся, хоть тресни. Так сумеречно в комнате — не день, не ночь. Так назойлив писк будильника, а скоро мать Николая начнет бить в колокол. И так свободно и придавлено, так тепло, но не жарко телу под одеялом, и удобно лежит поверх него согнутая рука, а другая — за головой, и вся ты не спишь — утопаешь в покое, замирая на секунду, потом на пять минут, потом на полчаса, а потом и вплоть до завтрака, как бы ни разрывал сонную тишину звон колокола. Потом вроде и стыдно, а так славно выспалась...

Подробнее...

День седьмой.

В храм я сегодня не попала: завтра снова трапезничать — в моих же интересах прийти в себя, и на улицу я решила не высовываться. Сижу укутанная, пью горячее.

Но после обеда в порядке самодисциплины отправилась гладить белье. Заодно и ингаляция, когда отпариваешь.

—   Если совсем плохо, лучше отлежись, но если не трудно... — сказала благочин­ная мать Елена, глядя на меня глубокими дореволюционными глазами и будто склоняясь ко мне, хотя мы одного роста. Вчера у нее был день рождения, и после обеда матушка говорила речь о том, как нам повезло с благочинной, как держится на ней монастырь, как Бог едва не забрал ее, «но отмолили». После этой фразы мое простуженное хлюпанье носом перестало быть таким вызывающим, ибо расхлюпа- лись все.

Подробнее...

День пятый.

—    Это у меня в глазах потемнело или на улице? — Новелла сильно жмурила глаза.

Я посмотрела в окно — над полем и дальней ниткой леса и по бокам, где дома

и близкие деревья, сгущалась чернота. От пристальных взглядов она дрогнула и посыпалась на землю белым снегом — мелким и напористым. Одновременно весь дом загудел от сквозняка. Через минуту не стало видно ничего.

Подробнее...

День четвертый.

Снег почти сошел, наша глушь покрыта мрачным небом, которого так много, что хочется заплакать от бессилия. Еще наша глушь покрыта желтым песком: мокрым — на уличной земле и храмовых половиках, сухим — на асфальте и плитке. Деться от него некуда: он срывается с ног деревенских прихожан, а потому мы ежедневно чистим ковры и моем полы в храме. Иногда, правда, кто-то из прихожан, устав тереть ладони, берет веник и очищает себе место для земных поклонов, но это частность, а через пять минут песок приползает снова.

Подробнее...

День второй.

Странно я проснулась — с ощущением того, как устала спать сон. То ли разбитость это была, то ли недосоединенность. Переходное состояние, обдумывание которого заняло минут десять, и к началу службы я опоздала. Обидно это тем, что когда опаздываю, то к иконам возле алтаря не прикладываюсь. Стесняюсь при всех, тем паче, что толком не знаю, когда можно шевелиться, а когда надо застыть с руками по швам. Так и стою до конца службы непреложенная и тем огорчаюсь.

Подробнее...

Прощеное воскресенье

В нашем приходе много детей с красивыми лицами. Подростки-младенцы, мальчики-девочки. Я этим детям завидую. В их отношении к церкви раскованности больше, чем я сумею в себе воспитать когда-либо: в их сознании уже живут правила и обряды, о существовании которых только сейчас начинаю узнавать.

Подробнее...

Великий пост. Дневник неофита.

Монастырская проза

Пролог

—    Трудно в миру?

—    Очень.

—   Ну, поживи... — архимандрит внимательно взглянул на меня, — год прожи­вешь?

—    Год?! — ужаснулась я.

—    Разве тебе здесь плохо?

Подробнее...

Аренас Рейнальдо. Чарующий мир: Приключенческий роман. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2016

В Издательстве Ивана Лимбаха вышел приключенческий роман кубинского поэта, прозаика, драматурга, участника кубинской революции, активиста литературного андеграунда Рейнальдо Аренаса «Чарующий мир». Это роман веселый, беззаботный, плутовской, фантазерский: он воссоздает не только жизнь исключительного человека, но и противоречивый, удивительный мир, в котором ему выпало жить.

Подробнее...

Феликс Мартин «Money. Неофициальная биография денег». Синдбад, 2017

Что это: так и есть, это неофициальная биография денег и совершенно новая гипотеза по поводу их происхождения. Продолжение нашей книжной серии «Big Ideas» (серию открывали «Sapiens» Юваля Харари)

Подробнее...

Джо Бейкер «Лонгборн. Гордость и предубеждение. Из жизни слуг». Синдбад, 2017

Что это: «Гордость и предубеждение» – взгляд из-под лестницы

Перевод с англ. Е. Мигуновой

Лонгборн – то самое поместье, где жило почтенное семейство Беннет из великого романа Джейн Остин.

Подробнее...

Ханс Фаллада «Один в Берлине. Каждый умирает в одиночку». «Синдбад», 2017

В издательстве «Синдбад» выходит одна из главных новинок начала года – это полная, восстановленная авторская версия романа Ханса Фаллады «Один в Берлине. Каждый умирает в одиночку». Это книга для тех, кто впечатлился «Книжным вором» Маркуса Зусака и с придыханием читал «Весь невидимый нам свет» Энтони Дорра.

Подробнее...

Дмитрий Быков «Если нет». Редакция Елены Шубиной, 2017

«Ни по Фрейду, ни по Марксу (кои, в сущности, равны)
Я рожден любую массу наблюдать со стороны.
И когда они закончат — так сказать, почуяв дно, —
Змей, чушейчат-перепончат, снова сплавится в одно.
Позабудутся проклятья, стихнет пылкое вранье,
Запоют родные братья — тот свое, а тот свое.
И, с сердечным перебоем чуя новый их режим, —
Я останусь чужд обоим, как и прежде был чужим,
Не надеясь объясниться и развеять общий бред.
В этом, собственно, граница.
А другой границы нет».

Подробнее...

Блейк Крауч «Темная материя». ЭКСМО, 2017

В издательстве «Эксмо» выходит новый бестселлер американского писателя Блейка Крауча «Темная материя».

Блейк Крауч – молодой, но уже известный автор книг и сценарист. Многим читателем, например, запомнилась его трилогия «Сосны», которая была издана в «Эксмо» в 2016 году. Это захватывающая и оригинальная история, по которой уже был показан одноименный сериал на телеканале FOX, успевший полюбиться зрителям во всем мире.

Подробнее...

Марк Фрост «Тайная история Твин Пикс». Азбука, Азбука-Аттикус, 2017

Двадцать пять лет назад Дэвид Линч и Марк Фрост свели весь мир с ума культовым сериалом «Твин Пикс», раз и навсегда изменившим отношение публики к сериальной культуре. Вместе с агентом ФБР Дейлом Купером зрители пытались разгадать загадку: «Кто убил Лору Палмер?» — и четко усвоили: «Совы — не то, чем они кажутся».

Подробнее...

Анжела Марсонс «Исчезнувшие». ЭКСМО, 2017

Издательство «Эксмо» представляет новую книгу Анжелы Марсонс «Исчезнувшие», впервые вышедшую на русском языке.

Анжела Марсонс – английская писательница, которая буквально в один миг стала невероятно популярной в мировом литературном сообществе. Ее первый роман «Немой крик», как и последующие книги об инспекторе Ким Стоун, уже привычно занимают лидирующие позиции во всевозможных книжных рейтингах. Они переведены на множество языков и продаются многотысячными тиражами по всему миру.

Подробнее...

Вера Полозкова даст благотворительный концерт.

26 ноября в День матери поэтесса Вера Полозкова даст благотворительный концерт в поддержку фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», где встретится со своими поклонниками и представит программу избранных стихотворений, которую она готовит специально для этого вечера.

Подробнее...

Стартовала самая большая распродажа года.

Вот и стартовала самая большая распродажа года, которую весь год с нетерпением ждали те, кто знает толк в выгодных покупках. И имя ей – Черная Пятница! С 24 по 26 ноября в интернет-магазине Book24.ru все книги издательства Corpus будут продаваться с большими скидками.

Подробнее...

«Страница 18» получила грант Президента России.

По сообщению организаторов Чемпионата по чтению вслух среди старшеклассников «Страница 18», 23 ноября чемпионат стал победителем конкурса на предоставление грантов Президента Российской Федерации.

Подробнее...

«Синдбад» на 19-й Non/Fiction.

Ура, уже послезавтра начнется 19-я международная выставка-ярмарка интеллектуальной литературы Non/Fiction, которую мы все с нетерпением ждали. Здесь читатели смогут найти все лучшее в художественной, научной и научно-популярной литературе. Однако на ярмарку любителям книг желательно идти с четким списком желаемых покупок, а то рискуете остаться с разбежавшимися глазами, пустым кошельком и неподъемными пакетами.

Подробнее...

Куст сирени. А. Куприн.

Алмазов Николай Евграфович с нетерпением ждал, когда жена откроет ему дверь и не снимая верхней одежды прошел в свой кабинет. По его мрачному виду, жена сразу поняла, произошло что - то очень ужасное, поэтому молча последовала за супругом в комнату. Муж стоял в кабинете на одном месте и сдвинув брови глядел в одну точку угла, нервно кусая нижнюю губу. Упустив из своих рук портфель, который раскрылся при падении на пол, мужчина нервно присел в кресло, хрустя пальцами рук. 97-100

Подробнее...

А.П. Чехов. Лошадиная фамилия.

Как-то у отставного генерал-майора Булдеева сильно разболелись все зубы, если бы один, а то разом целая дюжина. Чем он только не пытался вылечить свой ноющий недуг - и полоскал зубы коньяком и водкой, прикладывал к щеке керосин, мазал кончик носа йодом, но боль его была непоколебимой и от неё постепенно начинало ныть всё: нос, уши, голова.

Подробнее...

А.П. Чехов "Хамелеон".

А.П. Чехов "Хамелеон".

Сопоставив те годы и нынешние, можно прийти к выводу, что сейчас люди относятся к животным намного лучше, хоть и есть некоторая часть общества, которая против бродячих собак, кошек, и так далее. Может, даже потому что сейчас люди смелее высказывают свое личное мнению и не бояться отличаться от общества.100100

Подробнее...

Правда и ложь. 2.

А кто-то из родни оказался в Азии. Например, уроженец Орловской губернии Александр Русанов. Знаменитый педагог, в 1912-м беспартийный депутат Государственной думы, во время февральской революции глава Вре­менного Правительства Приморья. Попал под арест, эмигрировал в Харбин, в Шанхае возглавил русское реальное училище, там и умер в 1936-м.

Подробнее...

Герасим и Муму.

Вполне заслуженно, что Иван Сергеевич Тургенев – это один из наиболее талантливых писателей, родом из русской глубинки. Из под его пера вышло огромное количество шедевральных творений, что вот уже пару веков не утрачивают своей популярности, являются настольным чтивом людей независимо от возрастной категории. И это совершенно не удивляет, поскольку проникновенность мысли в творениях писателя, утонченный  психологизм идей вынуждает нас глубоко размышлять над смыслом жизни, над ее важными  аспектами, еще лучше помогают людям учиться взаимопониманию, во избежанию разнообразных опасных и неожиданных ошибок.99-100

Подробнее...

НАПУГАЙ БАБУШКУ. 2.

Как и бывает в небольших родовых обществах, кто-то из родственников с пониманием относился к трагедии Айны и жалел ее, кто-то яро поддер­живал дочь Назифы. Родственники, приезжая проведать старушку, вникали в склоки двух женщин.

Подробнее...

ПОРТРЕТ С УСТРИЦЕЙ В КАРМАНЕ. 6.

Между тем в своем уединении г-н де Корвиль перечитывал письмо, нарушая один из важнейших запретов, налагаемых врачами на меланхо­лика, — оставаться надолго в обществе людей и предметов, вызывающих у него презрение. Читать это письмо, в котором естественные умолчания интимной переписки соединялись с деревянной неловкостью сочинителя, так что о важном догадаться было решительно невозможно, а всякий сор неотвязно путался под руками, было все равно что проводить время тро­гая незнакомые предметы в темноте.

Подробнее...

ПОРТРЕТ С УСТРИЦЕЙ В КАРМАНЕ. 5.

Это ободрило брата Жака, ибо он вложил в сочинение этого письма много сил и рассчитывал сбыть его выгодно, но не имел духа приступить к делу; появление г-на де Корвиля счастливо решило его затруднения. Ко­нечно, он неверно истолковал побуждения г-на де Корвиля, думая, что им руководило лишь удовольствие видеть славу своей крови; впрочем, сам г-н де Корвиль понимал свои побуждения немногим лучше и, сидя с письмом на скамье в тени сада, занимался не столько своей покупкой, сколько при­чинами, заставившими ее совершить.

Подробнее...

Сепаратный мир. 11.

—   Вы все видите, как хромает Финеас, — громко произнес Бринкер, когда мы вошли. Получилось слишком громко и слишком грубо; мне захотелось двинуть ему как следует. Финеас выглядел ошеломленным. — Садитесь, — продолжил Бринкер, — в ногах правды нет. — Мы сели в переднем ряду, где уже устроились человек восемь-десять других учеников, смущенно улыбавшихся тем, которые возвышались на помосте.

Подробнее...

Сепаратный мир 10

Тем вечером после ужина Бринкер явился к нам с очередным официальным визитом. К концу учебного года наша комната имела обшарпанный вид места, где два человека слишком долго жили, не обращая никакого внимания на то, что их окружает. Наши койки под красно-коричневыми хлопковыми покрывалами, стоявшие у противоположных стен, были продавлены.

Подробнее...

Сепаратный мир. 9.

Это было мое первое, но не последнее вероотступничество в пользу Финеасова видения мира. На многие часы, а иногда и дни, я, сам того не сознавая, впадал в доморощенные толкования мироустройства. Не то чтобы я когда-нибудь верил, что представление под названием «Вторая мировая война» являлось обманом зрения, ловко подстроенным кучкой расчетливых толстых стариков, хотя идея сама по себе была заманчива. Что вводило меня в заблуждение, так это мое личное ощущение счастья; ведь мирное состояние жизни неделимо, а смятение, царившее повсюду на Земле, на мне никак не отражалось. Поэтому я перестал воспринимать его как нечто реальное.

Подробнее...

Сепаратный мир. 8.

—   Вижу, тебя ни на миг нельзя оставить без присмотра, — продолжил Финеас, прежде чем я успел оправиться от шока. — Где ты откопал эти вещи?! — Его презрительно-насмешливый взгляд скользнул от моей потрепанной серой шапки, затрапезного свитера и заляпанных краской штанов к обшарпанным грубым башмакам. — Тебе на фиг не нужна такая реклама, и так всем известно, что в классе ты одеваешься хуже всех.

Подробнее...

Правда и ложь. 3.

Уже в августе 1918-го передовой отряд полка горных стрелков под ру­ководством капитана Герасимова дал бой под селом Мостовское по Вер­хотурскому тракту. В сентябре Борис выехал под Нижний Тагил. В одном из боев, когда новобранцы стали покидать позиции, ринулся вперед и воз­главил контратаку. В начале октября Нижний Тагил был взят, а капитан произведен в подполковники. В январе Герасимов зарекомендовал себя у села Орда в бою с превосходящим противником, занявшим господствую­щие высоты.

Подробнее...

Правда и ложь.

Их зверобойное судно «Геркулес» кануло во льдах.

Но следы возможных стоянок в пустынных и холодных краях находили даже в 1934-м и 1947-м и обнаруживают до сих пор. Последний раз — в 2000 году на полуострове Таймыр.

Получается, Русанов с тайной своей судьбы перешел в XXI век.

Последняя телеграмма: «Юг Шпицбергена, остров Надежды. Окружены льдами, занимались гидрографией. Штормом отнесены южнее Маточкина Шара. Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уедине­ния, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов».

Подробнее...

Российско - Чуконская война. 1.

Дядя Богдан и Миша Мариков сели в порту Владивостока на последний в той навигации корабль, — дядя Богдан в качестве заготовителя моржового клыка с командированием на побережье, а Мариков — с бумагами механика по паровым котлам — вовсе без командировки, — и сильно удивились, прибыв в Ново-Мариинск, так как на пристани их встречал оркестр; оказывается, наши робеспьеры плыли в одной лодке с будущим начальством края: северо-восток был еще свободен, весть о революции сюда хоть и докатилась, да никакого впечатления не произвела, ибо инерционный ресурс этой заснеженной махины был так велик, что своротить ее с первобытного пути не могли поначалу никакие катаклизмы: местные барыги, торговцы, промышленники да казенные людишки жили себе в свой прибыток да в ус не дули, — до тех пор, пока омское правительство не озаботилось их благополучием,

Подробнее...

Российско - Чуконская война. 2.

— Давидка почуял ожог боли, словно бы в лицо ему не костяную полосу ножа воткнули, а раскаленный алый уголь! он и вскрикнуть не успел и ничего не осознал, почти мгновенно погрузившись в темноту... якуты между тем бежали, и уже много утопало в снегу убитых казаков, лишь Шестаков с небольшою группою товарищей бился еще с краю леса. дерзок был полковник и не признавал попятный шаг, хотя бы и понимая поражение, — размахивал оружием, разил чукчей, а у них доспехи из моржовой кости, кожаные латы из шкуры тюленя-сивуча, да еще числом берут! и смели же его в конце концов! — один из врагов поднял чекушу с моржовым клыком на комле, размахнулся что было мочи да всадил ее в глотку казацкому вождю!

Подробнее...

Российско - Чуконская война. 3.

Cлушать надо было сотника Бориску, предлагавшего ждать все же подкрепления, — был бы Котковский под рукой, так не получили бы чукчи ни хрена, ни морковки... а зачем ушли далеко от вагенбурга?.. а зачем не согнали врага с горки, дав ему преимущество верхов? кто ответит теперь? и майор даже не ответит. тело его разрубили на куски, высушили и раздали по родам, — это были такие обереги, которых чукчанские духи боялись пуще всех шаманов, проживавших на северо-востоке, ибо страшнее майора не было звания в Чукотке; каждое стойбище с тех пор имело эти мощи, а головою его владел один тойон, богатый и влиятельный, которому сушеная голова много еще добавила могущества, возвысив его среди родов; он же владел и кольчугою майора, которую в знак вечной дружбы, а может, и вечного предостережения подарил в 1870-м колымскому исправнику барону Майделю, — эту северную готику от корней знал и дядя Богдан, сообщая Марикову все свои опаски, а Миша на него рукой махал, — брось, дескать, эти побасенки! и того не думал, что чукчанские духи все припоминают, складывая грехи пришлых в специальную колоду; вот ради примера убивание врагов — грех это иль не грех?

Подробнее...