Каталог статей.


Отец. 3

До Шикотана оставалось приблизительно четыре часа, и пассажиры, взбодренные близящимся завершением пути, непрестанно обсуждали сей чудесный факт. Ветер усилил­ся, а волны, долгое время равнодушно лизав­шие теплоход, видимо, порядком уже подуста­ли от него. Началась сильная качка, и изму­ченный в течение последних суток желудок Сергея незамедлительно среагировал.

Подробнее...

Остров Климецкий. 4

Идет, бывало, в одиночестве по озерной снежной равнине под высоким небом, синим или голубым, или какого другого цвета, безоб­лачным в звенящей тишине, и размышляет о чем ни попадя. О природе окружающей, ры­балке, о родине, войне и мире, о ценах на нефть, о бабах, о жизни своей и нашей, и на Ближнем Востоке, о нищете в других странах, о справедливости, судьбе русского народа, о прошлом времени, о будущих выборах, ну и так далее и тому подобное.

Подробнее...

Остров Климецкий. 3

Солнце. А зимой бывают такие дни, когда оно больше, чем летом. Красное-прекрасное. Ог­ромным воздушным шаром висит на небе, пог­лядывает. Летом его и не замечаешь — смотришь как на само собой разумеющийся небесный предмет и проходишь мимо по своей надобнос­ти, не взглянешь. Не остановишься полюбовать­ся. Не цепляет.

Подробнее...

СМЕРТЬ В ПОЛДЕНЬ.

      Мне потребовалось несколько секунд, чтобы окончательно вернуться в реальность и не дойти до входа пары шагов. Там стояли верзила-охранник и распорядитель, пускавший посетителей по своему усмотрению. Если я действительно хотела оказаться внутри, то мне следовало встать в очередь, что я и сделала, отыскав конец галдящей толпы, вытянувшейся узкой лентой вдоль серой стены здания клуба.

Подробнее...

КОНЕЦ.

Я дёрнулась, отшатнулась, ударилась в преграду позади и замерла. Хозяин дома уставился неподвижным взглядом поверх моей головы. Затем склонил голову, глядя на собственную грудь. Там, на бежевом фоне его блейзера, расползались два тёмных пятна. Они мерно разрастались всё шире, будто цветы, раскрывавшие свои бутоны в быстрой перемотке.

Подробнее...

Мечты сбудутся. 1

От окна веяло едва ощутимым холодом. В вагоне было тепло, но если прильнуть поближе к стеклу, можно было почувствовать дыхание зимы, поцеловавшей покрытые лесом холмы. Лёгкая утренняя дымка висела над размытыми очертаниями елей, за которыми, как из-за кривого частокола, всё ярче расцветали первые лучи солнца.

Подробнее...

Десять ситцевых платьев.

В августе пятидесятипятилетняя женщина получила по Интернету письмо от своей самой младшей се­стры из Ленинграда, который упор­но продолжала называть Санкт-Пе­тербург:

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 9

Машенька тут же вышла из-за стола и принесла, потряхивая, малень­кий сундучок, с претензией раскрашенный то ли под палех, то ли под хохлому, набитый, как оказалось, необыкновенной коллекцией пуговиц всех времен и сословий. Тут было что посмотреть, и я искренне удивился тому, откуда в такой глуши могут собраться столь разные виды пуговиц. Тут были миры...

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 8

Но теперь я стал всегда останавливаться возле этого дома, и самое главное: почему я там стал проезжать? Объясню. В ту поездку я забрал­ся в самую глушь, свернув от шоссе на боковую дорогу, и там, в одной из полузаброшенных деревень, мне предложили построить дом.

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 7

Все лето я пропутешествовал в одиночестве, продвигаясь по одному и тому же шоссе все дальше на север от Москвы, разглядывая и позна­вая Россию из окна «мерседеса». Сначала отмахивал километров двести, потом сворачивал налево или направо, объезжал округу, петлял по про­селкам.

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 6

Родители родили меня, Роберта Иванова, поздно, очень поздно, обо­им было под сорок, и имя мне дали из своего поколения: в честь одного поэта. Было что-то искусственное в моем рождении, была какая-то тайна, которая мне до сих пор неизвестна. Нет, родители не усыновили меня, я установил это подлинно, было что-то другое, но что — я не знаю, да и не хочу докапываться: а вдруг, а возможно, что я не совсем человек...

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 5

К рассвету никто из сестер так и не уснул, и хотя некоторые и уходи­ли, зевая, в дом, но спустя сколько-то возвращались и, продолжая зевать, присаживались за стол, пригубляли вино, срывали яблоки над собой, ку­рили. Дважды ставили чай.

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 4

—   Ну так знайте. Коленьку, нашего братика, который родился еще до меня, — сказала Лидия, — в пятьдесят первом году сразу после побега отца, отправили в детский дом, он оттуда сбежал, попал в нехорошее общество, скитался и воровал, его посадили, и свою жизнь он закончил в тюрьме... Отец поехал разыскивать его могилку в Магадан, задержался, там и появились Мариночка и Варвара, и в Ленинград он вернулся только через двенадцать лет.

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 3

Наконец, насытившись, покурили и разлеглись по своим ночным ме­стам отдыхать, запланировав ближе к вечеру помянуть отца.

Подробнее...

Десять ситцевых платьев. 2

«Отлично, на этом точка, будем действовать!» «венской» мебели ножками в землю. К приезду сестер Лидия окружила этот стол стульями и табуретками разных мастей, а рядом еще, в тени, выставила два шезлонга.

Подробнее...

Ольга Погодина "Жизнь сделала из меня азартного игрока". Часть 1.

Она не ходила нив детсад, нив школу. Такая вот индивидуалистка! И на многие занятия в театральном тоже не ходила. Из принципа. Педагоги не нравились. Такой вот крепкий орешек! 

Подробнее...

Назначение морозильных секций и отделений.

Предназначение морозильников 
В привычной жизни морозильник - всякий БХП, имеющий низкую температуру, применяющийся для сохранения замороженного продовольствия даже недолгий период времени. «Морозилками» именуют даже секции (НТО) однокамерных холодильных устройств с низкой температурой, служащие для хранения малого числа замороженной пищи в течение нескольких недель.

Подробнее...

Есть ли смысл купить холодильник бывший в употреблении?

Холодильное оборудование – это наиболее важная деталь современной повседневной жизни. На сегодняшний день, холодильники стоят буквально в любом доме, в любой квартире, в ресторанах, торговых площадях и на дачах. Все мы прекрасно знаем, как важно иметь домашний холодильник на своей кухне, какой он верный помощник, и на что он горазд.

Подробнее...

Её ветреное увлечение.

Если бы ей кто-нибудь сказал, что она окажется способной так себя вести... Ох, она бы ему ответила!..

Подробнее...

Начальница по жизни (женская история).

Жалоб на проблемы и несовершенство мира Настя не одобряла...

Уж она знала об этом больше всех. Она вообще не понимала, как это при таком беспорядке солнце по утрам еще встает, а вечером заходит. Ничем Настю не удивишь: работа у нее такая. Она работала в компании, занимающейся организацией массовых мероприятий, вторым человеком после шефа. А второй — это человек, который отвечает за все.

Подробнее...

В горящую избу.… Сто раз (женская история).

Нехорошо быть эгоистом и думать только о себе. По логике получается, что хорошо быть альтруистом и заботиться исключительно о других. Только кому именно хорошо, спрашивается?
Всякий раз, вспоминая Ирину, я думаю одно: это великая, великая женщина. Шутка ли: буквально в одиночку сумела избаловать целый мир! По крайней мере, если бы он, мир, достался бы ей в распоряжение, точно сумела бы взвалить его на себя целиком.

Подробнее...

Женщина на один день (женская история).

Существуют тысячи, а то и миллионы замечательных женщин — красивых, умных, добрых, — на которых, тем не менее, "никогда не женятся". А почему, собственно?
Мы почему-то привыкли считать "женщину на один день" синонимом "женщины легкого поведения". И очень зря, между прочим. Можно стремиться к вечной любви, одновременно просиживая часами у телефона в ожидании Его звонка. А Он не звонит. Ну, вот встретились один раз, все было вроде бы замечательно — а он больше не звонит. И "легкое поведение" тут ни при чем. Просто так получается. Почему-то. Ну, вот само собой получается...

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 10

Британский философ Р. Аллен в книге «Досуг: цель жизни и природа философии» точно отметил, что в современном обществе люди воспринимают жизнь в терминах «work» и «non-work»[1]. Работа стала для современного чело­века единственным смыслом жизни. Человек полностью погружен в работу, у него не остается времени, сил, да и желания для чего-то иного, лежащего за пределами работы. И поэтому это наиболее искусственная форма жизни, в которой субъект растворяется в деятельности, как растворяется медная монета в стакане серной кислоты.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 9

Как уйти? Через обретение смысла, через поиск смысла и, в конце кон­цов, через погружение в осмысленную деятельность. Другого пути для смерт­ных нет. Действительность вообще осмысляется посредством деятельности. Деятельность — вот что придает смысл действительности. А поскольку любая деятельность, если это деятельность, есть целенаправленная деятельность, то она и осмыслена тем самым. Целенаправленность придает смысл деятельности, которая всегда освятит смыслом любую жизнь.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 8

Только работа делает осмысленным земное существование! Работа выше познания, выше всего, что может иметь хоть какую-то ценность. Это абсолют­ная апология труда. Очень откровенное признание бессмысленности жизни, вообще всего сущего вне труда. Однако в этих словах забыто, что труд — это, прежде всего, трудное, тяжелое, неприятное, вынужденное. Забыт, можно ска­зать, библейский исток этого состояния: «В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят; ибо прах ты, и в прах возвратишься» (Быт. 3:19).

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 7

Тайна деятельности

«...верю в чудеса, в преображенный мир, но толь­ко на время как вспышку вечности, а то есть еще труд, который во времени.»

М. Пришвин. Дневники. 1905 —1947. 15 авг. 1941

«И возненавидел я весь труд мой, которым тру­дился под солнцем...»

Книга Экклесиаста (2:18)

Можно ли Сизифов труд назвать трудом в подлинном смысле этого слова? Что вообще делает Сизиф, как это можно обозначить? Если считать труд чем- то «трудным», то, конечно, это труд. Но если понимать под трудом не только тяжелую, вынужденную, неинтересную и бессмысленную работу, но и нечто духовно возвышающее, приносящее удовольствие и удовлетворение, то, конеч­но, это не труд, а проклятие, унижающее всякое мыслимое достоинство.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 6

Итак, «мир не нужен», «мир никому не нужен», этот бесцельный и бес­смысленный мир — вот что открывается, когда приходит скука. Не страх смер­ти, который тоже может парализовать любую активность, но ужас бытия. Это парадокс, так как мы привыкли считать, что только ничто вселяет страх и ужас, ничто, в котором тьма и неизвестность. А здесь совсем-совсем другое. Здесь свет и известность, и именно это и вызывает оторопь и ужас.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 5

В скуке более всего ошарашивает бесцельность, какая-то наглая и вопию­щая бесцельность всего нашего существования, одним взмахом перечеркиваю­щая все деловую и высококоньюнктурную прагматику жизни.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 4

Скука — довольно честное и нелукавое состояние. В нем трудно обмануть самого себя или кого-то, ибо в скуке проявляет себя великое равнодушие ко всему, к себе, другим, миру, вселенной. Это чистая незаинтересованность, бес­корыстие и неутилитарность. В этом смысле скуку можно воспринимать в боль­шей степени как эстетическое, нежели этическое и психологическое явление.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 3

Когда речь идет о настоящей скуке, то не в расчет, конечно, скука в значе­нии «скучать по кому-то». Здесь скука выступает в значении тоски и связана с простым желанием увидеть любимого человека. «Скучать по кому-то» означает лишь одно — мне с этим человеком как раз не скучно, а его отсутствие вызы­вает желание вновь увидеться, граничащее с тоской.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА. 2

Не об этой скуке идет речь. Такая скука вообще не скука, а скорее леность и расслабленность духа. Она не сопровождается никакими душевными тревол­нениями, а скорее свидетельствует об отсутствии таковых. И когда проходит такая скука, то она проходит бесследно, не затронув ничего в глубине человека, оставив его на том же самом месте. Такая скука не преображает, она просто проходит.

Подробнее...

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ СИЗИФА.

ВЛАДИМИР ВАРАВА


Было ли Сизифу скучно? Можно ли вообще это адское проклятие, едва поддающееся какому-либо описанию, трактовать в терминах скуки? Это ли не кощунство? Разве не испытывал Сизиф смертельную муку от своего бес­смысленного труда? Ведь скука никогда не бродит там, где живет страданье и боль. Согласно Шопенгауэру, скука вообще возникает на месте чувственных наслаждений, обеспеченности и изобилия, когда последние теряют свою силу. А Сизиф, очевидно, страдает, страдает нестерпимо от страшного наказания, возможно, единственного наказания для живущих. Он берет на себя крест человеческой бессмыслицы, которую люди не замечают и поэтому живут как живут, лишь изредка вздрагивая от пронзившей страшной мысли об их уделе.

Подробнее...

Чекистка.

Наталья Громова

На полях очерка Марины Цветаевой «Дом у Старого Пимена»

В очерке Марины Цветаевой «Дом у Старого Пимена» описан загадочный эпизод с «чужим дедушкой» Иловайским. Напомним, что он был отцом первой жены Ивана Владимировича Цветаева Варвары Иловайской — рано умершей — и, соответственно, дедом сводных сестры и брата Марины Цветаевой — Вале­рии и Андрея.

Дмитрий Иванович Иловайский остался навсегда человеком XIX века, в ХХ век так и не перешедшим. Он был автором многочисленных учебников по исто­рии, по которым учились гимназисты. И ярым монархистом, выпускавшим чер­носотенную газету «Кремль», единственным ее сотрудником и автором, откры­тым и страстным антисемитом. В 1920 году большевики забрали его в ЧК. Ему тогда было почти девяносто лет.

Подробнее...

[Разговор о Сталине]

Владимир Тендряков

Эти рукописные странички были вложены в отдельную папку и хранились око­ло полувека. Нехарактерное для писательского архива название папки — «Государ­ственное специальное конструкторское бюро по зерноуборочным комбайнам и само­ходным шасси» — само по себе звучит как эхо дискуссий о колхозах, которые были средоточием всех самых больных тем советской жизни в далекие 1950-1960-е годы и даже породили так называемую деревенскую литературу.

Подробнее...

Черный Чекист.

Елена Нестерина

рассказ

...За тебя, угнетенное братство,

За обманутый властью народ.

Ненавидел я чванство и барство,

Был со мной заодно пулемет.

И тачанка, летящая пулей,

Сабли блеск ошалелый подвысь.

Почему ж от меня отвернулись Вы, кому я отдал свою жизнь?

Нестор Махно. Проклинайте меня

В школе меня называли Чекист.

Не сказать, чтобы всю жизнь.

В романти- ческо-подростковый период.

Подробнее...

Последний адрес.

Где они его расстреляли уж всяко не в деревне Отвезли в Колывань а потом в Новосибирск в конце декабря

Подробнее...

Дом грузчика.

У меня есть свой Дом грузчика весь такой белый и предвоенный как его видно со двора или с платформы станции «Центр»

Подробнее...

Крячковские школы

Если б я жил

в Красноярске, Томске или Иркутске всё было бы как-то иначе но здесь, в суровом Новосибирске одни прямые углы каждый

Подробнее...

Улица Мичурина

Чтобы попасть из дома в школу, надо было перейти через выемку, по которой ходил трамвай:

5-й номер, 7-й номер.

Вдоль забора росли кусты золотистой смородины — помните, как она выглядит? — летом мы её ели.

Школьный сторож тоже разводил небольшой огород, сейчас это трудно представить.

Подробнее...

Куда ведёт эта арка...

Куда ведёт эта арка высотой в три этажа?

О чём рассказывают циклопические фонари угловых лестничных клеток?

Подробнее...