Каталог статей.


План Шолли. 6

Небо потемнело. Пошел дождь.

Скотт, зажав под мышкой сумку с деньгами, подобрал паль­то грабителя и оглядел зевак. Управляющего Рамси он знал в лицо, но в толпе его не было. В практике Скотта случалось, что служащие отсиживались в банке. Либо их там запирали.

—Давай, пожалуй, осмотрим место преступления, — ска­зал он.

—Я не прочь, — ухмыльнулся Маллен. — Там есть одна кас­сирша — кажется, ее звать Дебби, — обалдеть!

Скотт вздохнул, покачал головой и зашагал к банку.

—К твоей сестре это отношения не имеет, — поспешил до­бавить Маллен.

В Пальметтском филиале, думала Дебби Мартингейл, навер­но, со дня торжественного открытия не было такого ажиота­жа. Через двадцать минут после инцидента помещение банка заполонили детективы, репортеры и служащие центрально­го офиса. Делать, похоже, никому особо было нечего, зато все друг друга поздравляли и хлопали по плечу. В конце кон­цов, сумка с деньгами найдена, никто не убит и пострадал все­го лишь один человек — задавака Сесил Вудторп; кстати, бое­вое ранение дало ему повод еще больше задирать нос. В глубине души Дебби Мартингейл жалела, что грабитель не прицелился на четыре дюйма правее.

Самым же удивительным было другое: кажется, никого не волновало, каким образом грабителю удалось улизнуть. У Дебби, хотя никто ее мнения не спрашивал, на сей счет име­лась своя теория.

Полицейские, первыми появившиеся на сцене (один из них показался Дебби похожим на Фрэнсиса Малдуна из старо­го ситкома “Патрульная машина 54”), говорили, что найти преступника, скорее всего, будет нетрудно: ему пришлось убе­гать на своих двоих, то есть специально оставленная поблизо­сти машина, надо полагать, до сих пор где-то там стоит. Как только ее обнаружат, в отделе регистрации транспортных средств можно будет узнать имя подозреваемого, адрес и т. п.

Дебби подумала, что они ошибаются. Через стеклянную входную дверь она видела, как грабитель сбегал по высоким ступенькам. Видела, как он выстрелом сбил шляпу с головы пожилого джентльмена, как врезался в старухину тележку и помчался прямо к калитке в железной ограде. И почти не со­мневалась, что колебался он, перед тем как протиснуться ме­жду прутьями, демонстративно. Это просто-напросто была игра на публику — на самом деле преступник заранее знал,   что если понадобится, между прутьями пролезет. И никакой предназначенной для бегства машины никогда не найдут, по­тому что уйти он собирался совсем иначе. А именно: или по улице, или через ограду.

Однако в ее сценарии были слабые места. А что с деньгами? Он забыл от волнения, что сперва нужно перебросить сумку, или времени не хватило? И куда б двинулся, если бы не был вы­нужден свернуть к решетке? Вопросы были весьма серьезны­ми — настолько серьезными, что Дебби предпочла оставить свои соображения при себе. Ей и без того было о чем поду­мать. Минуту назад Сесил Вудторп, окруженный плотным кольцом репортеров, обернулся и пальцем указал на нее. Затем, отделившись от этой группы, направился к ней.

Отлично, подумала она. И что дальше?

В номере на третьем этаже гостиницы в четверти мили от банка женщина в купальном халате и шлепанцах стояла у единственного окна, куря сигарету и глядя на унылую морось за стеклом; свободной рукой она потирала синяк на бедре. Голова у женщины была обернута белым полотенцем — воло­сы еще не успели высохнуть.

От нечего делать она наблюдала за движением на улице внизу. Везде люди — на тротуарах и в автомобилях, бесконеч­ный безостановочный поток. Как поется в этой песне? “Даже не ищи начала в бесконечности кольца...”[I] На всех этих лю­дей ей было решительно наплевать. Как и на то, что комната, где она находилась, подобно большинству комнат в этой час­ти города, с нерабочим холодильником была убогая и грязная.

В дверь постучали. Женщина насторожилась, поплотнее запахнула халат и подошла к двери. Ни глазка, ни цепочки там не было, поэтому, взявшись за ручку, она приложила к де­ревянной панели ухо, прислушалась и спросила: “Кто там?”.

И тут же услышала, как тихонько скрипнули, приоткрыва­ясь, двери в коридоре. Широко их не отворяли — только чуть-чуть, чтобы взглянуть через щелочку. Она недаром про­вела два дня в этом номере и знала, что большая часть постояльцев гостиницы — или наркодилеры, или наркоманы, и ни­кто, к этим категориям не относящийся, их не интересует.



Строка из песни “Мир твоих фантазий” А. Бергмана, М. Бергман и М. Ле­грана.